электронная
180
печатная A5
750
18+
Бестолочь. Липовый барон

Бесплатный фрагмент - Бестолочь. Липовый барон

Объем:
622 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-4556-1
электронная
от 180
печатная A5
от 750

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

В качестве вступления

Есть мнение, что окружающий нас мир — это грёзы одного безумца. Кришнаиты по своему верованию этого и скрывают. Если подойти к самой сути их религии утрировано, огрубляя, то весь окружающий нас мир — это грёзы Бога первородителя Кришны, который сам себе внушил что он обычный смертный и живёт, развлекаясь в собственном творение. Кришну «в таком разрезе» легко понять. Кому приятно знать, что всё вокруг него иллюзия и вылечить от собственных грёз не может никто, ведь санитары в белых халатах тоже плод его воображения. Кришна сам себе придумал жену, сам породил верховных богов пантеона, придумал демонов — асуров и их антипод, дэви, придумал мир, людей, круг перерождения — нирвану и прочие. В общем, Кришна развлекается как может…

Так вот, к чему это я клоню свою мысль. В какой-то момент моей жизни я подумал, что светит мне «дурка» и заботливые, мощные руки санитаров. Очутился я, не зная где и не зная как, в каком-то месте, хотя тут я лукавлю. Теперь я очень даже хорошо знаю где я очутился, и имею представления, как сюда попал.

Попал я в мир Раян и через два дня вышел из лесу к людям на свою голову. Переместился я в этот мир или по причине того, что я умер — утонув в глуши Карельских лесов и озёр, или меня сюда закинуло по причине местной аномалии. Первое время мне было непросто, я не знал языка и понятия не имел о местных обычаях, законах, культуре, за что в общем-то и получил от моего наставника прозвище «Бестолочь».

Теперь отдельно по моему наставнику. Я сдуру прибился в оруженосцы к бродячему рыцарю. Почему сдуру?! Так потому что ни один здравомыслящий не станет губить свою жизнь такой дуростью. Бродячие рыцари в отличие от оседлых не могут производить своих оруженосцев в рыцари, но при этом могут делать со своими оруженосцами всё что им на ум придёт. По сути человек сам себя вверяет в рабство рыцарю и при этом не может выйти из этого рабства. Хотя, тут я опять слукавил, ещё как может выйти из рабства, но только в случае смерти одного из двух, рыцаря или себя самого. Существует ещё правда третий способ стать свободным, это самому стать рыцарем, но эта калитка для бедолаги, что вручил свою жизнь бродячему, автоматически закрыта.

Мой наставник, «кулак ему в ухо», оказался ещё тем садистом. Через неделю моего пребывания рядом с ним, я мечтал его убить и всерьёз готовился к этому. Бить меня мой наставник Антеро особо не бил, ну разве что на утренних и вечерних тренировках, но зато заставлял бежать на своих двоих за его лошадью и не просто бежать налегке, а под весом камней в мешке, что я тащил на своём горбу.

Сбежать от своего наставника я тоже не мог. Антеро мне разъяснил, что «в таком разрезе» меня будут искать и всё равно вернут к нему, а с учётом того что я фигура по местным меркам очень приметная, то долго мои бега не продляться. Убить самому этого садиста в отрытую я не мог, что характерно было познано мной на первых же тренировках.

Ночью же я просто отрубался от перегрузок своего немолодого тела. Вот, как-то так меня угораздило «встрять по полной» из-за моего незнания местных реалий.

Потом, правда, всё наладилось. Я нашёл общий язык со своим наставником подставив того в трактире под раздачу пьяных полноценных рыцарей. Парочка дуэлей моего наставника и наше финансовое положение пошло в гору.

Антеро правда, при этом шкуру немного исполосовали, но это его не особо расстроило. Денег к моменту дуэлей у него оставалось «кот наплакал» и он наверно уже помышлял о «выходе на большую дорогу», в смысле экспроприировать, то, что плохо лежит, а по-простому ограбить кого-нибудь, что я подозреваю он делал не раз. В общем, я вовремя подсуетился.

На выкупе рыцарями своих доспехов Антеро срубил неплохих, по здешним меркам, деньжат. Впрочем, мы ещё пару дней тряслись в таверне. Мой отморозок зализывал раны и по ходу ожидал, что бы рыцари с товарищами отъехали подальше. Встреча с этими типами в забытых Богом землях пограничья нам ничем хорошим не сулила, но это уже мелочи жизни.

Потом нас жизнь немного побросала месить грязь дорог вблизи с центром королевства, но мы вовремя унесли из центра ноги. Лучше плохо жить в глуши периферии, чем от безденежья встрять по полной в центре, где в услугах бродячих рыцарей нуждаются, как «лысому нужен шампунь против перхоти».

Почему встрять? Потому что!

Как ещё можно денег заработать тому, у кого одна извилина, да и то, оставшаяся от удара меча. Вы не подумайте плохо об Антеро, в чём-то мой отморозок идеал, но это что-то явно лежит не в области гуманизма и бескровного добывания денег.

Дальше нас закинула нелёгкая в одно графство в пограничье. Что тут сказать, в конце всё вышло неплохо, но на тот момент я так не думал. Во-первых, Антеро тут уже успел когда-то «накосячить» и по сути приехал «сдаваться с потрохами» на суд местного графа.

Хотя не так. Скорее, всё было так.

Антеро выжидал много лет прежде чем приехал просить прошения.

Опять не так!

«Клал Антеро на всякие прощения» и на этого графа, просто его на жадности занесло, решил деньжат по лёгкому срубить рассчитывая, что его прошлые прегрешения уже забыты. Однако мой отморозок просчитался. Наследник старого графа оказался той ещё змеёй. Но, это я опять забегаю вперёд, лучше расскажу всё по порядку.

Антеро, к моему удивлению, раньше служил у старого графа и был, смягчая выражения, особым уполномоченным графа.

Тьфу ты! Скажу, как есть.

Антеро убивал по приказу старого графа тех, на кого тот укажет. Способ простой, перчатку в рыло и фразы что-то вроде: «Ты подлец и негодяй! Доставай железку! Я вызываю тебя на дуэль!». В общем, был в роли убийцы, только облачённого в доспехи убийцы.

В какой-то момент Антеро, толи перестарался, толи старый граф решил его слить, как ненужного свидетеля, толи за какого-то там барона вступились крайне жёсткие люди, но по факту моему отморозку пришлось делать из графства ноги.

«Смех котам, а саблезубой мышке слезы», но мой отморозок имел один серьёзный сдвиг по психике. У Антеро была идея фикс иметь свой маленький феод, ну там деревеньку-другую и вдруг все его мечты смыло в унитаз.

На старости лет Антеро оказался бродячим рыцарем со всеми вытекающими из этого поражениями в правах.

Хуже того, в постоянном состояние безденежья, и как следствии не совсем гуманным поведением… Я это к тому, что до встречи со мной, как я подозреваю, Антеро жил за счёт «грабежа награбленного». В общем, Антеро на старости лет всё же «пробило» и он явился с покаянием.

Граф, та ещё скотина, предоставил выбор от которого нельзя отказаться. Либо две подвешенные тушки на воротах его замка, либо работа по старому профилю моего отморозка.

Сразу отвечу на вопрос, почему должно было висеть две тушки, а не одна, то тут всё просто. Я оруженосец, я подчинённый преступника, значит я сам соучастник, и никого не колышет, что преступление было задолго до меня.

Ладно, не буду долго «лысого втирать», кто долго «сидел на кортах», тот поймёт мой апофеоз. «Короче», согласился Антеро «на тухлую работёнку». То, что «работёнка тухлая», даже я понимал, хотя «сам ни бум-бум» в местной политике и обычаях.

«Завалить» надо было каких-то пришлых, что приехали из соседнего маркизства посрамить местную военную элиту на турнире графа.

Само собой, дело надо было сделать до турнира и посему нам выпала великая честь побывать на балу у графа. Для всех официальной причиной нашего пребывания на балу, был повод судейства нового графа над старым вассалом отца, но «по натуре» на балу должна была произойти резня под красивым названием дуэль.

Опять отойду в сторону и поясню причину своего пребывания на балу. Мой отморозок выбил это право для меня чисто из меркантильных соображений! Тут он сделал всё чисто. Молодец! Не в наших же поношенных шмотках появляться среди элиты! Для тех, кто не знает, хорошая материя в средневековье цениться на вес золота, а граф итак богат что бы «жаться» из-за каких-то тряпок. В общем, были мы на балу.

Поначалу нам не везло найти потенциальных кандидатов в покойники, зато я по-настоящему успел оценить местные моральные устои золотой молодёжи. Опять-таки, выражение «золотая молодёжь» тут имеет прямое значение, потому что мажоры тут носят золотые баронские цепи, в отличие от голодранцев вроде простых рыцарей, носящих серебряные цепи.

Так вот, бароны, честь, достоинство… Засранцы и уроды… Жалко девочку, но что никто не видел, а только все только подозревают, того считай и не было…

Моя роль была ролью заводилы, шута на которого поведутся покойнички, что я как-то само собой сделал на пять. Более того, я как обычно перестарался. Вместо одной дуэли состоялось два вызова на дуэль.

Тьфу ты! Опять забегаю вперёд!

Один из покойников решил наказать меня как простолюдина! Шкуру мне спустить плетью, а пятьдесят ударов плетью мало кому удавалось пережить, но за меня вступился мой отморозок. Дескать, моя вина устанавливается только посредством поединка, виноват сдохну, не виноват выживу, а граф, которому было выгодно два покойника от конкурента вместо одного, на это «подписался».

Мне дали временную присягу и временное звание рыцаря! К слову сказать, небывалая честь, которую я после должен ещё подтвердить каким-либо подвигом, но тогда я об этом не задумывался. Тогда я думал просто выжить и плевать на завтра! Дурачок, в общем!

По словам великого Сталина: «главное, не кто как голосует, а кто как считает», так же и в моем случае, местный хранитель порядка явно подсуживал нам с Антеро.

Нам «прокатило по полной». Судья, то есть граф, пошёл на ещё один мелкий перекос в мой адрес. Мне было дозволено навязать покойнику барону своё орудие, а именно ножи. Кто не в курсе, то поножовщина это больше рукопашная чем фехтование, и мне посчастливилось отделать только испугом, что нельзя сказать о моем сопернике. Так сказать, опыт ножевого боя имеет каждый кто рос в девяностые, при условии, что он не был в категории «терпил»… Что тут сказать, выжил и всё…

Мой отморозок тоже «не дал маху», хоть и старик. Двух из троих мы убрали, а третий оказался умнее и «не влез в подставу». Потом мы ещё созерцали его подвиги на турнире.

Так себе турнир. Судейство то ещё, против пришлого явно выставляли непростых «перцев», и он получил своё.

На турнире мы сорвали большой куш на ставках. Я попутно, по глупому стечению обстоятельств обручился с пригретой нами девушкой определённой местными в шлюхи, но вовремя спасённой, прежде чем она стала «официальной шлюхой» и обязанностью делить частью заработка с графом. Пил с гномом. Потом я по пьяни выбил зуб его брату, проживающего у барона, а он мне одной «колотухой» поставил синяк на пол лица…

Тьфу ты, опять забегаю вперёд…

Мы с гномом оружейником пропивали коней наёмников, успокоенных до приезда в столицу графства, ремонтировали доспехи Антеро. Ну, как-то так, жизнь состоит из мелочей…

После турнира граф нас озадачил по полной. Этот урод, решил избавиться от лишних свидетелей, но сделал это хитро и под благовидным предлогом. Эта скотина послала меня на заведомо невыполнимое задание. Вроде, что тут такого, скататься в соседние баронство и передать бумаги от лица графа о предложение сменить вассалитет с королевского на графский?! Наивные! Барон, человек с репутаций железного слова! А он обещал вешать на стенах послов от графа и маркиза «до кучи», оба его уже всерьёз достали!

Что бы я не сбежал, граф предоставил ко мне своих людей. Первое время я думал, что меня до барона не довезут, а прикопают неподалёку от местной столицы графства. Обошлось. Граф, прагматичная скотина, не сколько меня устранял, сколько получал после моей смерти в петле, повод для войны с бароном и это перевесило мою скоропостижную смерть недалеко от столицы графства.

Антеро кстати, оказался не таким дебилом каким я его счёл поначалу, он напросился у графа сопровождать меня в поездке. Ему тоже не было резонна оставаться в графстве, где его ждала официальная смерть от старости, а то, что в его спине торчит смоченный ядом кинжал, никого не волнует.

Дать деру мы не могли, уж очень хорошо «нас пасли» и оставалось только полагаться на волю случая. Что тут сказать «фортануло, да и только»!

В последствии всё оказалось не так плохо. По приезду в баронство я обругал местной разновидностью мата самого барона, случайно оказавшего на стене. Барон настолько «прифигел» от моего поведения, что забыл о своём слове вешать послов и удосужился на личную встречу, где я ему сдал со всеми потрохами графа готовящего военную экспансию.

Антеро тоже не дурак и под благовидным предлогом успел смыться от наших конвоиров, типа мне в усиление, а «эти дубы» только счастливо махали ему ручками вслед. Конвоиры думали, что Антеро «крышка» заодно со мной, но они просчитались. Барон не то что бы встретил нас как родных, но вешать сразу не стал, за что ему огромное спасибо.

Дальше пьянка, в общем, мы чудили. Я умудрился опять огорошить барона и вызвался тем дебилом, что берет удар на себя. По сути я навязал ему свою идею стать подставной фигурой для убийц, в обмен на свою свободу и место в гвардии короля. Стал липовым наследником барона, для того что бы его бастард сумел добраться до короля и вступил в наследство «в облом» графу и маркизу.

Так, упуская подробности, я с Антеро доехал до столицы. Вашу мать, как меня достало попадать из огня в полымя…

Ах да, совсем забыл! Зовут меня Влад. Старый, обленивший, заплывший жиром менеджер в прошлом. В ещё более ветхом прошлом, бывший реконструктор, хотя в отношение «моей грядки» и меня в целом, уместнее будет сказать «отмороженный файтер» из категории «Грибных Эльфов». Кто в курсе течения рекоров, тот слышал про эту «грядку», а кто нет, тому Валидол и «Гугл в помощь», читайте «Сказки Тёмного леса»…

Часть 1.
Мифы о благородстве благородных

Глава 1. Столица. О бренном, «пупырчатой жабе» и нелепостях жизни

Моя жизнь — это постоянный круговорот «Чёртова колеса». Сегодня я коне, а завтра «спасаю свой зад от коня». Раз уж так зашло дело, то расскажу о своём коне. Своим первым в жизни конём я обладаю всего месяц. За это время я «с горем пополам» научился не падать из седла. Надо же было так случиться, что эта скотина сбросила меня почти у самых ворот на въезде в Шакти, столицы королевства Скаген.

Я улетел на землю и по приземлению занимался не только спасением своей чести от хохота случайных прохожих, но и спасением своего зада от копыт разбушевавшейся скотины. И какая муха эту заразу укусила?

Кстати, по поводу мух, мух в окрестностях столицы и в самом деле много, такие жирные, жужжащие оводы, которые довольно больно кусаются.

Впрочем, причина моего бесславного падения наверняка не оводы, а банальная течка у кобылы. Я не думаю, что мой зад заставил привстать фалос у коня, не настолько я симпатичный в этом плане по сравнению с кобылицей. В общем, выползая из-под копыт беснующейся скотины, позору я хлебнул изрядно.

Горожане, стражники на воротах, мелкие купцы и Антеро «до кучи», хохотали так, что я хотел сквозь землю провалиться. Описывать свои эмоции и первые слова не буду. Достаточно того что я назвал своего коня «конской колбасой», уж очень меня эта идея в том момент вдохновила. Так, по прошествии месяца без постоянной клички, мой конь приобрёл имя «Колбаса».

В дальнейшем моё общение с Колбасой заключалось в словах, цитирую: «Колбаса! Колба-а-а-ска. Иди сюда мой хороший, я тебя морковкой угощу. Не кусайся скотина! Мои пальцы это уже не морковка! Зараза я тебя сегодня же отведу до ближайшей скотобойни!».

Впрочем, мои отношения с этой скотиной — это мои отношения. Касательно дальнейших событий, то мы с Антеро уплатив плату за въезд прибыли в столицу.

* * *

Первые впечатления о себе столица оставила не самые хорошие. Наш путь лежал с северного тракта, а это значит, что нам пришлось проехать сквозь пригород. Район пригорода северной части местными называется Вонючий город.

По сути это обычные трущобы. Извилистые, узкие тропки улиц между лачугами; голодные попрошайничающие оборванцы; ворьё; жульё; нищие; рэкетиры; дешёвые, грязные шлюхи; угрюмые работяги, спешащие на работу; мелкие торговцы — лоточники; «сивушная пьянь» и группки крепких «быков» по пять-шесть человек патрулирующие районы и следящих за порядком на территории их боссов.

Сразу после Вонючего города начинается Грязный город. Грязный город это уже территория самой столицы, это промышленные кварталы, кварталы гильдий, мастерские, ремесленники, склады, лавки мастеровых и прочие производственные возможности, без которых ни один город не может обойтись.

Грязный и Вонючий города разделены глубоким рвом и пятиметровым валом, внешняя сторона у которого стёсана под шестьдесят-семьдесят градусов, а внутренняя растянулась длинной насыпью около сорока градусов. Поверх вала установлена трёхметровая, деревянная стена из брёвен, вкопанных в землю. Так себе укрепление, но толпе голодных отбросов общества с ходу такое укрепление преодолеть не получится.

Ворота у вала со рвом обычные, деревянные, даже не обиты медью и больше напоминают ворота от склада. Как раз у этих ворот произошёл печальный для меня инцидент с моим падением и разгулявшимся жеребцом.

* * *

На моё удивление у городских ворот с меня впервые в этом мире потребовали документы. Я уже хотел «набычиться», «послать всех лесом», «я дворянин, а не абы кто, знай своё место быдло», но увидев предупредительный, молчаливый взгляд Антеро оставил нелепые замашки.

Пришлось порыться в сумках и достать рекомендательные письма, так как подорожной с отметками пути у нас естественно не было, до этого никому и в голову не приходило требовать какие-то бумаги с двух рыцарей, чтобы поставить там печать и подпись.

Антеро мне позже прояснил, что столица живёт по своим правилам и по уму надо было потратить время для объезда Вонючего города, что бы к нам не придирались на въезде в Грязный. Высшая знать этим путём не ездит, а безземельным рыцарем в столице не рады.

И в самом деле, вы что думаете, нацепите на себя рыцарские цацки, и все тут же преисполнятся пред вами почётом и уважением?

Ага, как же! Хер там плавал! Безземельные рыцари местными рассматриваются как убийцы, грабители, в лучшем случае наёмники и имеют самое низкое звание в местном табеле о рангах.

То, что мы безземельные заметно сразу. Мы не на боевых конях — Дестриэ́, а на обычных скотинах, над нами не видно тряпок штандартов, с нами не путешествует с десяток слуг, оруженосцев и воинов копья. Вывод: «ещё одна воинствующая шантрапа пожаловала мутить воду в оплоте света, добра и справедливости».

Инцидент падения с жеребца имел самые плачевные последствия для моей репутации и послужило дополнительным стимулом что бы проверить у меня документы. Стражники из-за отсутствия у меня навыков джигитовки вообще смотрели на меня как на гавно, чернь смеялась и приходилось удерживать себя в руках что бы не взбеситься и не повести себя как хотелось бы. В общем, я чувствовал себя сраным д'Артаньяном при въезде в какой-то город, когда тот появился на убитой годами кляче.

* * *

Столица не порадовала меня ценами. Нет, я конечно предполагал, что цены будут завышены, но не настолько же. Только за один въезд в город с нас стряхнули по серебряной с человека, а дальше вообще начался мрак.

Мы остановились в дешёвом трактирчике на стыке Грязного города и Перевалки, области на востоке Шакти отвечающей за распределение, сортировку, хранение товаров, а также крупным рынком их сбыта. Место, скажем так, не самое популярное среди знати, тут живут люди попроще. Однако цены даже здесь кусались. За простой, суточный постой в трактире пришлось выложить чуть больше серебряного с человека, плюс двенадцать медяков за постой двух лошадей.

Они тут совсем охренели! За такие деньги в пограничье можно жить три дня, а то и все четыре! О ценах на алкоголь вообще лучше молчать, ладно бы цены просто вдвое завышены, но тут, «швабру им в зад», «сивуху» по цене элитного пива продают.

Как оказалось, мы приехали не в самое лучшее время для туризма — урожай собран, высшая знать съезжается в столицу что бы кутить. Там, где одни начинают безудержно тратить деньги, другие завышают цены, третьи стремятся в столицу вслед за высшей знатью рассчитывая поиметь свой интерес.

Вот, как-то так, всё происходит в жизни. В общем, первые впечатления о столице у меня сложились не самые лучшие.

* * *

Наскоро перекусив и выпив с дороги по паре кружек, мы начали решать свои дела. Признаться, за всё время в пути я не раз думал, что буду делать в столице, но реальность оказалась совсем не такой, какой я её представлял. Время едва перевалило за полдень и вроде бы решай дела, но меня поправил Антеро. Безземельный смотрит на вещи проще и опытнее. Моя идея сразу поехать по адресам в рекомендательных письмах была отметена как заведомый бред. Не так решаются вещи в столице.

Во-первых, искать адреса в крупном городе та ещё прозаическая задача, ты можешь искать чей-то адрес по всему городу, а он тебе назло будет у тебя прямо под носом. Во-вторых, не мешало бы узнать, куда и к кому мы едем. Ну, и в-третьих, бродяге сегодня было просто «влом» кого-то искать, дорога выдалась долгой, не всегда была приятной и просто банально хотелось слегка отдохнуть.

Мой дегенерат предложил в целом неглупую вещь, заехать куда надо и там на месте всё решить. Сказано-сделано, на том и порешили. Ехать пришлось в Скотный двор, ещё один крупный район города, промышляющий торговлей скотины, птицы, рыбы и прочим из живностей. Сама дорога заняла пару часов, а может и больше, время как-то незаметно летело под новыми впечатлениями.

* * *

Сейчас, я по идее, должен описывать вонь, нищету, убожество средневековья… А вот и хрен! Сами думайте и представляйте, что я испытывал. Достаточно того факта, что я прифигел от происходящего. Пару раз пришлось даже освобождать ногу из стремени и давать по самым наглым рожам попрошайничающих мальчишек. Пацанва бросалась чуть ли не под копыта коня и тянули меня за стремя.

«Фу-у, какой ты невоспитанный, мерзкий и гадкий хам! — начнёт втирать мораль какая-то дура — Бить ребёнка это же мерзко!».

«Слышь ты овца, я честно хотел всё сделать по морали нашей эпохи, но тут от такого только хуже!».

Я конечно, денег на ветер не кидал, подаяний не делал, но «уличная шантрапа» видимо сделала насчёт меня как-то свои выводы и несколько минут с меня «канючила» деньги. Самые наглые цеплялись за стремя и тонкие ручки тянулись к моему кошельку.

С бродягой всё проще, он один раз посмотрел на кого-то сердито и к нему не лезли, а я поначалу дал слабину. Дал слабину и любой малолетка знал, что надо напирать, авось что обломится. За первым кто «не отгреб» последовал второй, третий, шестой и все ко мне лезут! Либо давай всем, не шестерым, а так навскидку сотне-другой, либо действуй иначе.

В общем, под умудрённым взглядом моего дегенерата, наставника «хрен ему в ухо за всё былое» я сделал так, как сделал.

И! О чудо! Хромые начали видеть! Слепые научились бегать! Голодные достали откуда-то огрызки яблок и «запульнули» в меня остатками фруктов. Всего-то и надо смачно «прописать с ноги» самым наглым, что тянут руки к кошельку и «исцелений произошло больше чем на Нагорной проповеди у Христа», хотя конечно, Иисус там насколько помню, никого не лечил, а просто вещал.

Ещё раз, для самых тугодумов, «со своим уставом в чужой монастырь не лезут». Нищета — это система и я неспособен эту систему изменить, даже если бы я был богаче самого короля. Нищему нужна не рыба, а удочка и у меня этой удочки нет! «Прописал с ноги самым доставучим» и тем спас остальных «от отгреба» — принцип меньшего зла в действии.

Я не «Добрый Сорос, с его замутами, продажи Родины по частям». Я — просто я. Меня не трогают, и я не трогаю.

* * *

В дальнейшем, я неоднократно поминал всуе Ивана Сусанина. Антеро, «абордажный лом ему во все щели», тем ещё оказался проводником. Мы петляли по узким улочкам столицы, несколько раз пришлось возвращаться обратно, когда мы заезжали в тупики. В целом, бродяга не виноват — из него такой же столичный житель, как из меня балерина на пятый день запоя, он был в Шакти раз или два раза за жизнь, да и то проездом. Впрочем, до нужного места мы всё же добрались.

Нашим конечным пунктом оказалась какая-то забегаловка с громадной, выцветшей вывеской на которой был намалёван брутальный мужик с тесаком в одной руке и офигенно большим мешком в другой руке, наверное, по задумке художника денег.

— Остановимся тут. — сказал бродяга, как отрезал.

«Да ты! Что!» — так и хотелось мне высказать ему всё то, что я о нем думаю. Маты, впрочем, опушу, достаточно того что я о нем подумал.


В забегаловке было шумно. Пиво и вино лилось рекой. У вас наверняка было такое ощущение в жизни, что вы с первого взгляда понимаете, куда вы попали и что с вами будет, если себя не так поведёте. Примерно это промелькнуло у меня в голове, когда я зашёл в трактир.

Всю публику трактира можно было условно разделить на пять частей: наёмники на отдыхе и потому «кривые в зюзю»; наёмники без работы и денег и потому «злые как особисты в тридцать седьмом»; наёмники с работой, но без денег и потому мечтающие поработать грузчиками, в смысле облегчить ваш кошелёк от груза бренного метала; вербовщики и непонятная «шалупень» обособляемые в одну кучу, потому что кто они и что тут забыли, непонятно. Хватало и пьяниц всех мастей, шлюх самого дешёвого пошиба, даже не лицензированных шлюх в стандартизированных платьях, а обычных «синявок», а также было несколько мужиков, вроде бы сидящих наособицу друг от друга, но «пасущих», прикрывающих своего работодателя на найме.

— И что мы сюда припёрлись?! — всё же не выдержал я и спросил у бродяги. Я, стоит признаться, ожидал совсем другого места, где можно что-то полезное себе разнюхать.

— Дурак ты, сэр Ваден! — беззлобно огрызнулся Антеро. — Где ещё новости узнавать, как не здесь? —

— Ну да! А в трактире, где мы остановились, этого сделать было нельзя?! —

— Если у тебя лишних денег много, то можно и там. Монеты трактирщику, по монете мальчишкам на посылках и так пару дней пока им доить тебя не надоест. — назидательно начал мне выговаривать дегенерат, заказывая пиво. — Как был ты Бестолочью, так ей и остался! Сиди и слушай. Я пройдусь по нашим делам. —

Я занял столик к углу трактира и заказал пиво. До кого не доходит, поясню, угол в помещение — это не просто угол, это гарантия что тебе со спины никто не подберётся, люди как-то сквозь стены не имеют обыкновения проходить.

* * *

На моё удивление, хоть в трактире собралась не самая благодушная и законопослушная публика, до меня никто «не докопался». Возможно, свою роль сыграло то, что я был не один, а с Антеро. Бродяга хоть и имеет вид законченного отморозка, но думаю главную роль играет вовсе не это, а то что он в рыцарских доспехах в отличие от меня голодранца в бахтереце. Связываться с рыцарем никто не захотел, ну и на этом спасибо.

Ждать мне пришлось недолго, я даже не успел выпить вторую кружку пива, как мой дегенерат появился в компании с кем-то.

— Знакомься. Это Нетфе. Он тут отвечает за наймы. — пробурчал себе под нос чем-то недовольный Антеро.

— Сэр Ваден. — представился я, осматривая присаживающегося у нашего стола Нетфе.

Надо отметить, что Нетфе не был впечатлён моим рыцарским званием, его чуть насмешливый взгляд словно невзначай прошёлся по моим доспехам присущих большинству наёмников, в общем, зря я начал «пальцы гнуть».

Сам Нетфе представлял из себя плюгавенького мужичка росточком под метр тридцать, между прочим почти средний рост по меркам голодного средневековья. Возраст за сорок лет. Нос неоднократно переломан, части зубов нет и в помине, левое ухо — старательно прикрытое начёсанной чёлкой толи покусано, толи частично обгорело, внимательнее присмотреться не получается из-за чёлки. Плечи узкие, худые, по всему сложению тела заметно, что этот человек не боец. Одежда простая, относительно чистая, сшита грубыми, красными нитками с внешней стороны одежды — навыпуск шва по серой ткани.

Впечатления серьёзного человека Нетфе не производит, но я понимаю, что это обманчивое впечатление. Менеджер по наймам, а возможно и вербовщик подпаивающий простачков, и выглядеть должен соответствующе. В таком деле без «крыши», или хотя бы без «страховки из быков», обойтись невозможно. «Скользкий человек, который себе на уме», такое у меня сложилось первое впечатление о Нетфе.

Нетфе сел за стол, дождался пока ему с Антеро принесут кружки, отхлебнул и на этом пауза в разговоре закончилась. По ходу не один я просчитывал, что за человек напротив меня.

— Сэр Антеро говорит, что вас интересует некоторые люди… — произнёс Нетфе отхлёбывая пиво и словно случайно запнувшись на слове «сэр».

«Понятно всё с тобой голубок. Ты нас не в х… не ставишь. Подумаешь безземельные к нему пожаловали». — думал я, смотря на информатора.

— Это можно устроить, но всё стоит денег… — продолжал Нетфе.

— Сколько? — перебил я словоблудие информатора.

— Четыре золотых. — кратко ответил Нетфе словно речь идёт о мизерной сумме.

— Да ты охренел! Сын дешёвой шлюхи и мытаря! — первым среагировал бродяга. — Да за такие деньги быка и корову можно купить! Ты что думаешь, тут перед тобой герцоги?! —

Нетфе поморщился от децибелов моего отморозка, словно случайно чуть покачал головой и два амбала через столик от нас прекратили привставать из-за стола.

— Уважаемый! Я не понял. Что вам конкретно надо. — выделил слово «уважаемый» Нетфе. — У нас тут не храм святой Мерлены, любая услуга стоит денег. —

— Всё просто. Нужен проводник по вашему городу, ну и хотелось бы узнать, что представляют из себя люди и не были ли они замечены в чём-то. — скороговоркой выстрелил я, пока бродяга не разошёлся по полной. — Услуга плёвая, что тут может быть непонятного? —

— Это меняет дело. Два золотых. — не задумываясь ответил «мутный Нетфе», который похоже решил пропустить мимо ушей, то что его обозвали сыном шлюхи.

— Нетфе ты меня знаешь не первый год! — начал опять расходиться Антеро, но вдруг прервался от едкой усмешки Нетфе.

— Конечно знаю! Но ведь попытаться я должен был. — примеряющее поднял руки мужичок улыбаясь во все оставшиеся зубы. — Ты меня тоже пойми. Появляется сэр Антеро после многих лет, по виду не бедствует, не один, а в компании… Должен же я понять, что вы из себя представляете… Двадцать пять серебра! —

— Пять серебра, иначе я решу, что ваша организация ничего из себя не представляет, раз за пустяковую услугу требует таких денег. Мне проще найти уличного мальчишку, что за пару медяков проводит меня куда надо. — зачастил я, пока Антеро опять не начал «быковать».

— Двадцать. И сообщу о всём что на виду по конкретным людям. — набил цену Нетфе.

— Шесть! Рассказать то, что эти люди ничем непримечательны, я и сам могу. —

— Девятнадцать. День. Я узнаю всё что необычно. — сузил зрачки Нетфе. — Опасно ехать к тем, о ком ничего не знаешь. —

Антеро на последние слова начал подавать известные мне признаки, что он сейчас начнёт буянить. Это он на слова: «опасно ехать» среагировал.

Дебил! Ничему его жизнь не учит! Сам меня сюда вовлёк! Сам понимает, что с этим Нетфе не всё так просто! Сам знает, что в столице с безземельными не церемонится, но опять начинает вести себя как будто он в пограничье! Знать бы где кончается «напускная обезбашенность бродяги», а где начинается «конкретный клин его башки», то я бы так не беспокоился. Антеро, тот ещё игрок — театр одного актёра, зачастую ведёт себя в шаблоне «тупого отморозка», но насчёт того, что он тупой это точно не про него. Насчёт отморозка спорить не буду, та ещё скотина.

— Пойдём отсюда! Мы не поняли друг друга. — сказал я бродяге, выходя из-за стола. Я сам не ангел, но догадываюсь, что в случае серьёзного мордобоя в таверне, крайним окажемся мы. Если дело дойдёт до стали, то на своей территории у Нетфе наверняка «всё схвачено», в этом случае мы попали, нас просто убьют.

Если же мы уцелеем, то на горизонте появится непонятные разбирательства со стражей, а она по словам моего отморозка с безземельными рыцарями не церемониться.


Мы вышли из таверны и я не откладывая задал один вопрос: — И зачем? —

— Что бы ты знал куда обращаться, и понимал, как всё тут делается. — заворчал бродяга, расстроенный тем что он «облажался» в своей идее «пробить адреса». — Не думал, что так выйдет… —

— Зачем?! —

— Привык. — ответил мой дегенерат.

Вот и весь разговор, но смысла в нем не мало. Одним словом Антеро обозначил, привычку что в пограничье он что-то из себя представляет, а в столице не успел перестроится под реалии жизни. Безземельные в столице почти не попадают на плаху, но и до тюрьмы не доживают, умирают при захвате — даже если они и не сопротивлялись. Столица — это не пограничье, где хорошо закованный и умелый может уйти от погони. Столица — это банка с пауками, где одиночки, какими бы они не были отчаянными, ничего не решают.

* * *

К слову сказать, не то что бы мы такие нищие что бы не нашлось девятнадцать серебра, но привычка и «жаба» играют свою роль. Для Антеро, которому деньги последние года не падали с неба «не за хрен собачий, как с куста» — это в прошлом большая сумма, да и для меня удачей не обиженного тоже не ерунда. Вроде бы, что тут такого, ну потратился немного по сравнению с тем, что осталось, но так получилось…

Открою небольшой секрет. На момент приезда в Шакти у меня осталось почти пятьдесят пять золотых, а у Антеро и того больше, почти девяносто. Вроде бы золота «хоть жопой жуй», а мы тут так «зажмотились».

Деньги нам, если честно, «упали» по воле случая на ставках, да и потом кое-что смогли урвать на продаже трофеев. Естественно, нам не просто повезло, а мы знали на кого ставить, но элемент удачи присутствовал, когда мы «надавили на горло своим жабам» и не стали дальше ставить, и как оказалось совсем не зря.

Опытный психолог, да и просто человек знакомый с правдой жизни, сейчас должен воскликнуть: «Да ты брешешь! Родной! Легко пришло, легко и ушло! Не верю, чтобы вы всё не просрали. Не прокутили такие деньги!».

А вот вам и нет. Законы жизни касательно денег, которые «упали как с куста», крутиться вокруг определённых сумм. Урвал денег больше обычного, тут же прогулял с мыслью, что ещё будет. Если же урвал намного больше, то начинаешь сать. Большой куш на то он и большой, что начинаешь думать куда бы вложить, чувствуя, что второй раз так не повезёт.

Да и по большому счёту, а когда нам было потратиться?! В пограничье «напряги» с магазинами, барами и ресторанами. К тому же мы тогда совсем о другом думали. Нас сильно напрягало то, что жить нам оставалось с «гулькин х…". Мы тогда о деньгах совсем не думали, выжить бы и всё на этом.

Потом уже, по прошествии времени, мы успели сообразить, что второй раз так не повезёт, и начали экономить в пределах разумного. Десяток золотых, не спорю, прогуляли на двоих, но ведь почти месяц в дороге провели, треть от этой суммы мы всё равно бы оставили бы в дороге.


В планах у Антеро проскальзывали две мысли. Первая заказать полный доспех у гномов. Вторая прикупить себе маленький феод. Не деревеньку, не хуторок, а просто поместье со своей землёй, чтобы стать полноценным рыцарем с приставкой названия его земли в имени.

Честно говоря, те ещё идеи. Ну, доспехи, ещё куда не шло, вещь крайне полезная и при нашем образе жизни, а поместье зачем?

Не, я, конечно, понимаю, что у бродяги «идея фикс» обладание полным рыцарским статусом и свои маленьким владением, но в его-то годы над этим «заморачиваться»?!

Бродяга не мальчик и жить ему осталось не так и много, он по сути старик. В чём смысл? Ну, купил ты себе поместье, а что дальше?! Жить то осталось пять, ну семь лет и всё? Семьи нет, оставить наследство некому, доходов от приобретения никаких, даже вложиться придётся.

Безземельный без связей и сюзерена, который покупает недвижимость — это мишень для грабежа, да и только. Много ли в одиночку навоюешь или в компании немногочисленных дружинников.

Идти в подчинение сюзерену после приобретения своей земли?! Но и тут не всё так просто. «Ложится под кого-то» это надо уметь, а «мир полон добрых людей». Каждая собака хочет тебя поиметь при таких раскладах и сюзерены не исключения.

Приехал некто, отвалил денег, недолго пожил и не оставил наследников, не жизнь, а просто мечта. Получается, Антеро просто отдаёт деньги своему сюзерену на свои похороны. Землю купил, резко умер, и земля переходит за бесценок сюзерену. Сюзерен имеет право первым, со значительными скидками, выкупить некогда землю его вассала. И в итоге у высшей знати чистый плюс и никаких трат.

Нет, можно конечно и купить землю не у дворянина или вообще не приносить кому-либо присяги, но это не спасает от грабежа. «Что в лоб, что по лбу», одинаково.


Мои планы на жизнь более прозаичные. Осесть в столице, заиметь связи, устроиться про протекции старого барона в армию и расти дальше по карьерной лестнице. Признаюсь, мелькала мысль прикупить хорошие доспехи, но некогда было, да и какие хорошие доспехи можно купить в пути, хорошие доспехи заказывать нужно.

Подумывал я и по примеру бродяги прикупить землицы, заселиться Кайей, растить детей и тут…

И тут я в своих мыслях «обломался». До меня дошло, что в наших с Антеро случаях земля — это просто путёвка на тот свет. Я осознал, что не стоит что-то прикупать сгоряча, а нужно не раз всё обдумать.

Кайю, я допустим, смогу вывезти из графства через наёмных людей, но вывозить надо не «в чистое поле», а когда уже «всё на мази». Когда я буду уверен, что меня «не прикопают» по надуманному поводу или что мой новый сюзерен не пошлёт меня на убой, как некогда граф…

В общем, так вышло, что денег у нас много, а потратить мы их не успели или не смогли.

* * *

— Правильно сделал, что отозвал меня. — после затянувшего молчания брякнул Антеро отвлекая меня от моих мыслей и воспоминаний. — Эта крыса как почуяла что-то… Там, где безземельные разбрасываются деньгами всегда что-то не то происходит… —

Я усмехнулся. Кому ты это рассказываешь старый?! Ты же сейчас не меня, а себя успокаиваешь. Похоже в таверне ты не играл взбешённого, а на самом деле взбесился и мог дров наломать.

— И что думаешь, они бы нас на ножи бы взяли? — спросил я, не понимая к чему клонит мой дегенерат.

— Зачем?! Проще кому надо наводку сделать, и нас либо обнесли бы, либо стража вдруг заинтересовалась бы нами. В любом случае этот ублюдок свою долю получил бы… — Антеро притих, слегка приударил пятками по бокам лошади для её ускорения и уже обгоняя меня добавил. — Завтра сами начнём искать… Хотя чую, что в этом сраном городе у нас это займёт много сил… —

Глава 2. «А ларчик то просто отрывался», или о том, как поиски нам не встали почти ни во что

Вы никогда не просыпались от укусов клопов? Нет! А мне пришлось. До этого, меня это счастье как-то миновало. В трактирах приграничья этих домашних питомцев я как-то счастливым образом избегал. Может играло свою роль, что трактиры в сельской местности далеко не пользуется спросом, разносчиков домашних питомцем в приграничье на порядки меньше, а может клопы не любят деревенских. В общем, я не знаю почему вышло так, что сия скорбная чаща меня до этого миновала.

Почёсываясь и давя гадов, я мысленно всё проклял и понял, что останавливаться на постой рядом с трущобами Вонючего города, было не лучшей идей. Гадом буду, если сегодня же мы с Антеро отсюда не съедем и плевать на более высокую плату за постой в других районах.


Едва только рассвело, и раздались протяжные восемь ударов била по округе, как мы с дегенератом покинули заповедник живности. Даже жрать не стали, решили, что всё равно надо искать трактир получше, а сделать это проще во время дегустации еды и пива.

Кстати, о восьми ударах била. Есть тут интересная традиция в крупных городах обозначать начало и конец светового дня ударами по двухметровой, медной тарелке, висящей на специальном столбе где-нибудь на возвышении. Ну нет в этом мире колоколов или по крайней мере они мне не попадались, вот они и выкручиваются как могут. Зачем бьют по билу мне непонятно, но что характерно, это относится только к бедным районам, в богатых районах такой традиции нет.

Теперь начну предполагать из-за чего так делают, спросить конкретику всё равно не у кого, Антеро такими мелочами не интересуется.

Восемь ударов это, наверное, потому тут неделя состоит из восьми дней. Бьют по утрам и вечерам, наверное, потому что это обозначение своеобразного комендантского часа, но видимо этот комендантский час не относится к знати и уважаемым горожанам, а всякую «шалупонь» за прогулки в ночи могут хорошо «вздрючить». Видимо по этой же причине, в бедных кварталах ходят какие-то дауны и стучат в трещотки, мешая спать беднякам. По всему выходит, что этим звуком обозначается что «не фиг» на улицу вылазить.

Ну, мне как-то сложно представить, чтобы сторожа улиц, звуками трещотки давали знак ворам что там можно воровать, а тут пока я трещу, не стоит. Вот так я считаю, а как на самом деле, кто его знает…

* * *

Утро у нас не задалось. Всё тело чесалось, после вчерашнего в горле сушняк, трактирщик зараза, пытается нас надуть. Нет, ну вы представляете, этот дурак решил, что я неграмотный и в наглую пытался меня обсчитать. Пока я спорил и доказывал свои познания в математике, со второго этажа спустился «злой с бодуна» Антеро и доказал, что лучший математик, это тот математик, который бьёт без лишних слов в переносицу.

Во истину, ситуация сложилась по старой формуле: сопли, кровь, гавно и пчелы. Впрочем, вместо пчёл был раздавленный пальцами клоп, которого бродяга тыкал в глаза трактирщику, пока тот вытирал кровавые сопли по лицу и кем-то там грозился.

Касательно угроз, вот это он зря! Ну получил простолюдин по морде от рыцаря и что?! Да чихал Антеро на твою «крышу»! Ёксиль-москсель, бежим и плачем! Целый барон какой-то, владелиц заведения! Стража блядь! Да вызывай! Мы её твоими же клопами и накормим! Кстати, жуй клопа, гнида!

Не, ну кто просил трактирщика рот на моего дегенерата раскрывать?! Сидел бы молча после «рихтовки лица», а так как грозиться начал, то только Антеро завёл. Раздавленного клопа из-за этого трактирщику пришлось съесть. Потом он с минуту стонал от ударов по пузу ногами закованных в железо…

Бочонок пива мы так и не взяли, хотя Антеро грозился забрать пиво в счёт компенсации урона его чести. Не взяли не потому что Антеро такой добрый, а банально из-за того, что я заявил, что пиво тут дрянь. На самом деле это только одна причина, второй веской причиной было то, о чём я умолчал при Антеро. Банальная смекалка. Найти двух отмороженных рыцарей в городе с бочонком пива гораздо легче, чем найти двух рыцарей без этого бочонка.

Вы что всерьёз решили, что нас за такие поступки стража по головке погладит?! Ага! Счас!

Когда мой отморозок устал пинать трактирщика, мы драпали только так. Летели на лошадях по улицам просыпающегося города со скоростью поноса. У нас была неплохая фора, и со стражей, наверняка вызванной прислугой трактира, мы благополучно разминулись.

Да, и вот что, сразу скажу, чтобы на нас потом не наговаривали. За постой в трактире, еду, выпитое пиво, кормёжку и стойла лошадей, мы всё же расплатились. Я не спорю, что с нас изначально причиталось больше трёх серебра, но блин! Инфляция!

Серебро случайно превратилось в медяшку брошенную на пузо трактирщика. Так сказать, в расчёте. Остальное невыплаченное трактирщику — компенсация нам за моральный ущерб и ненадлежащие качество услуг.

Не, ну какой отмороженный мой рыцарь. Я всё понимаю, ну там «бодун», клопы, но бить в наглую вассала какого-то барона, нарываться на разборки со стражей, которой и повода не надо что бы нас вздрючить по полной.

Сейчас, кто-то там завыл про честь, пиры, дуэли, кодекс, разницу в сословиях между рыцарями и простой стражей! Ну вы и даёте! Вы на какой планете живете?! Насмотрелись дешёвых, мыльных опер для домохозяек с чистенькими, гладко выбритыми, жеманными фаллоимитаторами вместо рыцарей и что-то начинаете мне «гнать». Не поленитесь покопаться с истории средневековья «Земли матушки» и сравните с тем, что показывают на экранах.

Ещё раз напомню! К безземельным, бродячим рыцарям в столице особое отношение. В столице своих убийц, разбойников, грабителей и без бродячих рыцарей хватает. Про насильников неслучайно не упоминаю. В мире Раян своё отношение к женскому полу, и нашими мерками судить о их быте, некорректно.

* * *

Спустя пару часов после событий с «раскулачивание трактирщика» мы осели в одном забегаловке, так сказать, поправить здоровье. Здоровье мы поправляли неторопливо, будучи уверенными, что теперь нас никто не найдёт. Шутка ли, промчались галопом по Перевалке, затихарились в Скотном дворе, неспешно проехали по Посольскому городу, а после свернули на Зареку.

В целом нам повезло. Рано утром у стражи, наверное, была пересменка. Пока суть да дело, то наш след уже простыл. Ну и помогло то, что с утра на улицах просыпающегося города, народу не так и много. Не пришлось ползти со скоростью черепахи бранясь на пешеходов и обещая им нагайкой по хребту за медлительность.

Теперь о насущном, то есть о «двух баранах», которые рыскали по «округу Твердь» в поисках нужных адресов. Казалось бы, чего проще найти в городе нужную улицу и дом?

Ну, как сказать. А тут есть названия улиц?! Тут о таком даже не слышали! Какие названия улиц?! Какие номера домов?! Тут всё сводится к нудному описанию пути к нужному дому и нет никакой систематизации. Ещё больше напрягов начинается, если нужный тебе владелиц дома переехал, дома то называются по имени владельца, со всей вытекающей путаницей в случае переезда.

У некоторых возникнет вполне резонный вопрос, почему бы не воспользовался описание проезда к нужным людям? А вот тут вся собака и порылась. Нет у меня больше этих описаний. Были, не спорю, но больше нет. Антеро, «в зад его мой бешеный Колбаска», начудил.

Изначально у меня была целая инструкция от барона Агира, куда и как проехать по столице. Где и как я её посеял, уже неважно. Так-то я не очень волновался по поводу пропажи. Всё равно я «ни бум-беса» не понимаю в местных каракулях, а о том, чтобы обучиться местному письму, и речи не идёт. Тут в ходу не фонетическое письмо, а смесь рун, иероглифов, пиктограмм и прочей тряхомудии. Естественно, у меня был дубляж описаний проезда на русском языке, который я составил по свежей памяти сразу как расстался с бароном. Я разумно решив подстраховаться, так как своей памяти не доверяю…

Теперь о дубляже. Зайду немного издалека, что подготовить самую стеснительную и наивную публику. Как бы это сказать. Средневековье. Мыться любят не все, тут от этого чаще болеют. Гигиену тоже соблюдают, кто во что горазд. В общем, не буду «тянуть кота за яйца»…

Я на свою голову научил бродягу подтираться после «больших дел», а не только после поноса, когда хочешь, не хочешь, а подтираться придётся. Так-то подтираться он естественно сам умел, но пользовался далеко не всегда. А тут, так сказать моё влияние на него, и его влияние соответственно на меня. Переняли некоторые вещи друг от друга…

Так вышло, что в моё отсутствие мой дегенерат подтёрся нужными мне записями процарапанными на бересте. Откуда ему было знать, что это не просто клочки бересты, а мой словарь, важные вещи и прочие, что нужно помнить. Наши дорожные мешки давно стали общим достоянием, так что такой вариант событий рано или поздно мог случился. В общем, приручил я на свою голову бродягу хоть отчасти соблюдать гигиену…


Теперь по самим рекомендательным письмам, которые я должен был вручить. Письма — это такие свёртки, скатки пергамента в форме трубочек, запечатанные воском с оттиском печати барона. Вскрывать переписку, проблем потом не оберёшься. На крайний случай мы и на это пойдём, но пока можно найти нужных адресатов своими усилиями, старались оттягивать этот вариант.

Как найдём, если мы описаний расположения домов не знаем?! А имена на что? Я помнил парочку имён и хотел на этом сыграть. Да, и вот ещё что, на самих свитках было указано кому какой свиток вручить.

А вот ты и прокололся! Теперь вы меня «прижали к стенке»! Теперь понятно, что нам все имена известны! А вот хрен! Не буя нам неизвестно! Я и Антеро неграмотные!

Постой! Антеро вроде «шарит» в местных порядках и законодательстве! Антеро же рыцарь, значит грамотный и тому же он спокойно ссылается на местные законы, прецеденты, сыплет подробностями статей таких-то! Ну и как он это может делать, если читать не умеет?!

Да запросто! У них тут целый комплекс из наук необходимых высшему и низшему сословию. Конкретно по рыцарям, то они заучивают законы, правила поединков в разных областях страны, да и многое другое, что необходимо знать военному сословию.

Некоторых сразу успокою. Мне самому, до событий с потерей моих записей на русском, и в голову не приходило, что мой дегенерат не умеет читать, уж очень он уверено цитировал закон от короля какого-то под номером двести с чем-то. У местных жителей, как оказалось, память намного тренированнее по сравнения с современными жителями Земли.


Суть да дело, мы слегка встряли. Нет, конечно же мы могли заплатить нужному человеку что бы он прочёл имена на свитках и уже от этого крутиться. Только в чем смысл?! Платить какому-то сморчку за пятнадцать секунд чтения как за чтение целого письма?! Перебьётся! Услуга по чтению не из дешёвых, а у меня в памяти пара имён присутствует.

В итоге, мы раскатывали по округу Твердь надеясь на моё озарение, инсайт, когнитивный резонанс и прочие. Что тут сказать, Зарека — кор Дален был первым в моей памяти, а «язык до Киева доведёт». Кор Дален нам-то остальные имена и подскажет.

* * *

Сейчас по идее, должен расписывать вам как всё у меня прекрасно сложилось, из категории, есть проблема и сразу её решил. Материться не буду, по крайней мере прикладываю к этому все усилия.

После не увенчавшихся успехом поисков мы осели с Антеро в таверне и начали пьянствовать. «А кто без греха?! Вам тогда надо кидать камни в сторону Иисуса!».

Пили мы без энтузиазма, так, пили просто потому что бы пить. Если честно, то мы стали кочевать из одной таверны в другую. Даже пьяные мы понимали, то, что сегодня «обломали» зажравшегося содержателя таверны, и то, что нас наверно ищут. Ну и «флаг им в руки». Искать в округе Чернь и искать в округе Твердь, куда не всякого пускают, это две большие разницы.

Странная наша натура, сам себе поражаюсь. На спиртное у нас деньги всегда находится, но на деньги для проводника или деньги для прочтения письма «мы жмотились, как последние прапорщики перед ревизией за двадцать лет».

Кочуя из таверны в таверну, мы как-то незаметно перебрались в Странный город. Странный — это потому что тут в основном живут книжники, поэты, музыканты, жрецы, писари и прочие кто умеют читать. Предполагаю, что это очередной мой «пьяный закос». Подсознание, «мать его за ногу», сыграло на моем стремление прочитать имена адресатов. «Мудачья натура» хотела прочтения «на халяву», а что?! Делов-то на пятнадцать секунд! И за что платить-то?!

Мы, едва держась на конях, приехали из округа Твердь в округ Чернь. Писари они же ремесленники, вот и живут за чертой округа Тверди. Хотя надо отметить, что живут писари лучше чем в Грязном городе и даже лучше, чем в Чистом городе! Странный город, он же «Клякса», он же «Чернильница» и прочие местные самоназвания, оказался вполне нормальным районом.

В какой-то таверне я «встал рогом» и заявил, что тут мы и остановимся! Антеро поначалу меня не понял, но я был убедителен. Вам, блин, смешно, но я увидел то, о чём втайне мечтал. Ванна!

Нет, конечно, самой ванны я не увидел. Я просто увидел молодощавого старичка с чистой головой на первом этаже трактира. Что тут со мной пьяным произошло, сам не знаю. Тело чешется от клопов, во рту перегар, корка грязи на теле такая, что можно полсантиметра грязи стесать, а тут кто-то появляется чистенький как «не знаю кто». И вы что думаете, я не принял действий?!

— Бармен! Бадью мне в номер! Что?! Поправка! Две бадьи в два номера!… Ну да дорого… Две бадьи, в один большой номер! — последние что я помню перед тем как уснул.

Уже потом я проснулся, выползая каким-то чудом из-за стола. Горячая вода ненадолго отрезвила меня, а потом я погрузился в катарсис. Я опять ненадолго задремал.

Вылез из бадьи я новым человеком. Шутка ли мыться раз в месяц?! И дело не в том, что я нечистоплотный. Вы что думаете, что тут в каждой таверне имеются бадьи для помывки?! Может вы думаете, что тут на каждом углу за гроши продают мыло или духи?! Насчёт мыла не уверен, но духи тут есть, но блин, стоят как «непокрытая девственница», то есть относительно дорого для рядового человека.

* * *

Из номера вниз трактира мне пришлось спуститься в «горке» с серебряной, рыцарской цепью поверх кителя для солидности. Принято тут так выпячивать своё дворянство и не мне этот обычай менять.

Сознаюсь, я поддатый как-то легко согласился на дополнительную услугу, навязанную расторопным лакеем, почистить мой выездной костюм. Мне тогда в голову полезла всякая чушь, что мне ещё с важными людьми встречаться и лучше это сделать в чистой одежде.

Пока мои шмотки стирались и чистились, пришлось спускаться в трактир в том, что было, а выбор у меня не особо богатый.


У меня до сих пор нет даже своего сюрко, а не то что бы дополнительного комплекта средневековой одежды. То, что «горка» местами прорвана и заплатана заботливыми руками Кайи кусками грубой, местной ткани меня не особо волнует. «Горка» тут смотрится необычно, а сама форма из тонкой материи, что считается местными знаком высших сословий. Поэтому особых сомнений в своём поступке я не испытывал.

Да и вот ещё что. Я не то что бы такой алкоголик, хотя временами не сдержан, но «жрать потянуло, как Гитлера на войну». Антеро дремлет в деревянной бадье, ну и пусть спит.

В таверне я забился с самый дальний и тёмный угол. Не то что я бы я такой «бирюк», но привычки никуда не деваются. Странный город, конечно, относительно спокойный место, но осторожность не помешает. Время позднее, народу в таверне почти что нет, но Антеро дремлет в ванной наверху, а я без доспехов и меча. С ножом и кинжалом особо не развернёшься. Короче, расслабился в одном, поднапрягся в другом.

* * *

Вечер стремительно перетекающий в ночь. Выбор блюд само собой был небогатый. Ел то, что осталось на кухне, но сразу признаюсь даже объедки тут лучше чем «блюдо от шефа» в предыдущем клоповнике.

Пил умерено, понимая что завтра новый день и новые поиски, а значит и новые таверны, новые пьянки, новые напряги, пускай печень немного отдохнёт.

От нечего делать я временами косился в освещённую часть таверны. Но, по сути, там смотреть было не на кого. Народу всего под вечер сидело человек пять, немало, если учитывать что это не квартал работяг, а работников пера.

На троих клерков даже взирать было неинтересно, быстро ели, быстро расплачивались и уходили. В темени другого угла сидел кто-то одетый в грязное рубище и пил, да так пил что нам вдвоём с бродягой за ним не угнаться. Что он тут забыл непонятно. Как и откуда у него деньги раз он в таких обносках?! Пятым был не менее странный тип.

Подросток лет шестнадцати. Худой, невысокий даже по местным меркам, всего метр десять или чуть менее, если доверять своему глазомеру по поводу сидящего. Лёгкий пушок на щеках, на морде прыщи. Много дрочит парень от того и гормональные сбои, выражаемые прыщам на лице. Одет в поношенные, но чистые тряпки. Дублет на теле или что-то подобное ему, на ногах узкие штаны и мелкие полусапожки. Однако на шее нет цепи поверх дублета. Дворянин?! Одежда дворянина, но цепи нет. Видать один из многих сыновей мелкого дворянина и своей цепи ещё не заслужил. Что он тут забыл?!

Можно предположить, что он сын рыцаря, и по всему далеко не наследник. Второй-десятый сын у бедного рыцаря, который и с первыми двумя сыновьями не знает куда их пристроить, а не то что некондит по местным меркам. Слишком тщедушный паренёк и воинская стезя сразу видно не по нему.

Паренёк заметил моё внимание к нему и поначалу стушевался. Покрылся румянцем, зачем-то озирался по сторонам, видимо проверяя на него ли я смотрю.

Мне, если честно, до него не было никакого дела, но просто скучно, «а за погляд денег не берут». Мне было просто интересно разгадать его загадку, кто он и что тут делает. Так сказать, применение на практике своих анализаторских способностей, как говорят в подворотнях «считывание человека».

Паренёк на моё удивление оказался толи дерзким и непуганым, толи непонимающим по наивности. Паренёк начал в открытую рассматривать меня.

Мы какое-то время пялились в отрытую друг на друга, а потом, я подавшись порыву, поманил его рукой к себе. Мол, «иди сюда паренёк, счас с тобой порешаем».

Паренёк «затушевался», но всё же встал из-за своего стола и дошёл до моего.

— Что надо? — начал я грубо. — Ты кто?! —

— Я… кор Ягус… — начал паренёк, но я его перебил.

— И чо надо?! —

— Да я… —

— Ладно. Садись парень. В ногах правды нет. Пьёшь? — себе на удивление я пошёл на мировую. Паренёк невысокого роста, чихнёшь и он сложится. Стоит, мнётся, не понимает или не знает, как опасно пристально смотреть на кого-то, если у тебя в руках не Калаш или за тобой не стоят отмороженные люди.

— Садись. Садись! — продолжал я. — Что тебе интересно? Я же вижу, что у тебя интерес. —

— Ваша одежда… сэр? — сказал паренёк, присаживаясь за мой стол.

— Кор Ваден. — представился я, самовольно добавив дворянскую приставку к имени, хотя знаю, что право на это не имею. — А что не так в моей одежде? —

— Она необычная. Вы из далёких краёв? — вдруг прорвался из паренька интерес.

— Мечтаешь о далёких краях? Приключениях, подвигах?! — усмехнулся я.

Парень смущённо замолчал. Я его понимаю. Некондит выросший в стезе рыцарской бравады «по любому» чувствует себя ущербным и пытается это как-то компенсировать. Ему нужны рассказы о далёких странах, убитых чудовищах и драконах, спасённых девах, которые тут же благодарят своего спасителя страстным и горячим поцелуем и через несколько лет ухаживания даже соблаговолят на ночь с героем. «О времена, о нравы! Если бы молодость знала! Если бы старость могла бы!».

— Что не так с моей одеждой? — вернув разговор в прежние русло я почувствовал, что паренёк в себе замыкается.

— Она необычная. Вы издалека? —

— Есть такое. А что в этом такого? —

— Да… вот… — начал паренёк смущаться.

— Давай так. Ты сидишь, успокаиваешься. Мы говорим. Но говорим не на сухую. Я пить хочу, и ты как мужчина можешь спрашивать меня. — надавил я на кора Ягуса, польстив ему тем что сравнил с мужчиной. — Сразу говорю, возражения не принимаются. Я проставляюсь. —


Замечу, в местном языке нет таких слов «я проставляюсь», «на сухую» и подобного. Я коверкаю местный язык, как моя совесть позволяет. Из обычной, разговорной речи собеседников я теперь понимаю в лучшем случае четыре пятых, о пятой части догадываясь из контекста. Если найдётся даун, который начнёт утверждать, что за полгода можно полностью изучить новый язык, даже погруженным в «языковую среду», то я ему рад. Он либо гений, либо «понталыга» и зазнайка.

По моему взмаху руки нам принесли ещё пива для меня, и пива для паренька. Он, надо признаться «тушевался», опасливо приобщался к алкоголю.


— Так, что не так с моей одеждою? — задал я вопрос после того как паренёк отхлебнул от принесённой кружки.

— Она необычна. И видно, что одежда не из дешёвых. Я не знаю о такой одежде. Значит вы издалека и многое можете рассказать. — наконец преодолел своё смущение паренёк. Ну как же! Интерес двигатель науки, а паренёк явно не на махание железками «заточен».

— А если конкретно? —

Тут признаться был языковой ступор. Я брякнул, то что брякнул, а парень загрузился. Ну, нет тут таких слов «конкретно», а моё слово на русском понимания не привнесло.

У лингвистов есть такое понятие «Пиджен», это когда в смешанных семьях и народностях употребляется смесь из языков, появляются в речи смесь из слов разных языковых групп. Впрочем, сейчас эти размышления явно лишние. Я, ненадолго прогрузившись, прослушал то, что говорил паренёк. Услышал я примерно это.

Паренёк вешал о дворянах за рубежом, отнеся меня к ним. Он интересовался бытом, обычаями, правилами, а также способами покраски моей формы в пятнистый цвет. Вроде бы, что может быть проще поставить пятна на ткань, но местные ткань выкрашивают полным погружением в краситель и пигментация узора невозможна. Пигментация пятен нанесённых вручную недолговечна и трудоёмка. Пигментация пятен в среде защищающей от основного красителя затратная. Парень решил, что есть ещё способы окраски тканей, которые ему неизвестны. Наивный, всё мне так и выложил, думал, что я знаю и если знаю, то выложу производственные тайны.

— А ты читать то хоть умеешь? — отхлебнув пива усмехнулся я. — Давай я тебя проверю, а то зачем мне распыляться раз ты неграмотный? —


Признаться — это был апофеоз моего пьянства. Я почему-то счёл, что паренёк умеет читать и «кинул его на слабо». И что характерно не прогадал.

Надо признаться, что местное пиво по вкусу напоминает «Балтику шестёрку портер», что далеко не слабоалкогольный напиток. Ладно я, но пареньку такие напитки в новинку. Много ли надо подростку, по которому видно, что он непьющий?

После второй кружки навязанной «на слабо», как-то само собой я был гуру и прочая ерунда. Я телепортировался до нашего с бродягой номера и принёс свитки. «Слабо» был из категории, я тебя проверяю умеешь ли ты читать.

Паренёк вслух прочитал имена, а я гордый «разводом» не таясь процарапал ножом на столе ускользнувшие в памяти имена. Как назло, появился вышибала и намекнул что портить столы не стоит в этом заведение.

«Слава Богу» я ещё не дошёл до планки, когда выдаются заявления великанам: «Ты чо такой высокий сынок?! Не сы! Ша я порешаю!». В общем, вёл себя вполне культурно. То есть признал свой «косяк» и вежливо попросил «отъеб….», один фиг завтра надо расплачиваться за всё, там и сочтёмся.

Кстати, вышибала это знак! Вышибала это показатель что заведение ни под кого не легло. В напрягах вышибала это гораздо лучше тут, чем неприметная крыса, которая «сливает» дружине или страже «что тут не всё путём». Значит место и вправду не срань или по крайней мере хозяин у заведения не «чмо».


Пока я «обмозговал» эту мысль и придерживал паренька от того что бы «слиться под шумок» явился Антеро. Мой дебилоид решать ничего не стал, но один его помятый вид отпугнул вышибалу. «Пьяные дворяне чудят, да и хер с ним. Завтра плакать будут, причитая что денег нет».

— Знакомься Антеро это кор Ягус. — разрешил я все возможные вопросы. — Мы тут о жизни и прочем балакаем. —

Признаться, паренёк совсем был не рад безземельному. «Зассал», наверное, припомнив всё то, что о этих отморозках рассказывают. Я его понимаю. Антеро «ещё тот кадр», не зря его сослуживцы прозвали вначале «Тухлой Черепахой», а потом и «Бешеной Черепахой». Ни дня без своих доспехов, на которые, наверное, дрочит. Вояка до мозга костей, а такие хоть оденутся в розовое бальное платьице, всё равно смотрятся кончеными отморозками.

— Чо это?! — спросил бродяга, намекая и на вышибалу, и на притихшего паренька писарчука.

— Всё в норме. Ты опять в железках?! Не надоело?! —

— Молчи уж… —

— Сэр Антеро, не грузи. Не пугай нашего гостя. Мы тут о вечном думаем! — вступился я за паренька.

— О вечном?! —


— Ну да! Где взять то, чего у нас нет, и что бы нам за это ничего не было! — брякнул я, и с удовольствием заметил, что бродяга на минуту «прогрузился».

Такой оборот речи я ещё не вставлял в разговорах с ним. Не то что бы я такой «балабол», но по покрасневшим белкам глаз видел, что мой отморозок почему-то «на взводе» и проще его заболтать, чем потом последствия расхлёбывать.

— Ладно. Забудем! Эй бармен! Вино сюда! — раскричался бродяга, садясь за стол.

Глава 3. О быте крупного средневекового города

— Вино?! — прозвучал мой вопрос.

— Вино! Бестолочь! Тьфу ты! Сэр Ваден! Не будь бараном, покажем, что мы не из деревни приехали! — раскричался бродяга.

Ну, спасибо родной, твоей помощи в беседе с грамотным человеком мне как раз и не хватало. Так и хотелось брякнуть что-то из категории: «Напился, веди себя спокойно», но я сдержался, не чужой же человек.

Сразу скажу «разговора по душам» не получилось. Паренёк «мальца стравливал газы» от встречи с жестокой реальностью, воплотившейся в моем отморозке. Антеро который недопил и Антеро который перепил, не самые лучшие производят впечатления. Блин! А я так рассчитывал на пьяные откровения паренька!

На некоторые откровения бродяга словами вынудил паренька, но это не то. Ну и каким бесом мне сдалось, что он четвёртый сын мелкого дворянина и тот отправил его учиться письму, понимая, что пареньку из-за его физухи никогда не светит стать воином. Это и так было понятно при первом осмотре паренька. Пьянка набирала обороты, а «выхлопа не было даже на горизонте». Все карты спутал бродяга и при этом ему в его состоянии ничего не выговоришь, повело старика.

* * *

Вино шло как-то так, без интереса. Парень клевал носом и уже пару раз проблевался под стол, как на фоне общего бедлама, появилось новое лицо.

— Пойдём отсюда Ягус! — заявил какой-то старик, приподнимая паренька за плечо.

— Я не понял! — завопил мой отморозок, но заткнулся от пинка под столом в коленку.

— Простите, а вы кто?! — высказался я, пока Антеро заткнулся «в офиге» от меня.

Старик смерил меня взглядом, и я невольно зауважал его. Старый, дряхлый, седой, слабый, но совсем «не париться» компании двух пьяных тел.

— Это мой подопечный! Я его забираю! — скрипел голосом старик.

— Да мне… — начал мой бродяга, но прервался от нового пинка по ноге под столом.

— Тогда мы можем рассчитывать, что вы замените его? — спросил я больше из вежливости, чем из ожидания что так всё получится. — Мы имели интересную беседу, а вы её прервали… —

— Можете… — высказался старик что-то перетирая остатками зубов от нервов. — Но сразу говорю я не пью. Стар и здоровье не позволяет. Я его отведу и вернусь. Клянусь Рарнором… —

Старик ушёл, волоча своего паренька наверх, а мы остались.

— Рарнор это кто? — задал я вопрос бродяге.

Надо признаться, мой отморозок ответил не сразу. Заметно что он как-то сразу осунулся при упоминании Рарнора и не сразу пришёл в себя.

— Дурак ты. Бестолочь! — первые слова что я услышал от моего дегенерата. — Рарнор это бог мёртвых. Его имя просто так не вспоминают… —

Далее был монолог бродяги о боге мёртвых.

Скажу слово «бог» я услышал чуть ли не впервые, слово подзабыл и понял значение слова из контекста. Антеро атеист, которых ещё надо поискать, и потому религиозные темы не самые популярные в наших с ним коротких разговорах. С прочими местными жителями я как-то не настолько контачил, чтобы расспрашивать о известных каждому малолетке вещах, палевно это и может плохо аукнуться.

Конкретно по божку. Рарнор — обычный бог. Скорбный юноша с веткой омелы в руках. Встречает смертные души у каких-то врат, которые ведут куда-то. Куда ведут врата, бродяга мне не пояснил. Клянутся им неохотно, подозревая расплату за клятвопреступление после смерти, но это не гарантия что клятву не нарушат самые отмороженные.

Ну понятно, Рарнор аналог смерти с косой в земной мифологии. И что это Антеро так струхнул то?!

Пока мой дегенерат распинался и что-то мне втолковывал про Рарнора, появился старик. Старик сел за стол, махнул рукой подзывая бармена, закал какой-то отвар и «смотрел на нас насуплено, как мышь на крупу».

— Что вам надо от моего ученика?! — попытался сказать жёстко старик, но его хрипящий голос вызывал у меня только скрываемый смех.

На моё удивление Антеро не буянил и даже как-то изобразил что-то вроде покаяния.

И кого он испугался?! Какой-то сморчок. Чихнёшь и он сложится как карточный домик. Одет в нелепые серые тряпки. Верх рубаха с красным швом у горла, низ юбка до щиколоток. Пыльные, протёртые сандалии, лёгкая щетина на лице.

«Юбка на мужике! Да он баба!» — так и хотелось воскликнуть мне, но «Слава Богу» я вовремя вспомнил, что юбки носят и Шотландцы, а они те ещё парни.

Да и вот что! Сразу брякну эстетам! Да, я знаю, что кельты носят не юбки, а килты! Килт изначально это ткань восемь метров в длину и внешне выглядит как юбка! «Реконструктор я или насрано?!».

Понятно, что насрано! Ведь я не «реконструктор», а «файтер». «Те же яйца, но только в профиль».

— Уважаемый мы видимо не поняли друг друга. — услышал я свой голос что вещал на автопилоте. — Вы, наверное, какой-то служитель бога… Но у меня свой Бог! Я это к тому, что не хотел никакого ущерба вашему ученику! Я просто хотел узнать о местных обычаях, вере, быте! — брякнул я и сам «зассал».

* * *

Про Бога я не зря сказал. А вы думаете, что так просто появляются подобные мне?!

Поначалу мы были обычной бандой. Банда не то слово, скорее уместнее слово «грядка». Тренировки в подвалах с железом и вкрадчивый голос тренера по рукопашке о прогнившей власти и обещания выдать орудие. На какие доходы жил тренер, если он нигде не работал, вопрос только для наивных.

Потом церковь. Тренировки в подвале под храмом. Всё тоже самое, только постепенно из жизни уходил алкоголь, наркота и курево. Хочешь пить на тренировке — пей, но главное не матерись! За мат можно было реально отхватить от батюшки, а по поводу бухла, ну все грешны. Ну, и за курение рядом с церковью можно было хорошо отхватить. В подвале пристройки рядом с церковью всё уместно, кроме баб и мата. Сдавать батюшку не буду, скажу только всё это было в Троицкой церкви, а сколько таких церквей по всей России, сам патриарх не знает.

Батюшка сам ещё тот ушлепок, бывший ВДВ-шник, всё понимал, всё знал и до определённого момента не встревал в наши «барогозы».

Так что, когда я говорю: «За мной Бог!», это не напускное, это привитое, и я за это умру, хотя и понимаю, что мы не более чем «мясо во Славу Его».

«Гвардия во имя Его! С нами Бог! Боевая единица воюет за идею! Боевая единица может быть окружена, но только ей решать сколько ей осталось! Умри, но не сдавайся! Нет боли, нет страха, нет жалости! Пропустил удар сам дурак, не фиг было пропускать! Ушёл с тренировки без синяка, значит тренировки не было!» — и прочие, само всплыло в памяти. Я тот, кто я есть, ни больше ни меньше. Так меня воспитали девяностые, таким я и останусь.

* * *

Антеро от моих слов прифигел. Жрец какого-то божка тоже. Сам я понимаю, что начал с пустого места катить бочку на того, перед кем срётся сам мой дегенерат.

А что вы хотели?! «Девки, музыка, бухло, угар». Впрочем, верны только последние два слова.

Старикашка даже не знал как на меня реагировать. Сам «соплей перешибёшь», но столь явного пренебрежения им, наверное, нечасто встречал…

— Уважаемый. Вы сами поняли по моей речи что я здесь чужак. — услышал я свои слова на автопилоте. Кто бы сомневался, язык для меня не родной, акцент никуда не денешь. — Я всего лишь хотел узнать новое для себя… —

Дедок отошёл от моего явно хамского поведения, отпил принесённый отвар. Как-то смерил меня взглядом и заговорил.

Вкратце, его речь сводилась к тому что есть бог. Бог!

Антеро при упоминании бога сразу «поплыл», видимо предполагая долгую нравоучащую речь. Ну, это ты зря жрец! Я и не такие вкрадчивые разговоры о неисповедимости путей, тщетности бытия и прочей религиозной морали, научился пропускать мимо ушей.

Если фильтровать всякие упоминания божка, игру в вопросы с ответами и короткие монологи старика, то сказанное можно свести к немногому.

То немногое, что я смог понять…

Бла-бла-бла. Бог. Мои вопросы по городу.

Бла-бла-бла. Тут, мои вопросы по королевству.

Бла-бла-бла. Отвар и новое пиво.

В общем, полезный попался собеседник. Перескажу лучше о городе.


* * *

Город делится на четыре округа. Холм, Твердь, Чернь, Выселки. Холм центр города, дворцы короля и высшей знати. Куча садов, фонтанов, памятников и стел. В этот округ далеко не всякий попадёт будь он даже дворянином в десятом поколении. Формально побывать в округе Холм может каждый дворянин, но по правде жизни, всё не совсем так.

Далее по престижности и близости к центру города округ Твердь. Твердь — местный намёк на крепость и опору короля в виде дворянства. В Тверди тоже есть дворцы, но кучкуются ближе к Холму. В большинстве своём округ Твердь — это небольшие усадьбы с маленькими садиками и совсем небольшие домишки по окраинам округа.

Твердь окружает Холм и делится на шесть городов. Весёлый, Злой, Мрачный, Шакшу, Посольский и Зареку. В двух городах округа я уже побывал и имел представления о рассказанном.

Каждый из городов округа Твердь имеет свою специфику по проживающим. Весёлый город — это город развлечений с борделями, казино, ипподромом, театрами и прочими увеселительными заведениями. Весёлый город это душа столицы. По слухам, в Весёлом иногда видели даже короля инкогнито, но мне в это как-то слабо вериться.

Злой город — это угодья дворян, которым не повезло обитать по соседству с Весёлым городом. Ну как вам сказать. Представьте, что вы живете в Москве рядом с тремя вокзалами. С учётом того, что в Весёлом городе стража «особо не лютует» и пропускает на массовые мероприятия даже чернь, то временами соседям Весёлого города не позавидуешь. Да ладно чернь, с ними разговоры короткие, но пьяные дворяне сами далеко не ангелы. В общем, в Злом городе стража «отрывается по полной» на заехавшим к ним по глупости бедолагам.

Зарека, ещё один город что примыкает к Весёлому. Зарека, как понятно из названия, лежит за рекой и потому пьянь нечасто выбирает это направление для продолжения кутежа. Зарека почему-то считается наиболее элитным районом в округе Твердь. Почему именно «пьяные барагозы» выбирают Злой город для продолжения пьянок, а не Зареку, я сразу не понял.

Я вообще подозреваю, что у местной золотой молодёжи посещение Злого города — это своеобразный кураж. Наверняка хвастаются друг перед другом, что они натворили в Злом городе, гордятся полученными синяками, ссадинами и ещё больше гордятся если «вышли из замеса за счёт понтов, связей и прочего», так сказать показатель их крутизны.

Мрачный город состоит из небольших домиков и в целом про этот город можно судить из названия. Селятся в Мрачном городе чиновники, лакеи, слуги всех мастей, крупные купцы, банкиры и прочие люди которым надо держать репутацию. Скучное и мрачное место, по словам старика, спальный район какой-то.

Шакша ещё один город, преимущественно заселённый дворянами. Про это город ничего интересного узнать не удалось, живут и всё на этом.

Про Посольский город тоже говорить особо не стоит, всё из названия понятно.

Округ Чернь делиться на шесть больших городов. Скотный двор, Перевалка, Грязный, Чистый, Странный и Небесный.

Про Грязный город особо рассказывать ничего не буду, упоминал уже о этом клоповнике с самыми грязными кварталами ремесленников, кузни, выделка кожи, алхимия и всё в том же духе.

Чистый город, шитье, мебель, различные магазинчики на разные вкусы, большой продуктовый рынок.

Странный город, ну как-то речь про него вообще не повернулась, что, впрочем, и неудивительно. Сами же в Странном городе пьянствуем. Одно только скажу. Как оказалось, библиотека располагается не в Странном городе, а в Злом городе. В Злом городе и хранятся все знания этого королевства.

Ну, что тут сказать! Теперь мне ещё лучше понятно, почему Злой город Злым прозывается.

Представите вы пришли в библиотеку и начали шуметь! Тут любая «архивная крыса, которую плевком убьёшь» начинает проявлять такие подвиги героизма, что даже «матерая шпана начинает срать кирпичами». Не верите?!

Предлагаю подвиг для самых отмороженных, попейте в открытую водку в Ленинской библиотеке! Сразу говорю! Я пил водку в Ленинке! Но «в тихаря и без палева». Как пронёс и «как не спалился, трещать не буду», тайны Родины не выдаём даже «под шафе».

Перевалка, город, который сам себя определяет из названия. Перевальная база для товаров и ресурсов необходимых городу. На Перевалке есть большой рынок всего этого. А также рынки есть на Скотном дворе, но там в основном торгуют скотиной, рыбой, птицей и прочим что живёт или жило. Есть свой большие рынки в Злом городе и Чистом городе, но эти рынки тоже имеют свою специфику.

Скотный двор только упомяну, про него всё основное уже сказано.


Совсем другое дело Небесный город. Небесный город, Небеса, это отдельная песня в ритме города. Какие шутники оказываются местные жители. Вроде бы из названия вылезает, что в нем часто молится, но всё не так на деле.

Небеса — это город, населённый преимущественно мелкими дворянами, у которых спеси как будто они из высшей знати. Небеса не случайно стали тем городом, куда стараются особо не ездить. Короче, представьте людей нашей с бродягой категории, только чуть познатнее. Гонору много, кулаки чешутся, «в кармане мышь повесилась», а тут кто-то «пальцы гнёт» тем что «у него в жизни всё путём».

Небеса — это отбросы дворянства и тут на небо и в самом деле легко можно попасть за кривой взгляд и просто потому, что ты не так дышишь. Надо найти отморозков с серебряными цепями или даже разорившихся с золотыми цепями, то тебе сюда.

Небеса — это клоака спеси, дешёвого вина и острой стали. Небеса — живут в столице как-то сами по себе. Закон на улицах тут решает не стража, а местные авторитеты от низшего дворянства. Судьба этих авторитетов, впрочем, не такая гладкая. Несколько лет что-то решают, потом появляются более молодые, жадные, отмороженные и опять начинается передел сфер влияния.

Не случайно Антеро не стал заезжать с юга в столицу, он отмороженный, но не дурак. Стар он уже для таких приключений на пустом месте. Как бы это сказать, приведу пример. Если вы по делу едите в Люберцы, то это одно дело, а если есть возможность Люберцы обогнуть, то это не зазорно.

Округ Выселки, тоже не самое интересное место. Округ состоит всего из двух крупных городов, Вонючего города и Неглинки.

Вонючий город даже лучше не вспоминать, до сих пор блевать от него тянет.

Неглинка — это город, отделённый местной рекой Шакти от Вонючего города. Кстати в честь реки столица и названа. Неглинка — это в основном крестьяне, которые по возможности обеспечивают продовольствием столицу. Врать не буду, что они кормят всю столицу, но самые дешёвые продукты для бедняков они выращивают. Что-то, само собой, в столицу завозится, но то не для бедняков. Название Неглинка, наверное, от того, что глины в окрестностях города почти нет. Так, по крайней мере, я понимаю.


В целом, по столице, стоит упомянуть и ещё некоторые моменты.

Чернь, Твердь и Холм имеют свои укрепления. Так вот, касательно стен. Про ров и вал с частоколом между Выселком и Чернью, я уже упоминал.

Стена между Чернью и Твердью не очень высокая, всего семь метров, но сложена добротно из камня. Правда башен в стене не очень много, но эта стена отголосок более беспокойных времён и рассчитана, наверное, на сдерживание черни, а не против серьёзных сил завоевателей.

Стена между Твердью и Холмом самая высокая, около одиннадцати метров, если переводить местные единицы измерения. Тут все пользуются, тем что на Руси называют саженями, считают при помощи размаха рук и высоты среднего человека.

Твердь разительно отличается от Черни. В Тверди проживает преимущественно дворяне, их слуги, их вассалы, их креатура и прочие вроде дружинников, а это значительно меняет архитектуру. Для примера в Тверди даже самые бедные дома сложены целиком из камня. Как правило, дома двух или трёхэтажные. Окна у домов не заклеены растянутым и высушенным бычьим пузырём, а полноценно застеклены. Естественно, что не везде дома блестят широкими рамами окон, хватает домов и попроще где очень узкие и маленькие окна, но при этом стекло само по себе удовольствие не из дешёвых.

Зажиточными домами в Тверди считаются дома со своими небольшими придомовыми участками с небольшими садиками, беседками, цветочными клумбами, сокрытыми от посторонних взглядов высокими заборами и изгородями, но такие дома располагаются ближе к стене Холма.

Отдельно надо сказать про улицы Тверди. Улицы не просто намного чище, но и на улицах меньше толкучки. Возможно это из-за того, что улицы в Тверди намного шире чем в Черни.

Для сравнения, по самым узким улочкам Посольского города можно проехать пятерым всадникам в ряд. Хотя тут я приврал! Четыре всадника на самых узких улочках ещё поместится, пятый если и влезет, то ехать все уже будут впритирку друг к другу.

Чернь, такой шириной улиц может похвастаться далеко не везде. Есть конечно, в Черни широкие улицы, но как правило это центральные улицы, по которым постоянно ползут загруженные телеги с товаром. Скотный двор и Перевалка вроде бы имеют широкие улицы, но из-за постоянного потока ресурсов, товаров с рынков и на рынок, там сложно иногда пройтись, а не то что бы проехать.

Дополнительно, стоит учитывать, что округ Чернь, хоть и имеет весьма посредственные укрепления, но сам по себе препятствие для захватчиков. Любой средневековый город состоит из узких, извилистых улочек по двум причинам.

Первая причина, земля застраивается спонтанно, без единого центра по планировке застройки, вроде главного архитектора. Каждый норовит охватить себе земли побольше и в ущерб всем остальным, что сказывается на ширине и прямоте улиц.

Вторая причина, не настолько прозаическая, как человеческое тщеславие и жадность. Второй причиной служит то, что узкие, извилистые улочки легче блокировать, пережать баррикадами. Опять-таки коннице не разогнаться на узкой, извилистой улочке, а пехота будет нести дополнительные потери времени, заходя в тупики.

А теперь забудьте всё что я сказал о Черни касательно ландшафта Тверди. Заметно, что Твердь не раз перестраивали, что сократило узкие места на улицах. Концепция обороны Тверди тоже другая. Ширина улиц компенсируется тем, что каждый крупный район в нем обособлен как отсек в подводной лодке. Проще говоря, нам с Антеро дважды пришлось миновать посты охраны на воротах.

В первый раз при въезде со Скотного двора в Посольский город, там пришлось достать рекомендательные письма, опять без бумаг не хотели пропускать. Второй раз нас пропустили без проволочек из Посольского города в Зареку разделённых пятиметровой стеной и символическими воротами. Тут к нам не придирались, раз нас их коллеги уже пропустили на территорию Тверди, то значит, мы на это право имеем.

Кстати, на мой вполне резонный вопрос бродяге, как он с такими придирками от стражи посещал когда-то столицу, они только усмехнулся и заметил, что коррупцию ещё никто не отменял.

Во я дурак! Я-то всерьёз думал, что тут стража придирается к нам из-за того, что мы безземельные и так сказать спасают свой город от отморозков, а как всё на деле проще оказалось. Что при въезде из Выселок в Чернь, что при въезде из Черни в Твердь, стража из меня пыталась вытянуть взятку за то, что они меня не видели. Я же им все расклады обламывал, доставая письма запечатанные баронскими печатями, а тут с таким не шутят.

Я ещё могу поделится своими впечатлениями по поводу Тверди, только стоит ли? Единственное, наверное, что уместно сказать про Твердь, это то, что тут улицы представляют из себя не утоптанную землю, а покрыты брусчаткой. В Тверди канализационные канавы не забиты гавном и прочим мусором. Убирают заторы чаще.

В остальном Твердь мало чем отличаются от Ферреры, столицы графства Илмар.

* * *

Сейчас, я бы хотел что-то «с панталыги» красиво соврать, что я весь «в шоколаде» от пьяной беседы с местным жрецом Рарнора, но это не так. Если кратко, то хорошо посидели. Я узнал новые вещи для себя, кое-что прояснил о быте города и приобрёл не самое плохое знакомство. В какой-то момент я «накушался» и задремал. Мой дегенерат, кто бы от него такого ожидал, даже доволок меня до нашего совместного номера. Что тут говорить, вечер удался.

Глава 4. «Залёты судьбы» или как я осознал, что деньги быстро кончаются

Очнулся я на полу. Скотина Антеро, взялся тащить, так дотащи до койки! Вы это ничего лишнего не подумайте, я не в том смысле про койку, номер то двухместный, да и мы совсем не такие.

Порядком «задубев на полу», я стал разминать затёкшие тело. Что тут сказать, спасибо и на том, что в этой гостинице блох, вшей и клопов не оказалось. Сервис, так сказать, уже на уровне.

Мой дегенерат, «кирпич ему в сральник», уже встал. Этот кадр на моё удивление скрёб себе по щекам опасной бритвой и судя по нескольким порезам далеко не он побеждал в этой неравной борьбе.

— Хорош себе кровь пускать. Я через дорогу видел лавку цирюльника. Не обеднеем от потери нескольких монет. — прокаркал я, поражаюсь своему осипшему голосу. Не-е, надо лечится, а то утро совсем не доброе.

— Сам-то как будешь бриться?! — усмехнулся бродяга.

Во подколол, так подколол. Для тех, кто не в курсе, у меня с этим бритьём одни проблемы и насмешки. Несколько раз за полгода я предпринимал попытки побриться, но опасная бритва это вам не «Жилет, лучше для мужчины нет».

В общем, один раз я побрился, подкинув проблем на свою голову. Теперь это шутка понятная только для нас.

Мы с бродягой были приглашены на бал к графу Илмар. Приглашены вовсе не потому что бы мы дворяне, а просто по работе. Граф, «провались он в сортир», решил устранить ненужных ему дворян, вассалов его соперника маркиза. То есть, по факту мы шли выполнять работу бретёров, а официально мы были приглашены как рыцарь и его оруженосец для честного и справедливого суда за «былые косяки» моего дегенерата.

Суть да дело, но мне почему-то «приспичило» побриться. Лучше бы я этого не делал. В странствия моё лицо незакрытое бородой загорело, а на побритой нижней стороне лица белеет кожа. Я тогда ещё не знал, что местные шуты красят лица не вдоль как у нас принято, а поперёк лица. Что тут говорить, я выглядел как полный шут. Сколько я нового тогда услышал в свой адрес, даже вспоминать не хочу.

— Сам-то как думаешь? Буду ли я бриться?! — запоздало проскрипел я.

— А кто тебя знает? — скалился в усмешке оставшимися зубами Антеро. — Ты мне лучше другое скажи. Я так понял, что ты неспроста на столе ножом царапины делал? Что-то узнал? —

— Есть такое. Все имена записал и вот что подумал… — не ну какое плохое утро, в горле сушняк, аж жить не хочется. — Не стоит искать это кора как там его на Зареке. Вчера не нашли… У нас интереснее есть имя… тоже кор… а-а-а, не помню… помню, что он сотник пятой, какой-то… Вниз! К столу! … —

* * *

Внизу, в трапезной трактира, на моё счастье стол с нацарапанными моими каракулями никуда не делся.

— Командир пятой сотни, третьего пехотного кор Гижек. — с облегчением прочитал я.

— Ну да, его будет проще найти. Найдём его сотню, а там нам подскажут. — одобряюще хлопнул меня по плечу Антеро. — А где тут цифры? Тут одни царапины? —

Во мой дегенерат выдал! Хотя он в этом невиноват, тут дело привычки. Тут цифры пишутся не арабской вязью и даже не чёрточками как у римлян и греков, а столбиком точки с запятыми. Как они вообще способны это читать ума не приложу. Слава Богу что цифры на монетах неважны, по форме и весу монеты легко различаются.

— Вот это пять. Вот это три. — показал я Антеро цифры. — Согласись так удобнее записывать? —

Бродяга ничего не ответил, но судя потому, что он шумно засопел носом, то он придерживается другого мнения.

Пока мы созерцали испорченный стол, нарисовался трактирщик, ну или его помощник. В открытую на нас «не наезжал», но так елейно поинтересовался, как у нас дела с финансами.

Сейчас, кто-то, наверное, подумал, что мы его послали куда подальше или начали причитать что-то из категории: — Знай своё место быдло! —

А вот и не так! Он к нам с душой и без клопов, ну мы к нему по-человечески. Расплатились за всё, и даже присыпали немного монет за беспокойство. Трактирщик видимо совсем не этого от нас ожидал, и неприметный человечек за барной стойкой так и остался пить пиво.

Ещё раз кому-то выскажу. Расплатились мы вовсе не потому что кто-то и где-то сидел, хотя и его не стоит скидывать из расчёта, гадом буду, если он не на посылках в случаях напрягов, а потому что всё нам в трактире понравилось. Помылись, хорошо и вкусно поели, нам не мешали пить, так почему и нам не быть в какой-то мере благодарными?!

* * *

В дальнейшем, утро было наполнено событиями. Мы спешно поели. Выпили по кружечке. Антеро завалился к цирюльнику и его побрили без лишних царапин. Наших почищенных и сытых коней, конюх уже снарядил в дорогу. Если кто-то думает, что за лошадями плёвое дело ухаживать, то вас бы на моё место. Мне эта премудрость, и через месяц обладание собственным конём, даётся с трудом.

День уже перевалил за полдень. Мы тряслись в сёдлах и добрались до стены окружающей Твердь. В этот раз нам на воротах в Твердь почему-то не придирались, несмотря на то, что это ворота в Злой город.

Может это из-за того, что мы чистенькие, свежие, я в чистой одежде торчащей из-под бахтереца, а от бродяги не смердит как обычно. Может потому что, мы въезжали в Твердь через ворота Странного города, а не через ворота Грязного или тем более Весёлого. А может и потому что до нас просто не успели «докопаться».

Антеро с ходу поинтересовался, где расположена пятая сотня третьего пехотного и все вопросы к нам отпали.

На моё удивление, нам не то что ответили, но и не послали в другую сторону от места дислокации части. Ещё одним событие вызвавшим моё удивление было то, что Антеро подкинул пару серебряных десятнику, со словами, чтобы парни выпили за нашу удачу.

Вам это может показаться чем-то естественным, но я-то этого скота давно знаю. Что бы бродяга, кому-то запросто так денег отсыпал?! Нас бы и так в Твердь пропустили бы и без лишних трат! Я эту «жабу» хорошо успел узнать! Он сыплет деньгами либо от безнадёги, либо рассчитывая на «навар».

Хотя, если задуматься, даже этот поступок лежит в шаблонах поведения моего дегенерата. Старый и тщеславный, мой бродяга мечтает осесть где-нибудь на хорошем счету. Для Антеро его слова о удаче вовсе не фигура речи. Он и в самом деле считает, что если кто-то выпьет за нашу удачу, то нам в чём-то легче будет. Вот такие странные выверты психики у Антеро, вроде атеист, а в приметы верит.

* * *

Расквартированную тысячу третьего пехотного мы нашли легко. Проехать правда пришлось через полгорода, из Странного города через Злой, Мрачный, до самой Шакши. Естественно мы даже не стали соваться напрямик через Холм, кто нас туда пустит?!

Шакша по сути ничем не примечательна. Казармы мы нашли легко. Так же легко, без лишних слов и придирок нас направили к пятой сотне.

Рассказать бы о том, что чувствовал тогда, но вы, наверное, не поймёте. «Очко жим-жим», я только в тот момент понял, как сильно я хочу привязаться к какому-то месту, что бы была стабильность, а не вечная пыль дорог.

Скажу даже больше, нам в том день «везло как дуракам в отгрёбе». «Начиналось всё гладко, а пошло как всегда через жопу». Видать Антеро, и в самом деле, «умеет третьей ноздрей воздух нюхать, а не только стравливать газы».

* * *

— Кого там ещё принесло! — услышали мы крик с матом из-за двери. Что тут сказать, «везёт как утопленникам», начальник «не в духе», а значит ты априори виноват.

Если кратко, то кор Гижека мы нашли без проблем. Старый, матёрый вояка, не дворянин, но выслужился до сотника и значит заслужил приставку «кор». Гижек только взглянул на нас и пригласил присесть, достал бутылку и пока мы пили читал письмо. Что там он в письме про меня прочитал, непонятно, но смотрел он на меня странно. Как-то с прищуром, не по злому смотрел, но без особого доверия. Прочитанное, на его поведение ко мне, вроде никак не сказалось.

Дальше старый друг барона Агира нас огорчил. Он сотник и в части ничего не решает, чем может поможет, но не более. Идти нам надо к тысячнику. Даже не так. Тысячник — это «сопляк и щегол» по словам кора Гижека, «придворный пиз… лиз» самое цензурное что от него прозвучало. Все дела решает его заместитель, а вот этот заместитель «это что-то с чем-то». Вояка неплохой, но как повезёт. Попадёшь к нему, когда он «не в духе, то пиши пропало». Судя по крику из-за двери, мы явились не вовремя.


— Кор-сэ́ Загра к вам просители. — раскрыв дверь отрекомендовал нас безмятежно какой-то «худой дрищ» исполняющий обязанности секретаря и писарчука.

— Пусть заходят! — раздался новый рык из-за двери.

Полутысячник, или заместитель тысячника был седой мужик лет за пятьдесят. Короткая седая щётка причёски позволяла увидеть несколько извилистых шрамов на черепе. Широкие рубцы, белеющие пробелами не заросших волосами полосок. Видать не от всего шлем спасает, некоторые удары и по черепушке отдают.

Лицо обветренное, с множеством морщин. Нос на удивление прямой и похоже, что не сломанный. Глаза серые, а может и белые, ну такие белеющие от старости, блестящие с поволокою. Рот маленький, губы как белые нитки, совсем не красные, а такие бледные, потрескавшиеся. Лёгкая небритость на лице и левая щека с какими-то багровыми пятнами, наверное, отголосок какой-то инфекционной болезни.

— Кто такие и что надо?! — не стал приглашать нас присаживаться полутысячник.

И тут я понял, что лажаю. Я впал в ступор. Я тупо не знал, что сказать. Я себе всё по-другому представлял. Я не рассчитывал, что наши места в армии короля только поманят благополучием от протекции барона Агира и «начнут тонуть, как Варяг под прицельным огнём Японской эскадры».

«Слава Богу», Антеро тоже тёртый калач.

— Сэр Антеро! Кор Ваден! — представил нас бродяга.

— Сэр?! Кор?! — на время немного отошёл полутысячник, но после опять начал показывать свой норов. — Безземельный и бастард! То, что ты безземельный ты сам признался, а эта рожа переростка не похожа на благородного! —

— Разве умирать за своего короля могут только придворные хлыщи?! — судя по словам, да и по интонациям мой дегенерат начал заводиться.

Я ожидал чего угодно. Я думал, что Антеро «взял лишнего» и этот дебил нас оставит гражданскими, но я ошибся. Старый засранец, тот ещё психолог. Видимо он что-то своими словами задел в душе полутысячника. По крайней мере кор-сэ́ Загра нас сразу не послал куда подальше.

Кор-сэ́ Загра молчал. Смотрел на нас оценивающе и молчал.

— С тобой всё понятно! А ты что за птица?! — после полуминуты молчания сказал Загра обращаясь ко мне.

— Я это Я! — первое что произнёс я, и сам понимал что несу чушь. От меня совсем других слов ждут. — Я хочу служить королю и прославить своё имя! —

Судя по молчанию кор-сэ́ Загра, я брякнул что-то не то. Вы блин, все такие психологи доморощенные, думаете, что в чужой культуре, развивающейся по совсем другим шаблонам ваши слова будут хоть что-то стоить?! Все будут к вам прислушиваться и считать ваши обычные фразы за «откровения небес»?! Фиг там!

Мои слова чем-то не понравились кор-сэ́ Загра.

— Варвар! Бастард! — вынес он своё резюме в отношении меня.

Насчёт варвара тут Эйнштейном быть не надо, акцент сам говорит за себя. Бастард — это оскорбление по местным меркам. За такое на дуэль не вызывают, но кто будет драться с неравным, так убивают исподтишка.

— И что?! — начал заводиться я. — Какое это имеет значение?! —

Кор-сэ́ Загра опять надолго замолчал и по-новому посмотрел на меня.

— Что умеешь? — после долго молчания спросил он меня.

— Умею оставаться в живых! — я сам не ожидал, что это брякну. — Умею не сбегать и не предавать! Этого мало?! —

— Это много! — незамедлительно ответил полутысячник. — Что хочешь?! —

— Жить не в пустую! — разгорячённый ответил я, и тут понял, что на эмоциях ответил по-русски. Исправился и повторил без лишних интонаций, стараясь чётко выговорить местную тарабарщину.

— А сможешь?! — вроде бы простой вопрос, но кор-сэ́ Загра видимо вкладывает какой-то особый смысл в вопрос, чужая душа и культура потёмки.

— Буду стараться! — услышал я хрипение своего голоса.

А вот это уже «не есть гуд»! Голос хрипит, один из четырёх признаков что у меня «планка съезжает». Если вы когда-то жили в постоянном поиске адреналина, то вы меня поймёте.

— Денег то хватит?! — впервые усмехнулся кор-сэ́ Загра.

— И сколько надо? — услышал я свой вопрос, звучащий как бы со стороны. Хреново, второй признак! Меня так и подмывало спросить на что деньги-то, но ответ меня удивил.

— Мне самому ничего не надо! Считайте, что я не против вас! Если хватит денег на нормальные доспехи, взятки и прочие, то буду рад вас видеть в своей тысяче! Сразу скажу! Никаких дуэлей! Убейте хоть полгорода, но дворян не трогайте! Если будут вас на Небесах поносить, то лучше будьте живыми трусами, чем живыми коронными преступниками! Своими руками придушу, что бы не позорили честь тысячи! —

На этом наш разговор закончился. Ну, по крайней мере понятно, почему полутысячник «злой как чёрт», кто-то из подчинённых накосячил, прирезал не того, кого надо. Я не сразу понял, что разговор о деньгах кор-сэ́ Загра не по прихоти завёл. Кто же знал, что тут такие порядки.

* * *

После полутысячника мы опять оправились к кору Гижеку. Нас даже сопроводил местный писарь, прислужник кор-сэ́ Загра. Впрочем, он это делал не по своей прихоти, а по регламенту. Тут каждое волеизъявление начальника должно сопровождаться или письменно, или устно. Устно полутысячнику не до нас, ждать пока сотник к нему прибежит «ему влом», вот и отправил своего вестника.

Вот тут-то я и понял, что за разговоры про деньги от кор-сэ́ Загра.

Вилять не буду, я в шоке! За каждое назначение надо платить! В своё время после Наполеона каждую должность открыто покупали. Покупали должности судей и прокуроров, генералов и чиновников. Есть деньги, плати в казну и будь! Тут такая же система!

Идём мы не рядовыми, а потенциальными десятниками. Само собой, никто нам на первое время десятки не доверят, но через несколько месяцев мы десятниками будем, протекция барона нам в этом помогла. В другом барон Агир, «зараза такая» даже не намекнул! Помню, сидел сволочь и усмехался, когда я говорил о гвардии, мол служить хочу в элите и всё такое! А он мне, что устроить может только в часть, приравнённую к гвардии! Нет, чтобы сразу сказать, что денег на гвардию надо немеряно, я бы сразу остыл бы!

Да и вот ещё что! Если кто-то думает, что в гвардию нельзя устроиться без денег, то он не прав. Можно переводом, но это геморройно.

Второй момент, если кто-то думает, что гвардия «по связям» это не гвардия, а отбросы, то вы тоже не правы!

Вы просто не представляете какие толпы тут осаждают казармы гвардии. На место элитного бойца тут такой конкурс, что никакие деньги не помогут. Если очень большие деньги, то «будет сына гвардейцем», но девяносто процентов там пятых-десятых сыновей мелких дворян, которые «выгрызают вакансии зубами друг у друга».

Если ты превосходный боец, но без денег, то твоё место будет после второго хорошего бойца с деньгами. Как не странно, дохляков и откровенных жеманных в гвардии почти нет, слишком большой конкурс в среде дворян, что априори являются обществом потомственных военных.

Примерно это нам изрёк кор Гижек, тоже «кадр, который сам себе на уме». Хоть бы прояснил бы в двух словах о полутысячнике, а он «кинул нас как щенков в прорубь, выплывут молодцы, не выплывут, то туда им и дорога».

Спасибо и на том, что подсказал куда дальше двигать для регистрации. Подсказал в меру своих сил, какие доспехи мне надо купить. Именно мне! Антеро в своём «полном плейде» почти идеально вписывается в местные табели о вооружении для пехотного полка. Это я «как полный лох» закован в бахтерец, то есть «относительно подвижная скотина», но под удары мне лучше не подставляться. Прилетит в кольца кольчуги — рёбра поломают, прилетит в платину — тут как повезёт.

Пехота на то она и пехота, что берет массой, числом и стойкостью.

Да, и вот ещё что. То, что мы пехота — это конечно хорошо, но коней мы обязаны держать! Пипец какое противоречие! Но мы же не просто пехота, а пехота короля! Более того, мы будем десятниками, а значит нам надо не просто коней, а Дестриэ́! Сами напросились, что называется! Хочешь попасть в элиту, так будь элитой и не вой, что деньги на боевого коня надо находить!

Спрашивается, зачем нам кони?!

А для мобильности! Приехали, спешились и вступили в бой! Но при этом мы должны быть хорошими наездниками, хотя своими навыками нам в бою «не судьба» воспользоваться. Армейский дебилизм, когда «круглое носят, а квадратное катят» в действии.

Впрочем, по поводу Дестриэ́ нас не торопили. Даже «кость вместо мозга» понимают, что хорошего коня за краткий срок не купишь. Коня надо выбирать и обкатывать, да и десятниками мы станем не сразу. Пройдите регистрацию, заплатите деньги, купите доспехи, а там мы ещё вам «задач нарежем».

Одно хоть хорошо, кор Гижек подсказал где искать новых адресатов, которым надо передать письма от барона Агира. Сотник-то умеет читать в отличие от моего дегенерата, и даже знает где искать друзей своего «кореша» барона Агира.

* * *

Путь наш лежал в Мрачный город. Город чиновников меня не радовал. Какая-то сволочь, вылила помои перед мордой моего коня с балкона. Мне то по фиг, но Колбаска запаниковал. Кто не в курсе, то лошади ещё те пугливые животные. В общем, я чуть не «навернулся с коня».

В здании канцелярии нам тоже «не светило солнце».

Бумага от полутысячника не стала нам «вездеходом»! Канцелярская крыса нас мариновала больше двух часов! Через два часа выяснилось, что барон Агир Мондегу ещё большая сволочь, чем я о нем думал!

Это ушлёпок, налоги не платил четыре года! Вроде бы мелочь! А я тут причём?! Но по бумагам, я его отпрыск! Наследник, «вашу мать»! Чувствую, сидит сейчас «старый гондон» у себя в замке и смеётся! Мне теперь хочешь, не хочешь, а придётся за него платить налоги!

Нет, ну конечно можно «помахать ручкой столице, забить на армию» и кататься дальше по бездорожью, но много ли так прокатаешься?! Я не буду говорить о рисках жизни бродячих рыцарей — это, само собой. Просто хочется покоя и тишины, ну относительного покоя и тишины. Если кто-то думает, что «одиноким волкам дороги» легко живётся, то он «наивный, чукотский юноша».

Как там у Сашки Розембаума?!

«Одинокий волк — это круто!

Но это так сынок тяжело.

Ты владеешь миром как будто!

И не стоишь в нем ничего».

Вот и я примерно это ощущаю на своей шкуре.

Чуть позже, правда выяснилось, что старый барон, если и подставил меня, то не со зла. Это новые налоги. Ввели недавно и до пограничья как всегда не сразу новости доходят. Учитывая то, что баронство Мондегу это не просто глушь, а линия фронта, то не всякий гонец хотел рисковать своей жизнью стремясь донести письма о новых налогах.

Официально барон писем о новых налогах не получал, но я тоже не мальчик, кое-что понимаю. Приехал гонец, привёз письмо, и не ухал гонец. Нарвался на орков, а то, что человеческая стрела торчит в спине, это так, мелочи. Какие от этого выгоды барону говорить не буду, кто может тот поймёт. Да и так ли нужны эти выгоды, когда есть прихоть?!

Что тут говорить. На выбор тикать из столицы пока за мой кошелёк не взялись или пытаться осесть. Не буду говорить, что я выбрал. Выбрал и прифигел.

Налог за год — это мелочь, но за четыре года для меня это много, у меня же нет своих деревушек. Двадцать шесть золотых, три серебра. Кто не понимает, то это цена двух, а то и трёх доспехов, если покупать их в пограничье.

Что тут сказать, я заплатил налоги за моего якобы отца.

«Ну ничего, я выбью компенсацию от барона!»: подумал я тогда.

Дальше интереснее. Чиновник, «хрен ему в ухо», садист, после уплаты заявил, что это ещё не всё.

Я блин, не зарегистрирован как наследник и за это тоже надо платить. Вы не подумайте ничего лишнего, это «не развод», тут такие порядки. Антеро «мотал головой» в знак согласия. Ещё десятка золота с меня. Пятёрка за то, чтобы бумаги не шли полгода до министерства, хочешь можно и без денег, но жить полгода в столице дороже встанет. ещё десятка за место в полку, ну по-местному в тысяче. На этом чиновник нас отпустил.

Смешно сказать, но я считал, что пятьдесят золота это пипец как много, а на деле это мизер. Крестьянину этих денег хватит что бы двадцать лет не работать, а для дворян «это семечки».

Антеро молчал, сопел всю дорогу, которая сама себя выбирала. Мой Колбаска сам выбирал дорогу, а я прифигевший им по сути не управлял.

— Тебе нужны доспехи! — в какой-то момент сказал бродяга. — Я их тебе куплю! —

Я в начале хотел его от души поблагодарить, но после вспомнил что он из себя представляет. Не обо мне он печётся. Его рекомендация в часть привязана к моей рекомендации, по-простому не устроюсь я, не устроиться и он.

Я сгоряча чуть не выговорил ему в лицо всё то, что я подумал. Хорошо одумался. Каким бы он не был, но он меня не бросил, когда граф оправлял меня на смерть. Да и прочих моментов хватает. Он слишком сложная натура что бы судить о нем только в одном ключе. Антеро это клубок противоречий, психозов, комплексов. Пойди разберись, когда и что у него сработало, расчёт или эмоции. Что тут говорить лишнего. Я не знаю, почему он такое сказал.

Итогом моего трудоустройства стало то, что я имел только мелочь на пиво, а надо ещё доспехи и боевого коня прикупить, надо иметь на что жить и прочие. Хорошо, что Антеро сейчас не бедный. В статусе моего былого рыцаря он меня как-то прокормит и, наверное, нальёт, если «не зажмотиться» мне на выпивку по старой памяти.

* * *

Дальнейшие проведение времени было посвящено развозке писем по адресатам и выборам доспехов. Тут я немного приврал. До конца мы не выполнили не первое, ни второе. В первом не всех застали дома или не все дома нашли, а второе, уже темнело и не все лавки работали.

Как я и рассчитывал, кор Гижек подсказал где и кого искать и потому, после получения от него ориентиров, мы долго не плутали по городу. Естественно, не всех адресатов он знал, но ведь надо же с кого-то начинать. Помниться я безбожно врал информатору Нетфе в Скотном дворе, что нам надо нескольких человек найти. Ну, так-то не врал, скорее немного приврал.

Бумаг из баронства у меня было под два десятка, большая часть от барона, пяток от его побратима и наставника воинов Элба, две от управляющего Коима. Хотя дополнительные бумаги я собирался развести далеко не сразу. «В падлу», некогда мне, свои бы проблемы решить бы. Хотя с другой стороны, если по пути и «ненапряжно», то почему бы и не завести куда надо.

Так вот, кор Гижек подсказал некоторое ориентиры в поисках адресатов. По одному ориентиру надо было возвращаться в Мрачный город сдать две бумаги в банки и одну проживающему там кор Этте. Впрочем, мы в город чиновников второй раз не поехали. Ещё в первое посещение это крысятника бюрократизма, мне стало тошно от этих уродов.

Была срисовка в Перевалку к некому мешанину Лойна. Его дом мы нашли без труда, но его не застали дома. Сам факт того, что барон Агир общается в переписке с не дворянином уже много стоит. Хотя, тут как посмотреть, домик то по местному уровню Перевалки непростой.

Ну, как можно считать простым домиком, дом расположенным у стены Тверди и Черни. Сам факт того, что квартал тихий, а окна пусть и узкие, но застеклены, заставляет задуматься. Дополнительных стимулов для размышлений добавило то, что прислуга дома не пустила нас на порог, а требовала отдать бумаги им. Хер им в грызло, сам лично вручу. Не настолько я наивный что бы передавать бумаги через кого-то, да и на владельца особняка взглянуть охота, вдруг что-то себе смогу выбить.

Отдельно стоит упомянуть наш визит с Антеро в Весёлый город. Сразу скажу, мы там потерялись и даже дома не нашли, но зато неплохо отдохнули, обмывая наше поступление в ряды армии короля.

Глава 5. О нелепости случайного или о случайной нелепости, барагозе, драке, дуэлях

Осели мы начале в трактире, ну а потом как-то завертелось. Как мы телепортировались в казино, я не помню, как мы тут. Но помню, что в какой-то момент прочувствовал что нас надувают. Бродяга уже успел спустить в карты шесть золотых с мелочью. Вот «задрот неугомонный»! Его разводили столичные как последнего деревенского лоха! Впрочем, насчёт того, что он дед из деревни, я спорить не буду. Слили ему пару партий, а он зажегся! Когда его начали опускать на деньги, то я его прихватив за локоть увёл из-за стола казино. То ещё мероприятие!

Антеро брыкается, ревёт что сейчас всех порвёт и отыграется. Охрана на нас косилась, но не встревала. Масла в огонь подливал какой-то припудренный дворянищко в поношенных тряпках от местного Версачи. Этот «полупокер» гнал что-то про честь и волю рыцаря «оставить его без штанов». Ничего личного, я так понял, шулер вовсе не на ложе с ним намекал, а на «обезнал» деревенского дурочка.

Суть да дело, чуть кровью не запахло. Я эту гниду насквозь видел и хоть сам нечётко стоял на ногах, но засветил ему «по ебл… ту». Что тут началось!

Шулер воет и плачет. Охрана казино на меня кинулась. Стол с картами в сторону валится опрокинутый. Антеро «ревет как бык, которого отлучили от случки». Какая-то дура визжит, да так, что хрустальные бокалы лопаются. Дружбаны шулера что-то кричат о чести и пьяном быдле.

Так! Я не понял?! Быдло это что?! Я?!

И ведь что удивительно, эти «пидорки» сами меня вызвали на дуэль, но как-то не спешат вмешиваться в мой «цимес» с охраной! Вызвали на дуэль не потому-то им нужна дуэль, а для того что бы сохранить лицо перед общественностью. Типа, мы его вызвали, но мы же не виноваты, что его охрана в мясо запинала, а то бы мы ему показали бы!

Охрана меня пыталась привести в чувства как умела! То есть кулаком в грызло, а после ногами.

В «грызло», я врать не буду, сразу пропустил, что неудивительно. Накушался! А вот дальше были вариации и из того что я помню.

Помню только то, что я пришёл в себя под перевёрнутым столом, куда забился от хлёстких ударов ногами. Помню, что перед лицом мелькала чья-то ступня, какая-то паскуда пыталась засветить мне по лицу с ноги, но я ставил блоки.

Помню, что чья-то ступня напоролось на мой нож «Барс». Как я нож достал?! Как умудрился ступню на нож наколоть?! В общем, этот момент не особо помню.

Помню, что я уже стою на ногах и кого-то бью. От меня все разлетаются как кегли. Бью один раз. Мажу. Бью ещё раз. Мажу. Бью ещё раз. Попал! И кто-то полетел!

Потом включился счётчик. Я ронял охранников. Трёх я вроде вырубил на глушняк. А много ли для этого надо?!

Средневековье! Люди моих метр семьдесят с небольшим тут великаны! Антеро, сам по местным меркам верзила ещё тот, целый метр шестьдесят с чем-то. Кто не в курсе, то сходите что ли в Эрмитаж и посмотрите средневековые доспехи. Люди плохо ели и потому плохо росли. В земной истории, рыцарям за метр пятьдесят обрубали ноги для того что бы они поместились в семейные склепы. Средневековье, это вам не сытые кроманьонцы по росту в метр восемьдесят. Средневековье — это что-то!

Стоит ли говорить, что при разнице в массе мы с Антеро были вышибалами ещё теми.

Не, я не спорю, что парни в охране казино сами немаленькие, но кто же знал, что бродяга подключится в лучшем стиле рыцарей! Чуть протрезвел, зашёл со спины и бил по затылкам охране.

Первое! Угомоните этих романтичных дур, что сейчас завыли о чести! Ну как же! Это же рыцари! Рыцари всегда бросают перчатку «в ебл… т» и заявляют о дуэли! Бить со спины нельзя! Это подло!

Ну, как сказать. Наивным и розовым напоминаю, что словосочетание «Поле брани» отражено в летописях с самого основания письменности, ну по крайней мере русской письменности. Переводится это словосочетание банально, на поле битвы много матерились. Дополнительно хочу напомнить «тем, кто не держал в руках что-то тяжелее собственного уя», что есть всего два расклада. Либо ты бьёшь со спины тем, кто бьёт твоего, либо ты хоронишь своего побратима.

В итоге, пусть лучше нас с Антеро считаю бессчётными отморозками, которые не хотят похорон друзей, чем мы будем белыми и пушистыми праведниками, притворно плачущим над их могилками.

Второе! Вы когда-нибудь задумывались почему боксёрам запрещено бить в затылок?! Для незнающих поясню, по эффекту в лучшем случае круговорот перед глазами и потеря ориентации, в худшем случае лучше вам не знать.

Третье! К тому же Антеро бил не голой рукой, а рукой облачённой в стальную перчатку! Для даунов поясняю! Зажатая в кулаке зажигалка добавляет силу удара до пяти кило, а что говорить про латную рукавицу весом в полкило.

Ещё раз! Рефери не зря перед боксёрским матчем проверяет перчатки боксёров, ищет утяжелители, в том числе и вазелин закаченный под кожу…

Что тут говорить. Урыли мы охрану. Как-то само собой так получилось. Дальше было интереснее. Тут кто-то выл про дуэли?! Возьмите и получите! Распишитесь!

* * *

Перед боем я предельно собран. Адреналин от пропущенного, ну там ударов и прочего, выбили из меня отчасти опьянение. Врать не буду, то как пришёл в себя, начал срать кирпичами.

Вроде бы, что тут такого?! Ну, дуэль! Ну, бывает! А если взглянуть чуть глубже?!

Два отмороженных деревенщины вызвали на дуэль лощённых «полупокеров».

Я сам до сих пор удивляюсь, что нам позволили провести дуэли. Одна драка с охраной чего стоила.

Вы что до сих пор думаете, что вызов на дуэль — это прихоть нежных?! Да обычно в таких ситуациях, подобных нам, ломают об колено через связи и прочие инструменты. Зачем лишний раз своей шкурой рисковать?!

В целом, сами дуэли состоялись лишь по трём явным причинам.

Первое, мы вырубили охрану казино и за спесивых дворян больше некому было заступаться.

Второе, нас сочли достаточно пьяными и потому недооценили.

Третье, за нас вступилась третья сила, в виде конкурента или недоброжелателя вызвавших нас на дуэли. По-простому, дай они заднего, то их бы ославили на всю столицу как трусов. А им это надо?! А так, два дурочка чуть стоят на ногах и качаются от алкоголя. Чем не жертвы для работы клинков?!


По поводу того, что мы были сильно пьяными, спорить не буду. Я вправлял нос в очередной раз сломанный. Сразу не вправишь, потом хуже будет, потом «зассышь» от боли его переламывать и вправлять. Мой дегенерат чуть дышал, «старость не радость».

Противники у нас хоть куда. Чутька пьяные, чутька приборзевщие. Оба в тряпках с какими-то шпажками вместо нормального оружия.

Кстати говоря, с учётом того что не мы этих «петухов» вызвали, то выбор оружия был за нами, выбор места и времени был за ними, но как-то всё пошло не по протоколу. Я не знаю, как там было на земле, но в Раян существует несколько дуэльных кодексов одновременно. Ладно бы просто эти кодексы существовали, но они временами противоречат друг другу и во многом выбор кодекса дуэли зависит от местности поединков.

Толпа пьяных, шальных дворян настаивала на веселухе. «Хлеба и зрелищ, мать вашу»! Сам я не помню, что эта «шваль» хотела биться на улице возле казино, но наверно на вызвавших нас «петушков» давило общественное мнение.

Помню только, что несколько шулеров вызвали меня на поединок, но их блин больше одного, и вторую пару мне составил мой дегенерат, который сам «вызвался на мочилово».

Теперь по минусам. Нас принудили скинуть броню. Не по пацански выходить против барышень в тряпках как реальному пацану. Типа, давай им одеться в сталь или сам скидывай броньку. С учётом того, что мы ждать утра не хотели, то вышло так, что мы разделись по пояс.

По пояс это верно только насчёт меня. Само собой, всё железо заковки мы сняли. Но у Антеро под доспехом и кольчугой был кожаный подкольчужник, а у меня нищеброда даже под бахтерецем не было подкольчужника.

По плюсам, нам разрешили выбрать орудие. Наверное, потому что пьянь из дворян хотела «хлеба и зрелищ». Признаться, это они зря нам предложили.

Антеро то ладно, всё стандартно. Полуторник против полуторника. Ещё одна ремарка, второй полуторник оппоненту бродяги предоставил какой-то «ушлый перец». Я не верю в бескорыстность! Стопудово он поставил на нашу победу. А кто бы не поставил бы из соображающих?!

«Дрищ» привыкший к шпаге берет в руки бастард, тут не надо быть провидцем. Другой баланс, другой вес, другая длина и из всего этого вытекает другой рисунок боя.

Да это ещё ладно, но я, блин, тоже показал себя. Шпага против кистеня и ножа. Кистень тут никому неизвестен, а нож вообще воспринимается как орудие для быдла. Изначально я настаивал на кинжале, но его блин, забраковали, пришлось ограничится ножом.

Так-то нож — это просто оружие последнего шанса «на ближняке». Он, по сути мне и не нужен, но нож в довесок к кистеню я выбил.

* * *

Сошлись. Длинная, узкая шпага против кистеня — это смешно. Против тяжёлого меча или топора я бы играл бы по другой схеме, но это шпага. Шпага! Значит колючие и быстро!

Колющие не страшны! Они пугают только дураков! Самый лёгкий удар в блоке и уклонении. Впрочем, и самый неприятный удар, если пропустишь…

Вжик-вжик, запел мой кистень на ускорении. Я бью связками. Связка имеет тот же принцип безостановочного движения, как и у «восьмерок», с той разницей что связки непредсказуемы для противника. Удар не тормозится, а набирает скорость и инерцию за счёт своей массы и беспрерывности ударов.

Долго я так не смогу. Двадцать секунда и всё. Раньше, когда был молодым, мог и минуту, но я уже не молод, не та дыхалка и мышцы.

Скажу больше, если я не завалю за двадцать секунд своего оппонента, то он меня завалит. Весь расчёт исходит из того что я пьяный и могу напропускать только так. Фальш против шпаги, когда на тебе нет доспехов, а ты пьяный это или самоубийство, или размен, что тоже «не есть гуд» — залечивать рану. Кистень, тоже не чудо оружие, но с ним у меня есть шансы. Главное, просто за двадцать секунд успеть приложиться, дальше у меня дыхалки не хватит. Ну и то, что противнику оружие незнакомо тоже помогает. С другой стороны, а мне много и не надо!

Хрясь! Это я засветил цепью с билом по шпаге, выставленной в блок!

Надо отметить, что мой противник был неплохим бойцом, но с орудием, выступившим против его шпаги, ему не повезло.

Мой удар билом перелетел через блок шпаги и ударил по предплечью правой.

На моё удивление, дворянчик даже свою шпажонку не выронил. Поморщился, перекинул шпагу в другую руку и уже левой что-то пытался выплясывать.

Ага! Как же! Наивный! До сих пор не дошло! Это же кистень! Мне так по фиг, как ты выставляешь блоки! А смысл-то?! Ты ставишь блок, а било моего кистеня этот блок огибает за счёт гибкой цепи!

У тебя только один шанс выиграть дуэль, сойтись со мной «на ближняк»! Только тут тебя ждёт сюрприз! А я что ли зря настаивал на парном кистеню кинжале?! Хоть я и получил в пару нож, но принцип-то не меняется. Жду я тебя «на ближняке» с твоей тыкалкой бесполезной в ближнем бою!

Вторая сходка была краткой. Левша, да и чёрт с ним! «Лови сынок ханку» и успокойся!

Удар била. Противник понял основную фишку и пытался рвать дистанцию. Нелепый зацеп цепи за гарду шпаги и вот он я.

Обычно в этой ситуации начинаются потягушки, кто кого перетянет и значит потеряет орудие. Но я-то, «стреляный воробей».

Два шага на сближение и бесконтрольные удары левой руки с ножом по корпусу. Сколько нанёс, не знаю. Много. Больше шести, это точно. Мой противник опал. Победа.


Смотрю. В этот момент Антеро добивает своего противника. Тот его даже поцарапать не смог. Хотя тут я вру! Поцарапал!

Мой дряхлый дегенерат сидит на противнике и бьёт ему по… Будем считать, что он бьёт противника по лицу, хотя это лицо ничем другим, как кровавым остатком «е… ла», не назовёшь.

Бродяга выразился по полной. Самого боя я не видел, но хорошо его знаю и могу предполагать. Жёсткий клинч, ушёл «на ближняк», хватился за кисть или гарду, но промазал и потому зажал лезвие меча в левой руке. Зажал! Подсечка. Сел сверху и добивает. Потом левым коленом уселся на руку с бастардом и бьёт до тех пор, пока зубы у противника не начнут падать.

Шутка ли?! Бить закованной, полукилограммовой, латной перчаткой по зубам.

К чести сказать. Латная перчатка была у Антеро только на правой руке. Левая, голая кисть. Он голой кистью хватался за острое лезвие и не позволял себя покалечить. Изрезанная ладонь, ручек крови и почти чистая победа.

Как допустили свидетели бой Антеро пусть и без брони, но в одной латной перчатке на правую руку мне самому непонятно. Возможно, по местному дуэльному кодексу, латные перчатки не считаются за доспех, чем мой отморозок в наглую и воспользовался.

По факту, вышло то, что вышло. Бродяга сидя на противнике бьёт ему по зубам. Я дышу в отдышке после боя. Противник моего дегенерата, придавленный тушкой, которая на двадцать кило его больше, тихо подыхает от мордобоя.

— У свидетелей есть вопросы по поединкам? — услышал я свои слова. Сам удивился, как сильно в подкорку вбивается правила дуэлей это мира.

Молчание.

— У присутствующих есть вопросы по поединку? — кричу я.

Молчание.

— Объявляю нашу победу. Мы правы! — добавил я от себя.

* * *

«Не, ну какой я дебил!» — была первой моя мысль, когда я хоть намного пришёл в себя, выпил чутька отходя от боя. — «Что там полутысячник говорил?! Никаких дуэлей! А что это было?!»

Ладно бы если бы проигранные Антеро деньги вернули бы, но покойник скинул перед дуэлью кошелёк кому-то, а его шпагу по каким-то правилам мне нельзя было затрофеить — типа фамильная вещица. Ну, не окровавленные же и порезанные тряпки мне снимать! Со вторым шулером ситуация примерна та же, нечего с него было брать. Зачем всё это было то?!

Надо признаться, что раскаянье меня мучило недолго. Во-первых, из двух дуэлей только один труп! А во-вторых, они же шулера! Сразу скажу для тех, кто не понял! Пяток ударов ножа в кишки — это смерть, а выбитые зубы Антеро это так, мелочь.

Ну убил, и что?! Какая на фиг совесть?! Первый что ли жмур на моей совести?!

А вы-то сами такие правильные думаете что чистенькие?! Коровка тоже хочет жить, а вы любите есть колбаску по утрам! Фиг с ним коррумпированным Гринписом! Кто знает, тот поймёт, а кто не знает, пусть дальше будет оставаться тупым мясом на побегушках. Копнём глубже.

Вы что всерьёз думали, что никого не убивали за свою жизнь?! Да, «хер там плавал»! Думаете, что вы чистенькие и белые?! Ну не смешите! Хватит лицемерства! Убить можно не только действие, но и бездействием. Сколько раз вы проходили мимо разных ситуаций, считая, что это не ваше дело?! Это же так просто, пройти мимо, считать, что у обездоленных проблемы сами разрешаться.

Ну, что ты мне можешь предъявить, сытый и довольный?!…

* * *

Возвращались мы из Весёлого города по дурости через Злой. Так ближе было, как нам изрядно навеселе показалось. Есть такое старое правило армейцев, что «любая кривая мимо начальства, короче прямой». По пьяной самоуверенности мы это правило нарушили.

Да и по сути, а кто бы не докопался бы на воротах во въезде в Злой до двух пьяных, едва сидящих в сёдлах, один из которых к тому щеголял голым торсом, и только толстая серебряная цепь рыцаря выдавала в котором что он не простолюдин?!

В общем, взялись за нас по полной. Стандартная придирка о документах, а глаза такие добрые-добрые, как у Ленина в восемнадцатом году объявляющем о красном терроре.

Понятно, что за проверкой документов последует ещё что-то, а это так, для затравки. Я же мысленно всё проклял.

И сдалось нам ехать в ту же гостиницу, где мы до этого ночевали?! Какого чёрта мы вообще попёрлись вдаль и не остановились на постой в Весёлом городе.

Хотя, что тут говорить! Жадность и очко сыграли. Весёлый город так-то находится в Тверди, и значительно дороже в постое. К тому же, тут немало кутил и цены они задрали в потолок своими кутежами. «Очко сыграло» в том, что нас будут искать дружбаны шулеров. Одно дело дуэль, другое дело подставы и надуманные поводы для нанятых людей. А так, «ищи нас как ветра в поле», главное правило безземельных: вовремя унести ноги.

Я уже приготовился к накалу страстей с непонятными вытекающими из него, как удача повернулась к нам не тем, чем обычно поворачиваться к сидельцам. Другими словами, «оприходовать удачу в карий глаз» нам не пришлось.

Десятник выползший из караулки оказался нам знакомым. Что он делал на точке других ворот вопрос интересный, но тут я и сам не знаю. Главное в другом, этот десятник нас узнал и по-видимому припомнил, что Антеро с утра ему монет подкинул на пьянку десятка за нашу удачу.

— Шумите. — морщась высказался десятник, хотя мы ехали бледными тенями и молчали.

Из караулки ворот раздавался шум пьянки, да и сам десятник был навеселе. Так и хотелось сказать ему об этом, но я молчал. Бродяга «в местных напрягах» понимает гораздо больше меня. Из караулки неслись слова: «Пёс завязывай! Отдыхаем или как?!». По ходу сорвали мы десятника с пьянки с его побратимами.

— Служивый. Боги и вправду оценили то, что вы выпили за нашу удачу. Держи. Боги, наверное, присматривают за вами. — вытащил мой дегенерат ещё несколько серебряных из кошелька.

Для некоторых поясняю, что сказал Антеро.

Первое, он напомнил о нас, «о проставе не за хер» с утра.


Второе, этим он сказал, что мы уже почти как коллеги. С утра расспрашивали о армейских частях и по ходу мы почти уже армейцы. Типа, предупредил, что потом можем и посчитаться.

Третье, тупо польстил десятнику, тем, что Боги на стороне пьяной стражи.

Четвёртое, подкуп от коллеги за мелочное дело, не подкуп, а «навар». Запалим мы вас в будущем, то от вас ждём гостинцев.

— Эй ты! Как там тебя?! Пропусти их! — в полголоса буркнул десятник по прозвищу Пёс, а после и начал рычать на новобранца, что-то вякнувшего, что он не его командир.

Не, ну не дурак ли новобранец?! Спорить со старшим по званию, когда Пёс пьяный, и к тому же любой его приказ тут же подтвердит его приятель на смене?!

Суть да дело, но мы как-то переместились в караулку. Удача под вечер явно на нашей стороне. В деньгах опустило королевство налогами, нелепые дуэли с непонятными последствиями, но неформальные связи среди стражи уже хоть что-то. Хотя насчёт связей это пока рано, нас только на пьянку пригласили, а что из этого выйдет, как кривая судьбы повернёт.

* * *

Второе утро подряд у меня не ласковое. Старею. Давно уже научился различать такие грани как «бодун», «отходняк» и похмелье. По моей шкале у меня «отходняк». Голова не болит, но зато «всё влом», во рту кака, плетусь как совсем дряхлый старик вниз по лестнице из номера за лекарством, пессимизм и «пох… изм».


Внизу в таверне за кружечкой пива постепенно начали вспоминаться события ночи.

Десятников было трое. Пёс, Ржавый и Пустой. Как мы влились в их компанию и как их по реалу звали, хоть убей, не помню. Я был более пьяным чем Антеро и вскоре даже начал пропускать, в общем, не вёлся на слабо, типа выпей и ты нас не уважаешь, и прочие.

«Идите вы в баню», я столько раз с панками пил, что приобрёл иммунитет на подколки. Достаточно и того что я дважды проблевался и продолжал пить дальше.

А много ли надо для «вызова Ихтиандра» с учётом того, что я ещё в казино накушался?!

К моему счастью, Антеро пил за нас обоих. Как в него лезло, сам не знаю. По сути все новые знакомства теперь на него завязаны, а я так, проблевал моменты важных связей.

Что там «пел» мой дегенерат, я не особо помню. Помню только то, что мой рыцарь трещал байки про убитых орков, сожжённые деревни и числа прямых зарубок на животах у женщин, счётчик изнасилований орками перед смертью.

Помню налитые кровью глаза у десятников. Рассказывать про обезглавленных и затоптанных младенцев явно было лишние. Старики с «врезанным орлом» это мелочи.

Антеро показывал пока ещё не нанизанные на нитку клыки орков и спрашивал кому из молокосов не бывших на границе можно продать это будущие ожерелье.

Так вот к чему эти рассказы! Лихо мой дегенерат провёл пиар!

Клыки орков выкупил Ржавый заняв у своих побратимов. С его стороны это выгодное вложение денег, соберёт ожерелье и продаст молокососам на пятьдесят процентов больше.

А что? Тут такие правила и порядки! Мораль тут такая. Ожерелье из двадцати восьми клыков орков это признак доблести. Если что, то у орков всего двадцать восемь зубов, но они толще и длиннее человеческих зубов. Орки по слухам в ответ собирают вязанки из ушей…

Сейчас в отходнике, я понимаю, что Антеро не зря поднимал тему пограничья в ленивой и разжиревшей столице.

Первое, он напомнил о врагах человечества.

Второе, он распиарил продажу зубов.

Третье, он себя пропиарил себя как борца со злом.

А вот, так. В любом действии всегда есть минимум три смысла. Так-то смыслов в некоторых ситуациях гораздо больше, но блин, привычка сознания у христиан видеть только три пласта смыслов…

Потом мы просто пили. Спасибо и на том, что я удержал в себе порывы запеть. Это то ещё зрелище, песня пьяного бастарда-самозванца на русском языке. Не поймут, а вот вопросы на каком языке пел возникнут.

В целом, неплохо посидели. Нас даже сопроводил до ворот в Странный город кто-то из рядовых. Так сказать, во избежание лишних конфликтов. Что тут говорить, с такой козырной картой на вторых воротах Злого нас пропустили спать в таверну без лишних слов.

* * *

Я отогнал от себя воспоминания былого и «на отходняке» пригрустил.

Кто я и что я?! На хрена?! Зачем?! Для чего я живу?! Это постоянные спутники «отходняка».

Мне повезло, следом за мной спустился мой бродяга. Этот «жмых» зажмотился или скорее «прошарил всю фишку».

Визги и рокот бродяги, что у нас ещё весь день впереди и что опохмел это начало загула. Смешной, мне так хреново, а ты ещё тут визжишь. Э-э, как тебя присобачило место в третьей пехотной! Не вой, и так всё хреново! «Шас» соберусь и поедем! Да помню я о письмах! Да хер с ним, с доспехами!

В себя я пришёл уже на Колбаске. Моего жеребца почему-то полюбил конюший в таверне, и мой жеребец не голодал. Сил много, а где эти силы применить у Колбаски немного вариантов. Этот уродец пытался скинуть меня из седла. Обойдёшься родной! Усижу я, и всё на этом.

Глава 6. О письмах, партнёре барона и прочем

Город набирал шум. Мелькали рассыльные. Солнце паскудно светило в глаза. Бродячая реклама у лавок заманивала нас к себе. Мальчишки пытались срезать кошельки, несмотря на то что мы на конях.

Дураки! «Нал» у нас запрятан не в кошельках, а на виду только мизер. Вдвойне дураки. Ну кто срезает «нал» у конных, пусть даже два конных в толпе это почти неподвижная мишень.

Антеро поступил просто. Пойманная рука на кошельке и удар закованной руки в стальной перчатке по голове. Выживет или нет, не его проблемы.

Я дебил, через полчаса поймал за руку мальчишку и сдал страже.

Эй! Вы там! Думаете, я гуманист?! Лучше бы я его на месте убил бы!

Уже потом, бродяга просветил меня после получаса кривых взглядов в мою сторону. Воров тут ждёт от двух до четырёх годов на каменоломнях. Милосерднее сразу убивать.

Вот сволочь, сразу не мог сказать, пока плачущий подросток вырывался у меня перекинутый за седло. Антеро скотина! Мог бы и до сдачи паренька страже ситуацию обрисовать! Он что думает, что я в курсе местных порядков?!

Не спорю, я «налажал». В оправдание мне только то, что до стражи было ехать только полминуты.

В новое время в Англии, где вопреки рабской России лишали дворянства за жестокое обращение с крепостными, были смертные статьи за кражу пирожков. Конкретно в тысяче восемьсот девятнадцатом году в Англии было более двухсот двадцати смертных статей. Весь прикол, что Англичане до тридцатого года ещё около сотни смертных статей ввели, гуманисты херовы. Украл ребёнок пирожок и не в приют, не отрабатывать кражу, даже не в тюрьму, а так простенько и по бытовому — на шибеницу.

Блин! А я тут с розовой моралью современности лезу в средневековье…

* * *

В какой-то момент оказались мы в Перевалке. Антеро, «коленвал ему в задницу с проворотом» вспомнил, что мне нужен новый доспех. Мы ездили по кузням, а точнее по магазинчикам от кузен.

Цены не радовали. Это в пограничье «полный плейд» около десятки, тут в два раза дороже. Да и хер с ним, не я плачу, а мой дегенерат, но тут блин другая ситуёвина. Продавцы как сговорились, цены на плейд начинались от тридцатки.

По качеству стали гавно, по подвижности гавно, по цене как «Абромс в соотношение с ценой и качеством Арматы».

Не, я понимаю, на своей шкуре экономить глупо, но не настолько же! Не последнею роль сыграло и то, что я больше и массивнее обычных заказчиков. Переделывать готовые доспехи под меня, далеко не все согласны.

Ещё одним сомнение соотношения цены и качества был молчаливый прищур моего отморозка. Прожжённый человек, хрен на мякине проведёшь. За копейку удавится и «за любой кипиш, кроме голодовки».

— Поедем отсюда. — всё что сказал мой отморозок и это самое мягкое из сказанного им.


После Перевалки наши тушки занесло в Скотный двор. Скажу сразу мы искали на Перевалке нужный адрес, но не нашли несмотря на подсказки от кор Гижека. В Скотном дворе нам улыбнулась удача.

Нас встретил мешанин, на вид простой, как я осевший с месяцок на даче, со всеми запоями с соседями и прополкой грядок, когда мне не лень. Тихо приехали, тихо сдали свиток, тихо уехали. «Жмотяра» даже в дом не позвал. Мы тут через пол страны к нему приехали, а он тут строит из себя особиста.

Потом нас занесло обратно на Перевалку. Это моё похмельное упорство. Через час поисков мы всё же нашли нужный дом. Поиски нас не обрадовали.

Дом чернел остатками обгоревших брёвен второго этажа.

Сука барон! Жопой чую подставу от него на горизонте, но пока предъявлять нечего.

Через Грязный город мы добрались до Вонючего. Тут адресатов не один, а целых четверо. Один от барона, один от Элба, два от Коима.

Нашли только троих. Все как на подбор отморозки те ещё.

Два ещё куда не шло, почти неприметные люди, которых не заподозришь что за ними стоят какие-то силы, но третий… Этот похоже местный преступный авторитет, ну по крайней мере от посещение третьего у меня остались такие впечатления.

Четвёртого мы не нашли, так получилось…

* * *

Потом мы опять петляли между лавочек продающих доспехи. «Лиха беда начало», но тут в столице есть своя стандартизация у войск короля. Нужен не абы какой доспех, а примерно одинаковый для пехоты. Кузнецы не дураки, подняли цены на доспехи определённого вида. Дешевле чем за тридцать монет «полный плейд» пехоты не купить. Мои доспехи тут считаются, броней для быдла.

Для сравнения мой бахтерец в Шакти стоит те же пять золотых. Вру семь золотых на продаже, но какая разница?! С тебя тут требуют не десятку, а почти тридцатку. Где справедливость?!

Я понимаю если бы тут по такой цене загонялись бы доспехи гномов, но это же обычное железо, цена высока, а качество так себе.

«Слава Богу» Антеро не дремлет и отволок меня от помощника кузница. Чувствует, что я мог сорваться.

Далее мы поехали в банки. Оба банка находится в Посольском городе. Первый «Вурмут и сыновья», второй «Жарен и компания».

В первом, мы отдали бумаги и всё как-то само собой разрешилось. Во втором было интереснее.

* * *

— Присядьте Коры! — сказал нам какой-то управляющий сменивший служку. — К вам послание. Указано, что вы можете воспользоваться нашей помощь для чтения. —

Это уже интересно. Письма мне могут приходить только от барона Агира и мне уже до тошноты любопытно, что он там вешает. Скотина такая, кинул меня на налоги. С какого хера я самозванец рассчитываюсь по его долгам?!

— Я знаю, что ты настолько ленив что не изучил нашу речь. — вешал мне банковский служащий. — Потому сейчас это сообщение читает прислуга. Делай выводы сам! Ты мог подумать, что наши соглашения нарушены, но это не так. Я не знаю, сколько сейчас мне нужно выплатить налогов, но по этому письму ты получишь восемнадцать золотых. Уверен, что ты забыл нужные пути. На всякий случай, имя и адрес основного… — банковский служка прервался, пытаясь перевести мат на разговорный язык. — … Моего партнёра тебе подскажут в банке. Да смилостивится над тобой ночь! —

Ну спасибо! Что ещё за Милость Ночи?! Я как всегда не в курсе местного фольклора. Сучара! Всё просчитал! Просчитал вплоть, до того что я в первую очередь поеду в казармы, а только после в банк!

А так, зря я на него мысленно гнал что он ущлёпок!

«Моя вина. Да, не уподоблюсь я католикам, „миа кульпа“ и прочие. Грешен. Подумал плохое». — мелькнуло в сознание.


Пока я предавался абстракции, Антеро уже перевёл мосты разговора на себя. По его словам, он в первую очередь выпытывал, как и когда, мы получим монеты. Молодец! Так держать, моя корыстная сволочь!

Восемнадцать золотых это конечно не двадцать шесть с мелочью, но уже что-то. Второй чек меня порадовал ещё больше. Ещё десятка по уговору, да не в конце года, а в начале.

Золото радует, но блин мозг свербит мысль, что я продешевил. Какого хера я предложил быть подставной мишенью для убийц всего за десять золотых за год?!

Просчитался бля! Привык к ценникам в пограничье! Я предполагал, что цены в столице будут выше, но не настолько же! Вот барон смеётся над дурачком!

Сучара! Развёл меня с моей подачи по мелочёвке! Я тут жопой рискую, а его плата меньше налогов, которые он должен! Доберусь до твоих корешей, решу проблему! Пусть компенсируют! Что я дурак что ли подставляться «не за уй собачий».

* * *

Дом кор Далена располагался почти у самой реки. Река так себе, на взгляд около десяти метров в ширину, а по глубине не берусь судить, но не думаю, что глубже трёх метров. Зарека вообще интересный город. Тут тихо и спокойно, на лицах челяди самодовольство и ленивое умиротворение. Рядом со стеной с округом Чернь это ещё не так бросается в глаза, но у реки тут каждый второй «светиться довольной лыбой на лице».

Ещё бы им не улыбаться, жизнь удалась, жить на Зареке это конечно не тоже самое что жить на Холме, но тоже «не кисло» по сравнению со всей остальной столицей и королевством в целом. Сами окрестные пейзажи кричали об этом.

У реки дома не жмутся друг к другу, а соревнуются «разбитыми садиками», чтобы не сказать садами. Тут часто встречаются живые изгороди ограждающие дома вместо заборов. Тут дома наполнены светом через широкие витражи с мозаикой цветного стекла. По фасадам домов причудливо вьётся лепнина, всякие там змейки, ящерки, паучки и прочие. Некоторые дома вместо добротных ворот в живых изгородях имеют стилизованные арки, где роль столбов исполняют статуи держащие кованые, декоративные, на взгляд невесомые решётки ворот. Больше всего меня впечатлили ворота, где роль столбов исполняют два рыцаря из белого мрамора. Одной рукой рыцари держат створки ворот, второй взмывают в небо мечами. Хочешь не хочешь, а «пройдёшь под сенью мечей».

На улицах не видать городской стражи, но она тут по сути и не нужна. Каждый дом имеет свою собственную охрану. Непривычна тут и тишина. Тут по улицам не бегают крикливые мальчишки, не скрипят разбитые колеса у телег, не раздаётся постоянным фоном гул торговцев нахваливающих свой товар и гнобящих конкурентов. Только изредка раздаётся в аккомпанемент цоканью подков наших коней по брусчатке, такое же цоканье от подков лошадей запряжённых в кареты. Тут даже трубочисты и золотари чистые и опрятные. Сервис, так сказать.

Так вот! На фоне всего это великолепия дом кор Дален был необычен. Хибарой его дом не назовёшь, но смотрится он посреди всего этого великолепия несколько странно. Самое уместное в этом случае сравнение: «Как свечка в жопе».

Вы не подумайте, дом вовсе не страдает тем, что у него мало территории или что он слишком высокий. Тут дело в другом. Уж очень мрачное впечатление производит дом кора Далена.

Серый фасад гранита грубо обработанных камней смотрится дико на фоне белого, полированного мрамора, «на который даже мухе стрёмно упасть». Никакой живой изгороди, просто тупо каменный забор с ржавыми железными крюками на вершине стены.

Окна, не то что бы их не было, но какие-то они узкие и маленькие. Застеклены, само собой, но без изысков цветных витражей.

Вместо сада что-то несуразное, «смесь бульдога с носорогом», вроде есть сад, а по факту что-то нелепое, низкое, легко простреливаемое.

Ворота в стене, не ворота, а какая-то калитка, через которую с трудом карета проедет. Ворота кстати не ажурная решётка, а такие массивные створки, обитые ржавеющим железом.

Так сказать, общие впечатление на фоне излишеств Зареки, удручающие. Словно хозяин перебрался в элитный город из мест более опасных и привычек своих не поменял. Что тут говорить, этот дом уместно бы смотрелся бы в Злом городе или на Небесах, но не тут. Ты можешь выйти из тюрьмы, но тюрьма всегда останется в тебе.

Встретили нас тоже не ласково, ещё на воротах у нас спросили: — Хули тут надо? —

Что тут говорить, к гостям этот дом не привык.

В вестибюле дома нас долго промурыжили ожидание. Присаживайтесь и все дела, но фиг там подняться по извилистой лестнице на верхние этажи, одним словом: — Ожидайте! —

Я бы давно на всё плюнул и уехал бы подальше от такого приёма, а что?! Я что ли напрашивался в гости? Мне что ли это сраное письмо надо? Это не меня ли кинул барон Агир на налоги? Но меня пробрало любопытство.

Как не странно ждать нам не пришлось долго, всего лишь десять минут. Это мелочи по здешним нормам прессования гостей.

Дряхлый старик к линялой ливрее повёл нас по лестнице на второй этаж. Спина сгорблена годами, руки трясутся, показная вежливость на словах, но взгляд всё выдавал. В выцветших глазах мелькала колючка зрачков. Самому-то за шестьдесят-семьдесят, а гонору-то! Знаю я такой психотип людей. Поясню. Зловредный старикашка, который с годами только стал злее. Вот так это я «прочитал» в глазах деда, прислуги у кор Дален.

* * *

Кор Дален на удивление оказался моложе своих слуг. Какое там шестьдесят-семьдесят, ему около сорока пяти — пятидесяти. Охрана у дома, понятное дело, не старики, так около тридцатки и больше, но прислуга сама говорит за себя. «Мясо оно и в Африке мясо», ближний круг в доме более весомый показатель.

Не твоя это прислуга кор Дален, а досталась по наследству от родителя. Не выгнал, не заменил на молодых, а это уже хоть что-то говорит о твоём мировоззрение и характере…

Лицо одутловатое. Густые белеющие брови, некогда бывшие чёрными. Грузный мужик в теле. Чуть бляхой выпирает толстый живот, искусно спрятанный под чёрным дублетом. На ногах замшевые сапоги до середины бедра из тонко выделанной коричневой кожи. Массивная серебряная цепь навыпуск из-под белой рубашки торчащей из-под дублета, не застёгнутого на все костяные пуговицы.

С левой стороны лица причудливый шрам, идущий от щеки до рта. Такое впечатление, что кор Далену щеку порвали когда-то. Кто думает, что щеки не рвутся, то проставьте мне бочонок, я вас ещё и ключицы вырывать научу, невзирая на всякую одежду.

Нос как не странно, целый, не сломанный. Губы бледные, слегка искусанные. Глаза жёлтые, цепкие, пронзительно смотрящие. Взгляд как у кредитора, которому ты торчишь. Рост около ста тридцати пяти — ста сорока. Хозяин дома встречал нас стоя в своём кабинете.

— Письмо! — потребовал хозяин через несколько секунд пристального разглядывания друг друга.

— Вот. — протянул я свёрток пергамента. Всё время пребывания в доме мне это свёрток руки жёг, так и хотелось побыстрее от него избавиться.

Хозяин пристально взглянул на печать, подковырнул её ногтем, махнул рукой на скамейку в стороне от входной двери и сам удалился к массивному письменному столу за который сел.

Чтение у кор Далена много времени не заняло. По его лицу во время чтения ничего сказать было нельзя, но я «как жопой чуял», что не только хорошие новости он читает. Было что-то такое в атмосфере комнаты, что мне давало ощущения грозы.


— Ты значит бастард? — вынес свой вердикт Дален указывая на меня пальцем. — Прибыл поступать на службу… —

Вроде бы всё точно сказал, но блин интонации какими это было сказано, мне не понравились. Дален ждал ответа, а я и не знал что говорить. Что тут скажешь против фактов изложенных в письме. Да всё совсем не так, но на откровения меня почему-то не тянуло.

Меня сильно напрягло то, что в письме я выступаю бастардом, а не самозванцем бастарда. С другой стороны, я вроде как поклялся на цепи такие подробности сказать сам, но только что-то не тянуло меня на откровения с таким ко мне отношением. Слишком мутный и опасный человек этот Дален.

В общем, молчание затянулось. Антеро не встревал, а я тупил.

— Чем твой отец занимается, знаешь? — после долгого молчания спросил кор Дален.

— Нет! — ничуть не соврал я.

Опять повисло молчание, но ненадолго. Дален сверлил меня взглядом и чему-то ухмылялся.

— Врёшь! — вынес он свой вердикт.

— Догадываюсь! — не стал оправдываться я.

Я не мальчик, понимаю, что приграничье — это не только постоянные военные конфликты, но и контрабанда. Свечку при передачах не держал, но здравый смысл ещё никто не отменял. Тем более что сам почти месяц колесил по приграничью в караване контрабандистов.

— Хорошо! — вынес свой вердикт хозяин. Что «хорошо» мне не понятно. — Твои дальнейшие действия? —

— В чём?! — удивился я.

— Мне партнёр пишет, что бы я приглядел за тобой… Как я могу тебе доверять?! — заявил Дален. В чём «предьява» непонятно, но чувствуется лёгкий «наезд».

— А как я могу тебе доверять?! — парировал я, наплевав на сословия и гостевой статус.

Молчание. Состязание по передавливанию взглядов.

Есть что-то такое в жёлтых глазах магическое, звериное. Вроде, глаза как глаза, но так раздражают своей желтизной. Так и хочется ударить по лицу, а лучше выстрелить из двустволки.

Молчание опять затянулось, мой бродяга слегка толкает локтем меня в бок, но «отстань противный, тут у нас дело на принцип пошло».

— Уточню! — прервал состязание взглядов Дален. — Ты фигурируешь наследником, а это со временем может сказаться на наших делах… —

— А никак! — адреналин в крови хлещет, противостояние взглядов заводит. — Как я могу быть уверен в тебе?! —

— Хороший ответ. — усмехнулся Дален выпуская пар из ноздрей. — Конкретно! Твои действия в случае смерти твоего отца?! —

— А я знаю?! — возразил я. — Он живёт себе и переживёт нас с тобой! —

— В таком случае давай договоримся, что ничего «в схемах» менять не будем. –слегка спустил напряжение Дален.

А вот ты и проговорился! Теперь понятно всё с тобой! Не ты ведущие звено. Ты завязан на Агира, а не Агир на тебя. Однако это тебе не мешает планировать и мечтать о большем. Ты мутный и осторожный тип, который плюёт на всё и в первую очередь заинтересован в своих темах.

— В таком случае мне нужны гарантии и небольшая помощь! — слегка обдумав слова Далена, я гну свою линию.

— Гарантии? — с усмешкой. — Помощь?! — презрительно.

— Ничего сложного. Просто отвести письма до адресатов. Самому не до этого. — не обращая внимания на реакцию Далена продолжил я.

— А я извозчик?! — начал рокотать голос хозяина дома. Слово «гарантии» похоже прошло мимо ушей как само собой разумеющиеся.

— Нет! Но у тебя есть слуги, которые знают город. Тебе это ничего не стоит. А уважение к тебе от будущего партнёра, при помощи в простой вещи, ты приобретёшь. —

— Даже так! — задумался Дален. — Хорошо. Письма оставишь у Вакта, это слуга что тебя провёл. Надеюсь мы друг друга поняли. Если что обращайся. —

Так я тебе и поверил! Обращайся! Ага, только на крайняк! Ты щука, которой уже мал аквариум и которая мечтает дорасти до акулы, но тут дилемма, расти не дают. Не дам я твоему слуге писем, точнее не дам весомых писем, а так мелочь к адресатам, которые мне не важны, для примера письма от Элбы и Коима. Не думаю, что друзья строгого гвардейца или письма от управляющего, важны. От первого надо ждать сентиментальных воспоминаний, а от второго шифровки к партнёрам, «которые с кондачка» не разгадываются. Минус шесть незначительных писем, мне уже легче, и на том спасибо.

Я не верю, что тут не существует способов осторожно срезать печать и прочитать послание. То, что мы с бродягой дауны и на не способны это сделать «без палева», ещё ни о чём не говорит. В противном случае не было бы нужды Агиру посылать письма с оказией.

Мы распрощались с хозяином дома и спешно покинули мрачную усадьбу.

* * *

— И что ты о нем думаешь? — покачиваясь в седле спросил я у Антеро.

— Осторожный, опасный, готовящийся. — обрисовал тремя словами суть Далена мой бродяга. — Зря ты ему письма отдал. —

— Так там же ничего не было важного. — возразил я.

— Важно или нет, но ты сдал тех, на кого опирается Агир или его друзья. Как бы это не стало нам боком… — сказал Антеро и я осознал свой «косяк».

«Твою мать»! «Лень, хозяйка косяков»! Буду надеяться, что всё обойдётся…

Глава 7. Жизнь и смерть на Небесах

Начну с главного. Доспехи для меня мы всё же купили! В Скотном дворе у Антеро остались какие-то мутные связи, и скажем так, по цене мне повезло. Сошлись на девятнадцати золотых и семи серебра. Да и вот что, сразу скажу, я не платил ни копейки. Мой бродяга наехал на меня, что дескать у меня появились деньги и его слово уже неуместно, но «хер там плавал». Сказал, делай! Я тебя за язык не тянул, что ты оплатишь покупку доспехов!

Сами доспехи те ещё! Чутька ржавые, чутька побитые, слегка малы и потому так дёшево. Хотя дёшевы доспехи не поэтому, а потому что я тут переросток и в этих доспехах все плавали, а я наоборот чутька вылезаю из них. Минус ещё полтора золота за подгонку у кузнеца под мои габариты.

При этом, меня не оставляет чувство что сняли эти доспехи со жмурика, но толкнуть никому кроме меня не смогли, некондит по габаритам, хоть и востребованный товар по сути.

Теперь моё свободное время занято полировкой железок. Не то что бы я такой цивильный, но статус обязывает. Мой начальник по сотне кор Гижек, но десятник скотина ещё та! Кор Юдус, заставил меня полировать ржавчину.

— Не дело, когда элита выглядит наёмники! — его веские слова.

Спасибо и на том, что не спешат заявлять, что мне надо нового коня покупать.

Предъявляют мне другое, цитирую: — Элита не может быть быдлом! Ты обязан иметь оруженосца! Не роняй фамильную честь, носи с гордостью свой фамильный герб! Не запятнай себя недостойным! Дерись только с равными! —

Начну с конца. Нам аукнулись наши дуэли в Весёлом городе. Как про них узнали, сам не знаю, но «мозги снощали как монахи, ворвавшиеся в женский монастырь».

Антеро ещё пронесло, безземельный, что с него взять, а за меня взялись по полной. Даже вспоминать об этом не хочу. «Бля», стукачи везде! Столица, семьдесят тысяч, а по сути одна большая деревня!

Скажу только то, что на первый раз меня пронесло, пожурили без занесения в личное дело и прочих санкционных действий. На деле всё прозаичнее, ну никем был в «местной песочнице» шулер и потому из-за него особо не выли родственники и сюзерен…

Фамильный герб, тоже момент не самый приятный. А я знаю, как он выглядит?! Ну, видел я какие-то тряпки в баронстве и что? Я что их запоминал?!

Я блин, обязан носить в свободное время сюрко с гербом своего имения, но кто бы мне подсказал, как оно выглядит. И ведь что противно, ни у кого не спросишь такую банальную вещь. Я так понял, что в письмах Агир никого почти не известил что я подставная фигура. Даже Гижек, начальник сотни, не в курсах, что говорит о нём как не о самом близком знакомом барона Агира.

Так вот на пустом месте я встрял. Заказать сюрко не проблема, проблема намалевать на нем свой герб!

Третье про оруженосца. Тут вообще смех да слезы! Формально я рыцарь, либо по временному посвящению пока не совершу подвиг или не минует три года, либо по статусу рядового войск короля, приравнённых к гвардии, а на деле пшик. Кто ко мне пойдёт в оруженосцы?! Кому нужен этот геморрой?! Подвиг сразу говорю не вариант. Под подвигом подразумевается убийство барона Агира, так звучит задание от графа Илмара, который меня во временные рыцари посвящал.

Да мне даже это представить сложно, как его можно убить. Тем более что барон оказался не таким и плохим человеком. Вдвойне сложно его убить, совесть, а не только хорошая охрана. Ну, убью я своего самозваного отца и что?! Меня граф пустит в расход, как лишнего свидетеля! А мне это надо?!

Сразу отмечу, что предъявы с сюрко и оруженосцем моего отморозка не касаются. Он по статусу мой наставник и безземельный. К безземельному никто в здравом уме в оруженосцы не пойдёт, ну, за исключением меня. Герб тоже самое. Какой герб у безземельного?!

Хожу теперь в свободное от караула время в сюрко с гербом короля поверх ржавых доспехов. А тут такое не любят. Это всё равно что «мент» в свободное время от службы ходит по форме. Вроде ничего такого, но к служебному фанатизму относится «с косым взглядом».

По графику дежурств скажу, что он не особо напряжён. Пол дня в карауле, пол дня на базе. Да и если что, тут сутки не двадцать четыре часа, а примерно двадцать пять с половиной. Спасибо отцовским часам, что я взял на рыбалку, примерно представляю ход времени. Часы, если что, я оставил на изучение гному Далину, надеясь на внедрение в производство после корректировок по длительности суток. Да и не об этом речь…

Как мне было проще в пограничье! Никто мозг не снощает, всё просто и понятно.

Отдельно скажу, про быт. Можно жить в казарме, но это не престижно. В казарме живут только нищеброды, числом около десятка из сотни. Ну и мы с Антеро в том числе.

На горизонте ещё одна задача, найти себе жилье неподалёку, чтобы недорого и без клопов.

* * *

Теперь, когда я поныл о своих напрягах, начну себя реабилитировать. Самой простой разрешимой проблемой, был поиск жилья. Остановились мы не в таверне, как кто-то мог подумать, а сняли две комнаты у одной бабёнки. Вдова, за сорок пять, дряблые сиськи, которые она почему-то не скрывает в открытом декольте платья мешанки. Ей принадлежат несколько лавочек на рынке, где торгуют тушками птицы.

Так! И ещё раз, что бы потом не возникало лишних вопросов. Сняли мы жилье, относительно дёшево, не только потому что это округ Чернь, пусть и у самых ворот в округ Твердь, а конкретно у города Шакши. Тут несколько другой момент.

Как бы это сказать. У Антеро не только усы стоят, подсуетился мой отморозок. Теперь по ночам иногда я слышу не только его храп, но и различные скрипы качающейся кровати.

Кто там вякает, что в старости не стоит и вспоминает про всякую «Виагру»?! Гюго в мемуарах славил тот момент, когда у него «не встал» из-за дремучей старости, почти перед самой смертью, словами: — Ну наконец-то! Всё зло от баб! —

Француз, что с него взять, прожил-то всего ничего, почти восемьдесят пять лет.

А чем, мой отморозок хуже?! «Сосна скрипит и ели гнулись!». Как говорил Вини-Пух: — «Входит и выходит». Я признаться, ребёнком не понимал, почему взрослые смеются при просмотре вместе со мной детского мультика.


Отдельной песней прозвучит моё обретение фамильного герба. Тут я ожидал «море проблем», но всё разрешилось само собой. Помнится, я забухал в Странном городе и это мне, как не странно, помогло. В общем, нашли мы с Антеро старика, жреца Рарнора и его ученика. На наше счастье, они ещё не съехали из гостиницы. Суть, да дело, вышло так, что я попросил сначала паренька, а через него и его учителя покопаться в королевской библиотеке насчёт моей родословной.

Ой, кто бы знал, как мне тяжело дались эти переговоры. На трезвую голову слушать байки о каком-то божке. Не буду гнать, как и что я высказал жрецу что бы не навести на себя подозрения. Одним словом, результат был.

Мой герб оказывается белая, полярная сова на тёмном фоне. Девиз: «Храбрый и отважный». Впрочем, я как бастард могу выбрать новый девиз, при основании своего рода, но мне в это как-то слабо вериться.

Дело осталось за малым, заказать сюрко с таким гербом, что я незамедлительно и сделал. Тряпка тряпкою, но вышла эта услуга недёшево, почти двадцать серебра. Ушлепки, что тут говорить. Хорошая тряпка в средневековье стоит дорого, тут же нет мануфактур и заводов китайцев, всё ручная работа.

С оруженосцем дело не сложилось совсем. Кому я нужен?! Кто отдаст ко мне в прислугу своего хоть десятого сына, которого кормить нечем?! Какой спрашивается у моего оруженосца карьерный рост?!

Я «ныкался» по всем возможным салонам, а у меня на выбор их всего два.

Км-м, про салоны. Тут существует такие «тусовки», приёмы на дому, называются «салоны». Первый салон куда я попал был откровенный бордель для дворян, только замаскированный на приём на дому. Там нас «приняли на ура». Ну как же, новые люди среди солдатни!

Км-м, по поводу измен. Ну, как это сказать. А я Кайе ничего не обещал! Я же не знал, что тут подарить бусы тоже самое что у нас подарить кольцо. В общем, я не чувствую себя ничем ей обязанным. Лишнего на своего малого друга не ищу, но и малому не отказываю. Что я, дурак что ли?!

Второй салон, откровенная бредятина. Скучно, мерзко и тоскливо. В этот салон мы попали благодаря покровительству кор Гижека. Вспомнил «зараза» про наше существование! Как помочь в существенных вещах, то он не при делах, а как «втравить в залупу», то он молодец. Вспомнил на нашу голову, что он чем-то обязан барону Агиру и решил выразить свою благодарность. Стопудово, он нам не новые связи организовал, а за счёт нас поднялся, типа предъявил заплесневевшей публике новые лица.

Так называется, предъявил в салоне наши морды. Да тут старые все, только две более-менее свежие девицы, да и то по той причине, что они «перестарки», двадцать три и больше стукнуло им и всё, старухи по местным меркам.

Эй, не вякайте, любители романтики! Пушкин и Онегин вам в помощь! Вспоминайте и узнавайте возраст старости у дворянства России. Тут ещё «по-Божески», к возрасту не выданных замуж девиц подходят.

Ну вот, опять! Ну да, я знаю, что женщина, которая за собой следит и ухаживает, и в сорок пять выглядит восемнадцатилетней, но вы это местным объясните!

Откуда знаю, ну бывает. Напоролся как-то на девушку, которая оказалась матерью двух дочерей. Внешне около двадцати, а муж постоянно на работе. Спасибо дочкам, не сдали, но «упаси меня Бог» от таких дочерей…

Км-м, вроде бы «малины», по поиску себе оруженосца, «хоть жопой жуй», а не тут-то оно и было. Ну да, у стартёров вторых-десятых сыновей хватает, но кто же в здравом уме хочет им такой доли?!

В общем, облом по всем фронтам во втором салоне, «не перепихнуться», не связей, не интереса. Вру, во втором салоне вариантов целых два, но мне как-то не хочется за мимолётный порыв бежать под алтарь. Чувствую, только уединишься в дальней комнате, и тут же нагрянет целая свора свидетелей благословляющих на брак. А мне оно надо?!

Ну, ты и сволочь похабная! Дворяне не такие! Они благородные, честь и совесть нации! «Ни грамма в рот, ни сантиметра в жопу!».

Ну, как вам сказать романтикам, читайте классиков. Как там Пьер Безухов женился?! Тупо посидел с Элен наедине в одной комнате и женился. Тупо зассал возразить отцу Элен, что он её даже не целовал, а так, просто посидел рядом.

Элен, хоть и красавица, но «каждому кобелю давалка», из-за чего они и развелись. Тупо зассал сказать «нет» Пьер, а потом тупо отдал половину имущества за то, что развелись с той что «принадлежит общественности».

Я конечно, не Пьер, не богат как он, но блин, момент тоже надо учитывать. Бастард барона у которого по слухам нет других сыновей, гвардеец, дворянин, ещё не стар по местным меркам. Вывод?! Да окрутят меня, если только дам повод. Не-е, лучше в первый салон буду ходить для снятия напряжения…

Ну, поныл вам немного о своей житухе и слегка опустило. Расскажу лучше другое, серьёзное. Тут дело серьёзное. Жизнь и смерть…

* * *

На Небеса мы попали по случаю. Просто занесло нас на Небеса. Небеса не зря прозываются Небесами. Тут в ходу поговорка: «С неба на небеса улетел».

К слову о небесах, тут как-то считается, что небес много. Средние небеса для грешников. Высшие небеса для знати. Низшие для праведников от не дворян.

«Тебя съедят черви на нижнем небе! — проклятье, обзывка, намёк на низкое, не дворянское происхождение. По сути, тут знать сразу попадёт на высшие небеса, никакой уравниловки Иисуса с верблюдом и игольным ушком.

Одно хоть успокаивает, что вер тут много и в разные небеса для разных сословий, не все верят.

Я и Антеро в сюрко короля и, наверное, поэтому до нас не придирались. Сюрко короля это отдельная тема.

По какой-то нелепой случайности мы носим красные перекидухи с гербом какого-то нелепого существа. Химера, но химера не в классическом земном смысле, ну там грифон и подобные им, а нечто местное и нелепое.

Герб короля — это что-то с чем-то. Собачье туловище и рыбий хвост заместо головы. Сразу говорю, я не понимаю почему так. Любителям аналогий и вообще геральдики в целом напомню, что мир Раян это не Земля. Раян развивался по своим законам, со своей мифологией, геральдикой, законам.

Всё, что я понимаю в местной геральдике, так это то, что герб который я ношу на сюрко, это признак королевской власти. Сам не понимаю, как это нелепое существо может указывать на королевское происхождение.

Так вот. У меня в сумке на крупе коня письмо к очередному адресату, я позёвываю после ночной смены в карауле у казармы. Вот сволочи, ничего толкового охранять не доверяют нашей сотне, только всякий некондит, где и утащить нечего.

Антеро с умным видом ковырялся мизинцем в носу. Светило солнышко сквозь тёмные, набегающие тучки.

Мы тупо ездили по улицам, искали адрес. Потом заглянули в трактир, слегка выпили. Когда мы собрались дальше в путь, то заметили какую-то толпу рядом с трактиром. Пошли, посмотрели. Посмотреть было на что.

Дуэль. Старик против молодого мужчины.

Они только готовились и мы почти ничего не пропустили.

Шёпот в толпе обсуждающих из-за чего дуэль, мелкие ставки, свидетели поединка пытаются разогнать толпу, что бы был более широкий круг для дуэлянтов.

* * *

— Это убийство. — услышал я шёпот кого-то в толпе.

Кем бы не был неизвестный шептун, я с ним согласен. Деду за шестьдесят, а бой на стали это не бокс. Чем отличается поединок на стали от рукапошки и вообще единоборств в целом?!

Тем, что первый же пропущенный удар он, как правило и последний. Кто не в курсе, то надо просто пустил кровь и кружишь пока противник сам свалится от удушья. Вместе с потерей крови теряется кислород и человек начинает задыхаться.

Дед обречён. Старый, а не требует замены поединщика или, наверное, не может сделать это. Чужак он на Небесах и заступиться за него некому.

Рассказывать, почему я не вступился, не буду. Я просто поддался чувству толпы. «Толпа жаждала крови, как стая собак, алчущая первого визга разрываемой на куски девочки»…

— Антеро… — начал я.

— Молчи дурак. Без тебя разберутся… — прошипел мой отморозок.

Я его понимаю, в случае моего участия, у Антеро одна только головная боль. Служба королю завязана на меня. Даже если меня не убьют, то полутысячник кор-сэ́ Загра меня «без вазелины полюбит» за дуэль при такой массе свидетелей.

«Полюбит» не за саму дуэль, тут их формально никто не запрещает, а за то, что честь полка уронил. Честь полка — это тоже отговорка, которая будет на бумаге. На деле тут каждая служба у любого высшего дворянства или сановника имеет свою внутреннею регламентацию и правила. Хочешь дуэль, никто тебе не запрещает, но дерись вдали и глуши, без лишних свидетелей, без сюрко с гербом хозяина, в своём собственном сюрко.

В общем, за косяк с широкой оглаской дуэли, сначала с вазелином полюбят куратора тысячи. Потом уже без вазелина тысячник полюбит полутысячника. И только потом, когда любовь вырастет в размерах как снежный ком, всё счастье мужской любви упадёт на меня.

Так недолго и со службой королю попрощаться. Кор-сэ́ Загра при приёме на службу ведь предупреждал, что бы в мы не встревали в дуэли. Ладно бы если это был мой родственник или задета фамильная честь, или хотя бы я знал этого старика, то, по крайней мере были хоть какие-то оправдания на ковре перед начальством…

Встрял дед, и паровозом утянет на дно любого, кто за него впишется. Заказ. Дед кому-то мешает или я не я.

* * *

Бой начался стремительно. Каролинг против тесака не очень честно по длине клинков, тесак всегда короче на пятнадцать и более сантиметров. Старое Земное правило дуэлей, выход на бой с тем оружием что под рукой, это уже потом ввели гламурный кодекс дуэльных пистолетов и различных правил к ним, что бы ЯКОБЫ уровнять шансы…

Звон. Искры и первые зарубки на стали. Дед держится. Сил у деда меньше, но баланс тесака позволяет ему не дать закружить оружие в круговой. Разошлись.

Вторая сходка. Молодой провёл двойку, Конрад и верхняя левая диагональ. Откат у старика без перехода в контратаку. Разошлись.

Молодой либо прощупывает старика, либо играет с ним, такой рисунок боя. Где связки? Где напор? Где круговая по ногам раз выносливости больше чем у старика?

А может молодой просто считает старика мясом, которое легко завалит когда захочет?

Третья сходка. Молодой разошёлся. Бьёт и бьёт связками, не жалеет сил. Старый пятится по круговой и только отбивается.

Раз. И всё! Конец!

Клинок на финте зашёл в кишки. Я думал что это финт, но молодой всех обманул. Обманное движение было реальным. Каролинг скользнул вдоль лезвия тесака, оттолкнулся от клинка и удар на кисти врубился старику под рёбра справа, чуть выше печени. Конец старому…

* * *

Дед удивил. Все мечтают умереть красиво, а дед это исполнил.

Против выносливости и скорости молодости дед мог поставить только одно. Деду уже нечего было терять. Молодой привычно уходит, разрывает дистанцию, точнее пытается это сделать, но старик и не думает заваливаться. Схватился рукой за лезвие каролинга и глубже в себя загнал клинок, не дал вытащить меч из своего тела.

Шаг вперёд, ещё один маленький шажок, пробитое легкое даёт о себе знать, но старик не так прост. Тесак выпал ещё при сближении, но у старика остались ладони.

Запястье в переносицу бретёру шокированному живучестью старика. Сил у старика не хватило вбить кость переносицы в мозг, хотя там и сил то немного надо, скорее он уже терял сознание. Впрочем, противнику это было уже не важно. Перебор.

Молодой на время потерял ориентацию. Кинжал в дряхлой, слабеющей руке добил противника. Удар под челюсть, кончик клинка пробил гортань.

Два трупа. Молодой умер почти сразу, раньше чем старик.

Старик недолго жил. Он ещё хрипел и отплёвывал кровь с губ. Бредил, шептал в гробовой тишине, что он медведь, которого он убил и который полз по рогатине. Вот так перед смертью его пробрало.

Хорошая смерть. Честная. Ушёл красиво.

Кто может сейчас заявить: «В чём тут честность?! В чём красота?!».

Да идите вы! Что вы понимаете в красоте?! Красота — это не только ажурные чулки на изящной женской ножке.

Есть высшая красота и высшая справедливость. И вам, наверное, это уже не понять. Посмотрите, что ли в глаза смерти не с передозника или нелепости вроде автомобильной аварии. Сходите что ли осознано на заведомую смерть, ну там на медведя с рогатиной, пусть даже будет подстраховка с двустволкой, или в горячую точку съездите на курорт, может тогда поймёте.

Скажу просто: «Я понял. Я увидел старика. Он прекрасен».

* * *

— Поедем. — шептал мой отморозок. — Тут не на что больше смотреть. —

Именно шептал. Стояла гробовая тишина, зрители отходили от поединка.

Единственные звуки в этой тишине были от какой-то бабы, что сдавливала свои завывания. Всё зло от баб. На Небесах не зевай, улетишь на Небеса. Уверен, что старик умер из-за неё. Мёртвый романтик, это и смешно, и грустно.

— Погоди. — шепчу я в ответ Антеро. — Посмотри. —

Посмотреть было на что. Баба за тридцать ползала по земле рядом со стариком. Именно по земле, тут Небеса, а не Твердь.

Баба что-то выла, подавляя звуки. Рядом стояли три типа и не мешали ей, но по ним видно были что они не с ней.

— Ты как? — спросил я.

— Не стоит. — покачал головой Антеро. — Не наши проблемы. —

— Я пойду. А ты?! —

— Зря!… Ну ладно. — не одобряет мои будущие действия мой отморозок.

* * *

— Уважаемая? Вам помочь? — услышал я свой голос.

Толпа уже рассасывалась и нас легко было заметить. На меня подняли заплаканные глаза. Это бездна. Женщины какими бы они не были хорошими или плохими, более эмоциональные существа. Другое дело, чтобы пробить их на подлинные, а не лицемерные эмоции, надо что-то сделать запредельное.

— Только вас тут и не хватало. — прошипел кто-то из троицы.

Ну, да конечно. Сюрко с гербом короля. Тут не наши тушки, а представители короля, так будет в бумагах если что. Доблестная стража короля, которая не остановила казнь, но приехала когда всё основное уже произошло.

— Я не понял! Ты что-то имеешь против короля?! — зарычал Антеро.

Не то что бы Антеро такой отмороженный, или тем более суицидник, просто чувствует, что сейчас за нами сила закона.

А так, сходились мы с ним и вдвоём против четверых, и даже против орков втроём выходили против почти десятка. Про помощь загнанного орка в той эпической битве старательно умолчу. Пусть потомки помнят, что их предок «вертел орков на мизинце».

Что тут говорить, Антеро «третьей ноздрей чувствует», когда можно нарываться, а когда не стоит. Всё-таки до старости дожил и последние лет десять был безземельным, а они те ещё психологи. В противном случае, недолго живут безземельные без хорошего чутья.

Троица переглянулась и ушла по своим делам. Хорошего шороха нагнал Антеро.

* * *

День улетел в никуда. Какого!

В общем, пришлось ждать пока тело погрузят в карету. Карету пришлось ждать около часа в таверне. До таверны тело за денежку довёз на тачке какой-то мешанин. Тачка воняла рыбой, но старый не обессудь, так получилось.

С женщиной, слово баба после знакомства с ней как-то неуместно уже употреблять, впрочем, поговорить с ней как-то не получилось. Ушла в себя. Я даже имя её не запомнил. В голове вертелось только одно, что мы влезли в чужие разборки и ответка не за горами.

Ну и пусть. Пусть ответка будет расплатой за мою трусость, лень и кровь старика. Старик показал как надо умирать. А если вы такие храбрые или глупые, то что же не влезаете в бандитские разборки?! Кто до сих пор не понял, поясню. Мы кому-то случайно перешли дорогу даже тем, что не дали добить падаль, а конкретно эту женщину.

Дворян полны все Небеса, но что-то я тут не вижу благородных. Сказки о доблестных рыцарях и дворянах пойте себе перед сном. Доблесть и глупость несовместимые вещи. Я что-то не вижу очереди страждущих помочь за просто так и при этом самому подставится.

Ладно бы если бы женщина была бы симпатичная, а это сморщенное яблоко. Кому она нужна без денег, охраны и красоты?

В общем, сопроводили женщину с трупом до Мрачного города. Дорогу она решила срезать! Поехали, называется, через Небеса!

Сопроводили. Распрощались и забыли об этой дуэли как о страшном сне. Что бы я ещё раз по своей дурости поехал на Небеса.

Часть 2.
Наглость — второе счастье

Глава 1. Про шёпот, намёки, неожиданном напряге с цепью и о моей тупости

Жизнь моя катится по накатанной колее. После событий с дуэлью старика на Небесах прошло чуть больше трёх недель. Вовсю зарядили по столице дожди.

Бывают сильные ливни, но они-то как раз меньшие зло, несмотря на то, что канализационные канавы с потоками воды не справляются и все нечистоты плавают по улицам. Прошёл сильный ливень и опять благодать.

Меня гораздо больше раздражает мелкий, постоянный, моросящий дождик. Холодно из-за того, что водная взвесь в воздухе постоянно вытягивает из тебя тепло, латы ржавеют, а тебе ещё патрулировать окрестности дворца невзирая на погоду.

По поводу патруля. Нас наконец-то начали ставить в охрану Холма. Самого дворца короля я так и не увидел, наш маршрут патрулирования проходит ближе к стене с Твердью. А тут, рядом со стеной, почти не на что смотреть. Бедные кварталы Холма не сильно отличаются от богатых кварталов Зареки. Те же сады, те же живые изгороди, те же двухэтажные коттеджи.

Я так понял, что тут существует какая-то градация на высоту домов. Далеко не все дома выделяются тремя этажами. Впрочем, местные тоже хитрят и за счёт высоты потолков, некоторые двухэтажные дома смотрятся в высоту почти как трёхэтажные дома.

Ну, как-то так. Скучная рутина, пессимизм и плохое настроение. Что бы вы осознали причины моего пессимизма и плохого настроения, поясню. Наступила тоскливая осень. Листья на живых изгородях частично повяли, частично осыпались. Вечная слякоть. А тебе ещё три дня ходить, нарезая круги вдоль отведённого участка патрулирования, по всему этому плавающему мусору и фекалиям.

Три дня в карауле по пол дня, потом два дня отдых, потом ещё три ночные смены, два дня отдыха и по новой.

Теперь я в свободное от службы время щеголяю в новеньком сюрко с гербом моего самозваного батюшки, белая сова на чёрном фоне. Антеро кстати, с моей подачи, тоже надел герб барона Агира, но у него какой-то усечённый герб — бледные краски на тряпке сюрко, а у меня вышивка. Тут так заведено, что бы было понятно, кто простой воин, а кто родня владельца домена.

Кто бы знал, каких ссор и ругани мне встало уболтать бродягу надеть на себя сюрко с гербом барона.

Ещё бы! Барон в вассалы Антеро не принимал, герб на сюрко это фикция, как и моя тряпка, но есть существенная разница. У меня с бароном личная договорённостью, а у Антеро даже на словах нет уговора. В общем, тут к ответу могут предъявить за такой подлог.

С другой стороны, тут могут предъявить и за то, что на сюрко нет герба. Безземельных в столицы не любят, как и не любят, когда дворяне свои личные дела на отдыхе решают в сюрко с гербом сюзерена.

Что тут говорить, из двух зол выбирается меньшие. Лучше пойти на подлог, шансов встретить людей барона в столице немного, меньше чем шансов нарваться на проблемы без одежды с гербом или выслушивать от десятника мат за использование уставной формы внерабочие время.

Км-м. Скажу по десятнику. Точнее скажу о том, какой тут «развод с десятниками».

Помниться, нам было заявлено, что мы потенциальные десятники. Ага, как же! До сих пор держу карман отрытым! Дворянская честь! Не смей врать! Вранье это бесчестье и прочие бредни!

Мне хватило ума самому понять, что заявления о том, что мы станем десятниками, после того как к нам присмотрятся, это «голимый развод».

Я присмотрелся к тысяче, навёл первые, лёгкие знакомства и осознал что «такой заманухой, тут всех разводят». Тысяча состоит по большей части из мелких дворян. И что, тысяча десятников?!

Не, ну конечно всякое бывает. Я под конец «учёбки в армии» застал удивительный факт, две роты ШМСа состоящие из ефрейторов, то ещё зрелище. Ефрейторы чистят толчки, ефрейторы моют полы, ефрейторы в нарядах и прочие. И я такой же ефрейтор, который впоследствии семь раз пропивал, прогуливал, «прокосячил», «профукал» очередное сержантское звание.

Что называется, не в лычках счастье. «Косипор, но полезный косипор, всяко лучше сержанта, которого опустили на очки и который не может ни рулить ротой, ни пользы от которого нет». Со стороны кажется, что младший сержант ведёт роту, а на деле ты рулишь младшим сержантом, который для вида рулит ротой.

Так вот. К чему это я.

Присмотревшись, я осознал, что сотник кор Гижек дутая фигура. Сотник и все дела на бумажке, но на деле он сотник только из-за выслуги лет, а вовсе не из-за таланта руководителя или особого опыта. В какой бы армии я не служил, но везде по ходу есть своя креатура и свои люди.

Реальный авторитет у командира второго десятка и трёх-четырёх его дружков. Одним из дружков этого авторитета кора Зувура, оказался командир седьмого десятка, мой десятник кор Юдус.

Однажды между нами с кор Юдусом состоялся почти приватный разговор. Почти приватный, потому что в караулке и при свидетелях, но почти по душам.

* * *

— Исправляетесь, как я вижу. — сказал кор Юдус заходя в караулку. — Втянулись в службу… —

— Стараемся. — пространственно ответил я.

— Это хорошо. Старание и послушание на службе всё. — ответил Юдус прогнав от чахнувшего камина Лысого.

Кстати по кличкам. Лысый пытался ко мне приклеить погоняло «Бастард», за что в последствии получил по зубам. Я ещё лояльно поступил, тут за бастарда обычно на дуэль вызывают и убивают без всяких угрызений совести. Сразу скажу, потом этот дурак пытался навесить на Антеро «погоняло», что-то там, толи Седой, толи Старый, за что и от бродяги отделался сломанным носом.

Антеро после мордобоя Лысого прилюдно заявил, что он Тухлая Черепаха или Бешеная Черепаха. Черепаха в общем, и никак иначе. Тут к прозвищам относится серьёзно, прозвище ещё надо заслужить и подтвердить. Так что я временно без прозвища, но всяко лучше быть без прозвища, чем обозначаться тухлым погонялом — Бастард.

Мы, между прочим, за рукоприкладство не только не пострадали по административной линии, но ещё и приобрели негласный авторитет. Впрочем, проблемы у нас наверняка бы возникли, если мы этого дурака прирезали бы на дуэлях, а так, всё как-то на тормозах спустилось.

— Тут тобой важный люди интересуются… Да и я «наводил справки»… Отец твой в соре с графом Илмар… — осторожно подбирал слова десятник.

У меня внутри словно всё оборвалось. Ну вот! Началось!

Судя по тому, что Юдус осторожничает со словами, всё пока не очень плохо, но уже первый звоночек прозвучал. Звоночек — это пока ещё не набат, но тоже тревожно.

— К моей службе есть нарекания?! — попытался я перевести разговор в другое русло.

— К службе нареканий нет… но не в этом дело… — не принял смены разговора десятник. — Я это к тому, что будь готов… —

Совсем неожиданный для меня поворот разговора.

— Я как-то говорил, чтобы вы не носили везде… Не позорили герб короля… — подбирал старательно слова кор Юдус. — Считайте, что ближайшее время это вас не касается… —

Этим Юдус признаться ввёл меня в шок. Вам, наверное, не понятно, что он сказал между строк.

Юдус даёт разрешение на дополнительную нашу страховку. Одно дело «наехать» на бастарда и его сопровождающего в сюрко с доменом отца, и совсем другое дело «наехать» на исполняющего обязанности слуги короля. Тут сюрко короля всё равно что ментовская корочка, от крупных проблем не спасёт, но по мелочи придраться сложно.

Уже потом, через два дня, я узнал от Лысого, дурака, но полезного дурака, историю Юдуса. Четвёртый сын рыцаря, лет десять и больше служит. Отца, сестёр, первого и второго брата убил в переделе собственности какой-то барон. Отнял усадьбу и деревеньку принадлежащую отцу и стал сдавать их в аренду. Третий сын пошёл под вассалитет убийцы и стал арендодателем некогда имущества его семьи.

Так-то третьего сына можно понять. Вариантов нет. Выжить бы. А так, фикция правления и сытое место вместо постоянных судебных тяжб или партизанской борьбы. Третьему и так не судьба было наследовать, а тут ему «фортануло».

Однако четвёртый сын предательство старшего брата не простил. Юдуса не тронули, но и он ничего не забыл. Просто изменить ничего не может. Один в поле не воин.

Помогая мне инфой, он мстит подобным, кто взял на меч его отца.

— А как же король? — всё что я смог выдавить из себя.

— А причём тут король?! — начал сворачивать разговор Юдус. — Про дуэли надеюсь напоминать не надо?! —

В другое время «я счёл бы это за наезд на меня», но тут другой смысл. Юдус даёт подсказку, что пока мы в сюрко, то правила вызова на дуэль на нас не распространятся.

Понятно! Значит, уже бретёры ищут с нами встречу. Только совсем отмороженные или тем, кому заплатили особо много, рискнут навлечь на себя административный гнёт. Основной удар, наверное, будет не через дворянство, а через «ночных работяг» с которых «взятки гладки».

— Доспехи я смотрю, полируешь. — свернул разговор Юдус. — Про оруженосца помнишь?! —

А это он сейчас к чему про оруженосца?! Пока я гадал о том, что десятник хотел сказать, он плюнул в очаг камина и пошёл на проверку караула.

— Ты понял?! — мрачно спросил меня Антеро, когда Юдус вышел.

— Угу. — буркнул я, хотя ничего про оруженосца не понял. Вечером, без лишних ушей Лысого, переспрошу у него, в чём смысл слов десятника про оруженосца.

— Началось. — коротко подытожил разговор мой отморозок.

* * *

Утро у меня не задалось. Нет, вы не подумайте, я трезв и вчера не очень много пил, кружка или две пива это не очень много, но утро не задалось.

С утра шею как-то странно кололо, резко и пронзительно. От этих уколов я собственно и проснулся. Растёр шею, накинул одежду и спустился на первый этаж.

Спросонья я не придумал ничего лучшего, как пожаловаться на уколы в шею Антеро. Его это как не странно заинтересовало в крайней форме. Он попросил меня осмотреть мою шею. Ну смотри, если так интересно, а дальше началось нечто…

— Ты дурак! — это первые слова, которые я могу озвучить из-за цензуры. — Цепь уже почернела! —

А вот это уже интересно! Причём тут цвет цепи и моя шея?!

— Вспоминай дословно, о чём ты клялся! — я вырезаю маты Антеро во благо крикливых барышень.

Суть да дело, но вскоре выяснилось, что уколы в шею неспроста. Это утрируя, меня в шею бьёт током цепь, а как на самом деле, даже не берусь судить. Одним словом, магия.

Это может вам смешно, но тут это обычное дело, вера в магию. С магией, я не то что бы не сталкивался совсем, но как-то и увиденным не особо проникся. Всё что я видел, так это как стрелы вроде мазали по бойцам, хотя изначально точно летели по их тушкам. Со временем я счёл это глюком.


Ну, была ещё пара случаев, когда я видел, что простая серебряная цепь на время меняла свой цвет, с белого окрашивалась в красный на время. Дайте хорошие реактивы, и любой химик самоучка сделает такой же фокус.

Магия в моем представлении это вызов драконов, молнии с чистого неба по конкретной цели, поднятые мертвецы, ну там шаманство с погодой и подобное этому.

Так вот, я «мальца накосячил». Клянутся в Раян неохотно, вовсе не потому что тут слово надо держать, а потому что «тут ответка не за горами». Цепь на рыцаре — это не только статусная вещь, но и способ повлиять на пустобреха.

Как я понял основной принцип из объяснений Антеро, тут в определённый момент такие чудеса возможны. Конкретизирую всё, что я понял.

Цепь — это артефакт, который контактирует с аурой, а может и подсознанием носителя. Не выпытывайте из меня подробности, сам не знаю, как это делается или за счёт чего эффект.

По факту, когда подсознание считает, что клятва нарушена следует кара. Есть несколько фаз наказания. Я как-то уже пропустил основные фазы. Дошло до крайностей, цепь почернела. По мне так это обычное окисление металла. Мой отморозок ещё долго удивлялся, что меня не убило до сих пор. Чёрная цепь не у бродячего это почти приговор. У бродячих отдельный реестр цвета цепи.

По ходу мой бродяга меня просветил, что снимать цепь с мёртвого рыцаря могут только сюзерен и особые люди, которые обладают тайной артефакта. В противном случае наступает смерть от молнии.

Ну, это он совсем вовремя просветил! А я-то всё гадал, что это за моя шизофрения, которая мне примерещилась на второй или третий день нахождения в этом мире. Меня при мародёрстве рыцаря слегка током ударило, когда я снимал серебряную цепь.

Воспоминания дали мне новую пишу для размышлений. Получается, я имею какой-то иммунитет перед местной магией. При попытке снять цепь меня не убило. Сейчас цепь не убивает. Раньше тоже Антеро отмечал что у меня слишком насыщенный красный цвет при клятвах. Добавить до кучи, что тут Землян не любят и уничтожают как демонов и пазл понемногу складывается. Высокое сопротивление к местной магии основа для гонений на соотечественников. Неудивительно, что местные маги, которых по слухам итак немного, ищут демонов.

А кому нужен антимаг?! Антимаг это угроза для магов, а если антимаг ещё даст потомство, которое обладает иммунитетом к магии?

* * *

Потом мы с Антеро напряжено вспоминали дословно, о чём я клялся. Оба случая клятв были в его присутствии. Графу я давал стандартную клятву, малого, временного посвящения. Барону я клялся на конкретике. Если клятва завязана именно на подсознание, а не на ауру, то надо вспоминать, о чём мне пищит током моё подсознание.

После пятнадцати минут воспоминаний, перемешанных с матом и руганью, до нас вроде дошло, в чём прокол. Мы вспомнили, что я обещал барону честно сознаться его друзьям, что я самозванец и всё в том же духе. Примерно так и звучали слова моей клятвы только более церемониально.

Сказано, то надо делать. Косяк осознал, спешу исправить. Мне вовсе не улыбается узнать насколько у меня большой процент сопротивления электричеству.

Уже на конях, я понял, что количество людей, которым надо сказать что я самозванец, не такое и большое. Три, ну четыре человека. Гижек, мой формальный командир сотни. Партнёр в контрабанде на Зареке. Список пополняют один пьяница — полубомж в столице, который почему-то не спешит променять столицу на баронство Агира. Я чувствовал при посещении полубомжа, что с ним не всё так просто. Плюс ещё один, о котором я не мог однозначно сказать «друг он или насрано».

С Гижеком, проблем не возникло. Таверна и вино для проникновенности беседы сделали своё дело. Сотнику вообще было по фиг кто я и откуда я. Сдаёт старый, хватку теряет. Другой бы на его месте давил бы на меня этим компроматом, а ему по фиг.

С Даленом разговор был суровее. Мои пункты авторитета явно просели. Одно дело обсуждать преемственность с наследником и совсем другое обсуждать наследственность с дутой фигурой для отвода глаз. Скажу просто, я много о себе узнал. Маты, ругань, попытка наехать на меня.

Он весь такой честный и замечательный доверился пришлому! У самого рыло в пушку! Не верю, что он весь такой из себя благородный! Насмотрелся на благородных! Благородные, остатки еды среди фекалий ищут! Уж они-то точно никаких клятв не нарушали, потому что клятв и не давали!

В общем, тяжёлый был разговор с Даленом. Когда он немного поостыл, то сменил риторику. Деловой человек в первую очередь думал, как ему к своей пользе использовать новую инфу. Как не странно, но то, что я самозванец, пусть и с одобрения барона, в чём-то даже подняло мою значимость в глазах кор Далена.

Это ж какая прямая выгода, если мой самозваный батюшка вдруг резко умрёт. Тем более, что люди всегда судят о других людях по сравнению с собой. В глазах Далена читалось что он просчитывает меня на момент моей помощи в скоропостижной смерти «батюшке».

А что?! Я даже не бастард, который мечтает самому править без оглядки на кого-то, так сказать не только человек низкого, неблагородного происхождения, но и самозванец, а значит вдвойне подлец.

С другой стороны, Далена, наверное, напряг момент что Агир пошёл на признание меня дутой фигурой, а тут масса моментов, которые надо учитывать.

Первое, барон по старости поглупел?! Такую бомбу под себя подложил!

Второе, барон делает хитрую многоходовку?!

Третье, барон припёрт к стенке обстоятельствами?!

Естественно, Дален хотел выжать из меня причины почему Агир так поступил, но я уходил от ответа. Условия, что я «буду трещать какие напряги у барона», в клятве у меня нет. Поставил в известность и всё, условие соблюдено.

Ещё одним моментом было то, что Дален хотел «отжать проценты от сделок под шумок, но хер ему». Все прошлые договорённости в силе. Иж ты!

Пытался Дален и сыграть на полученной инфе. Вскользь пытался меня сагитировать, что мне лучше завалить моего названого отца и самому решать сделки. Скользко строил фразы что бы их можно было понять двусмысленно, вроде сказал невинную фразочку, а подоплёка грязная. Это на случай, что бы ему предъявить ничего нельзя было. Страхуется.

Зря я, по ходу, доверился ему. Жучара! Это он ещё не знает, что названого отца сейчас прессует граф Илмар. А может и знает, и ищет запасной аэродром?!

С полубомжом разговор вышел занятный. Его халупа на окраине Вонючего города оказалась гостеприимной. Урван, да именно просто Урван, без всяких кор и им подобных, оказался самым лояльным. Нормально посидели, выпили вина. Именно вина, причём не самого дешёвого, что бы я начал подозревать в нем не просто полубомжа, а человека на ставке. Свой агент у барона в столице не иначе. В прошлый визит он мне настолько не раскрылся. Старею видимо, разучился видеть двойное, тройное, четверное дно в людях.

Урвану вообще было по фиг кто я и откуда я. Я бы удивился тому как он выжил среди отбросов общества Вонючего города, но вовремя понял, что за ним сила. Вот он грамотный вор в законе, который не выпячивает регалии и косит под простачка. Сразу скажу, тут воры не наши воры в законе, хватает сил что бы их урезонить и потому они лучше маскируются.

Четвёртый разговор был так себе. Ни за, ни против этого разговора сказать не могу. Странное ощущение у меня оставил последний дед, именно дед, а кем ещё может быть друг у старого барона.

* * *

Кор Равур, дед годами за семьдесят. Живёт в Злом городе. На лице куча морщин и несколько шрамов, в основном с левой стороны лица. Глаза бледные, как с поволокою. Губы мясистые, но бледные. На лбу и по щекам чёрные, бесформенные точки какой-то старой болезни. Оспой что ли переболел? Одет в камзол. Ног не видно из-за стола. На наше появление кор Равур не соизволил встать. Побрезговал встать даже для приветствия или и в самом деле не может?! Хотя и в прошлый визит, когда мы передали ему письмо, он тоже не блистал здоровьем.

— Вы не спешили! — вместо приветствий и расшаркивания произнёс старик.

Вот так номер! Он нас оказывается ждал!

— Спешили? — переспросил я, и без соизволения присел на пуфик у окна.

— Я так понимаю клятва даёт о себе знать… — сказал дед и закашлял до крови на салфетке, бережно спрятанной за столешницей.

Мы с Антеро переглянулись. Какая щука оказывается водится в местном болоте.

— Подойди! Глаза уже не те! Дай на тебя взглянуть! На твою цепь! — хрипел старик по которому без всяких гадалок можно понять, что он одной ногой в могиле.

— Вы знаете о клятве? В письме было? — сказал я, подходя, вытаскивая цепь, спрятанную под одеждой.

— Ну, как я и думал. Цепь уже чёрная… Плохо ты знаешь своего отца. — усмехнулся кор Равур. — Такое даже в зашифрованных письмах не прочитаешь… —

— Откуда?! — за всё время подал голос изумлённый бродяга.

— Догадался. — жёстко отрезал старик. — Кем я по-вашему работал почти всю жизнь?! —

Мы с моим отморозком опять переглянулись. Это на кого мы нарвались.

— Тут не только кость… — постучал себе пальцем по лбу кор Равур. — Я раньше был секретарём на службе… Км-м, это всё что вам надо знать… —

Ага, как же! Судя потому как ты соображаешь и секретничаешь, ты «особист местного разлива», не меньше. Опыт не пропьёшь. Сам от старости сыплешься чуть ли не на глазах, но «ушки торчком при первых намёках что кто-то продал Родину».

— Давай говори, что должен был сказать и проваливай. — не стал миндальничать старик.

— А мне надо говорить, раз вы обо всём догадались? —

— Конечно надо! Догадки догадками, а услышать всё же лучше. О чём ты кстати поклялся? —

— Что всё расскажу друзьям барона. —

— Ну рассказывай! —

— Я самозванец. Я поклялся об этом честно рассказать друзьям барона. Я подставная фигура для убийц от графа Илмара, что бы бастард барона Агира спокойно вступил в наследование землёй. За это барон устроил меня в армию. Вроде всё. —

Старик долго молчал. Как-то по странному смотрел на меня, шикнул на слугу принёсшего горячий отвар с каким-то лекарством, но всё же спровадив слугу отпил отвар.

— Интересно. Кто бы мне такое сказал бы, не поверил бы… Я думал ты тут по другому вопросу… Впрочем, не важно. Агир мне что-нибудь велел передать на словах? — после пару минут молчания прокашлял старик.

— Нет, это общие послание всем друзьям барона… —

— Друзьям?! — усмехнулся старик. — А они у него ещё есть в столице? Я последний из нашей компании. Агир тебе этого не говорил? —

Ну, здравствуйте! Тьфу ты, блин! Это что получается, я зря карты раскрыл перед тремя людьми до старика и сам себе на пустом месте устроил проблем! Агир, блин, тоже молодец! Не мог с самого начала конкретизировать кто у него друг, а кто так, партнёр или случайный пассажир!

— Кому ты ещё это рассказал?! — вдруг прорезался властный голос у кор Равура. — Я по твоей физиономии вижу, что ты наделал делов! —

— Не многим. Трём. Кор Далену, кор Гижеку и Урвану… —

— Гижек не опасен. Урван свой человек, против барона интриг вести не будет, а вот Дален змея. Как ты вообще догадался с ним откровенничать?! Дурак! Не-е, рано мне ещё умирать! Сначала за тобой надо подчистить… —

— Да откуда я знал?! Агир не сказал кто у него друзья, а кто опасен для него… — начал оправдываться я, но был перебит стариком.

— Узнаю Агира! Кинет щенка в воду и смотрит как тот будет выплывать. Потонет туда ему и дорога. Выплывет… — закряхтел старик, но потом вдруг резко сорвался на крик. — Не, Агир! А отец! На худой случай барон! Уши есть везде! Не та пошла молодёжь, думать разучились! —

Антеро, от крика кор Равура на меня, только усмехнулся. Ну да, что-то все старики на меня кричат в этом мире. Видимо это моя карма быть вечным дураком и бестолочью для всех стариков. Равур видимо заметил тщательно скрываемую усмешку Антеро. Это я научился видеть малейшие тени эмоций на его словно каменном лице, а Равур то как просек?! Опыт?

— Да не стой ты там. Садись. Сейчас позвоню и вина принесут. — это старик не мне, а Антеро сказал. Ну, понятно! Сейчас будет что-то вроде клуба от престарелых по интересам гнобления меня.

Дальнейшие моменты моего прессования, я лучше упущу. Скажем так, я многое о себе новое узнал и обогатил свой словарный запас мата и ругани. Даже Антеро, а он ещё тот матерщинник, временами довольно морщил усы, услышав для себя новые словесные обороты.

Кор Равур уже забыл, что хотел меня выгнать, после того как я ему всё расскажу. Одной ногой в могиле, но хлебом не корми, так хочет надо мной словесно поизмываться.

Если сделать цензурную выжимку сказанного, то сказал кор Равур не очень много, но всё конкретно. С Дален теперь надо держать ухо востро, этот… в общем, много проблем может сделать. Отдельно меня старик предупредил, что верить Далену нельзя, в любом его предложении будет свой подвох. Кто не понял, это старик намекает, что бы я не вёлся на предложение Далена ускорить прощание с моим названым отцом. И ведь что важно, я по разговору с Даленом прошёлся верхами, суть его слов не сказал, да и Антеро молчал, а Равур всё сам просек.

Что тут говорить, словесно меня поимели рад десять. Я даже устал краснеть осознавая свою тупость. Одно только хорошо во всём этом позоре. Равур обещал мне помогать на первых порах советами, его связями, да и просто предложил нам с Антеро пожить у него.

Насчёт того, чтобы пожить, да тем более на халяву это конечно лестно и выгодно финансово, но не вариант. Несколько часов на дорогу из Злого города до Шакши кроют медным тазом это предложение. Кто жил в Москве, и тратил по несколько часов добираясь до места работы и домой от места работы, те поймут.

Да и вот ещё что. Не надо быть такими наивными. Бескорыстная помощь моей дутой фигуре присланной от старого друга барона Агира, которого Равур не видел много лет?! Хм-м, свежо предание, но вериться с трудом. Я совсем не верю в бескорыстие помощи от старика. У него тут свой местечковый интерес. Я вообще считаю, что Равуру на меня и барона плевать с большой колокольни, просто скучно старому целыми днями ждать смерти и ничего не делать. А тут, со мной хоть какое-то развлечение…

Глава 2. Петля сжимается, ротация, а я ищу оруженосца

Со времени нашего посещения кор Равура прошло два дня. Надо признаться, страху на меня нагнал старик. Местных жителей нельзя считать тупыми в деле убийства себе подобных, тут они и современных жителей Земли могут многому научить. Так же не надо считать, что в королевстве Скаген совсем не работают законы и что тут бандитский беспредел девяностых. Тут всё сложнее и тоньше. Вольницы конечно хватает, но за некоторую, вроде ерунду, тут можно «неплохо отхватить» от всех группировок дворян.

Для примера, Равур подтвердил моё предположение, что до воина в сюрко короля сложнее докопаться. При действительно серьёзных замесах, никто конечно, не будет смотреть на герб твоей униформы, но из-за ерунды вызвать на дуэль слишком напряжно.

Есть правда в этом негласном, неписаном правиле исключение, о мести по кровной вражде, тут за такое и на короля «ложат с прибором». В остальном, на время ношения сюрко короля, я от бретёров защищён.

К тому же, герб химеры — пса с рыбьим хвостом вместо головы, меня не спасёт от нападков всякой черни и наёмников, золото все риски перекроет, а репутационные потери им не грозят. Другое дело, а зачем платить много, если можно более простыми и привычными способами всё решить?

Старик Равур меня успокоил, что до определённого времени меня будут пытаться убить обычными способами, зачем убийцам переплачивать в два-три раза дороже, если можно за обычную цену меня успокоить.

Эти два старых мудака даже поспорили на меня, сколько мне удастся прожить. Совсем моего присутствия не стеснялись, ущлёпки! Антеро на меня поставил десятку золотом, что я месяц протяну. После подумав, добавил новый спор ещё на пятёрку, что я два месяца протяну! Вот и вся вера в меня моего отморозка!

Это он мне ещё польстил, по словам Равура. Эта развалина считает, что я протяну около двух недель, максимум три, но никак не месяц. Это я ему случайно такую пищу для размышления подкинул, рассказав о словах моего десятника, передавшего, что мной интересуются…

* * *

Когда мы ехали от кор Равура, Антеро мне сказал, что глупо упускать возможность заработать. Он меня лучше знает и уверен, что я всех ещё не раз обламаю.

После этих слов я на него даже обижаться перестал. Сам я, если подумать и вспомнить, не лучше. Помниться я спорил на исход дуэлей с Антеро. В первый раз у меня вообще был беспроигрышный вариант. Я тогда думал просто, победит мой дегенерат и я срублю денег, а умрёт дегенерат, то я сбегу пока мне язык не отрезали «за базар». От того что за мной помимо десятка воинов, побежит ещё тот кому я проспорил всё равно погоды не делало.

По ходу Антеро перенял у меня некоторые моменты беспроигрышных вариантов. Всё равно, ему не служить королю, если я сдохну, а так, хоть по деньгам поднимется…


Через два дня после посещения Равура произошло событие которое прозвучало уже не тревожным звоночком, а первым звоном колокола. Нас Антеро вызвали к сотнику, к кору Гижеку. Гижек пытался сгладить неловкий момент, угостил вином, но от этого новость не стала более благозвучной.

Нас с Антеро временно разделяют по разным сотням. Тут такое не принято, разделять бывшего наставника и его подопечного, но вдруг неожиданно произошёл форс-мажор, несколько человек в девятой сотне заболели. Так сказать, им в усиление временно отправляют меня.

Всем нам троим, не надо было объяснять причины, таких кадровых перестановок. Мы с Антеро ожидали в ближайшие время всяких подлянок, и эта вроде мелочь, вполне в духе власть имущих и тугого кошелька. Гижек после моего глупого признания о моем самозванстве тоже что-то начал понимать. Не знаю, что он понял, но наверняка он не дебил и понимает, что моя фигура замешана в политике пограничья.

Указ спустился сверху. Тысячник, «лощёный пиз… з» просто поставил в известность кор-сэ́ Загра, что надо временно усилить девятую сотню и о чудо даже назвал конкретные имена в усиления. Для бального плясуна, что формально по бумагам управляет тысячей, знать поимённо кого-то в тысяче, поменьше мере странно.

Ну как же! Всего-то делов, дать увольнительные кому-то в девятой сотне и под этим соусом вызвать подкрепление. Меня и ещё нескольких человек, что бы не было заметно моё убийство. Убить одного переведённого, и убить одного из нескольких переведённых, это разные вещи. Смерть одного среди нескольких переведённых это случайность. Смерть единственного переведённого это конкретный маркёр что был заказ.

К слову сказать, девятая сотня — это почти отбросы тысячи. Тут такая градация, что первая сотня в тысяче лучше второй, вторая лучше третьей и так далее. Десятник первой сотни выше по званию десятника второй сотни и так далее. Тоже самое касается и тысяч.

Гижек что-то вешал, что моё понижение — это временно, что формально он мой командир, а я временно откомандирован. Он дурак или претворяется?!

Тут дело вовсе не в понижении. Цель разлучить меня с Антеро, довесок ко мне бродяги, лишний неучтённый фактор, от которого лучше избавиться перед операцией.

К тому же девятая сотня это не пятая. Пятая частично патрулирует Шакшу и частично на обороне Холма, а девятая сотня патрулирует ворота между Шакшей и Скотным двором и сам Скотный двор.

Скотный двор это уже не место проживания дворян, а постоянная текучка торговцев, наёмников, черни. Скажем так, более криминогенный район. Об этом городе я могу много что рассказать, всё-таки тут живу, правда почти у самих ворот в Шакшу, где намного спокойнее.

— Насколько меня переводят? — неожиданно для себя я услышал свой голос на новость от Гижека.

— На неделю… Две… — запнувшись кор Гижек добавил, показав, что ничего не решает. — Три… Пока не выздоровеют… Через месяц по закону больных комиссуют, так что это самый большой срок… —

Угу! Так я и поверил! Если я протяну месяц, то что-то новое придумают, а мне этот месяц ещё протянуть надо…

* * *

Жизнь вильнула задом. После визита к Гижеку, новой неприятной новостью стало то, что мой выходной заканчивается тут же, а не через день. Нас с бродягой ещё и в разные смены поставили. Он в дневную, а я в ночную и наоборот. Иди теперь на службу не выспавшимся. Мелочь, а неприятно.

Хотя какая мелочь?! У нас теперь разные периоды бодрствования и сна, даже вне службы на выходных, которые тоже не совпадают. Сомнительно, что мы теперь будем вместе. Как там у римлян?! «Разделяй и властвуй».

— Иди. — вместо напутствия провожая меня на службу выдавил из себя мой отморозок. — Помни, я на тебя поставил! —

Ну, спасибо! Напомнил. Такую злость во мне пробудил. Ну уроды, я конечно не могу с вами рассчитаться, но назло вам буду жить.

О дальнейшей рутине рассказу по касательной, не стоит это болото подробного пересказа.

Я постепенно вхожу в новый распорядок дня. Десятник у меня попался явная крыса и стукачок. Десятник девятой сотни, седьмого десятка Катэ. Да именно Катэ без всяких «кор». Катэ! Что за имечко то?! Катька!

Десяток тоже как на подбор, вечно бухие или под хмельком парни. Хотя тут, наверное, я наговариваю от раздражения. Сам не ангел, а от нервов мне сейчас в любой тени мерещится убийца.

Десяток стоит на страже ворот между Шакшей и Скотным двором, изредка патрулируем улицы ночного города.

Катэ, «коленвал ему с проворотом в зад», на второй день знакомства, в дневной страже сказал, чтобы я не носил сюрко с гербом короля в свободное время, типа не по уставу. Катэ это не Юдус, что вошёл в моё положение и подсказал как минимизировать риски.

Одно хоть радует, до места караула мне теперь добираться всего ничего.

Теперь «травану» о моих предосторожностях. Сразу после ночной смены, на которую я попал, как только распрощался с Гижеком, я начал страховаться.

Страховка?! Ну как вам это объяснить, интуиция. Держусь центральных улиц даже если кто-то там подвывает в подворотне сексапильным, женским голоском что её насилуют. Наивные, так я и повёлся на замануху. Ну, а если и в самом деле было насилие, то сори барышня, я тоже жить хочу. Тебе что, отряхнулась, слёзки утёрла и дальше пошла, а мне «пропустить вспышку», значит умереть.

Эй! Вы там, не войте романтичные барышни и прыщавые мальчики! Вступался я уже в этом мире за изнасилованную девочку, чуть сам не подох. Мой лимит благородства исчерпан с тех пор, как на меня начали серьёзную охоту. Дворян полна столица и что я самый рыжий, влезать во все кипиши?!

Ещё раз! Самые духовитые, что вы тут предьявы мне строите?! Сходите что ли в армию, там от какой дури быстро отучают. Смешно сказать, я три года до армии не матерился, отучил меня подзатыльниками батюшка в церкви, а точнее под церковью. В армии не прошло и восьми месяцев, как я опять начал материться, что рекорд — обычно те, кто считают себя интеллигентами начинают материться спустя месяц. Что тут сказать: «Кто в армии служил, тот в цирке не смеётся»…

Ещё одним элементом моей страховки стало сворованное на рынке стекло.

Да, даже не начинайте! Тут все бутылки из глины, а стекло вещь дефицитная. Как своровал не буду трещать, сделал и всё тут.

Любители шпионских погонь, наверное, подумали, что я сделал себе зеркало и стал подсвечивать себе за спину. Ну, так то, эти любители шпиономании не так и неправы, с поправкой что тут вместо зеркал используют мелкие, медные пластины, начищенные до блеска.

Опять сознаюсь, такое вот женское зеркальце я стянул у хозяйки дома в котором мы арендуем комнаты. Антеро её огуливал в меру его старческих сил, а я покопался в её ненужном имуществе. Потом она долго искало своё зеркальце по всему дому, а я с невинной рожей помогал ей в поисках. А вот не надо разбрасываться вещами!

Да, и ещё, посмеюсь немного. Антеро, Дон Жуан доморощенный, ей зеркальце купил на следующий день. Совсем в последние время крыша у него поехала, подкаты бабам начал делать, хотя итак всё на мази.

Впрочем, вдова с собственной жилплощадью в столице, это он хорошо подсуетился. В случае моей смерти у него есть запасной аэродром…

Стекло мне нужно совсем для другого. Скупил десяток куриных яиц. Часть пошла на яичницу. В шести оставшихся я проколол костяной иглой маленькие дырочки и вылил содержимое яиц. Внутрь засыпал смесь мелкого толчёного стекла вперемешку с такой же толчёной солью. Пришлось отдельно докупать кусок кожи и кроить себе маленькую сумочку под форму яиц, для переноски боеприпасов. Больше трёх яиц за раз в сумочку не помешается, но мне и этого хватит при напрягах.

Для тех, кому не допёрло. Яйцо в глаза, и больше ничего от жизни человеку не надо. Некоторые воры носили в карманах соль для того что бы при опасности кидать её в глаза. По-моему, они извращенцы или я не знаю какой-то хитрости при переноске соли в карманах.

В армии для «косяков», которые любили совать руки в карманы, эти карманы набивали песком и зашивали. После пробежек такие гематомы образовывались, что как они вообще ходили, непонятно. Для повторных залётных косяков эти карманы уже зашивали солью.

Надо ли пояснять что соль и стекло в глаза — это хороший стопор для нападающего.

Если найдётся такая скотина, что начнёт заявлять, что я не имею чести и не следую кодексу Бусидо или романтичным, розовым представлениям о рыцарях, то я вас успокою. Меня тоже все без всяких правил будут резать. Это жизнь, а не сопливая романтика.

* * *

Отдельно расскажу о своём поиске оруженосца. Тут двумя словами обойтись не получится.

А на хрена мне оруженосец?!

Так-то он мне не нужен, но этот дополнительная страховка. Так сказать, следит за тылом, ну и на посылках полезен.

Как я понял, с оруженосцами у всех в тысяче проблемы. Оруженосец, оказывается, сильно повышает статус рыцаря в службе короля. По штату они должны быть у всех, а на практике не в каждой сотне есть несколько оруженосцев.

Поясню. Кому такая придурь в голову придёт, идти в оруженосцы к служивым?! Служивые, конечно не безземельные, но тоже не велик ранг. Нет, ну конечно бывают перспективные по родословной воины или по договорённости между домами дают в оруженосцы ненужного сына, но это исключения из практики.

Я как всегда решил пойти другим путём…


Что такое рынок на Скотном дворе? Это нечто непередаваемое. Попытаюсь набросать основные штрихи восприятия.

Вонь; звуки мычащих коров; гавно на утрамбованной земле по названию улица; постоянный крик торговцев; крики держи вора; как не странно запах чеснока и лука; бренчание по струнам каких-то придурков, которым «медведь на ухо наступил»; балаган от каких-то заезжих гастролёров; и запах специй…

Я в сюрко короля еду на Колбаске.

Так плевать на Катьку! Ну будет словесный выговор, ну настучит, но мне моя жизнь дороже.


Совсем в глушь рынка не суюсь. Опасаюсь. А в глуши, есть на что посмотреть.

В Скотном дворе торгуют не только убитой и пока ещё живой скотиной, но и людьми.

Именно людьми. И не пытайтесь меня подловить на словах, что рабства в королевстве Скаген нет. Это не рабство, а долговое рабство. Всё-таки есть разница. Никто тебя не просил брать кредит, не просил продавать своего ребёнка за миску еды. Формально долговые рабы имеют права, а на практике как повезёт.

Ценителям напомню о святоче философии Аристотеле, отце наук. Что там потомственный аристократ из династии врачей говорил о рабах?! Не помните?

Огрубляю, сведу его речь: «к святой простоте русской речи». «Раб сам выбирает свою судьбу, умереть ему рабом или свободным человеком. Если человек раб, то он сам выбрал свою судьбу».

В защиту Аристотеля скажу, что многие домашние рабы жили лучше, чем пролетарии. Свободные голодали, а домашние рабы умирали от ожирения.

Как там, в госпитале говорил мне один морячок в авторитете: «Главное не упасть на палубу. До конца службы будешь её драить. Палуба не очко, но зае…».

Тут с рабством примерно такие же расклады. Не ждите от меня того, что я всё вам раскрою, того что сам не знаю. Основное я понял, а в нюансах «сам дьявол ногу сломит».

* * *

Мой путь в людском море прервал один инцидент. Сразу скажу, я хотел купить себе раба. И давайте без всяких воплей, ну, вроде неглупые люди.

— Держи вора — крик, почти сразу сменился стоном.

Бабе из черни не повезло. Рыбина в лицо — это только у Чарли Чаплина смешно. Такой хлёсткий шлепок по лицу, что даже я проникнулся полученной пощёчиной.

Ещё раз! И что блин произошло?! Ну, получила баба мальца и что?! Трамвайные воры, нос бритвой срезали самым крикливым, ещё в семидесятых.

Вор убегал. Петлял, разминался с подножками, миновал весомые, но медлительные удары кулаков. Один из инцидентов на рынке и что тут такого, но меня привлёк этот парнишка. Смешной, рисковый. Баба выла и не унималась. Я не знаю, что он у неё подрезал, но её вопли начали меня доставать.

В общем, я кинул «со всей дури» серебряной монетой ей в лицо, лишь бы заткнулась. Со стороны это рыцарское благородство, а на деле, так она достала резать мне уши своими визгами. Жирная, не бедствует, а всё тоже. Обокрали!

Я даже услышал в спину шепоток что благородные занимаются благотворительность. Ну, если поставить синяк монетой это благотворительность, то я блин, меценат.

Не, я конечно, когда меня обворуют, сам буду тоже кричать, но есть же мера! Ну, повыл минуту и хватит, лавочка шоу сворачивается. Фортовый уже убежал, где его теперь ловить, так что забудь. Не оголодаешь ты, жирная бабёшка.

* * *

Через полчаса, я не доезжая до рынка с двуногим скотом заметил продолжение веселья. В узком, боковом переулке легко можно было узнать везучего вора. Хотя, как сказать везучего…

Малолетка, около одиннадцати. Худой. Тело костистое. Длинные руки с тонкими пальцами. На голове что-то непонятное по причёске — зарос. Борода и усы даже не пробиваются. Глаза пронзительные, серые. Одет в что-то непонятное, не с его плеча. Обуви как таковой нет, босой. На щеках веснушки. Понять пегой он или рыжий трудно, какая-то смесь цветов.

Лишних слов не было. Вора зажали в подворотне четверо таких же малолеток в рванье. Ну понятно, это передел между своими.

Я, если честно, тоже бы проехал бы мимо узкого переулка, но чувство постоянного напряга не отпускает меня. Постоянно смотрю по сторонам.

Начало приватного разговора я пропустил, но в финале поучаствовал.

Паренька пытались бить, а он, пользуясь кишкой узкой улицы дрался как лев. Заводилу даже вырубил. Вожак прессовал подшефных в наступление. В руках у них мелькали заточенные деревяшки, типа ножи. Малолетка ничем от них не отличался, но размахивал кухонным ножиком.

Триста спартанцев, блин! При поддержке пятитысячной армии в засаде, в ущелье против двухсот с лишним тысяч оккупантов. Не-е, герои, это само собой. Но и подвиг войск поддержки не надо замалчивать.

В общем, рубился вор, как мог. А тут я нагрянул. Слегка бухой, слегка настороженный.


Чем отличает убийство малолетки от убийства взрослого? Не спорю, что это не очень красиво, им ещё жить и жить, но так получилось. Не я, так они бы сами умерли в переделах.


Любителям классики и Достоевского скажу только то, что как-то вы измельчали. В общем, о чём главный посыл «Преступления и Наказания»?!

Неотвратимость наказания?! Чушь!

Муки совести? Чушь!

Плаксивая интеллигенция? Чушь!

А вот не чушь, то, что для русских само собой разумеющиеся понятие «совесть».

В других языках такого понятия нет. В восточных языках есть понятие: «Потеря лица», то есть главное чтобы «не запалили позор», а так делай что хочешь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 750