печатная A5
451
18+
Без Нас

Бесплатный фрагмент - Без Нас

Объем:
320 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
18+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4485-5798-9

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Какое самое интересное место вы видели в своей жизни? Чаще всего они повторяются, но есть места, которые уникальны и их могут увидеть не все, а только те, кому просто не повезло… То что Я увидел, было уникальным — ничего подобного Я раньше не видел! Я не знаю, что это за место — и поэтому обозначил его, как «Ирий».

Почему Я попал сюда? Этот вопрос не даёт мне покоя.

Может быть, Я застрял в очередном плохом сне или у меня начались галлюцинации? Нет, всё не так. Я помню, как всё было. И было всё не так хорошо, как мне хотелось….

Я умер. Я видел собственную смерть перед тем, как попасть сюда. И попал Я не в рай или в ад, а неизвестно куда,

Безвыходные ситуации бывают, но Я надеюсь, что это не одна из них…. Должен быть выход… он обязан быть.

Моя жизнь оборвалась, и второй раз ей точно не закончиться.

Здесь всё, как и «там»: трава растёт, дует ветер, светит солнце. Я слышу пение птиц, вижу как перед моим носом летают комары. Но тут всё совершенно по-другому. Все выполнено в черно-белых тоннах. Серое небо, идеально белое солнце, черная трава и моя одежда имеет только серо-черный оттенок. Мои руки получили нежный оттенок серого цвета. На цвет здесь явно поскупились.

На горизонте виднелись пятиэтажные дома, дальше стояла гостиница, на фоне которой дома были просто лилипутами. На ней горела неоновая вывеска «ГОСТИНИЦА», буквы «О» и «Ц» — потухли и больше не собирались гореть. Буквы «Т» и «Н» нервно мигали, как будто зазывая к себе.

Выбор у меня все равно не велик. Либо идти к гостинице, либо в лес.

На мне были надеты черная кожаная куртка с капюшоном, джинсы, как предполагаю, раньше они были синими. Кроссовки. Ничего нового — мой гардероб перекочевал за мной и сюда.

У меня в кармане что-то лежало. Хм, удача! Нераспечатанная пачка сигарет и спички. Огонь тут такой же, как и солнце — идеально белый.

Сигареты — последняя радость, которая у меня осталась. Что ж, постараюсь не скурить их в первый же день.

Табак тлел неестественно черным, а дым, забивающий мои легкие, как был серым, так и остался. Интересно… ощущения те же, что и при жизни.

Дома были всё ближе и ближе, а Я до сих пор не представлял, что Я здесь делаю и как мне отсюда выбраться.

Часть I. «Для живых»

Глава 1
[Тишина]

Через час Я наконец-то дошел до первой постройки. Это был небольшой одноэтажный домик, являющийся своеобразной границей перед жилой зоной. Он был заброшен уже очень давно: забитые двери и окна, обвалившиеся стены, свидетельствовали о том, что человек здесь давно не был. Но он здесь был. Иначе кто бы всё это построил? И гостиница была ярким примером того, что электричество в здании есть, а, следовательно, есть и те, кто его поддерживает. Дальше начинались те дома, которые мне удалось разглядеть ещё издалека. Пятиэтажки были карликами, собравшимися вокруг одного великана — гостиницы. От изучения местности меня оторвал какой-то непонятный звук. Звуковой поток пронесся мимо меня, не давая хоть что-то разобрать. У меня есть такая особенность, если на чем-то сосредоточился, то Я в упор не замечаю что вокруг происходит. И поэтому, Я полностью сосредоточился на поиске источника звука.

— Эй! — неожиданно раздался крик сзади.

Я медленно повернулся и увидел парня, который спотыкаясь, бежал ко мне:

— Подожди!

Это был первый человек, которого Я встретил в «Ирие». У него были белые волосы, дергавшиеся от бега то вперед, то в сторону. Вырасти они успели почти до плеч. Одет он был в белый спортивный костюм, блестящие полосы которого выделялись на фоне всеобщей черноты. И окончательно дополняли спортивную тематику внешнего вида кеды, красовавшиеся на его ногах. В таких обычно ходят обладатели скейтбордов. Его внешний вид был очень комичен, если учесть что гривастые в спортивных костюмах не ходят. И они явно предпочитают совершенно другую обувь. Глядя на его внешний вид, у меня появилось два предположения: либо он надел чужую одежду, либо Я совершенно отстал от жизни.

Добежав до меня, парень сразу присел на землю. Прекратив беспорядочное движение, его челка свесилась над его лицом. Непонятно чего опасаясь, я провел рукой по своей голове. «Бокс». Как был, так и остался.

— Ну, ты и ходить! Еле догнал! Фух….. — начал он, задыхаясь.

— Ты кто? — спросил Я, присев на корточки рядом с парнем.

— Я? Ах, да! Я Андрей! — прохрипел он, протягивая руку.

— Рустам, — пожал руку в ответ.

— А ты тоже умер?

Этот вопрос поставил меня в затруднительное положение: Я его не ожидал, и что следует отвечать, тоже не представлял. Улыбка парня после такого вопроса, оставляла впечатление о нем, как о не совсем нормальном человеке. Но какие-либо выводы строить рано, и поэтому Я решил ответить на его вопрос.

— Ага. Ты, полагаю тоже?

— Не-е! Меня убили! — заулыбался Андрей.

Охрененное начало…

У парня просто шок. Ещё рано делать выводы, но один вывод сделать уже можно. Я… умер. Его убили. И после этого мы оказались здесь. Допустим «Ирий» — это просто моё предположение, но всё-таки что это? Это не Рай или Ад, а распределительный пункт, откуда мертвые отправляются дальше. Только куда?

— …А за мной чего пошел?

— Я тут уже полдня один хожу! А тут тебя увидел. Вот я и думаю, чего тут одному шарахаться?

Я бы тоже не хотел здесь один ходить.

— Действительно, — согласился Я. — Одному не надо…

Не заканчивая начатую фразу, Я встал и повернулся в сторону гостиницы. В некоторых окнах горел свет.

Отлично! Мы здесь не одни!

Если горящая вывеска гостинцы и давала намек на то, что внутри кто-то есть, то теперь Я был абсолютно уверен, что там есть люди. Меня заметно ободрила новость, что здесь есть ещё кто-то помимо нас. Перспектива ходить с этим парнем меня пока что не радовала.

— Вставай. — Я не спеша побрел вперед.

Андрей тут же подскочил и засеменил за мной. Оставаться на месте больше не было смысла, если только не подождать ещё кого-нибудь. Но меня пока эта идея не устраивала.

Обойдя одноэтажный домик, мы вышли на единственную улицу, которая тянулась от этого края. Асфальт был на удивление целым, если не считать небольших трещин. Но и они были практически незаметными. Каждый шаг отдавался треском под подошвой — хоть асфальт и выглядел крепко, но время брало свое. Если бы тут прошло больше пяти человек, то он бы рассыпался. Прямо как замок из песка, только мрачнее. Пройдя гибнущую тропу, мы свернули в переулок, ведущий к гостинице.

Перед гостиницей была небольшая площадь, огороженная не высоким заборчиком. Повсюду валялся какой-то хлам: среди него особо выделялось битое стекло, которое изящно хрустело под ногами. У стены дома напротив, лежал разбитый автомат с водой. Давным-давно таких не видел. На стенах висели плакаты с самыми разными надписями. На некоторых текст ещё читался, и то что Я смог прочитать, вызвало у меня недоумение. На них были изображены какие-то каракули, которые при должной фантазии складывались в фигуры людей. Точно их количество нельзя было определить — они вместе образовывали хаотичное пятно, видимо отражающее их бесчисленное множество. Под всем этим была неуместная, даже бредовая надпись, выведенная через трафарет. «Мы победим тьму!». И рядом ещё один плакат, наполовину содранный: чья-то рука с зажатой в ней инженерной линейкой, перебирает деления на счетах. И над всем этим красуется более осмысленная надпись: «Хозяйствуй умело!»

В этом единственном плакате чувствовалось дыхание прошедшей эпохи, которую мне удалось увидеть лишь одним глазком, и то в несмышленом возрасте. Взгляд пытался найти ещё что-нибудь, напоминающее о чем-то далеком и знакомом. Но на глаза не попадалось ничего выдающегося.

Думаю, если побродить здесь подольше, то можно найти много чего интересного. Вид «Хрущевок» вызвал у меня яркие ассоциации и воспоминании. Ассоциации шли с величественным прошлым моей Родины, а воспоминания шли к моему дому. Я сам никогда не жил в «Хрущевке», но зато вокруг их было предостаточно.

Бегло рассматривая окрестности, Я даже не заметил, как перед нами возник последний переулок, отделяющий нас от заветной цели. И чем ближе мы подходили к гостинице, тем меньше становилось мусора. Со стен домов, исчезли плакаты. Не было даже никакого намека, что они когда-то здесь были.

Чистоту поддерживают и здесь.

Андрей, успевший меня обогнать, остановился. Его взгляд устремился к гостинице, но точное направление Я отследить не успел, его комментарий всё объяснил.

— Смотри! Там люди сидят! — Андрей указывал рукой на гостиницу — у самого входа на ступеньках сидели два парня и девушка.

Андрей радостно присвистнул и ускорил шаг. Я невольно удивился его желанию, так целеустремленно бежать к совершенно незнакомым людям. Не то чтобы Я их опасался, но почему-то Я предпочитал не лезть знакомиться первым. Андрей думал иначе.

Раз первым идёшь — тебе и говорить. У тебя это, наверное, получается лучше.

Мы не могли долго идти к ним, оставаясь незамеченными. Теперь и они нас заметили. Один из парней встал и помахал нам рукой.

Андрей тоже помахал рукой в ответ. Я изобразил что-то вроде кислой улыбки. Но на мои старания никто не обратил внимания. Взгляды компании были прикованы к светящемуся от счастья Андрею.

— Удачно мы их встретили! Может они знают, что это за место, а? — тараторил мой спутник.

И когда мы подошли к ним вплотную, Андрей первый вытянул руку в знак приветствия:

— Привет!

— Привет, — парень спустился со ступенек и пожал ему руку. — Мы уже и не думали, что здесь есть кто-нибудь ещё.

— Мы тоже! Я, кстати Андрей, а это Рустам, — он кивнул в мою сторону.

— Я, Лёха.

Пара со ступенек махнула нам рукой: «Димон, Лена».

— Вы не знаете что это за…. — начал разговор Андрей.

Андрей всё говорил и говорил — не люблю болтливых. Троица с интересом слушала, что он спрашивал и к каким выводам он пришел сам. В свою очередь они рассказали что-то из своих наблюдений. Парень, Лёха кажется, был среднего роста — ниже меня на голову; на вид ему было лет 20. Этот парень казался мне очень знакомым. Как будто Я его видел раньше. Но Я не мог вспомнить где. Может Я его нигде и не видел. Много людей похожи друг на друга — наверное, это тот самый вариант. Второй парень выглядел ровно настолько же. Неровный и торчащий нос, волосы местами были длинными, местами отсутствовали — как будто он горел. Глаза… один его глаз был…. Черт, не могу понять. Полностью белым, без зрачка и прочего. Как будто он закатился, и теперь изучает его внутренний мир. Жуть — даже не хочу знать, что произошло. Ещё у него была перебинтована нога. Где-то повредил. Калека. И девушка… выглядит на 25, короткие черные волосы с взъерошенной челкой, цыганские глаза и греческие скулы, маленький нос, миловидная улыбка, невысокий рост. Такие девушки обычно идут работать в модельный бизнес. Как она похожа на…. Нет. Надо перестать искать сходство в каждом человеке. Их здесь не должно быть. Надеюсь.

Хм… Что ж, больше людей — больше шансов выбраться отсюда.

Пожалуй, надо послушать о чём они говорят.

— …и мы видели, как на балконе висят чьи-то вещи. — закончил Лёха.

— Вещи были в опрятном состоянии, и я бы даже сказал, что они новые, — подтвердил калека со ступенек.

— Вы звать их пробовали? — уточнил Андрей.

— Пробовали — тишина, — ответил Лёха. — Нужно войти в гостиницу и найти других людей.

— Так почему вы до сих пор этого не сделали? — cпросил Я, прервав своё молчание.

Кампания посмотрела на меня с нескрываемым удивлением, и четко выжаренной мыслью на их лицах: «Он умеет говорить!»

— Центральный вход заперт, но есть пожарная лестница, — продолжил Лёха, — попробуем залезть через неё. Мы не стали забираться — Дима пробил ногу и его не с кем оставить.

Парень, что сидел на лестнице слегка приподнял ногу, чтобы продемонстрировать травму. На первый взгляд ничего серьезного, но перебинтованная нога была чем-то пропитана. Кровь? Тряпка уже успела пропитаться почти полностью.

— Рустам, ты пойдешь? — спросил Лёха.

— Да.

Разве у меня есть выбор?

— Тогда я останусь с ним, а вы как раз всё узнаете, — подвел итог Андрей.

— Договорились. Лена, ты остаёшься тут. — Согласился Лёха, снимая со спины рюкзак.

А рюкзак был что надо. Большой, и как показывали набитые карманы и торчащие во все стороны углы, он был загружен до предела. Положил он, похоже, только самое нужное.

Девушка, молча, кивнула.

Оставив Андрея с ними, Я медленно зашагал за Лёхой. Мой спутник сильно сутулился и слегка прихрамывал на правую ногу. Что-то в нем меня настораживало… Бред! У меня опять разыгралась паранойя.

До поворота шли молча. Пожарная лестница находилась сразу за ним.

— Рустам, да? — прервал молчание мой спутник.

— Да.

— Я тебя подсажу, а ты опустишь лестницу.

Договорились.

Лестница находилась на высоте трех метров, так что пришлось постараться, чтобы дотянуться до неё. Лёха встал под лестницей и сложил руки в замок. Я разбежался и с его толчка смог схватиться за нижнюю перекладину. Подтянувшись, Я забрался на балкон и начал отсоединять крепление, которое соединяло лестницу с балконом. Нужно вытащить только этот прут и…. Лестница с визгом упала вниз. Когда Лёха поднялся, Я решил, уточнит цель нашей вылазки:

— Мы найдем людей, и что дальше?

— Не знаю, посмотрим по обстоятельствам.

Хм. Ну, точно! Самый лучший план — импровизация.

Единственная дверь, которая уже давно заросла мхом и болталась на одной петле, вела внутрь гостиницы. Войдя в комнату, мне первым делом бросился в глаза труп, который висел посередине. Узел веревки располагался сзади, и голова мертвеца рассматривала пол под собой. Висел он уже давно — это легко определялось по заметной борозде на его шее, которая разошлась в полуовале по его шее. Так же добавляла неповторимость к атмосфере, стоящая в комнате вонь, и кучка мух ползающих по трупу. И его одежда была в плачевном состоянии — вся в дырах, как будто моль питалась ей уже очень давно. Я прикрыл нос рукой и подошел к трупу поближе: закатившиеся глаза, слегка высунутый язык, белоснежная кожа…. Я уже смотрел на повешенного так близко. Мой друг повесился пока я спал. Я проснулся, а он висит…..

Но только этот мертвец, возможно, был убит. К этому выводу Я пришел, заметив торчащий из его головы железный штырь. Его появление там, вызвало у меня не мало вопросов. Зачем? Издевательство над мертвым телом? Но как показывала моя жизненная практика — если заметил что-то необычное, то попробуй понять. И если ответ не приходит в течение нескольких минут, то забыть.

Пока Я разглядывал мертвого, Лёха стоял на балконе, не решаясь войти. Он боялся мертвеца, болтающегося на веревке. Это явно было выведено на его лице: широко раскрытые глаза, складки на нижнем веке и, конечно, финальный штрих — вытянутые брови.

Всё-таки не зря Я изучал психологию — самые малые, но довольно полезные познания у меня имеются. И можно спокойно определить состояние человека.

Закончив с изучением хозяина комнаты, Я приступил к изучению его жилища.

Комната была небольшая: в ней находились одноместная кровать, шкаф, столик и умывальник. А единственная табуретка валялась под ногами хозяина комнаты. Шторы были сорваны и валялись на полу. За ними находились грязные стекла — свет пробивался сквозь них с огромным трудом. Наверное, было бы проще поставить новые стекла, чем пытаться отмыть эти. Обои, местами исписанные мелким почерком, местами содраны. Почерк у него был ужасный — ничего нельзя было разобрать. Но даже под этими каракулями Я смог разобрать первоначальный рисунок. На равном друг от друга расстоянии нарисован один и тот же цветок. В них Я совершенно не разбираюсь, так что не могу сказать, что это. Он был очень маленьким, на коротком стебельке с перисто-рассечёнными листьями. Оставив обои, Я подошел к шкафу и открыл его. Со скрипом дверцы, на меня вылилось целое море пыли. Кашля и отмахиваясь рукой, Я сделал несколько шагов назад.

Убираться тут любят.

Стряхнув с лица остатки пыли, Я заглянул в шкаф. Пусто…. Я перевел взгляд на мертвеца: долго же он жил в грязи.

На столе что-то лежало. Я подошел к нему, а Лёха в это время наконец-то решился войти в комнату с покойником.

Так, что тут у нас?

Ножик, старая фотография, похоже что девушки, CD-плеер, два диска.

А вот это я возьму!

Ножик Я положил в карман джинсов, а плеер и диски во внутренний карман куртки.

— Ты что делаешь? — Раздалось у меня за спиной.

— А? — повернул голову Я.

— Это же… — Лёха не мог подобрать ни одного слова, пытаясь описать своё отношение к моим действиям. Ему явно не нравилось, что Я забираю понравившиеся вещи.

— Забей. Они ему больше не нужны.

— Но это не правильно.

Я ничего не ответил. Да и зачем? Ножик пригодится, а музыку Я люблю. Тем более что мне как раз попались мои любимые исполнители.

Совпадение?

— Пошли. — Буркнул Я.

Лёха послушно засеменил за мной. Дверь оказалась закрыта на щеколду. Ниже располагалось отверстие под ключ. Сейчас оно пустовало, но дверь не была закрыта на ключ. И поэтому не нужно было утруждать себя поисками. Поэтому, ловкое движение, и путь в коридор открыт.

Коридор был полностью засыпан мусором, битым стеклом и чем-то ещё, приятно хрустящим под ногами. Коридор почти полностью погрузился в темноту. Единственными источниками света была одна лампа, нервно мигающая с одной стороны, и солнечный свет, с другой стороны, еле-еле пробивающийся через дырявые шторы в конце коридора. Выбирать в какую сторону идти было не трудно. В той стороне, где мигала лампа, если и появлялась какая-то видимость, то на несколько секунд, и не больше чем на несколько метров. В неровном мерцании Я разглядел, что на некоторых дверях висела табличка «Не Беспокоить!».

Мы вас беспокоить, точно не будем.

Я повернулся в другую сторону — не смотря на то, что с той стороны пробивался только свет, Я отчетливо видел и конец коридора и поворот, ведущий неизвестно куда. Отправимся туда.

С другой стороны коридора раздался хруст. Я резко повернулся на звук. В противоположном конце коридора кто-то стоял. Человек был высоким: с его ростом он почти доставал головой до потолка. На нем были только штаны, его торс был полностью на виду, выставляя напоказ огромное количество порезов на его груди. Но во всем этом Я не успел разглядеть его лица — в этот момент свет потух на несколько секунд. И когда он вновь загорелся — человека уже не было.

Чёрт!

Я перевел взгляд на Лёху, который успел встать рядом со мной и спросил:

— Ты это видел?

— Да, — кивнул он. — Проверим?

— Нет, спасибо, — отказался Я. Самый банальный инстинкт — самосохранения, яростно кричал мне, что это плохая идея.

А действительно! Если этот чудак так ведет себя, то точно не предугадаешь, что он отмочит в следующий момент. И Я не опускал вероятность, что хозяину комнаты, штырь в голову мог воткнуть, как раз он.

Лёха никак не прореагировал на мой отказ — он только повернулся в другую сторону и спросил:

— Тогда, туда?

— Пожалуй, — согласился Я.

На стенах висели потертые картины — сразу видно, что здесь уже давно не бывают люди. Тогда что мы надеемся здесь найти? Наряд окружающих нас стен, сильно отличался от тех, что мы видели в комнате. Теперь это был ни один блеклый цветок на всю стену, а длинный и сложный узор. Он простирался через всю стену, беря начало где-то в темноте. Он сильно напоминал арабскую вязь, но с недоступными для глаза отличиями. Видимо, художник очень боялся, что его уличат в плагиате. Узор своим цветом почти не выделялся на фоне стены: он был таким же черным и мрачным. Единственное, что его выдавало — объем. Он словно огромная змея, застывшая на стене. Проведя рукой по нему, Я почувствовал под рукой приятной ощущение бархата. Он уже изрядно потрепался и облазил, но продолжал сохранять мягкую оболочку. Но при всей былой роскоши, это место разваливалось по частям. Чем дальше мы шли, тем ближе к нам был источник далекого света. Сквозь полумрак Я ясно различал отклеившиеся местами обои, пятна грязи, полосы, проведенные видимо острым предметом. Но всё это было под огромным слоем пыли. Почему то казалось, что каждый шаг на ни метр не приближает меня к концу коридора, только поднимает огромные облака пыли — он казался бесконечным, вытягиваясь в длину всё больше и больше. Нет… просто показалось. Приближаясь к его концу, Я услышал шипение, звук раздавался из-за поворота. Мы с Лёхой остановились и переглянулись. Он лишь неоднозначно помотал головой. Я повернулся и стал медленно приближаться к повороту. Звук был механический. Он издавал потрескивание вперемешку с шипением и легким жужжанием. Я осторожно выглянул из-за угла, мне в лицо ударил поток света. Теперь он исходил не из окна, а из… телевизора, который стоял посреди коридора. Телевизор барахлил, трещал, издавал помехи и показывал на экране традиционную картинку. Тысячи черных и белых точек нервно мигали, освещая перед собой добрую часть коридора. Телевизор сам по себе был маленький. Его антенна завалилась набок и свисала до пола.

Немного успокоившись, Я вышел из-за угла. Теперь я увидел и того, кто смотрел телевизор. Сбоку от телевизора, стояло слегка повернутое кресло. В нем кто-то сидел, но рассмотреть его не было возможности. Оно было повернуто идеально: телевизор был в поле зрения сидячего, и в тоже время скрывал от посторонних глаз. Медленно, шаг за шагом, мы подошли к креслу. И когда спинка кресла оказалась на расстоянии вытянутой руки, Я замер. Почему-то мне не хотелось поворачивать кресло. Толи запах гнили и смрада, толи чувство беды не давало мне сделать этого. Воспользовавшись моей заминкой, к креслу подошел Лёха и с силой его развернул. То что мы увидели в кресле, повергло в ужас обоих. Лёха с криком отмахнулся рукой и отскочил на несколько шагов назад. У меня перехватило дыхание и Я, не знаю даже для чего, закрыл рот рукой. Толи в надежде, что меня не вырвет, толи от ужаса, который парализовал меня.

В кресле перед нами сидел ещё один мертвец. Верхняя половина его головы была оторвана и где теперь она находилась, было неизвестно. У меня не было никакого желания смотреть, что было внутри.

На мертвых людей мне доводилось смотреть, и не раз. Здесь у меня проблем не было — страха перед ними не было. Но смотреть на людей, которые попали в какую-то аварию и когда их внутренности раскидало по всей дороге Я не мог. И это не страх, просто невыносимо смотреть на эту расчлененку.

Он уже успел изрядно засохнуть: кожа была темного цвета и сморщилась, в глазницах, вместо глаз, находились маленькие изюминки, его руки лежали на подлокотниках с раскрытыми ладонями. Пальцы не просто иссохли, а были обглоданы. Я с отвращением отвернулся, представляя, сколько крыс здесь бегает.

Два трупа. Уже. И кто-то ещё находится в этом коридоре. Я начинал понимать, что наши поиски нужно заканчивать — если идти дальше, то вряд ли что-то дельное получится. Но моему спутнику в голову пришла противоположная мысль. Обойдя труп, он пошел дальше. Миновав единственного зрителя, мы вышли к центральной лестнице, которая вела к главному входу. Прямо над лестницей красовалась огромная стеклянная вставка. На ней раньше был какой-то рисунок, но из-за влияния времени от него остались только едва заметные полосы на стекле. Большую часть стекла, покрывал песок, непонятно как там очутившийся. Но также Я отметил, что в некоторых местах стекло либо треснуто, либо отсутствует вообще. Так как ставка находилась под углом и большая её часть была завалена, то свет поступал маленькими и ограниченными потоками.

Чавк!

Мерзкий звук раздался со стороны лестницы. Переглянувшись с Лёхой, мы стали осторожно подходить к ней. Из-за мрака, царящего в коридоре, было практически ничего не видно. Наши глаза ещё не успели адаптироваться к яркому свету. Я осторожно делал шаг за шагом, приближаясь к лестнице. Глаза уже окончательно адаптировались к окружающим факторам, и Я стал разглядывать источник звука.

На лестнице, в полной темноте сидел кто-то, сильно сгорбившись. Ещё один постоялец гостиницы? Легкий луч света падал рядом с ним. На человеке едва различались остатки штанов, которые были ему огромны и висели на нем. На его руке что-то периодично мигало — часы? Подойдя чуть-чуть поближе, Я смог намного отчетливей разглядеть его.

С каждой секундой, Я всё больше и больше был уверен, что это не человек. Это просто не может быть человеком. Что бы это ни было, такого Я никогда не видел. Существо было полностью черного цвета, единственное, что выделялось, были глаза. Точнее их не было, а были углубления, которые светились белым цветом. Как будто их натерли фосфором. Издали Я принял эти глаза за фонарь, который крепится на голову.

Существо что-то ело и не обращало нас никого внимания. Наверное, оно не представляет для нас опасности. Несмотря на осторожность, каждый наш шаг был отчетливо слышен и если бы тут был кто-то агрессивно настроенный, то к нам бы уже подошел.

Возможно, это существо — и есть местные жители, если так, то мы совершили ошибку, придя сюда. Нам здесь вряд ли помогут или хотя бы хоть что-то объяснят. Тем более, если учесть окружающую обстановку, то отсюда нужно не уходить, а….

Бежать.

И только Я собирался повернуться к Лёхе и сказать своё мнение обо всём этом, как под моей ногой что-то треснуло.

Твою мать!

Я наступил на кусок битого стекла и его хруст раздался на весь этаж. Существо подняло голову и посмотрело на нас. Пустые глазницы смотрели точно на меня. Я осторожно сделал шаг в бок, не издавая ни звука. Но пустые глазницы продолжали следить за каждым мои движением.

Что творится в твоей голове?

Существо выпрямилось, продолжая сжимать в руке свою добычу. Это…. Это оказалась обглоданная человеческая рука. Лёха судорожно икнул. По моей спине пробежал холодок. Кем бы ни было это существо — оно ест людей. Я с ужасом покосился на мертвеца в кресле. И теперь мне стало понято, почему повесился тот парень в номере.

— Рустам? Уходим. — Лёха наконец-то озвучил мысль, которая совпадала и моим мнением.

— Ага….

Мы начали шаг за шагом возвращаться в коридор, не сводя глаз с существа. А в это время на лестнице появилось ещё несколько существ. Кто вылез из-под лестницы, а кто-то спрыгнул с потолка. Сначала они просто смотрели, как мы отходим. Но затем, они начали угрожающе рычать.

Только без резких движений!

Существа осторожно следовали за нами. Кто-то продолжал идти на двух ногах, кто-то, встав на четвереньки, тихонько крался за нами. А тот, что ел руку, держался от нас дальше всех. Их становилось всё больше и больше. Точное их количество Я и представить боялся. Но уже через минуту из-за их тел не было видно, ни кусочка света. В тот же момент коридор наполнился новым светом — светом их глаз. Появление в темноте светящихся глаз, наводило на меня страх. Я старался ступать осторожно, но в тоже время ускорял свой шаг. Они скоро нас догонят, а до двери мы ещё не дошли. Нужно было только добраться до комнаты повешенного, и мы были бы в безопасности. Возможно… Но мне хватило одного взгляда через плечо, чтобы убедиться, что когда мы проходили здесь в прошлый раз, кто-то отодвинул дверь на несколько километров. И теперь она казалось недостижимой целью.

Главное дойти. Нужно только дойти.

Одна и та же мысль в самых разных интерпретациях крутилась у меня в голове. Я старался сосредоточиться на двух вещах: не спускать глаз с существ и стараться не думать, как далеко до двери. Но благодаря этим мыслям путь до двери оказался намного короче, чем мне казалось.

И когда до комнаты осталось всего несколько метров, мы, не сговариваясь, побежали в неё со всех ног, на что существа сзади ответили жутким воем.

Только бы успеть!

В комнату Я забежал первым и как только Лёха заскочил следом, Я закрыл дверь на единственный замок. Сделав неуверенный шаг от двери, Я повернулся к Лёхе:

— К черту! Здесь живых по ходу нет!

Он ничего не ответил — он просто стоял и молчал. По двери, со стороны коридора, начал раздаваться глухой скрежет. Эти звуки привели его в чувство, и он бегом направился к лестнице. Я решил не проверять остановит их дверь или нет и поэтому сразу побежал за ним.

Судя по звуку они и не собирались ломать дверь — как будто они старались нас больше напугать, но не было никакого желания это проверять.

Спустившись, мы побежали к главному входу, где нас ждали остальные.

— Что случилось? — Спросил нас Андрей.

— Людей там нет! Вообще никого в живых! Там только какие-то существа! — выпалил Лёха.

— Что? — на их лицах застыло нескрываемое удивление.

— Они ели человека!

Все кто нас ожидал, замолчали — новость о каннибалах, от которых нас отделяла только стена, насторожила всех.

— Ты уверен, что нет никого в живых? — спросил, приподнимаясь со ступенек Димон.

— Уверен. Этих существ там сотни, может больше! Все разрушено и запущенно! К тому же мы видели там повесившегося! Не думаю, что он просто так это сделал.

— Повесился? Хм…. Значит и тут можно умереть. — Задумчиво протянул Андрей.

Умереть второй раз? Об этом я не задумался, когда увидел жмурика.

— Как так? Мы ведь уже умерли? — Лена, явно забеспокоилась. — А если мы умрем ещё раз, то, что дальше?

— Не думаю, что хочу это узнать, — произнес Я, садясь на ступеньки.

Все замолчали — каждый думал, о своей возможной второй смерти. Их лица отражали самые разные чувства. Лёха задумчиво смотрел на свои кеды. Лена смотрела на него, она пыталась что-то сказать, то открывая рот то закрывая, но не издала ни звука. На её лице застыл неподдельный страх. Димон лежал на ступеньках и смотрел в небо. Казалось, что выдвинутое предложение его совсем не волновало. А Андрей чему-то улыбался. Что было у него на уме, Я даже не предполагал.

Мы так стояли и ничего не говорили, пока Лёха не решил высказать свое предположение:

— Мы можем умереть только насильственным путем. — он немного помолчал, прежде чем продолжить. — Мы здесь уже около недели, но никто из нас до сих пор не хочет, ни есть, ни пить.

Голодная смерть мне не грозит, так же как и от обезвоживания…. Отлично!

— Отлично, — пробормотал Я. — Что-нибудь ещё заметили?

Надо всё-таки иногда прислушиваться к людям — они могут сказать и что-то полезное.

— Ну… тут так же день сменяет ночь. Каждую ночь полная луна, которая светит не хуже солнца. Но здесь очень безлюдно — кроме вас, мы никого больше не встречали. Видели ещё каких-то животных и… всё.

От нашего мира «Ирий» не сильно отличается, а вот отсутствие других людей меня настораживает.

— Здесь нам делать больше нечего, — нарушил молчание Димон. — нужно двигаться дальше.

Эта мысль была единственным решением из сложившийся ситуации. Оставаться рядом с притоном каннибалов Я не хотел.

— И куда мы пойдем? — спросил Я.

— Не знаю… Мы видели ещё постройки, когда шли сюда. Но они далековато отсюда.

Все опять замолчали. Возможно, они хотели найти и другой вариант. Но его не было.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.