электронная
200
печатная A5
507
16+
Бессмертный Андеграунд

Бесплатный фрагмент - Бессмертный Андеграунд

Осень 2016


Объем:
184 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-2519-9
электронная
от 200
печатная A5
от 507

Ирина Яблокова

Яблокова Ирина Александровна, врач-офтальмолог. Спасибо моему мужу и сыну за вдохновение, моим родителям за привитую любовь к литературе, моей сестре за то, что всегда всё делаем вместе!

Наш поэтический блог:

http://sestrikaraylovi.blogspot.ru/

О наболевшем

Как листья на акации у дома,

Меняется тоскливая пора,

Меняется весёлый участковый

И продавец газетного ларька.

И лишь соседка из подъезда номер восемь,

Всегда в одном халате и платке,

И толи баба Зина, толи Тося,

Её зовут в округе люди все.

Я первый раз в окошко увидала,

Как между лип у школы не спеша,

Она туда сюда до вечера гуляла

Как будто всё кого-нибудь ждала.

Чудна старушка, думала тогда я,

С коляской мимо школы проходя.

Ведь устаёт, к стволу лишь прислонится,

И дальше ходит опустив глаза.

Но вот, когда к нам лето всё ж вернулось,

И жить чуть легче стало для семьи,

У магазина с нею я столкнулась,

Как иногда судьбу встречаем мы.

И баба Тося, может баба Зина,

На сына моего направив взгляд,

Купить ей хлеба шепотом просила,

Пытаясь спрятать, руки как дрожат.

И столько гордости и столько униженья

Читалось на старушечьем лице,

Что за страну, детей, за все мученья,

Безумно стыдно сразу стало мне.

Что пенсии хватило на лекарство,

Да за жильё частично заплатить,

Она сквозь слезы горькие сказала.

Да стоит ли об этом говорить?!

По телевизору нам только обещают.

«Держитесь там!» — с улыбкой говорят,

Что старики в столице ГОЛОДАЮТ,

Сейчас! А не десятки лет назад!

Не знают люди «добрые» об этом?

Кто выше всех, он знает или нет?

Кто голосует? Прочит кто победу

В войне не нашей, но за наш бюджет?

А на дворе две тысячи шестнадцать,

В Москве горят огни, цветут сады.

И кто-то новый гаджет покупает,

И город плитку каждый день меняет,

А бабе Зине не купить еды!

Я помогу. Мы хоть живём в кредиты,

Но человеку нужен человек!

Не хочется мне верить, что бандиты

Лишь правят в этот просвещённый век.

И я надеюсь, что наступит завтра

И за страну не станем мы краснеть,

И нам не скажет, улыбнувшись, государство, —

Крепитесь там, но просто денег нет.

Про тех, кто летает

На секунду подумалось, — стая

Ненадёжна. Быстрей одному.

Как же можно так близко летая

Не погибнуть? Не сгинуть в плену?

Как доверить собрату по крови,

Но по духу совсем чужаку

Свою жизнь, своё сердце и волю?

Нет доверия в этом краю.

Быстрокрылый вспарил, и в зените

Лишь большое взмахнуло крыло.

Тихим эхом осталось «спасите!».

Только эхо достигло его.

За секунду до слабого эха

Он решил улететь навсегда.

Еле слышная эта помеха

От ошибки его сберегла.

Как забыть мог заветы он стаи?

В одиночестве сила и боль.

Быстрокрылые вместе летали

И делили и сахар и соль.

За заботу о брате, — спасибо, —

Не услышишь от гордых вождей.

Но как это безумно красиво, —

Воспарить средь родных и друзей.

Высота и Свобода дурманят,

И манят, и лишь сердце не лжёт.

Только тот, кто бесстрашно летает,

Так же смело за другом падёт.

Я руки в молитве сложила

Я руки в молитве сложила,

И вспомнить пытаясь слова,

Просила. Просила. Просила!

Чтоб Дева его сберегла!

И слезы глотая, в забвеньи,

Твердила я Богу одно, —

Пусть я получу все мученья,

Всю боль пусть пройду за него!

Пусть я на пути повстречаю

Обиды, болезни и зло!

Все кружки остывшего чая,

Все рюмки, где скисло вино,

Все ссоры, скандалы, интриги,

Всю тяжесть минувшего дня,

Все самые глупые книги,

Я всё заберу на себя!

Пусть только сыночек задором

Других заражает всегда!

Пусть будет он самым здоровым!

И самой счастливой судьба!

Пусть взгляд будет ясным и добрым,

Пусть он воплощает мечты!

Пусть сын вырастает героем

И подвиги все впереди!

***

На край света сбежав от судьбы,

Я забуду всех верных друзей,

Всё прощу, что шептали враги

За спиной и улыбкой моей.

Я сожгу все пути и мосты.

Боль потерь мне известна давно.

И давно я с утратой на «ты».

Нет делЕм, когда всё решено.

Нет вопросов и выбора нет.

Эта притча, что в детстве читали, —

Если ты помогал, но не тем, —

То не жди, чтоб тебе помогали.

Мне не стыдно, не страшно бежать.

Приключений здесь нет и романтики.

Только я вспоминаю опять

От конфет в детстве мятые фантики.

Так и жизнь, и подружка-судьба,

Выпадает то черный, то розовый.

А какой попадёт на тебя,

Не узнаешь, пока не попробуешь.

Спасибо, Мама!

За синее небо «спасибо»,

Я маме сказала моей.

За жизнь, что в любви подарила,

За то, как растила детей!

За краски в родительском доме,

За смех, за уроки, печаль.

За чувства, достоинство, волю.

За то, что сегодня не жаль!

За то, что учили делиться.

За братика и за сестру.

За то, что мечты воплотились,

Я тоже «спасибо» скажу!

За счастье от новой игрушки,

Что к книгам привили любовь,

За то, что была нам подружкой

И всё понимала без слов.

Сто тысяч огромных «спасибо»,

Всегда буду ей говорить!

Родным, что прожили счастливо,

«Спасибо», — не бойтесь твердить!

***

Человек на земле один.

Замурована в нём душа.

Только холод знаком был с ним.

Только жажда была важна.

Он кого-то давно искал.

За собою сжигал мосты.

В отраженьи его зеркал

Улыбались и я, и ты.

Человек этот жил как царь,

Но как раб, он не мог уйти

От судьбы и всего, что знал,

От того, что обрёл в пути.

Он был нем. Он был слеп и глух

Ко всему, что вокруг вилось.

И однажды глаза и слух,

Да и стон, — всё оборвалось.

Человек на земле один.

Но жива ли внутри душа?

Кто знаком был при жизни с ним?

И кому его жизнь важна?..

О любви

О любви написано немало.

Истины я новой не ищу.

Что от чувства ждать, всегда мы знали,

Как и то, что встретили судьбу.

У любви есть разные моменты.

Взлёты и паденья с высоты.

Каждому свои ингредиенты

Для влюблённости без памяти нужны.

Для любви не писано законов.

Там есть только смех, а тут слеза.

В чувствах не встречается повторов,

Как не повторяется гроза.

За любовь сражались городами.

Кто-то пал, а кто-то победил.

Если истинные чувства между вами,

То преграды лишь прибавят сил!

Тигр и мальчик

Какая муха тигра укусила.

А может хищник встал не с той ноги?

Гадать мне трудно, что это за сила

Уберегла мальчишку от беды.

Июль, жара и в зоопарке людно,

И звери будто сами не свои.

А маме малыша вдруг стало дурно,

Она присела отдохнуть в тени.

И мальчуган свободу ощутив,

Махнул вперёд к зверям, что было мочи,

И так случилось, сторож не закрыл

Калитку к тигру предыдущей ночью.

Вдохнул и замер будто зоопарк.

Мать не дыша в слезах идёт к калитке,

Малыш лет трёх стоит в пяти шагах

От хищника и смотрит на ботинки.

Секунды превращаются в часы,

Охрана зоопарка на подходе,

А рядом из пещерной полумглы

Собратья тигра медленно выходят.

И хищник издавая гулкий рык,

Отпрыгнул, мальчика собою закрывая

От вышедших сородичей своих,

Пока охрана к малышу бежала.

Спасён ребёнок, тигры разошлись.

Мораль из этого, увы, совсем простая, —

Не бойся заступиться за других,

Пусть даже против выйдет твоя стая.

Самой родной

Ты сегодня такая красивая,

И глаза, как бенгальский огонь!

Ты сегодня такая счастливая,

Как волшебный и сказочный сон…

Ты сегодня в надежды одетая,

И смеёшься ты шуткам судьбы.

И как песня ещё не допетая, —

Разбегаешься весело ты…

Дверь открыта и окна распахнуты,

И врывается ветер в тебя…

Ты играешь с созвездьями в шахматы

На стеклянной доске бытия.

Я лишь только сегодня заметила

Эти искры в улыбке твоей!

Заглянуть бы вперёд на столетие, —

Не найдём лучше мы наших дней…

Осень

Ах, осень, холодная осень!

Сквозь яркие краски листвы

Повеешь тоскою знакомой

О ныне ушедшей любви!

Расскажешь о счастье далёком,

Из сердца ты выпустишь боль.

И в этом виденье неясном,

Навечно отнимаешь покой.

В холодной степи выплывает

Твой образ кричащей судьбы.

Такой же, как я, одинокой,

Потерянной где-то в дали.

Марина Караулова-Александрийская

Есть то, что будет вечно жить,

Есть то, что может и не быть.

Но вечно будет жизнь давать

Лишь то, что можно потерять.

http://sestrikaraylovi.blogspot.ru

Жизнь

Отгремели овации все,

Занавес опустился давно,

В зале стало совсем темно,

Из гримёрок лишь слышен шум…

А за сценой сидит один

Очень старый, уставший дед.

Кем сегодня на сцене был?

Он зачем-то кричал, курил,

Он кого-то страстно любил,

Но в глазах его жар остыл

Уж не ищут они ответ…

Это было давным-давно:

Жизнь, любовь, кабаки, друзья,

Гул признания лишь для него,

Режиссёры зовут в кино,

Но всё больше горчит вино.

Почему? Зачем? От чего?

Не нашёл он ответа сам.

А однажды спокойно закрыл

За собою простую дверь.

И отправился в другой мир

Где не он был уже кумир,

Где есть боль, духота и пыль,

Там во мраке ночи песнь лир

Вызывала лишь горечь потерь.

Солнце жгло словно жар огня,

Ночь несла только холод и мрак,

Там болезни сжигали дитя,

Там как жизнь испарялась вода,

И не знало детство добра,

Лишь борьба, каждый день борьба

И голодный животный страх…

Он не выдержал, он не смог,

Эта роль не подвластна ему!

Убегал, уплывал, как мог,

Но весел над актёром рок,

Тот голодным детишкам долг,

Что не канул за ним во тьму.

И с тех пор каждый день и ночь,

Видит он их голодные взгляды,

Но не в силах уже помочь,

Этот бой повторится точь-в-точь,

Снова горечь, бессилия дочь

Будет верным спутником рядом.

Забывался на сцене он,

Отдавая себя без остатка,

Был и смертью, и жалким рабом,

Королевским пажом, шутом,

Обезьяной и рыбаком,

Но судьба не играла в прятки.

И однажды занавес пал

Все открылись взору ответы.

Те вопросы, что он задавал,

Все обиды, что умолчал,

Оскорбления, что кричал

Превратились в его озарение.

Он — всего лишь один человек,

Он не может помочь всему миру,

Жадный злой просвещённый век,

Деньги, зависть, обиды, смех,

Равнодушие — главный грех

И добра огромные силы.

Всё слилось в схватке света и тьмы,

Всё смешалось под струны оркестра!

Это был лишь театр войны,

И прелюдия главной борьбы,

Алчности и святой простоты,

И для каждого было в нём место…

Только сами мы для себя

Выбираем роль в том театре,

Где актёры — наши друзья,

Где нет дублей, одна игра

Для билета там жизнь-цена

И последний прогон финальный!

Отгремели овации все,

Занавес опустился давно,

В зале стало совсем темно…

Победил кто? Не знаю кто.

Мне ответов пока не дано…

Это каждый из нас сам решает.

Встреча

А глаза печально всё пронзали закат…

Где она? Я верю, что увижу её!

Время шло, как омут, жизнь манила назад,

Лишь Она не шла и боль сжигала его.

А под утро снова он с рассветом вставал

И бежал к окну, и долго-долго смотрел.

Сон под вечер ему сладко песни шептал.

Но её не слышно было, как ни хотел.

Снова день встречает вопросительный взгляд,

Во дворе шумят машины, слышится смех,

А его не трогает этот весь шум

Ищет он в дали свой заветный ответ…

Сколько дней уже прошло, неизвестно ему,

Но ребёнок не теряет надежды и ждёт,

А однажды, как и прежде прижимаясь к окну

Он вдруг тихо: «МАМА» произнесёт.

Он увидел! Он дождался! Он не верит глазам!

А к нему бежит, улыбаясь, Она!

Лишь тогда дал волю горьким слезам…

Мама! Мамочка! Мамуля! Я тебя очень ждал!!!

Мама! Мамочка! Мамуля! Родная моя!!!

***

Ты — фонтан и я фонтан.

Сколько нас таких фонтанов?

Превратившись в океан,

Ничего мы не оставим.

Только песнь о вечном сне

И о жизни после жизни,

Будем с ветром петь о сыне

И о правде на земле.

Будут помнить нас края

И дороги, и туманы…

Кто мы? Спросите, друзья.

Мы — фонтаны. Лишь фонтаны…

Мы звучим не для себя,

А для сильных и для слабых

И однажды воспаря,

Мы себе не изменяем.

Мы поём для птичьих стай,

Для рассветов и закатов,

Мы не говорим: прощай!

Это просто песнь фонтанов…

Росток

Ветра бушевали, стонали,

Деревья падали ниц,

Дожди не щадя поливали

Природы любой каприз.

Один лишь росток держался

И гордо смотрел вперёд!

Он знал, что нельзя сдаваться

И эта буря пройдёт.

Тогда, восхитясь отвагой

Простого ростка в земле,

Утихли раскаты грома

И солнце согрело всех!

Прошло много дней счастливых,

Росток стал большим цветком,

А гордость в его переливах

Всех восхищала кругом.

Но солнце светило всё ярче,

В жару изнывал весь мир,

Склонились кусты и травы,

Остался лишь наш кумир.

Цветок держался, крепился!

Откуда он силы брал?

Вновь наш герой не сломился

И солнце убавило жар…

Уже приближалась осень,

Когда все увидели вдруг,

Как грустно поник головою

Кумир их и верный друг.

Держись! — все кричали разом,

По капле дождик поил,

Ласкало солнце лучами,

А ветер песни дарил.

И пусть судьба предрекала

Простому цветку малый срок,

Но наш герой удержался

И гордо стоял, сколько мог!!!

Надо потерпеть

Он нажимает каждый день на кнопку

И видит мир суровый без прикрас.

Он в магазине покупает водку,

А в воскресенье только свежий квас.

Он знает всех политиков и судит

Всех, с кем знаком и даже не знаком.

Он хочет пьёт, а если хочет — курит

И правду-матку шпарит утюгом.

А где-то есть наивные создания,

Которые не смотрят новостей,

Которые не пьют и не гуляют,

Но к каждому относятся добрей.

Они всего лишь люди, обывальцы,

Не думают о родине, стране…

Они готовы улыбнуться иностранцу

И с геями готовить пралине.

Они предатели, невежды и шпионы,

Мечтают о хороших временах,

Надеются на мир, как те миньоны,

Что с детства потеряли стыд и страх.

И вот в такое непросто время,

Период «надо просто потерпеть»,

Какие-то наивные миньоны

Хотят свободно говорить и петь,

Хотят без страха приходить с работы,

Хотят в достатке вырастить детей…

Какие-то неправильные взгляды

У этих неразумных малышей!

Мария Затонская

Активный участник городских литературных конкурсов и фестивалей. Дипломант IX Международного поэтического конкурса «Золотое перо», призер IV Международного поэтического конкурса имени Константина Романова (3 место).

***

я стала моложе и, может, немного добрее.

с годами стареть не выходит. а разве надо?

я вижу, как лето прохладную землю греет,

пока на соседнем балконе растет рассада

и сушатся детские вещи между деревьев

на толстой веревке, как раньше, у наших бабушек.

мне кажется, кто-то сумел останавливать время,

и мы не стареем, хотя становимся старше.

хотя столько пройдено, вброд и против течения, —

будто не лет, а целых тысячелетий.

и вот тяжелее шаг,

уже хуже зрение,

руки в морщинах,

а сердцем —

всё те же дети.

***

тысячи чаек разносят по океану

имя твое. оно вспыхивает сверхновой.

и разлетается свет над адом и раем!..

когда один человек находит другого.

когда человек проникает. впитан. сплавлен

с каждою пОрой. им дышит душа и тело.

ты terra nova. и тебя открывают заново.

целым.

Вероника Боршан

Сущий гений

Он там кого-то ещё лечит

Необязательностью слова.

Зеро. Невыспавшийся нечет.

Академический «Хреново!»

Он — геймер. Мачо. Одиночка.

Он существует так, как хочет.

В слиянье  кресла с пятой точкой

Монетка даже не проскочит.

Но за компом он — сущий гений!

Луну достанет из-за тучи.

Пускай худы его колени,

Он — сексуальный и могучий.

В ночи добытчик совершенный!

— Картошка, сахар, чай, яичко…

Присев — семье с детьми! — на шею,

Ни разу не был пойман лично.

Он за себя давно не платит.

Дерьмо-характер — это сила!

И все всегда ему некстати,

И жизнь в реале так уныла.

Друзья не ждут уже на встречи.

Любовь ленивого не мучит.

И хоть гордиться ему нечем,

Уму он каждого научит.

И всякий раз за смехом громким,

Напялив глупую личину,

Он скрыть пытается осколки

Той жизни, что проходит мимо.

Чай

Я чаек заварю покрепче,

Разболтаю его послаще.

На душе будет чуть полегче.

Будет утро чуть-чуть подальше.

Он поможет больному горлу.-

Поберечься всегда некстати! —

И пустому дневному сору

Расползтись не даст по кровати.

Я оставлю в бокале ложку,

По привычке и глаз зажмурю,

И с колен отпущу, — как кошку, —

Помотавшую за день бурю.

И, залив кипятком усталость,

Рядом с сыном прильну к подушке.

И укатится день, прощаясь

Тихо звякнувшей погремушкой.

Философское

Советами меня не доводите,

Что мне успеть бы на своём веку.

Мой гроб ещё не вырос, не трындите!

Он — хилый саженец, привязанный к шестку.

И потому, вовсю себя лелея,

Стахановским трудом не извожу.

А кучу дел, — да хрен вообще бы с нею! —

На завтра, послезавтра отложу.

Коротко о себе

Вообще я — никудышная жена.

Лишь сто раз на день кофе или чаю

Подам. А так всё время отдыхаю.

Вообще я никудышная жена.

В хозяйстве я не занята ничуть.

Ну, борщ сварю, гуляш сварганю с гречкой.

И вовсе не ночую я «под печкой»,

Ведь я ж совсем не занята! Ничуть!

А всё бельё стирается само!

Я, в общем, не присутствую при этом.

Где маникюр? Желанья просто нету,

А так, конечно, сделала б давно.

Гора посуды — тоже ерунда.

Все горы исчезают за минуту,

Когда команду подаю я с пульта.

Руками? Нет, не мою никогда!

Помыть полы и окна — не ко мне!

Они чисты ещё с постройки дома!

Ведь мне — «лав стори» сто четыре тома.

А окна и полы — нет, не ко мне!

Погладить? Я не знаю, где утюг.

И пылесос как выглядит — не знаю!

Я глянцевый журнальчик полистаю,

Что если распродажа где-то вдруг?!

Воспитывать детей? Какая чушь!

Работа? Вот уж тяжкая повинность!

Мне встать с дивана — худшая провинность!

А дети — боже мой, какая чушь!

Но есть во мне «изюминка» одна:

За все свои никчёмные таланты

Я не прошу ни шубу, ни брильянты.

 … — Короче, никудышная жена!

Счастье

Мы будем вместе долгие года,

Ведь мы друг другу самые родные,

Неважно молодые ли, седые…

— И ты однажды вспомнишь, как-

                                                             тогда…

И соберёшь под яблоней в саду

Больших детей, уверенных и умных,

И внуков, непоседливых и шумных.

— Совсем неважно мне, в каком году.

И мяч футбольный полетит в кусты,

И детский табор понесётся следом.

— Представь, мы будем бабушкой и

                                                      дедом

Среди вот этой звонкой суеты!

И любящие взгляды наших глаз

Потянутся волнующе и сладко.

И целоваться будем мы украдкой

Всё так же, как в далёкий первый раз.

И всем узнать захочется секрет

Такого упоения друг другом,

Каким оно обязано заслугам,

И чем живёт любовь так много лет?

— И прошлого отступит злая мгла! —

 …Ты сядешь на скрипучие ступени,

Внучат к себе пристроишь на колени,

И скажешь им — Она меня ждала!..

***

С электронной сигаретой,

Телефоном и газетой

Мама прячется в клозете

От родных своих детей.

Потому что спозаранку

Маме нервы наизнанку

Выворачивает взрывом

Занимательных идей.

Руки мамины трясутся,

Уронила мама блюдце.

И не слышат дети маму,

На лице у них бетон.

Мама моет, убирает,

Вытирает и стирает,

И работы бесконечной

Не закончится вагон.

С электронной сигаретой,

Телефоном и газетой

Мама прячется в клозете,

Запираясь на замок.

Пять минуток есть у мамы

На релакс и инстаграмы, —

Пусть единственный, но всё же

От психушки оберёг!

***

Женщина, которую не хочешь,

Вытирает пыль, читает ночью

И гордится дочкой вашей общей

В городке на берегу реки.

У тебя финансы и столица,

И вокруг поинтересней лица,

Той, далёкой, с ними не сравниться, —

Так непритязательно легки!

У неё глаза под цвет полыни, —

Той, уже забытой, половины,

Что под стать языческой богине

Распускает косы на песке.

У тебя ларьки и сигареты,

Твои нимфы пьяны и раздеты.

И встают высотками рассветы,

Залпами в пустеющем виске!

Женщина, к которой ты не едешь,

Больше всех немыслимых возмездий, —

Правота у маленьких трагедий,

Что за шторой в детской, на окне.

У тебя — всё вроде бы.., но только

Захлебнулось сердце в долгой гонке,

И тревожит вечерами ломка

Всё по ней, по женщине — весне…

***

Так безъязык и тяжек мой недуг,

Так крошится душа кусочком мела.

Благослови кольцом волшебных рук

Бессонницей измученное тело.

Пусть будет ночь! А дальше — не хочу.

Позволь быть тьме безбрежной и горячей.

Я изменю и клятве и мечу,

Я изменю и солнцу, и удаче

Для рук твоих, которые не лгут!

Бескрылый ангел, в карты проигравший,

К тебе на грудь — божественный приют-

Уронит лоб, безумный и уставший.

И, может, ты не дашь меня отнять

С приходом дня, таким необратимым!

Прости меня, я так хочу опять

К твоим рукам, далеким и любимым…

***

Офис и танцы.

Развод и кровать.

С каждым нюансом

Меняется стать.

Новое платье

И новый знакомый —

Повод для радости

Очень весомый.

И расправляются

Плечи и нимбы,

Если мы счастливы,

Если — любимы.

Так горделиво

И ярко несётся

В женской осанке

Довольное солнце.

Плещется ласка,

Тепло и забота,

Если с любовью

Их кутает кто-то.

Или печально,

Что наоборот

Давит на плечи

Усталости гнёт.

И в зеркалах

Отраженья бледнеют-

Женские плечи

Тихонько тускнеют.

Плакать, вздыхать,

Искушать и гореть —

Так они жизни

Несут круговерть.

***

Бывают дни — сплошная маета!

И я, конечно, девочка не пай.

Но раз тобой всецело принята,

Мою хандру за дурость не считай.

Да! Мне сейчас бы танки на Берлин!

Сжигать дотла чужие города!

Но я устала — номером один,

И всё решать хочу я не всегда.

Уже заела дома карусель,

И выхлебала душу мне до дна.

Я спать ложусь в безликую постель —

Безликая и мама, и жена.

Бывают дни, что лучше бы — расстрел!

Поскольку я на митинги — талант,

И раз уж бунт, действительно, назрел,

Ты по-любому будешь виноват.

А мне всего лишь нужен крепкий чай,

И у плиты не тратить выходной.

И отдых дать болезненным плечам.

И в тишине побыть с самой собой.

Время

Слушай, ты знаешь, Земля ведь неправильно вертится.

Перетасованы дни, разговоры, события.

Мутную воду гоняет колёсиком мельница,

И на вокзалах неточное время прибытия.

Дети растут, и вопросы у них неудобные.

Смотрят безжалостно, — так изучают механику,

Так же стремится и айсберг ночами холодными

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 507