электронная
86
печатная A5
349
16+
Без вздоха полночь

Бесплатный фрагмент - Без вздоха полночь

Объем:
180 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-1083-5
электронная
от 86
печатная A5
от 349

От автора

Перед Вами добрая сказка без эротики, насилия я жестокости. Все события выдуманы, а совпадения случайны.

Глава 1

Нас купили, причём, как оказалось, месяц назад. Драгоценнейшый Анатолий Павлович преподнёс главную новость дня в качестве новогоднего подарка, помахивая билетом в Куршавель, куда улетал на все праздники.

― Не парьтесь, девоньки! Зачем вам крягтящий старик, которого самого нужно реставрировать? Будет вам новый хозяин, молодой, энергичный и, ― он лихо подмигнул, ― по моим сводкам практически неженатый.

Женатый, неженатый. Какая разница? Мы обожали старого шефа, крягтящего, ворчливого, но, главное, помешанного на древностях, как и все в «Хроносе». Впрочем, господин Савицкий был абсолютно прав. В семьдесят один год организму требовался отдых, свежий воздух и положительные эмоции. Кто осудит человека за то, что ему до чёртиков надоело дышать старинной пылью и пускать скупую слезу над безвозвратно ушедшим? За свою жизнь Анатолий Павлович не пропустил ни одной мало-мальски стоящей экспедиции и исколесил Земной шар вдоль и поперёк, а, выйдя на пенсию, создал нашу фирму. В «Хроносе» собрались настоящие специалисты, не те, кого мировые ВУЗы выпускали пачками, а штучные, увешанные орденами и регалиями, имевшие когда-то свои школы, своих учеников и множество научных трудов за плечами. Хотя теперь те самые спецы оказались не в удел. И, если бы не «Хронос»…

Дружному коллективу убеждённых феминисток было искренне наплевать на потенциальную неженатость нового начальника. А, если учесть, что всем сотрудницам, кроме меня, давно минуло шестьдесят, то и на его молодость тоже.

Дамы разнервничались и пустили по кругу упаковку «Валидола». От таблетки я отказалась. Сердце работало ровно, без перебоев, а вот мозг лихорадочно пытался найти хоть один аргумент, который смог бы убедить любимого начальника остаться.

― Анатолий Павлович! А как же Стасик?

Мои коллеги выдохнули. Аргумент казался железным.

― Дарю!

Воистину царский подарок, причём второй за последний час. Такой щедрости никто не ожидал.

― Но он же Ваш талисман… вроде бы…

― Девонька, считай, что теперь это твой талисман. Пусть он принесёт тебе огромное археологическое счастье.

Старик подошёл к стеклянному шкафу, где с жуткой улыбкой застыла почерневшая мумия, обвешанная странными украшениями, значения которых никто не знал. Как хозяин вывез сей ценный артефакт, история умалчивала, но, едва в «Хроносе» создали современную лабораторию, оснащённую немыслимым оборудованием, Стасик перекочевал из спальни начальника сюда. Милые старушки не приняли блага науки и работали по старинке, используя кисточки, пинцеты, бесценный опыт и фантастическую проницательность.

Коллектив опять напрягся.

― А как же заказы? ― Вера Семёновна оторвалась от старинной книги с пожелтевшими страницами.

― Девоньки! Да вы же на полгода вперёд ими обеспечены! Вот только, что с Дашкой делать? Ума не приложу.

К слову сказать, Дашка ― это я, точнее, Дарья Владимировна Синицына, двадцатипятилетняя красавица, умница, спортсменка и аспирантка исторического факультета. Кстати, не замужем.

― А чего, мы ей работы не найдём? ― Нина Иннокентьевна, специалист по иконописи, сдвинула очки на кончик носа. ― Вот весна начнётся, ждёт её фонтан в центральном парке. Месяца за три управится.

― А до весны? ― Анатолий Павлович нахмурил косматые брови.

― Пусть нам помогает.

На этом разговор закончился. Моего мнения, как всегда, никто не спросил. Эх, разве о такой работе я мечтала, попав в группу всемирно известного археолога? Моё воображение красочно вырисовывало пирамиды Египта и тысячелетние захоронения у подножья Аппалачей, подводные пещеры Самоа и подземные лабиринты старинных замков на Пиренеях. В мире существовало великое множество уголков, хранивших тайны, где я ещё не побывала. Впрочем, я ещё нигде не успела побывать. «Хронос» являлся для меня трамплином, тем самым счастливым билетом в большую археологию, но достопочтимый хозяин не спешил замолвить словцо перед нужными людьми за умницу, красавицу, спортсменку и просто хорошего человека. Целый год я постигала тонкости мастерства реставратора и лишь пару раз слетала в качестве консультанта на Алтай. И что теперь? Состариться тут? Я впала в отчаянье.

Простившись, Анатолий Павлович самоустранился, увозя в Куршавель не только своё весьма бодрое тело, но и мои несбывшиеся надежды.

Я тяжело вздохнула и посмотрела в окно. На улице разыгралась настоящая пурга. Снег валил тоннами, оседая, и тут же поднимаясь вверх, повинуясь порывам шквалистого ветра. Уборочная техника уже не справлялась. Плюнув на непогоду, дорожные службы покинули и проезжую часть, и тротуары. Что ж, дорожники ― тоже люди. Им ещё домой добираться. Я с тоской прикинула, что мой крошечный «MINI Cooper» превратился в необъятный сугроб ещё пару часов назад, и у меня вырисовывалось только два выхода: остаться с ночёвкой в «Хроносе» или ползти через весь город на общественном транспорте, который ещё дождаться надо. Пять очаровательных «девушек», работавших рядом со мной, жили в шаговой доступности. Им было легче.

― Даш, очнись. Домой пора. Мне лабораторию на сигнализацию ставить.

Я вздрогнула и пришла в себя. Ничего, переночую в хранилище. Там даже теплее.

― Нина Иннокентьевна, а можно я в хранилище посплю, на диванчике? Погода такая, боюсь завтра опоздать, да и дома никто не ждёт.

Старушка присела рядом на жёсткий стул.

― Эх, девка, замуж тебе пора. Вот у меня в твоём возрасте такой археолог был! Закачаешься! А что касается ночёвки ― ночуй, сколько угодно. ― Она сняла шаль и накинула шерстяное кружево мне на плечи. ― Только вот кто теперь будет проверять, опоздали мы или нет? Никому мы не нужны.

― Это ты зря, Нинок, ― Теодора Францевна сняла тёмно-синий халат и фартук. ― Все заказы должны быть выполнены в сроки. Уж новый хозяин проверит, будь уверена. А лично мне не хочется лишаться работы. Что я на пенсии делать буду? А профессия наша редкая, не сильно востребованная. Ты как хочешь, а я завтра к восьми, как штык.

Не прошло и получаса, как лаборатория, где находились особо ценные экспонаты, была опечатана и поставлена на сигнализацию. Старушки покинули фирму, оставив меня в гордом одиночестве со связкой ключей. Я замкнула входную дверь и побрела по коридору.

Мечты, мечты! Вот что мне делать с вами? Я не хотела всю жизнь нюхать старые манускрипты и отращивать пятую точку, сидя за столом. Нет, я кайфовала от запаха древности, но, пока позволял возраст, хотела поработать совком и секирой. Тело требовало действий, а душа ждала приключений. Я проходила мимо кабинета господина Савицкого, когда услышала телефонную трель. Блин, кто же такой настырный? Выбрав из связки нужный экземпляр, открыла дверь и кинулась к аппарату.

― Здравствуйте, профессор! Тут плохая связь, поэтому буду краток. В Фесе, действительно, происходит что-то странное. Но это при встрече. Буду одиннадцатого. Не волнуйтесь, все ценности приму по списку. Стасику привет.

Гудки. Ох, чтоб мне провалиться на месте! Я только что услышала голос нового владельца. Профессор! Анатолий Павлович позволял так себя называть только бывшим ученикам. Значит ли это, что новый босс ― тоже археолог, а не очередной желающий нагреться на тонкой реставрации? Усевшись за письменный стол, почесала затылок. Одиннадцатого незнакомец, которого я уже возненавидела, прилетит и потребует опись всего. А её нет, и никогда не было. Старик всё держал в голове, а мы оказались настолько безалаберными, что и не думали как-то упорядочить артефакты в хранилище. Ладно, не паниковать. Впереди ещё целых одиннадцать дней. Если начать уже сегодня… Нет, я не забыла, что завтра в полночь наступит Новый год. Но, какая разница, где его встречать, в пустой квартире или тут, со Стасом Анатольевичем. Какая-никакая, а всё ж компания. Мой сотовый опять разрядился. Решив, что фирма не обанкротится, если я позвоню с рабочего, набрала знакомый номер.

― Па! Привет!

До боли родной голос.

― Привет, малышка! Как дела? Как настроение?

Я тяжело вздохнула.

― Дела делаются, а настроение скверное.

― И это в канун Нового года?

― Именно так. Ты просто не понимаешь ужаса происходящего. Нас продали.

Отец рассмеялся.

― И в чём ужас? Фирма перейдёт в руки грамотного специалиста.

― Так ты уже в курсе?

― Толик сообщил.

― И ты знаешь нового владельца?

Трубка задумалась.

― Я помню Вадима. Очень многообещающий юноша.

― Юноша? Этого ещё не хватало.

Отец хохотнул.

― В пору моего преподавательства, Вадим Русанов был о-очень перспективным студентом. Знаешь, есть люди, для которых археология становится всем.

― Знаю, по крайней мере, трёх: тебя, маму и господина Савицкого.

Тяжёлый вздох.

― Да. Так было, когда мама ещё жила. Ладно, а то опять расстроюсь. Так вот. Вадиму сейчас хорошо за тридцать. Он полон сил и планов. Иногда звонит мне или Толику, если нужно проконсультироваться. Словом, успокой своих дам. Вы получите второго Анатолия, только чуток помладше.

― И что? Он будет сидеть с нами в лаборатории?

― Нет, не дождётесь. Но порядок навести потребует.

― Это я уже поняла. Чувствую, что проведу все праздники в хранилище, систематизируя артефакты.

― А чего к нам не прилетишь? Кроме тебя этим заняться некому?

Я печально улыбнулась, представив, как пять старух снимают с полок тяжеленные коробки.

― Вы там как-нибудь без меня, ладно? А я тут со Стасиком.

― Всё никак не простишь, что я женился?

Я не злилась на отца, больше не злилась. Но принять свою бывшую подругу в качестве мачехи так и не смогла.

― Рада, что ты не один, папуля. Лильке привет. И с наступающим.

Отец погрустнел.

― Береги себя, детка, и будь счастлива в Новом году.

Счастлива. Я повесила трубку. Что подразумевал родитель под этим словом? Замкнув бронированную дверь, спустилась в хранилище.

Глава 2

Сегодня, десятого января, я приняла горькую истину. Увы и ах! Худшие подозрения оправдались. Я произошла от обезьяны. Не от павлина, не от носорога, не от моржа, а именно от волосатого большелобого примата. За эти дни через мои руки прошло несколько тонн древностей, и теперь верхние конечности вытянулись до коленей, а в гудящей голове не осталось ни единой мысли. Зато вертелся правомочный вопрос: «Зачем?» Зачем уважаемому Анатолию Павловичу понадобилась куча хлама? Огромные камни непонятного происхождения, незнамо чьи кости, рулоны истлевшей ткани… Правда, среди сей тяжеленной ерунды попадались настоящие сокровища, над которыми я бы с удовольствием поработала: домашняя утварь, украшения из латуни и бронзы, проржавевшее оружие. Но ни одной пометки я так и не нашла. Откуда эти кости, и где выкопали старинные драгоценности? Спектральный анализ мог определить возраст, структуру и даже приблизительную принадлежность артефактов, которые меня заинтересовали. Но на всё требовалось время, а старушки, как я предполагала, планировали занять меня коммерческими заказами безумных коллекционеров. Иногда мы выполняли задания музеев, но чаще отымали деньги у частных лиц.

Нина Иннокентьевна навестила меня поздним вечером.

― Как продвигается систематизация?

Я гордо протянула толстую тетрадь.

― Почти всё закончила.

Старушка смахнула с моих волос паутину.

― Ты бы домой съездила, привела себя в порядок, Золушка. Завтра днём новый начальник явится. Негоже тебе в таком виде показываться.

Я и сама хотела домой, в горячую ванну.

― Ещё пару часов, и выныриваю из этой трясины. Обещаю.

Милейшая дама одобрительно кивнула.

― Вот и умница. Мы тоже пёрышки почистим. Первое впечатление, знаешь ли, оно иногда бывает решающим.

Оставшись в одиночестве, я с тоской посмотрела на последнюю не разобранную полку у самого потолка. Пододвинув стремянку, резко выдохнула и полезла вверх.

― Ой, ой, ой! ― не выдержав веса содержимого, я пошатнулась и полетела прямиком в ад, увлекая лестницу за собой.

Сколько времени я провела в беспамятстве? Судя по тому, что вокруг было тихо, я поняла, что завтра ещё не наступило. Значит, ещё сегодня. Мысли путались, но они были. Это радовало. Потёрла затылок. Шишка. Кто бы сомневался! Конечности шевелились, зато свитер порвался на локте. Да, вряд ли у меня получится зашить его аккуратно. С рукоделием как-то с детства не заладилось. Тяжело вздохнув, я мысленно распрощалась с любимой вещью, служившей мне верой и правдой второй десяток лет. Встав на четвереньки, продолжила изучать ущерб. Сломанная фанерная коробка, целая куча опилок, облако упаковочной бумаги. Я аккуратно прощупала то, что находилось внутри. Ох, только бы ничего бьющегося! Нет, никаких осколков я не прочувствовала. В пальцы попало нечто маленькое, изящное, холодное. Вынув нечто, я протянула руку к источнику света и разжала ладонь. Кулон овальной формы из желтоватого сплава совершенно ничего не весил. Странные символы, очень похожие на египетские иероглифы, таковыми не являлись. Но почему посылка показалась нереально тяжёлой? Я порылась в коробке в поисках того, что могло добавить реликвии килограммов десять. Ничего. Значит, я просто устала. Всё! Пора домой! Душ и в люлю, иначе сдохну тут, на работе. Завтра всё закончу. Передвинув фанерный ящик в угол, я поплелась к выходу. Тёплый пуховик, шапка до бровей, безразмерные уги. Боже! Видела бы меня сейчас мама. Обмотавшись трижды шарфом, я покинула «Хронос».

Глава 3

Метель. А ведь днём мне показалось, что она утихла. Было слишком поздно или очень рано. Общественный транспорт ещё не ходил или уже не ездил, но у центрального супермаркета круглосуточно дежурили таксисты. Каких-то двести метров. Решив, при отсутствии бронетехники, вернуться в тёплое хранилище, я завернула за угол и, не дожидаясь зелёного света, побрела по переходу. То ли очередной порыв ветра толкнул меня в спину, то ли чьи-то незримые руки, но я не смогла остановиться, когда перед моим носом возникло вырулившее из-за угла такси. Визг тормозов, мой крик, покачнувшаяся над головой луна. Машину неукротимо влекло мне навстречу по скользкой дороге, а меня тянуло к ней, как магнитом. Я зажмурилась и открыла глаза только тогда, когда дрожавшие ладони в шерстяных рукавичках упёрлись в капот транспортного средства. Водитель выскочил из салона, ругая меня, на чём свет стоит.

― Идиотка! Ты что, мозги дома оставила?

Понимая, что виновата на все сто, я низко опустила голову, но, заметив шашечки, воспряла духом.

― Неа, это я так такси ловлю. Понимаете, очень домой хочется.

Наркоманка или из дурки сбежала?

Я обиделась.

― И вовсе я не наркоманка. Если свободны ― поехали. Плачу двойной тариф. А то замёрзла совсем. Если нет, поищу другого извозчика, посговорчевее.

Водитель отряхнул снег с ботинок и попытался нырнуть в тёплый салон.

― Занят. Клиент у меня.

Я набрала в грудь побольше морозного воздуха и решила высказать мужику всё, что думаю, но в этот момент свершилось чудо. Задняя дверца открылась, и предо мной… возник… полубог. Я смахнула иней с ресниц и чуть не ослепла от неземной красоты. Нет, мозгами я понимала, что это человек, мало того, мужчина, но таких я видела только на обложках глянцевых журналов в киосках «СоюзПечать». Высокий широкоплечий брюнет с глазами цвета… гм… (как же называется такой цвет?) цвета янтаря. В точку. Одет незнакомец был явно не по погоде. Дорогущее драповое пальто, идеально выглаженные брюки и начищенные до блеска туфли. Пёстрый пижонский шарф довершал безукоризненный образ. Раньше меня совершенно не интересовали мужчины. Я предпочитала общаться исключительно с высушенными веками кавалерами. Но теперь… Я проглотила комок в горле.

― Садитесь, девушка. Я уже почти прибыл на место. Сейчас катапультируюсь и освобожу транспортное средство.

Водитель неодобрительно покачал головой. Видимо, он продолжал считать меня сумасшедшей и оставаться со мной наедине категорически не хотел. Впрочем, мне не было дела до желания водителя. Хлопнув пару раз обледеневшими ресницами, нырнула в блаженное тепло.

― Вам куда? ― незнакомец улыбнулся. В полумраке салона его профиль казался золотистым, отлитым из бронзы. Наверное, с юга прилетел. Я могла бы любоваться этим профилем целую вечность, но тут в кармане нежданного попутчика завибрировал телефон.

― Да, дорогая, долетел, не прошло и года. Четыре пересадки. Устал, как чёрт. Сейчас приму душ и на боковую. Работа не волк, до обеда не убежит. Знаю, что срочно. Не волнуйся. Всё успею. И я тебя.

Моё сердце, радостно стучавшее в груди минут пять, провалилось в область желудка и затихло. Дорогая! Глупо было думать, что такой красавец вёл одинокую скучную жизнь девственника-отшельника и терпеливо дожидался встречи с чудовищем по имени Дарья Синицына. Нет, от природы я была хорошенькой, даже очень. Но в данный момент необъятный пуховик и шапка-ушанка, завязанная под подбородком, не добавляли шарма моей неземной красоте. К тому же под глазами залегли синяки, а щёки ввалились из-за питания всухомятку.

Я попыталась себя утешить. «Дорогой» могла оказаться мама или сестра, тётя, бабушка, племянница, кузина, какая-нибудь да-альняя родственница. Нет! Чушь собачья. Принц разговаривал с любимой женщиной.

― Так куда Вам?

Я вышла из ступора.

― Переулок Озёрный.

Таксист присвистнул.

― Это же на другом конце города!

― Двойной тариф, ― усмехнулся незнакомец.

Через пять минут мы поравнялись с гостиницей «Европа», лучшей в нашем городе. Естественно, где же ещё могут останавливаться боги, спустившиеся с Олимпа? Только в таких отелях. Интересно, сколько продлится его командировка?

Мужчина кивнул мне, вышел из машины и забрал из багажника единственный чемодан на колёсиках. А я уже подумала, что у таких модников их должна быть дюжина, не меньше! Пошептавшись с водилой, он подошёл ко мне.

― Поездку я оплатил, милая девушка. Всего доброго.

― Что? ― я попыталась открыть дверцу, но усевшийся за руль таксист грозно посмотрел в мою сторону. ― Зачем? У меня есть деньги.

Странный пассажир уже поднимался по ступеням отеля и не слышал моих воплей, зато извозчик завёл машину и процедил сквозь зубы:

― Купи на уцелевшую пятисотку себе мозгов, грамм, эдак, двести.

Пришлось сделать вид, что ничего оскорбительного не услышала. Желания пререкаться не было. Я тоже мечтала о душе и о много-много-многочасовом сне. Дорогу решила скоротать, вызвав из памяти образ прекрасного незнакомца. За окнами мела метель, витрины сияли яркими неоновыми огнями, ёлки мигали праздничными гирляндами. И надо всем этим волшебством гордо парил мужчина моей мечты, мой принц, мой ангел, мой полубог. Странные ощущения, теснившие грудь, казались очень приятными. Наверное, ко мне пришла та самая влюблённость, о которой я читала в юности. Прежде я не испытывала такого. Значит, Снежная Королева тоже способна влюбиться. Снежная Королева! В десятом классе кто-то из мальчишек окрестил меня совершенно необидным прозвищем, когда я отказалась пойти с ним на свидание. Другие подхватили. Так, в памяти одноклассников, я и осталась неприступной холодной Снежной Королевой.

Сколько времени прошло! Поздней осенью я встретила Лерку Зайчено, подружку дней моих суровых. Из-за постоянной занятости и хронической усталости мы перестали общаться. Лерка вся светилась. Модное пальтишко, батильоны на высоких каблуках, офигенная стрижка и первоклассный макияж. Она с тоской осмотрела меня с ног до головы, а я чуть сквозь землю не провалилась.

― Ты что, в горы собралась, Синицына? В вечную мерзлоту?

Я поправила лямки тяжёлого спортивного рюкзака и уткнулась взглядом в пыльные альпинистские ботинки.

― Неа. С гор спустилась.

― Оно и видно. Совсем одичала, запустила себя. Какая из тебя королева? Так, одни воспоминания! А ведь когда-то первой красавицей слыла.

― Работа такая. Ты в парикмахерской ножницами орудуешь, а я с мумиями под землёй разговариваю.

― С мумиями? Больше не с кем? ― Зайченко прыснула. ― А живого кого завести не пробовала?

― Зачем они мне, живые? Эти лежат в своих саркофагах и смотрят на меня с обожанием, слушают, открыв рты. Где ты такого живого найдёшь?

― Да, Синицына, лечиться тебе пора. С мозгами не помогу, но женщину из тебя слеплю. Ты заходи, если надумаешь. Мы с Антоном и скидочку тебе хорошую сделаем, по старой дружбе.

Вытащив визитку, Лерка протянула мне кусочек золотистого картона.

― Не хочешь для мужиков видоизменяться, порадуй себя!

― Итак радуюсь каждый день.

Я немножко обиделась на одноклассницу, но визитку взяла. Наводить красоту было не для кого. Но почему-то именно сейчас я еле сдерживалась, чтобы не разбудить Лерунчика и Антошку, который успешно занимался массажем любых частей тела. Бросить все дела и мчаться в салон! Безумно захотелось стать красивой!

Глава 4

Я проснулась в девять. Позвонив на работу, попросила разрешения приехать к обеду. Старушки, памятуя о моих новогодних подвигах, разрешили, правда, со скрипом.

― Новое начальство уже звонило. ― Теодора Францевна перешла на шёпот. ― Знаешь, так слова чеканит, генерал, не меньше. Я салдафонов за версту чую. Так вот, оно грозилось после обеда нагрянуть, или к обеду, не разобрала. А, поскольку обед у нас в двенадцать, то к часу, наверное, точно явится, прости Господи!

― Ага, ― Акулина Юрьевна вырвала трубку у подруги. ― Сказало, всех пересчитает и уволит. Точно, оно генерал или полковник. Покомандовать захотелось.

― Да не слушай ты её, детка! Нина Иннокентьевна на проводе. Аллё.

― Да, да, я слушаю.

― Нет, не слушай. Глухая наша Линочка стала. Начальство обещало не всех пересчитать, а всё пересмотреть. И пятьдесят отжиманий, если что не так.

― Да не всех пересмотреть, а только хранилище. Чего-то ему там очень понадобилось. ― Вера Семёновна влезла в разговор. ― И не отжиматься будем, а маршбросок совершать, в полной боевой амуниции.

― В общем, мы тут все такие привлекательные сегодня. Решили очаровать ирода, убить своею красотой. Ты тоже хоть губки намажь. Будешь контрольным, так сказать, в голову! ― Лидия Константиновна поставила жирную точку в беседе.

С чего старушки решили, что наш владелец генерал? Отец сказал, обычный археолог, но времени на споры не было.

Я не собиралась просто намазать губки. Я собиралась сразить новое начальство, какое бы оно ни было, лысое и толстое или худое и волосатое, наповал. До мурашек захотелось на ком-то испытать свои чары. Ну не на Стасике, же! Желание нравиться не прошло, а увеличилось в сотню раз. Наверное, мои биологические куранты определили, что пора.

Я набрала Лерку.

― Привет, подруга.

― А, экс-королева Синицына? Не прошло и года.

― Ты можешь меня принять сегодня?

― Если подумать…

― Думай быстрее. К двенадцати мне нужно превратиться из археолога в женщину.

― К двенадцати, говоришь? Да, задачка не из лёгких. Над тобой неделю работать надо, но, если так срочно, приезжай. Адрес у тебя есть.

Определив, что салон Лерки находится в двух кварталах от «Хроноса», я повеселела. Погода радовала. Пурга закончилась, ветер стих, а на стальном небосклоне засияло солнышко. Итак, что надеть? Представив своих коллег в блузах с жабо и парадных шалях на плечах, я решила работать на контрасте. Деловой костюм секретарши, как шутливо называл его отец, сидел идеально. Приталенный пиджак, дающий обзор моим верхним прелестям, и коротенькая обтягивающая юбочка, подчёркивающая прелести нижние. Телесные колготки, замшевые сапожки на тонкой платформе, модная дублёнка. Эка красота! Схватив сумку, я помчалась ловить такси.

Лерка оказалась мастером с большой, нет, с огромной буквы М. Через час я себя просто не узнала. Бесформенные космы аккуратно подстриглись и уложились, лёгкий дневной макияж освежил лицо. В довершение подружка забрызгала меня духами. Я чихнула, но приняла и этот немаловажный штрих с благодарностью.

― Принцесса! Прямо на бал можно отправлять. Ох, Дашка, если бы тебя не знала, подумала, что на свидание с олигархом собралась. А ты начальство новое порадовать решила. А что будет, если начальство окажется страшным и противным? Чем отстреливаться станешь? Ты же опыта боевых действий за плечами не имеешь!

Я только вздохнула.

― А чего отстреливаться? Уволюсь, вернусь лаборантом на кафедру, закончу аспирантуру. Мне теперь оставаться в «Хроносе» непринципиально. Я же в экспедиции хотела, ждала приключений, впечатлений, знакомств…

― Большая, а в сказки веришь. Знаешь, приключения на свою задницу можно найти, где угодно, даже в нашем захолустье. Но каждая принцесса должна помнить, что в полночь карета обязательно превратится в тыкву, платье в жалкие лохмотья, а принц в жирного извращенца. Так что нужно всегда успеть смыться за вздох до полуночи.

― Это ты о чём?

― О том, дорогая, что ты дура наивная. Ты ж мужиков только сушёных видела. Откуда тебе знать, что у них на уме? Вот попадётся какой козёл, а ты за принца его примешь. Будь осторожной, просчитывай каждый шаг, и, если что, спасайся бегством. Поверь, это совсем не стыдно. Ладно, иди, красавица!

И на что это намекала Лерка? Какой козёл? Какая тыква?

― Стоять! ― подруга догнала меня у стойки администратора. ― Вот, возьми. Подарок для новобранцев.

Ко мне в руки перекочевал здоровенный гаечный ключ.

― Зачем?

Лера ухмыльнулась.

― Засунь в сумочку и никогда с ней не расстовайся. Если что, по морде, с размаха. Срабатывает на все сто.

Пришлось подчиниться. Опыт у Лерки оказался немалым. Сумочка оттягивала плечо так, что меня немного перекосило. Лерок недовольно хмыкнула.

― А ну! Выпрями спину, и пошла, поплыла, как лебёдушка!

Выплыв на улицу, аки лебедь, я глубоко вдохнула морозный воздух. Задница чесалась в предчувствии приключений.

― Даже если Вам немного за тридцать, есть надежда выйти замуж за принца, ― я бодро шагала по посыпанному солью тротуару, напевая привязавшийся мотив.

Встречные мужчины косились в мою сторону. То ли им нравился мой вокал, то ли я сражала наповал своей неземной красотой.

Свернув за угол, дождалась зелёный свет и сделала ровно два шага.

Ну, скажите, почему никто не додумался посыпать реагентами проезжую часть? Поскользнувшись, я совершила головокружительный полёт и приземлилась на четвереньки.

То, что случилось дальше, осталось за гранью моего понимания! Выруливший автомобиль дал по тормозам, вильнул и покатился на меня. Последняя мысль ударила кувалдой: «Он же на летней резине!» Я зажмурилась, но столкновения не последовало. А через минуту чьи-то руки, пропахшие солярой, поставили меня на ноги.

― Ты? Опять ты? Ты что, преследуешь меня?

Вчерашний таксист. Вот так встреча. Но теперь я была права на все сто.

― Нет, это Вы преследуете меня. Я, между прочим, на зелёный шла. А Вы пропустить обязаны бы…

Запас красноречия быстро иссяк, я даже не договорила фразу, так как в этот самый момент задняя дверь открылась, и на подмороженный асфальт вступил мой полубог!

― Добрый день. Наши встречи с каждым разом становятся всё интереснее. Не находите?

Я готова была сквозь землю провалиться. Принцесса неземной красоты предстала перед возлюбленным в столь унизительной позе. Какой стыд! Отряхнув дублёнку от снега, чуть не завыла. Колготки порвались на колене. Вот как я теперь на работе покажусь?

Мужчина, оттеснив таксиста, осмотрел сначала мои ладони, а потом присел и приподнял полы дублёнки.

― Вы не ушиблись?

― Нет. Только изделие чулочной фабрики не выдержало космических перегрузок и столь стремительного приземления.

Полубог улыбнулся.

― Хорошо, что такие изделия продаются на каждом углу. Поехали.

Я бы с радостью поехала на автомобиле с лысой резиной по сугробам и гололёду куда угодно, но часы неумолимо отсчитывали минуты. До двенадцати оставался ровно вздох, а до «Хроноса» целый квартал.

― Нет, я на работу опаздываю. Вы начальства моего не знаете, уволит и глазом не моргнёт.

Мужчина рассмеялся.

― Поверьте, выслушивать приговор в целых колготках гораздо приятнее, чем в рваных. Будь я Вашем начальником, никогда бы не уволил. Кстати, кем Вы работаете?

Подвальной крысой, бумажным червём, а хотелось бы лягушкой-путешественницей. Но, не выливать же свою досаду на незнакомого человека!

― Не тяни время. Меня, между прочим, тоже люди ждут, а нам тебя ещё на работу везти. Где тут тонковолоконные изделия продаются?

А мы уже на «ты»? Я нырнула в салон автомобиля.

― Там, в круглосуточном, отдел есть. А работаю я напротив. Значит, везти меня никуда не придётся.

Обогнув несколько зданий, мы выехали на знакомый проспект. Мой принц посмотрел на часы.

― Если ты и опоздаешь, то ненадолго.

― Всё равно расстреляют.

― Возможно, я чем-то могу помочь?

― Это вряд ли. Но за смелость спасибо.

― Да что у тебя шеф ― зверь, что ли?

― Ещё какой! В гневе он просто ужасен. Дисциплину любит, мама не горюй! Мы все по струнке у него ходим и честь отдаём.

― Из бывших военных?

― Ага. Генерал в отставке. Привык там, в армии, командовать. Чуть что орёт: «Три шкуры спущу! Пятьдесят отжиманий и маршбросок в полном обмундировании!»

Я развеселилась, а полубог озадаченно почесал затылок.

Вытянув моё прекрасное тело из машины, он поднялся по ступеням, оставив меня на тротуаре.

― Никуда не уходи, вообще не двигайся, и не вздумай переходить дорогу самостоятельно. Через пару минут вернусь.

Действительно, не прошло и часа, как незнакомец вышел из магазина совершенно озадаченным. Я уже замёрзла. Подпрыгивая и пританцовывая, клацая зубами, я мечтала лишь об одном: поскорее очутиться за огромным рабочим столом возле пятисекционной чугунной батареи. Почему я не пошла в магазин? Тут и ежу понятно. Некогда широкие ступени превратились в покатые ледяные выпуклости. Попытка преодолеть сиё замёрзшее безобразие на узенькой платформе приравнивалось к самоубийству. Это я, как профессиональный альпинист, могла сказать с полной уверенностью. А вот почему я не кинулась на работу? Для меня сей факт остался загадкой по сей день. Итак, принц был чем-то озадачен.

― Слушай, я и не знал, что эти дамские штучки так сложно выбрать. Оказывается, существуют весьма странные размеры и какие-то дены, что вообще за гранью моего понимания. Размер от единицы до пятёрки. Для кого? Для Дюймовочки? Если я, к примеру, покупаю себе и туфли, и носки сорок четвёртого, как выглядит женщина с размером ноги в единицу? А денов вообще до двухсот развелось, я узнавал. На бегемотов, что ли? И цвета. Ну, скажи, что значит «мокко» или «капучино»? Это же название кофе!

Я рассмеялась.

― Решил не брать колготки, взял чулки. Их и до ушей дотянуть можно.

― Там же и завязать, чтобы не падали.

Мужчина покраснел.

― Совсем не подумал об этом. Их же реально чем-то фиксировать нужно! Ладно, куплю тебе скотч, приклеишь как-нибудь.

Да уж! И это мне вчера советовали купить «грамм, эдак, двести мозгов»? До чего же беспомощны мужчины!

― Давайте сюда Ваши чулки. Сколько я за них должна?

― Ничего. Это сущие пустяки.

Я начала закипать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 86
печатная A5
от 349