электронная
160
печатная A5
391
18+
Без подробностей

Бесплатный фрагмент - Без подробностей

Объем:
136 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0055-5241-9
электронная
от 160
печатная A5
от 391

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Дождь

Просто зарисовка.


Утро. Очень пасмурно. Сильный дождь молчаливо поливает город.

Одинокая бездомная собака, промокшая до самых костей, смотрит в небо с отчаянием.

Мы спешим по своим делам, равнодушно подняв воротники.

Собака, пытаясь хоть немного согреться, бегает от одного прохожего к другому.

Люди отворачиваются, делая вид, что ее нет.

Пусть кто-то другой поможет, а она, обессилев, уже не бегает.

Просто сидит и дрожит посреди скучной улицы.

Она из другого измерения. Мы ее не замечаем, отражаясь в лужах.

Одинокий прохожий останавливается и знаком зовет собаку. Поджав хвост от страха, она приближается, оставаясь на безопасном расстоянии.

— Ну, что ты? Не бойся. Пойдем со мной.

Собака послушно следует за прохожим.

Тучи раскачивают небо проливным дождем.

Прохожий зовет собаку в дом. Она мнется в нерешительности у порога, дрожа от холода и страха.

— Ничего, Малыш. Все нормально. Проходи.

Спокойный голос прохожего вселяет надежду.

Собака заходит в прихожую, скромно устраиваясь на коврике.

В глазах благодарность.

Прохожий угощает вкусными кусочками мяса, заманивая в комнату. Собака ест, боясь, что это сон. Давясь, она быстро заглатывает куски мяса.

Спокойный голос прохожего ее убаюкивает.

Она тихо засыпает у его ног.

Дождь продолжает барабанить по стеклу с ненавистью, пытаясь его разбить.

Прохожий рассказывает спящей собаке о своей жизни.

— Понимаешь. Вдруг она позвонит и скажет:

— Я просто так. Может, начнем сначала. А вдруг?..

Собака вздыхает и вздрагивает во сне. Она никогда не была домашней. Она еще не полностью осознала свое собачье счастье.

Раздается телефонный звонок.

Прохожий снимает трубку.

Звонит она.

— Я просто так. Может, начнем сначала. А вдруг?..

Утро. Пасмурно.

Очень пасмурно.

Сильный дождь молчаливо поливает скучный город…

30 января 2019 года

Настроение. Билет в один конец

Зарисовка.


Дождь громко плакал. Слезы капали на стекла окон вагона.

Дверь застонала и тихо закрылась. Поезд тронулся.

Пассажиры ничего этого не замечали. Каждый был занят своим делом.

Поезд несся все быстрее и быстрее.

Почему-то захотелось за это время прожить жизнь еще раз.

А за окном последний листопад устроил ярмарку.

Оставалось только наблюдать за ней, вытирая дождю слезы.

Внезапно дождь прекратился. Налетевший за ним ветер собрал в охапку падающие листья и в сердцах начал бросать их на землю.

Среди чужих лиц найти свое родное становилось все труднее.

Оно появлялось только во сне, а глаза смотрели сквозь тебя на меняющийся живой пейзаж. Потом все исчезало и становилось чужим.

Дождь незаметно превратился в снег. Небо сыпало его на землю крупными хлопьями, постепенно закрывая зеркальное озеро, в котором жило прошлое. День уступил свои права ночи. Поезд продолжал куда-то нестись.

Наступившая ночь готовила свои сюрпризы. Она усеяла небо яркими звездами, которые, начав падать вниз, оставляли после себя недолгий свет.

Потом свет гас, и падала новая звезда.

Опять возникала мысль, как успеть прожить жизнь еще раз за эти мгновения. Ведь билет на поезд был только в один конец.

А снег все продолжал чудить. Он укрывал замерзшую землю своим покрывалом, а на окнах рисовал узоры, в которых каждый мог увидеть часть своей жизни.

В снежных узорах отчетливо были видны родные лица.

От этих ощущений становилось тепло и спокойно.

Постепенно отпадали вопросы типа:

Почему сирень завяла поутру?

Почему память запорошило снегом, закрыв зеркальное озеро?

Почему ярмарка листьев уже не вызывает такого радостного трепета?

Билет на этот поезд был только в один конец.

Люди, сидящие в нем, занимались каждый своим делом.

И никто не видел, как дождь тихо плакал, размазывая слезы по стеклу…

31 мая 2015 года

Невеста

Много необычных историй происходят в мире. Совсем не обязательно их придумывать. Достаточно уметь внимательно слушать и смотреть.


Однажды, встретившись со своей подругой в небольшом приморском городке, я услышала рассказ о необычной женщине, проживающей там.

То ли бомжиха, то ли просто городская сумасшедшая.

В городке ее знали все.

Частенько она появлялась на базаре. Безмолвно, одними глазами прося подаяния.

Торговцы — кто-то, скрывая ехидную улыбку, кто-то с брезгливостью, а совсем немногие с сочувствием, наполняли ее открытую старую сумку продуктами.

У женщины всегда был отсутствующий взгляд.

Казалось, что живет она в другом, только ей известном мире.

Разговаривала она очень редко. Но главное — никогда ни на что не жаловалась.

Старожилам было известно, что живет она на самом берегу моря в заброшенном, пустом домике.

Все это поведала мне подруга, когда мы с ней отправились в кафе после посещения восточного базара

— Ну и что в ней необычного? — спросила я. — Обыкновенная пожилая бомжиха, каких тысячи. Непонятно, почему ей не помогают. Не определяют в дом престарелых. Там хотя бы тепло, всегда есть еда и врачебный присмотр.

На это моя подруга ответила:

— Ты же ничего не знаешь. Это наша городская Невеста.

— Чего? Невеста? Ты что это такое несешь? — спросила я.

Моя подруга, помолчав минуту, начала говорить о тех вещах, которые на тот момент показались мне смешными и странными.

Оказывается, раз в году, в начале весны, когда зима еще продолжает бороться за свои права, а весна, словно боясь замерзнуть, пытается аккуратно поставить свои нежные ножки на холодную спящую землю, луна катится по земле и срывает с неба звезды. В этот день обычно льет проливной дождь.

— Ну и что? — начиная терять терпение, спросила я.

— Как что? Ведь именно в этот день городская Невеста надевает старое потрепанное свадебное платье и идет по берегу моря, простирая вперед руки. Обычно она идет без зонта, совершенно босая, и просит о чем-то своем то ли у дождя, то ли у моря. Люди, попадающие в этот период в город, спешат на берег моря увидеть странное зрелище. Поверь мне — это интересно. Кстати, — продолжила моя подруга, — сегодня именно такой день. Пойдем повеселимся?

Ни о чем не задумываясь, я с удовольствием согласилась.

Под струями сильнейшего ливня мы наконец пришли к берегу моря.

Ситуация не заставила себя долго ждать.

Буквально через несколько минут подруга торжествующе закричала:

— Вот, вот, смотри! Вот она — Невеста!

Я, схватив фотоаппарат, побежала за этим необычным явлением.

Дождь усиливался.

Ветер норовил вырвать зонтик из рук.

Но я была одержима идеей сфотографировать городскую сумасшедшую.

Тем более что такое случалось только раз в году. И мне, как я считала, несказанно повезло.

Порой люди жестоки в своих желаниях.


Я осторожно пристроилась за странной женщиной, пытаясь остаться незамеченной.

Неожиданно Невеста оглянулась и, посмотрев на меня абсолютно нормальным взглядом, спросила:

— Ты знаешь, что означает слово «любовь»?

От неожиданности я потеряла дар речи, начав бормотать что-то невразумительное.

Невеста, выслушав мое невнятное объяснение, сказала:

— Любовь — это способность одного человека сделать другого счастливым. Любящий человек сможет пожертвовать собой ради другого. Только такого человека нужно найти. Обязательно нужно найти. Нельзя ни в коем случае расставаться с мечтой. Я вот ищу всю жизнь, но, может, сегодня, а может быть, в следующем году я обязательно найду свою любовь. Когда-то я его нашла. Он был моряком. Ушел в море и не вернулся, но я знаю, что если я буду его здесь ждать, он обязательно вернется ко мне. Когда-нибудь. Я же его Невеста.

Сказав это, взгляд у городской сумасшедшей потух, и она продолжила свой путь, что-то шепча то ли дождю, то ли морю.

Я осталась стоять на том же месте, совершенно ошарашенная услышанным.

Наконец ветру удалось переломать так ненавистный ему мой зонтик.

И он с огромным удовольствием хлестал меня по щекам за жестокость, черствость и погоню за впечатлениями.

Невеста исчезала из поля зрения, постепенно превращаясь в маленькую точку.

Не в силах сдвинуться с места, я продолжала стоять и терпеть заслуженное мной наказание от разбушевавшейся природы.

Луна катилась по земле, срывая с неба звезды…

17 марта 2012 года

Проститься

Зарисовка навеяна приближающейся очередной годовщиной смерти моего папы.

28 января.

Это просто несколько фраз, сложенных в эмоцию. Фразы, которые не претендуют на литературный уровень.

Это фразы моей души. Простите, если что…


Время сыпется по минутам. Мы ждем невозможного, пропуская главное.

Мелькают лица людей.

— Вы меня, наверно, не вспомните?

Напрягаюсь. Вспоминаю. Прошло много лет.

Радуюсь как ребенок, что он пришел хотя бы во сне. Боюсь проснуться — он может исчезнуть. Предлагаю остаться жить с нами. Я сохранила его одежду. Он улыбается мне своей все понимающей улыбкой. Вижу, что он стоит и слушает меня. Продолжаю нести чушь, замирая от восторга общения.

Странный холод сжимает сердце. Что случилось со мной?

Никто не ответит на этот вопрос.

Я продолжаю водить его по своему сну. Он послушно, как раньше, ходит, внимательно слушая мою ерунду.

У меня появляется робкая надежда, может, он вернулся надолго.

Мне не хватает воздуха. Я задыхаюсь.

Мы так долго ищем друг друга, однажды потерявшись во Вселенной.


Понемногу умираем, спрятавшись за неизвестностью.

Зачем он приходил ко мне? Зачем?

Я вспомнила тебя, несмотря на время.

Ты слышишь меня?

Я тебя вспомнила!

Он снова мне улыбается, держа в руках секунды.

Я просыпаюсь медленно и тяжело. Сердце бьется очень быстро. Пытаюсь глубоко вздохнуть.

Мне становится ясно.

Он приходил проститься…

24 января 2019 года

От любви до ненависти

По профессии я врач-психиатр, а последние годы занимаюсь дерматоглификой и научной хиромантией.

Руки человека обычно очень выразительно говорят о нем. Иногда одного взгляда достаточно, чтобы составить представление об их обладателе.

У маньяков, например, очень специфический узор. На большом пальце левой руки — «завитки», как кольца на срезе дерева, а на большом пальце правой — «петли», похожие на язычки.


С помощью научной хиромантии ищут будущих олимпийских чемпионов среди детей.

Поскольку основа этой науки — статистика, то моделью для изучения узоров на руках послужили элитные спортсмены из сборных команд России, США, Германии, призеры чемпионатов мира и Олимпийских игр.

Узоры на пальцах помогают будущему спортсмену найти свое место в жизни, а иногда мы просто советуем найти другую профессию.


Естественно, я занимаюсь частной практикой.

В сегодняшнем мире есть огромный спрос на хиромантию.

Кому не интересно узнать свое будущее?

Удастся ли раскрутить бизнес, разорить конкурентов.

Ну а женщины, как всегда, одно и то же: выйти удачно замуж, обмануть мужа с любовником, уехать заграницу и там, опять же, выйти замуж.

Клиентов у меня много, причем самых разнообразных.

Вот и недавно обратился ко мне один олигарх с необычным предложением.

— Послушай, док — сказал он. — Бросай свою ерунду. Я хочу в течение полугода путешествовать по миру. Мне все надоело. Ты бы мне идеально подошел в компаньоны.

Я сказал:

— Вы ведь меня совсем не знаете.

На что получил ответ:

— Меня интересуют только твои знания. Сколько ты получаешь в месяц?

Я назвал сумму.

Олигарх, усмехнувшись, сказал:

— Я эту сумму буду платить тебе в неделю.

Отказаться было трудно.

Михаилу, так звали олигарха, было под пятьдесят.

Мне было очень интересно узнать, кто ему посоветовал ко мне обратиться.

Не менее интересно было взглянуть и на его руки, но пока все было покрыто тайной.

Я понимал: этот человек прошел по жизни абсолютно все, и, вполне возможно, это далеко не всегда был честный путь.

Мне платили столько денег, что для себя я решил не торопить события и ни о чем не расспрашивать.

Мы перебирались из страны в страну.

Михаил мог часами молча наблюдать за необычной природой или слушать персональных экскурсоводов, которых услужливо нанимали его телохранители.


Я уже начинал подумывать, что мой олигарх просто таким образом бесится с жиру.

Мы объехали почти всю Европу, но ничего необычного не произошло.

Наконец в Лондоне Михаил сказал, что хочет посетить одно интересное заведение.

Этим заведением, к моему величайшему разочарованию, оказался публичный дом.

Михаил потребовал, чтобы я шел с ним.

Я попытался было возразить, что имею семью и желания посещать такого рода заведения у меня пока не возникало.

На что тут же получил резкий ответ:

— Делай, что говорят. Я плачу достаточно.

Выхода у меня не оставалось.

Мы направились в этот треклятый публичный дом.

К моему удивлению, хозяйка встретила Михаила, как старого знакомого.

Они о чем-то пошептались, и он жестом указал мне идти за ним.

Мы вошли в полутемную красиво обставленную комнату.

На кровати спала какая-то женщина.

Михаил подошел к ней и что-то зашептал, периодически целуя ее.

Женщина продолжала спать.

Михаил сказал мне, чтобы я сел в кресло и не стоял у него над головой.

Я выполнил его просьбу.

Присмотревшись к женщине, я заметил, что у нее исколоты все вены на руках.

Наконец до меня дошло, что она получила свою дозу наркотиков и теперь спит.

Еще некоторое время мы пробыли в этой комнате.

Михаил обнимал и целовал, казалось, безжизненное тело.

Иногда женщина открывала глаза, непонимающе разглядывая нас.

Потом снова погружалась в свой наркотический сон.

Меня как хироманта начало раздирать любопытство.

Я попросил у Михаила разрешения взглянуть на ее ладони.

Он молча кивнул головой в знак согласия.

Я подошел к кровати и взял холодную руку женщины.

То, что я увидел, повергло меня в шок.

Это была рука серийного убийцы. От неожиданности я потерял дар речи. В какой-то момент женщина приоткрыла глаза и с ненавистью посмотрела на меня. Потом она снова погрузилась в свой непонятный сон.

Меня мучили вопросы: что означал этот взгляд?

Неужели она притворялась спящей?

Почему у нее рука убийцы?


Наконец Михаил встал и вышел из комнаты.

Я молча последовал за ним.

Оказывается, женщина была его женой.

Не выдержав тягостного молчания, я заговорил первым.

— Скажите мне, пожалуйста, Михаил почему она здесь?

Я посмотрел ее ладони — это руки серийного убийцы. Что происходит?

Усмехнувшись, Михаил ответил:

— Да. Она — убийца. У нее раздвоение личности. По простому — это одна из разновидностей шизофрении. Периодически она ощущала себя Клеопатрой. Вернувшись в свое нормальное состояние, она ничего не помнила. Она спала со всеми моими друзьями и партнерами по бизнесу. Потом некоторых из них находили мертвыми, и всегда с перерезанной шеей.

Иногда мне это было на руку, так как вычислить ее никто так и не смог. Никому не приходило в голову, что эта красивая женщина, которая впоследствии стала моей женой, на самом деле страдает от тяжелой формы маниакальной шизофрении и способна на все в период обострения.

Я сам долго делал вид, что ничего не знаю. Ее приступы раздвоения личности случались не так уж и часто. Максимум раза два-три в год.

Но однажды ночью я проснулся от того, что она крутилась в постели. Я присел и спросил, почему она не спит.

В ответ она как-то дико засмеялась и, вытащив кухонный нож, с улыбкой начала приближаться ко мне.

Мне удалось ее связать.

Она дико орала, что должна меня убить, потому что она Клеопатра, и до утра никто из мужчин, которые провели ночь в ее постели, не должны дожить.

Я пытался ее успокоить. Объяснял, что я муж и люблю ее.

Она была невменяема.

Видимо, болезнь опять дала обострение. Она смотрела на меня и не узнавала. Глаза блестели от безумия и злобы.

Знаешь, док, я сначала подсадил ее на наркотики. Потом привез в этот публичный дом. У меня не было другого выхода. Я должен был изолировать ее. Вот такие дела, — сказал Михаил.

Тогда мне и в голову не могло прийти, что это только начало.

Михаил тем временем продолжал:

— От любви до ненависти, говорят, всего один шаг. Я очень ее любил. Да что и говорить. Я до сих пор ее люблю, но этот шаг я все-таки сделал.


На следующий день нам предстоял перелет в Нигер.

Почему именно туда?

Ответов на мои вопросы не было.

Я начинал ловить себя на мысли, что из-за своей жадности вынужден сопровождать этого явно зажравшегося господина.

Но уговор, как говорится, дороже денег, и я приготовился к перелету в Нигер.

Не буду описывать перелет.

Мы молчали в течение всего полета, только телохранители изредка вставали со своих мест и подозрительно смотрели на стюардесс, обслуживающих их драгоценного олигарха.

Нигер оказался очень интересной и необычной страной.

Северную часть его занимала пустыня Сахара, посреди которой было расположено каменистое плато Аир, а юг — полупустыня Сахель.

Была там и река под названием Нигер.

Озеро Чад и впадающая в него крупная река Комадугу-Йобе.

Названия я слышал впервые и вынужден был все время их повторять, дабы они перестали резать слух и ломать язык.

Мы приехали туда в начале ноября.

Это был самый разгар туристического сезона.

Температура ночью достигала +8 градусов, а днем поднималась до 25—30 градусов тепла.

Михаил развлекался вовсю.

Он заказывал экскурсии в самые отдаленные места.

В пустыне водились антилопы, а в саванне газели дама и корин, гепарды, гиены и шакалы.

В южной саванне можно было встретить жирафов, антилоп, кабанов, львов.

У озера Чад и на правобережье реки Нигер кочевали стада слонов, а в самой реке сидели жирно-ленивые бегемоты.

У Михаила вдруг проснулся охотничий инстинкт.

Он выражался в том, что, изрядно выпивши, Михаил заставлял нас сесть в открытый старый джип, который вел местный проводник.

Проводнику было приказано возить нас по местам, где можно было увидеть не важно, какое животное. Михаилу хотелось, как он говорил, пострелять…

Однажды, сделав перерыв в этих играх, мы остановились недалеко от озера Чад.

Место было совершенно необыкновенным.

Чего там только не было: утки, гуси, кулики, цапли, журавли, аисты.

Мы устроились отдохнуть и перекусить.

Тут Михаил и сказал мне:

— Ну что, док! Пришло время тебе и поработать. Давай гляди на мои руки. Смогу ли я подмять под себя одного умника?

Я попросил его показать мне обе руки.

Бегло глянув на линии, я подумал, что где-то такие же линии уже видел.

Только вспомнить где пока не мог.

Я ответил Михаилу, что мне нужно также снять отпечатки его пальцев, и только тогда я смогу составить более точную картину.

Михаил засмеялся и сказал:

— Не вопрос. Вечером получишь и отпечатки, а пока говори то, что видишь.

Я увидел руки человека, который торговал всем подряд.

Деньги и нажива были целью его жизни.

Его линия сердца заканчивалась непосредственно на среднем пальце.

Это указывало на человека эгоистичного, думающего исключительно об удовлетворении собственных желаний и потребностей.

Такие люди не способны испытывать глубокую привязанность ни к кому.

— Ну, что ж, — подумал я. — Пойдем дальше.

Линия ума начиналась посредине ладони, а на конце закруглялась в сторону пальцев, что указывало на человека с большими материальными запросами.

Линия жизни особо привлекла мое внимание.

Она была широкая, красная и как будто вдавленная внутрь, а это указывало на грубого и жестокого человека.

Но интересным было то, что она обрывалась на обеих руках в одном и том же месте, что являлось предвестником внезапной смерти.


Нужно было найти еще побочные линии, которые смогли бы подтвердить мои догадки, да и сделать дактилограмму.

Михаил с усмешкой на меня смотрел, пока я колдовал над его ладонями.

— Чего молчишь, док? Я знаю, что успешен и проживу еще очень долго, — уверенно произнес олигарх.

Я молча кивнул головой, сославшись на то, что только посмотрев результаты дактилограммы, смогу дать ему полный отчет о будущем.

Михаил согласно кивнул и вдруг сказал мне:

— Док! Ты знаешь, что такое абсолютное счастье?

Я растерялся, не зная, что ответить, потому как считал, что абсолютно счастливых людей нет.

Не дав мне опомниться, он сказал:

— Я абсолютно счастлив. Посмотри. У меня есть все, что только я пожелаю. Так-то, дружище.

Через некоторое время наш проводник предложил нам продолжить путь и рассказал, что недалеко видел молодую львицу, которая усыновила детеныша антилопы.

Они уже около недели ходят вместе.

Люди приезжают и часами ждут, чтобы сфотографировать это необычное явление.

Мы сели в джип и поехали искать эту необычную парочку.

В машине Михаил смеялся, что если ему удастся, то маленькую антилопу он берет на себя, то есть подстрелит.

Зрелище не заставило себя долго ждать.

Минут через сорок показалась молодая львица, за ней вприпрыжку бежала крошечная антилопа.

Львица каждый раз останавливалась, проверяя, где ее подопечная.

Потом они обе остановились и легли.

Львица, недовольно ворча, начала языком чистить своего приемного детеныша.

Антилопа же от восторга и удовольствия закрывала глазки.

Даже Михаил остановился от неожиданности, передумав стрелять.

А я сказал:

— По-моему, это и есть абсолютное счастье.

На что Михаил возразил:

— Да нет. Это просто сбой в природе.

Вернувшись вечером на базу, где мы остановились, я получил отпечатки пальцев Михаила и сел за компьютер их изучать…

Снова вернувшись к линии жизни, я просчитал, что смерть наступит внезапно и от воды.

Это также подтверждали и второстепенные знаки.

Несколько кривых линий в суставах пальцев также означали смерть от воды или утопление.

Не остановившись на этом, я продолжал искать грозные подтверждения предстоящей опасности.

Я их нашел, причем на обеих руках, что полностью подтверждало мои подозрения.


Наутро Михаил меня позвал и задал единственный вопрос, который его интересовал. Удастся ли ему подломить под себя своего главного конкурента.

Я кивнул.

Михаил, сунув в мою руку конверт, сказал:

— Док! Это все, что я хотел узнать. Здесь деньги и обратный билет. Спасибо. Увидимся.

Я собрал свои вещи и полетел домой.

Наконец-то это ненормальное путешествие закончилось.

Я вернулся на работу.

Занимаюсь своим любимым делом, а в свободное время у меня неплохая частная практика.

Через две недели после моего приезда ко мне пришел конкурент Михаила с просьбой посмотреть его руки.

Ничего необычного я у него не увидел.

Человек тяжело трудился, добиваясь всего сам.

Получив свой гонорар, я спросил, как сложилось дальнейшая судьба Михаила.

Алексей, так звали конкурента, сказал:

— Вы разве не слышали, что он утонул в Нигере, на озере Чад?

Ну, не совсем утонул, ему немного помогли местные жители. Уж больно он всех достал своей стрельбой сначала по животным, а потом по пьяни и по местным жителям.

— Да. Вот еще что, — продолжил Алексей, глядя в пол. — Вы, наверно, в курсе истории жены Михаила. Так я нашел ее и поместил в самую лучшую психиатрическую лечебницу. По словам врачей, шансов на выздоровление почти нет. Но почти — это же не значит, совсем нет?


— Да, да, конечно, — быстро ответил я, почувствовав, как внутри все похолодело.

Алексей снова поблагодарил меня, попрощался и ушел, а я еще долго продолжал неподвижно сидеть и думать:

— Я не Бог, но, может, смог бы его остановить?

А разве я хотел?..

Домик под яблоней

В один из вечеров в моей квартире раздался звонок.

— Привет. Есть прекрасный сюжетик для тебя.

— Ну, что опять? — лениво откликнулась я.

Сюжетик меня не очень-то и интересовал, поскольку позавчера я сдала готовый материал в редакцию.

— Слушай, Танька, — заворчала трубка голосом моей подружки Лены. — Ты пожалеешь, если не напишешь об этой истории. Все. Ты мне надоела. Через час встречаемся у тебя, и не забудь: я люблю жасминовый чай с лимонным вареньем.

В трубке послышались короткие гудки. Обреченно вздохнув, я накинула на себя куртку и пошла в магазин за лимонным вареньем.

Ровно через час Лена собственной персоной сидела у меня на кухне и молча, с явным удовольствием пила жасминовый чай с лимонным вареньем.

Постепенно мне ее молчание начало надоедать, и я аккуратно напомнила ей, для чего она ко мне пришла.

— А ты неблагодарная, — неохотно проговорила Лена с сожалением отодвигая от себя банку с вареньем. — Ладно. Слушай, пока я добрая. У меня есть приятельница. Она мне все и рассказала.

— Не тяни кота за хвост, — прошипела я. — Ты меня начинаешь утомлять.

— Рядом с домом, где живет моя приятельница, — начала рассказывать Лена, стоит автоприцеп. В нем живет странная парочка. Пожилой мужик с собакой породы акита-ину. Приятельница очень боится. что из-за того, что мужчина постоянно ищет и находит, с кем бороться и доказывать правду, его и собаку могут просто тупо убить. Живут они так уже почти шесть лет. Самое интересное то, что этот мужик по профессии радиофизик, и его домик напоминает небольшую станцию инопланетян.

— Лена! Я поняла!!!! — почти прокричала я, чувствуя священную дрожь от того, что есть интересный сюжет. — Сейчас же идем к нему.

Лена согласно кивнула головой, и мы, оставив все приборы от чаепития на столе, буквально побежали к этому странному домику.

На наше счастье, обитатели автоприцепа оказались дома.

Издали я увидела множество антенн и видеокамер.

Когда мы приблизились, на нас буквально вылупилась одна из видеокамер. Она вылезла на длинном штативе из окна домика и вдруг заговорила:

— Кто такие? По какому вопросу?

— Мы журналистки, — промямлили одновременно мы от неожиданности. — Хотим взять интервью у хозяина.

Открылась дверь автоприцепа, и оттуда, важно ступая, вышел огромный пес-самурай. Пес тихо рычал, помахивая, однако, хвостом.

Лена задрожала от страха и начала причитать:

— Собачка, собачка. Какая хорошая собачка. Зайди в дом, пожалуйста. Я тебя очень прошу. Мамочки! Уберите кто-нибудь это чудовище.

«Чудовище» медленно подошло к Лене и, видимо, решив поздороваться, встало на задние лапы, передними обняв Лену, которая постепенно становилась ярко-зеленого цвета.

Не зная, что предпринять, я завопила:

— Помогите!!!

Из двери показалась голова пожилого мужчины, на голове которого красовалась детская панамка.

— Рафаил Зейнабович, — радостно представился он и скомандовал псу.

— Япп! Хватит, отпусти.

Пес послушно выполнил команду и зашел в автоприцеп.

— Зачем пожаловали? — спросил он.

Так как Лена продолжала стоять не шевелясь и шептала что-то свое, я взяла инициативу в свои руки, еще раз объяснив, что мы журналистки и пришли брать у него интервью.

Рафаил Зейнабович заметно подобрел и гостеприимно распахнул двери своего жилища.

Автоприцеп не был рассчитан на гостей, поэтому мы устроились на скамейке под яблоней. Рафаил Зейнабович вынес нам по чашечке кофе.

Оказалось, что бомжом его сделала бывшая жена.

Рафаил Зейнабович не захотел рассказывать нам свою семейную историю, но мы вскоре узнали о ней от приятельницы Лены. Женился он достаточно поздно, взяв в жены не москвичку, а провинциальную симпатичную девушку. Он женился по любви, а вот она, как выяснилось, из-за денег, квартиры и московской прописки.

Вначале все было хорошо. Родилась дочь. Он много работал. Хорошо зарабатывал. Потом внезапно жена подала на развод. Как ей удалось выписать и выгнать мужа из собственной квартиры, оставалось загадкой. Рафаил Зейнабович от квартиры отказался, зато выиграл шесть судов и доказал, что он бомж и по Конституции РФ имеет право жить в автоприцепе. Он мог вернуться в Ереван, но предпочел жить рядом с женой и дочерью в автоприцепе.

Рафаил Зейнабович рассказывал:

— Каждый день я хожу купаться в оздоровительный центр. Чистота — залог здоровья. У Яппа тоже есть своя ванночка, шампунь и разные расчески.

В домике у него было все оборудовано. Везде царила чистота и порядок. Был даже маленький холодильник и какое-то подобие кондиционера.

Рафаил Зейнабович все время что-то изобретал, раздавая готовые изобретения друзьям. Мы с Леной с интересом разглядывали почти комичную внешность хозяина автоприцепа. Маленький, кругленький, почти лысый, в круглых очках, к которым была привязана крошечная видеокамера. Он был увешан газовыми баллончиками и электрошокерами. Я спросила его, как соседи относятся к наличию такого необычного жилья? Видно было, что этот вопрос понравился Рафаилу Зейнабовичу, и он вдохновенно начал рассказывать о том, что он помогает ловить уголовников и борется с бывшим полковником полиции, который постоянно угрожает ему и пытается сломать его жилище.

Тут Рафаил Зейнабович позвал нас в домик и включил компьютер.

— Здесь мои архивы и вся моя борьба, — проговорил он. — Я почти победил этого полковника, но борьба еще не окончена.

Очень трудно было представить, как пожилой человек маленького роста в детской панамке побеждает высоченного полковника полиции.

Тем временем Рафаил Зейнабович нашел нужные кадры.

Мы буквально покатывались со смеха, глядя, как во время нападения полковника на Рафаила Зейнабовича полковник начал наносить ему удары, а тот, вырываясь, скомандовал своей собаке:

— Япп! Снимать! Опасность!

Пес повернулся в три четверти к нападающему и застыл.

Он стоял так минуты три, пока камера снимала, затем бросился на обидчика и повалил его на землю. Так они вместе и лежали до приезда полиции. Внизу кричащий от страха полковник, а сверху пес Япп.

Оказывается, на ошейнике и на поводке у Яппа тоже было привязано несколько видеокамер. Именно эти видеокамеры и помогли доказать в полиции, что полковник нападал первым.

С гордостью Рафаил Зейнабович показал нам еще раз свое жилище, где на каждом углу стояли камеры видео-наблюдения, элетрошокеры, газовые баллончики и прочие средства самозащиты. Сам Рафаил Зейнабович после стычки с полковником ходил в незаметном бронежилете, утверждая, что его противник вскоре может применить оружие.

Мы с Леной с восторгом смотрели на человека с таким запасом оптимизма. Вот у кого нам нужно было поучиться.

Я задала ему традиционный последний вопрос:

— Рафаил Зейнабович! Вы настоящий герой. Как у каждого человека, наверняка у вас есть мечта. Не поделитесь ли вы с нами своей мечтой?

Немного задумавшись, маленький человек ответил:

— Мы с Яппом мечтаем купить совсем маленькую квартирку. Кстати, имя Япп означает: «Я — папин подарок». Я купил его щенком своей дочери, а случилось… Да ладно. Случилось же.

Зимой у нас часто все приборы ломаются от холода, и тогда я сплю в спальном мешке, а Япп меня согревает своим теплом. В автоприцепе иногда бывает до -2 градусов мороза. Вот только пенсия у меня очень маленькая. Копить нужно еще лет восемь. Не знаю, успеем ли, ведь Яппу исполнилось шесть лет, а мне семьдесят.

Тряхнув головой, как будто пытаясь сбросить грусть и безнадежность, Рафаил Зейнабович на прощание сказал:

— Приходите еще в наш домик под яблоней. Ведь мы с Яппом остались совсем одни…

13 июля 2018 года

Хранители памяти

Немного фантастики, переплетенной с реальной жизнью.


Сегодня на земле есть новые бастионы, построенные для хранения данных. В них люди хранят свою память.

Цифровую память, с которой имеют дело суперкомпьютеры, объединенные в так называемое «облако». Сейчас оцифровать можно любые данные, превратив их в нули и единички. Личные фотографии, книги, музыка… Всё это хранится так, чтобы к данным был моментальный доступ отовсюду. Но где хранятся эти миллиарды битов? Как обеспечивается безопасность машин? Кому мы доверяем память человечества и свои личные данные? Вопросы, вопросы, будут ли ответы? Это я попытался узнать, получив задание отправиться в такую фирму.


Фирма «Хранители памяти» находилась на окраине города. Она была оснащена по последнему слову техники.

В просторных, длинных залах стояло множество различных компьютеров, сделанных в разные годы. От первого допотопного до самой последней модели.


В фирму каждый день приходило множество людей, каждый со своей проблемой. Их всех объединяло желание что-либо вспомнить или положить какую-то часть своей памяти в архив.

Роботы с искусственным интеллектом всячески им помогали.

В их обязанности также входило предупреждать людей о возможности взлома цифрового хранилища памяти.

Большинство людей не допускали даже мысли о взломе, поскольку считали облако самым надежным хранилищем.

В фирме почти все служащие были роботы с искусственным интеллектом. Видимо, владельцам было так удобнее, да и работал центр круглосуточно.

Каждый желающий мог прийти в любое удобное для себя время.

В фирму приходили разные люди. О некоторых я попытаюсь рассказать. Ведь я в этом центре появился не случайно, но об этом позже. Всему свое время. Каждый клиент был по-своему интересен и необычен.

Одна женщина, например, просила сделать ей цифровой вариант страницы ее любимого, пропавшего без вести. Эдакий мемориал. Теперь она каждый вечер могла с ним переписываться на фейсбуке из дома, но она предпочитала приходить сюда.

Сотрудники центра обработали целую гору материалов с его перепиской и возможными ответами в соцсетях, и теперь она пыталась узнать, как и куда он исчез.

Я приблизился к этой женщине. Она что-то писала на клавиатуре, тихонько разговаривая с монитором.

Я поздоровался и попросил разрешения рассказать, зачем она приходит в центр хранения памяти.

Женщина оказалась доброжелательной и общительной. Она тут же начала охотно рассказывать об исчезновении пять лет назад своего возлюбленного.

— В тот вечер, — начала свой рассказ Нелли, — Роман ушел от меня достаточно поздно. Как всегда, мы договорились, что по приезду домой он позвонит мне.

Я с нетерпением ждала звонка. Время шло, а Роман все не звонил. В ожидании звонка я просидела до утра.

Роман не появился ни на следующий день, ни через неделю. Я пошла вместе с его родителями и подала заявление об исчезновении.

Полиция, как обычно, отреагировала очень безразлично.

Через пару месяцев дело об исчезновении Романа было закрыто за отсутствием данных.

Куда я только не обращалась. Шли годы. Об исчезновении Романа постепенно все забыли. Наконец мне посоветовали обратиться сюда, в центр хранения памяти. Мне сделали бот Романа, и мы общаемся вот уже вторую неделю. Он мне отвечает на вопросы. Спрашивает сам. Я пытаюсь выяснить, как он исчез и что с ним произошло на самом деле.

Вы знаете, — продолжила Нелли, — я его попросила ответить, зачем он ушел. Знаете, что он мне ответил?

«Эту головоломку ты должна решить сама».

Вот я и пытаюсь узнать, жив ли он хотя бы или давно мертв.

Нашу беседу прервала сотрудница-робот по имени Ая модель два S. Именно она и познакомила меня с Нелли. Теперь она пришла, чтобы пояснить, что такое цифровая память.


— Чем отличается Digital memory от «обычной» памяти? –начала свой рассказ Ая модель два S. — Цифровая память организована в базы данных, управляемые алгоритмами, что по-новому структурирует воспоминания. Огромные объемы информации, доступ к которой опосредован инструментами алгоритмического поиска, не позволяют подвергнуть прошлое забвению. Чем становится память о прошлом, если его следы находятся на расстоянии пары кликов? Она все теснее срастается с настоящим, становясь его частью. При этом память становится все гибче и пластичнее — в каком-то смысле утерять или изменить цифровые данные гораздо проще, чем аналоговые документы, — закончила она свою маленькую лекцию и пошла к следующим клиентам.

Я оставил Нелли и пошел за ней.

Ая приветливо мне улыбнулась. Мы подошли к еще одному клиенту. Он просматривал фотографии. В глазах блестели слезы.

На меня он не обратил никакого внимания.

Ая тихонько рассказала, что этот человек — владелец частной авиакомпании. В прошлом судим за убийство своего друга. Это произошло во время службы в армии. Случайный выстрел, который перечеркнул сразу две жизни. Одну прервал, а вторую исковеркал на долгие годы тюрьмы. Он вышел на свободу и купил свою авиакомпанию. Только, видимо, не очень заботился о технике безопасности. Недавно один из самолетов разбился при посадке. Погибли все, включая его жену и двоих детей.

Человек ходит к нам, и мы из фотографий постепенно делаем фильм, чтобы он мог видеть своих близких живыми и в движении.

Ая сделала какое-то странное движение рукой и присела на стул. Выглядела она уставшей.

— Простите, — сказала она. — Мне нужно подзарядиться.

Она закрыла глаза и включила фонарик в своем маленьком планшете.

Так она сидела минут двадцать. Я уже начал подумывать, что на сегодня достаточно, как она встала и, улыбнувшись, сказала:

— Мы можем продолжить нашу экскурсию, или вы хотите вернуться к Нелли и посмотреть ее переписку? Меня не переставало удивлять, что все люди, находившиеся в фирме, совершенно спокойно разрешали смотреть фотографии и читать их переписки. Означало ли это, что попадались открытые люди, или им просто нужно было с кем-то поделиться своей информацией. Для меня это оставалось пока непонятным.

Я решил вернуться к Нелли.

Увидев меня, Нелли пригласила меня присесть и тихо сказала:

— Посмотрите нашу переписку. У меня больше нет никаких сил.

Вот что я там прочел:

— Привет, Нелькин!

— Привет, Ромео!

— Как жизнь?

— Да нормально, только тебя не хватает. Ты ушел и никому ничего не сказал. Неужели ты не понимаешь, что это обидно?

— Конечно, понимаю. Сначала я думал как-то сообщить, что произошло. Теперь думаю, что эту головоломку ты должна сама решить.

— Ромео! Как? Дай хотя бы какую-то зацепку. Я даже не знаю, жив ты или нет.

— Мне трудно однозначно ответить на твой вопрос, но я постараюсь тебе объяснить, что же произошло тогда. Я всегда мечтал сменить профессию, следуя своему призванию. Меня никто не поддерживал. Кстати, ты тоже, но это не имеет значения.

Я был рядовым врачом, но душа моя была неспокойна. Я метался, пытаясь найти способ заняться тем делом, которое не давало мне покоя многие годы.

— Роман! Это же смешно. Каким таким делом? Ты был отличным врачом и хорошо зарабатывал. Знаешь, как это называется? Беситься с жиру.

— Видишь, и сейчас ты меня не понимаешь. Знаешь, что? Сходи на концерт итальянского скрипача Альберто Доменика, ты все поймешь. Поговори с ним или с его импресарио. Ладно, Нелькин я пока прощаюсь. Дел много. Обнимаю. Твой.


Нелли плакала в голос.

— Вы видите, — обратилась она ко мне, — этот бот издевается надо мной. Я думала, что он поможет мне узнать, что произошло с Романом, а он меня посылает на концерт. За что мне все это?

Признаться, я тоже был в недоумении. Причем здесь концерт итальянского скрипача? Однако, немного подумав, я решил, что на концерт мы пойдем вместе, поскольку мне было очень интересно узнать, о чем Нелли должна была поговорить со скрипачом. Мы вместе вышли из центра.

Я провел ее до дома, и мы договорились в ближайшее время узнать, когда будет концерт Альберто Доменика в нашем городе.

На следующий день я честно просматривал все предстоящие концерты. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что Альберто Доменик именно сейчас гастролирует у нас. Я поспешил заказать два билета и позвонил Нелли.

Судя по ее растерянному голосу, она была удивлена не меньше меня.

Мы договорились встретиться возле филармонии. Нелли не хотела, чтобы я заезжал за ней, предпочитая держать меня на расстоянии.

Она пришла вовремя. Было видно, что она очень волнуется. Неожиданно мне в голову пришла мысль, что Нелли мне очень нравится и я хочу ей помочь не только по долгу службы. Я же майор спецслужб расследований криминальных преступлений. Нам поступил сигнал о том, что среди клиентов центра работают хакеры, которые взламывают персональные данные, шантажируют клиентов, вымогая у них крупные суммы денег. Поймать их никак не удается. Они орудуют ловко и очень аккуратно…

Мы прошли в зал и сели на свои места. Начался концерт скрипичной музыки. Альберто Доменик играл великолепно. Мы никак не могли понять, зачем бот Романа послал нас на этот концерт. Все выглядело совершенно обычным. После концерта Нелли нашла его импресарио и попыталась начать разговор. К нашему великому изумлению, импресарио неплохо говорил на русском.

Нелли спросила его, знакомо ли ему имя Роман Соловьев.

Импресарио вздернул бровь вверх и сказал:

— Конечно, знакомо. У него еще был артистический псевдоним Ромэо Солинни. Он достаточно известный и востребованный скрипичный мастер.

Мы были удивлены.

Импресарио продолжал:

— Альберто Доменик года четыре назад купил у него скрипку. Она звучит великолепно. Вы могли сейчас в этом убедиться сами.

Мы согласно кивнули. Нелли тихо спросила:

— Где сейчас Ромэо Солинни? Вы не знаете?

— Он погиб при невыясненных обстоятельствах. Я знаю не так много об этой истории.

Лет пять назад Ромэо ушел из дома, бросив работу, любимую женщину. Ушел, чтобы стать скрипичным мастером.

У него получилось абсолютно все. За короткий срок он сумел заявить о себе в музыкальном мире как о профессионале высокого качества. Его скрипки продавались за большие деньги. Он переехал жить к нам в Рим.

Года два назад он возвращался домой после очередного конкурса инструментов, и почти возле дома его сбил мотоциклист. Ромэо скончался на месте, а мотоциклист скрылся. История была непонятной и быстро забылась. Вот и, собственно, все, что я знаю. У вас еще есть вопросы ко мне?

— Нет. Спасибо, — сказала Нелли, сдерживая слезы.

— Тогда я пошел, — сказал импресарио и поспешил откланяться.

Нелли была очень расстроена. Она не хотела ни о чем говорить. Мы молча вышли из филармонии. Я провел ее до дома и попрощался. Мы договорились встретиться завтра в центре хранителей памяти.

Придя домой, я долго не мог уснуть. У меня не выходило из головы то, что рассказал импресарио.

Утром в центре хранения памяти было много людей и очень шумно. Оказалось, что у нескольких клиентов исчезли фотографии, письма и другие ценные данные. Я попросил людей успокоиться и подробно рассказать, что произошло. Одновременно с этим я позвонил в полицию и попросил прислать подмогу.

Я опросил человек десять, и все они рассказали мне примерно одно и то же.

Из их архивов исчезали данные. Затем им кто-то звонил и за возврат данных требовал большие суммы денег. Предупреждали не обращаться в полицию. В противном случае, грозили смертью близких людей. Все это нам, сотрудникам полиции, предстояло выяснить.

Нелли тем временем переписывалась с ботом своего мужчины.

Вот то, что она дала мне прочитать.

— Привет, Ромэо!

— Привет, родная! Ты сходила на концерт скрипичной музыки?

— Да. Это было великолепно. Я узнала у импресарио, что ты стал известным скрипичным мастером и Альберто Доменик играет на твоей скрипке. Ромка! Это что-то невообразимое. Ты — супермастер.

— Спасибо. Ты решила головоломку?

— Да, — ответила Нелли. — Я знаю, что тебя нет в живых.

— Так сложилось, понимаешь? Я стал известным, и у меня появились завистники и конкуренты. Меня попросту убрали. Я не успел доделать одну скрипку под Страдивари. Должно было получиться что-то необыкновенное. Теперь ее доделает, видимо, сам Марк Робинсон. Знаешь, сегодня музыканты выбирают современные скрипки, а не Страдивари и Гварнери. Парадокс, но это так.

— Ромка! Почему ты мне ничего не сказал, почему?

— Ты должна решить эту головоломку сама. Только сама ты сможешь вырваться из объятий условностей.

— Рома! Что ты такое говоришь? — писала Нелли.

— Ты пойдешь на концерт скрипичной музыки? –спрашивал бот Романа. — Ты очень любезна.

Дальше шла какая-то ерунда типа: мне приятно с вами общаться. Вы очень милая женщина. Я устал и должен идти. Поговорим другим разом.

Мне пришлось успокаивать Нелли и объяснять ей, что это пишет всего-навсего робот, а не человек. И не стоит все принимать так близко к сердцу.

Нелли встала и сказала, что уходит домой, поскольку должна переварить эту информацию.

Мы договорились созвониться в выходные. Я начинал чувствовать, что эта растерянная женщина становится для меня дорогим человеком.

Тем временем расследование преступления хакеров потихоньку продвигалось. Нам удалось засечь людей, которые под видом клиентов приходили в центр памяти. Самое интересное, что им удалось перепрограммировать робота Аю модель два S, и она помогала им воровать информацию. Все это было просто поразительно.

В расследовании нам очень помог владелец авиакомпании. Это именно он, Петр Шевченко, нанял частных сыщиков, которые и проследили за клиентами центра хранения памяти.

Мы взяли хакеров. Они все сваливали друг на друга и вели себя на редкость мерзко и трусливо.

Каждый из них получит свой срок, который вынесет суд.

Мы стали встречаться с Нелли. Я попросил коллег из римской полиции расследования криминала поднять историю смерти Романа Соловьева (Ромэо Солинни).

Выяснились интересные факты. Его заказал сам импресарио Альберта Доменика. Вот почему он так спешно ретировался тогда после концерта и так нервно отвечал на наши вопросы. Как только он почувствовал, что мы все-таки докопались до истины, тут же подался в бега. Он объявлен в международный розыск.

Пока нет результатов. Слышал только, что он сделал себе пластическую операцию и скрывается где-то в странах Европы. Наши коллеги — полицейские европейских стран все делают не торопясь, спокойно, как будто все будет продолжаться вечно.

На днях я сделал предложение Нелли, так как не хочу затягивать наши отношения. Похоже, что я серьезно влюбился. Ответа я пока не получил.

Я видел, как она писала боту Романа:

— Ромео! Что ты скажешь, если я выйду замуж за очень хорошего человека?

Роман на это ответил своей известной фразой:

— Эту головоломку ты должна решить сама.

Я понял, что такой ответ окончательно успокоил Нелли, и она поняла, что все это время общалась не с живым человеком, а с его мемориалом.

Ая модель два S после починки и перепрограммирования ведет себя, как обычно. Она приветливо рассказывает клиентам о работе центра по хранению памяти.

Мне иногда кажется, что она сожалеет о том, что помогала хакерам, но это, видимо, только кажется. Хотя вчера вечером она незаметно подошла сзади ко мне и тихо сказала:

— Матвей, прости. Я не хотела.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 391