электронная
140
6+
Бесполезный павлин

Бесплатный фрагмент - Бесполезный павлин

Объем:
90 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4496-7044-1

Дорогие ребята! Сказки из этого сборника не совсем обычные. Многих героев этих сказок вы знаете или вам предстоит непременно встретиться с ними в недалёком будущем. Некоторым из них надо научиться противостоять, а у некоторых, напротив, можно поучиться доброте и находчивости, с которыми они выручают других из сложных ситуаций. Пусть эти герои встретятся вам на жизненном пути и станут вашими верными друзьями!

О НАБОЖНОМ ПОГОНЩИКЕ ОСЛОВ

(индийская сказка)

Жил да был в одном селе молодой погонщик ослов, и был он таким набожным, что с утра до вечера то молился, то выполнял различные обряды, то беседовал со жрецами. Работали же за него жена и престарелые родители. И вот как-то не выдержала жена и говорит: «Ты вот целый день ничего не делаешь, а меня заставляешь и с детьми водиться, и в доме работать, и ослов твоих погонять — усовестись же, наконец, и раздели мои хлопоты!»

— Ничего ты не понимаешь, глупая женщина, — рассердился муж, — я занят благочестивыми размышлениями и молитвами, а ты пристаешь ко мне с какими-то ослами. Неужели тебе трудно заработать мне на хлеб? Я веду жизнь аскета: мне надо только обедать три раза в день, носить какую-нибудь одежду и иметь деньги, чтобы путешествовать по святым местам и приносить в храм подарки. Я же не требую от тебя, чтобы ты покупала мне богатые одежды или золотые украшения. Так вот иди, женщина, и не отвлекай меня больше пустыми разговорами!

— Что ты такое говоришь! — возмутилась жена. — Чтобы кормить тебя три раза в день, одевать тебя и давать тебе деньги, все твои родственники работают даже ночью!

— Ах вы так? — закатил глаза лодырь. — Тогда я уйду в монастырь и стану навечно монахом. Там никто не помешает мне молиться и совершать обряды столько, сколько я захочу.

Испугалась женщина, что муж бросит её и уйдет в монахи, и согласилась работать без отдыха, лишь бы он этого не делал. Тем временем отец молодого погонщика занемог и отправился в храм к главному жрецу, чтобы просить его о помощи.

— О справедливейший, — взмолился отец, — помоги мне вернуть сына домой, а то совсем он перестал работать — всё сидит у вас в храме с утра до вечера. Пожалей нас со старухой — сил уже нет работать весь день в поле. Вот занемог я — вдруг помру: неужто придется моей старухе одной пахать на бездельника?

А жрецу между тем выгодно было, чтобы погонщик сидел в храме и подавал всем прочим пример набожности, дабы тоже приходили и несли в храм богатые подарки.

— Ах ты нечестивец! — завопил жрец. — Ты не даешь праведному человеку жить в благочестии! Не стану я помогать тебе в этом.

Ничего не поделаешь, — пошел старик со слезами домой, чтобы рассказать, какая беда его постигла. Случилось в тех местах жить одному смышленому крестьянину, который пожалел старика и придумал хитроумный план, как заставить лодыря работать. Взял он ночью лопату и вырыл подземный ход от своего дома до того места, где стояла статуя божества, а статуя, между тем, была внутри абсолютно пустая, и когда крестьянин говорил что-нибудь из своего укрытия, казалось, что это говорит само божество.

Через несколько дней наступил великий праздник, и весь народ пошел в храм, чтобы почтить богов всяческими подношениями. Набожный лодырь, как всегда, был впереди всех, простёршись ниц перед статуей главного божества с корзиной пирожков, которые напекла его заботливая жена. Вдруг как будто из самого чрева божества раздался громоподобный голос: «Встань, о погонщик ослов! Я доволен твоим благочестием. Хватит молитв, поездок по святым местам и всевозможных подношений. Этим ты занимался более, чем все остальные. Теперь я хочу, чтобы ты доказал мне свою преданность прилежным трудом и заботой о родственниках».

— Избавь меня от этого, о великий! — возопил погонщик ослов. — Прикажи мне лучше молится за грехи моих родственников, соседей или даже всей нашей деревни вместе взятой.

— Что же он такое говорит! — возмутились соседи. — Выходит, у нас столько грехов, что нужно за нас непрестанно молиться? Чем грешна, например, твоя жена? Ей и грешить-то некогда — всё работает с утра до вечера.

Набожный лодырь, как всегда, был впереди всех, простёршись ниц перед статуей главного божества

— Но я предаюсь благочестивым размышлениям! — закричал погонщик ослов.

— Знаю, — вмешалось божество, — мне ведомы все мысли людей, — ты думаешь всегда об одном и том же, и одни и те же мысли у тебя повторяются без конца каждый день. Размышлял бы ты обо мне один раз в день, а всё остальное время уделял бы работе.

— Но ведь погонять ослов — это так низменно для меня! — не унимался погонщик.

— Ну хорошо, — смягчилось божество, — если тебе не нравится быть погонщиком ослов, то никто не запрещает тебе стать учёным жрецом или монахом, но ведь ты не утруждаешь себя изучением священных книг и прочих премудростей. Вместо этого ты думаешь без конца одно и то же и надоедаешь мне этим, ибо я должен тебя слушать. Если бы ты хотел, ты бы мог выучиться и стать художником, писцом, врачом или музыкантом, но что ты умеешь делать? Лишь погонять ослов! Не гневи меня — ступай и помоги своим родственникам. Мне же хватит твоих молитв по праздникам, а если жрецы будут зазывать тебя в храм в другое время, то я их строго накажу как полагается.

Не осмелился погонщик гневить божество — отправился домой работать, и с тех пор его родственники и односельчане стали в этот день приносить в храм подарки, класть их перед статуей и благодарить её за то, что приструнила лодыря и корыстных жрецов, а хитроумный крестьянин стоял в сторонке и незаметно посмеивался.

О ЮНОШЕ И ОБЕЗЬЯНЕ

(индийская сказка)

Как-то в один город приехал старый человек, известный своей мудростью, и пришли к нему родители несчастливого юноши, чтобы спросить совета.

— О мудрый человек! Если ты действительно так мудр, как о тебе говорят, помоги нам спасти нашего сына!

— Что же случилось с вашим сыном?

— Великая беда, о мудрейший: полюбил он одну девушку и стал за ней ухаживать, а она вышла замуж за другого, и теперь наш сын от огорчения заболел — не ест, не пьет и умирать собрался.

— Согласен я помочь вашему горю, — сказал мудрец, — ведите меня к вашему сыну.

Пришел старец и увидел прекрасного юношу с изящными манерами и мудрыми речами.

— Видать, я недостаточно красив или умен для нее? — вопрошал юноша. — А может быть, я недостаточно богат? Конечно же, в этом всё и дело. Так пусть же я умру, чтобы не страдать от своей глупости и уродства!

— Погоди умирать, — сказал старец, — я помогу твоему горю и научу тебя нравиться девушкам. Кроме того, если ты выполнишь всё, что я скажу, то поймёшь, что вовсе не уродлив и глуп, как тебе кажется.

— Пусть будет так, — согласился юноша, — что же я должен делать?

— Сначала ты должен будешь пойти в лес и понравиться там какой-нибудь обезьяне. Как бы обезьяна ни была умна и красива, всё равно она во много раз глупее и уродливее тебя, а уж о твоём богатстве она точно не будет думать. Выполнишь это лёгкое задание, тогда скажу, что тебе дальше делать.

Нацепила обезьяна украшения и давай собой любоваться

Отправился юноша в лес, видит — сидит на дереве обезьяна и рожи строит. «Вот уж такой-то я точно понравлюсь», — подумал юноша, и стал угощать обезьяну фруктами. Подошла обезьяна поближе, а юноша ей подарки даёт — украшения и зеркальце, чтобы смотреться. Нацепила обезьяна украшения и давай собой любоваться, в зеркало гримасы корчить. Видит юноша, что обезьяне всё нравится, начал он ей песни петь своим чудесным голосом. Разомлела обезьяна от таких звуков и даже погладить себя дала.

«Ну, — думает юноша, — справился я с первым заданием», как вдруг появился старец с клеткой в руке, а в ней самец обезьяны. Открыл старик клетку и выпустил хвостатого зверька. Увидел тот обезьяну и запел своим крикливым обезьяньим голосом. Обезьяна от удовольствия с ветки свалилась и висит, на хвосте раскачивается. Окончил он петь, а обезьяна как давай скакать, как давай своё изящество показывать, а как надоело ей, стала своего суженого чесать и блошек на нём выискивать. Сидят обезьяны в обнимку и о людях забыли.

— Вот видишь, — сказал старик, — не удалось тебе понравиться обезьяне, хоть ты и умней, и красивей, и богаче её: предпочла она тебе такого же хвостатого, как она.

— Это и понятно, — засмеялся юноша, — она же обезьяна, и ей должны нравиться такие же обезьяны, а моей красоты она не может рассмотреть и оценить. Чего же мне расстраиваться?

Обезьяна от удовольствия с ветки свалилась и висит, на хвосте раскачивается

— Теперь ты понял, что не в красоте, не в уме и не в богатстве дело? Видишь ли, люди тоже делятся на разные виды, подобно животным. Той женщине, что подобна обезьяне, муж нужен ловкий и весёлый. Той, что подобна слонихе, требуется муж мудрый и степенный. Львице нужен храбрый лев, а маленькой мышке не понять, почему лев — царь зверей, для неё герой — маленький мышонок. Так вот что я тебе посоветую, юноша: определи сам, к какому виду зверей ты относишься, и выбери невесту, которая тебе соответствует, а не какую попало.

Послушался юноша совета мудрого старца и через некоторое время нашёл себе невесту, о какой не мог и мечтать. Зажили супруги счастливо, и говорили люди, что подобны они двум верным лебедям, плавающим всюду вместе.

УМНЬЯНА И ГЛУПЬЯНА

(индийская сказка)

Были у одного царя две дочери — от первой жены, которая умерла, и от второй, на которой он женился позже. Когда девочки подросли, царь велел своей жене пригласить мудреца-астролога, чтобы выяснить, какая из дочерей умнее. Сыновей у царя не было, и он задумал оставить свое царство умнейшей из дочерей, а ту, которая будет красивее, выдать замуж за прекраснейшего из принцев. Царица позвала астролога, и тот, осмотрев все знаки на теле детей, сказал: «О царица! Не знаю, что и сказать! Одинаково умными и красивыми родились обе девочки, и только жизнь рассудит, которая из них превзойдет другую».

Решила схитрить царица и сообщила своему мужу, якобы астролог сказал, что её дочь станет самой умной девушкой во всем царстве, а дочь от первой жены будет самой красивой. Задумала царица сделать так, чтобы её дочери и царство в наследство досталось, и чтобы самый прекрасный из царевичей к ней посватался. Для этого издала она указ, чтобы все слуги и прислужницы говорили её дочери, будто она самая умная, а падчерице — будто она самая красивая. При этом царица приказала учить свою дочь всяческим премудростям и приглашать к ней мудрых людей для бесед. Все слуги обязаны были без конца напоминать дочери царицы, что она должна прилежно учиться, поскольку ей предстоит управлять государством. Кроме того, она велела одевать свою дочь во всё новое и красивое, давать ей лучшие из украшений и умащать её лицо притираниями.

«Вот приедет лучший из царевичей выбирать себе жену, — думала царица, — увидит, что моя дочь и умна, и прекрасна собой, и посватается к ней. Тогда ей достанется и царство её отца, и царство мужа». Падчерицу же царица велела одевать попроще, однако, слуги обязаны были повторять ей изо дня в день, что она красавица. Когда девочка подросла и спросила, почему её одевают хуже, чем сестру, царица ответила:

— Тебе же известно, что ты самая красивая. Зачем тебе роскошные одежды? Ты ведь и так хороша собой. А если тебя ещё и одевать во всё блестящее, у твоих подданных глаза заболят от такого великолепия.

Выслушала падчерица ответ царицы и не стала спорить, потому что и вправду поверила, что прекраснее её нет никого на свете.

Между тем, царица велела слугам следить, чтобы царевна не переутомляла себя премудростями.

— Зачем тебе, царевна, с мудрецами беседовать? Тебе не об этом надо думать, а о том, чтобы понравиться наилучшему из принцев. Занимайся-ка ты лучше танцами, пением и игрой на музыкальных инструментах.

Не понравилось это царевне. «Неужели я родилась только для того, чтобы выйти замуж? Не хочу я заниматься только пением и танцами. Да и к чему мне стараться понравиться какому-то царевичу, если я прекраснее всех? Я и так ему понравлюсь. Лучше буду заниматься разными премудростями». Так подумала царевна и решила в присутствии царицы танцевать, украшать себя и упражняться в искусстве нравиться, а только она уходила, садилась за учёные книги и беседовала с мудрецами. Вскоре прознали о том в народе и стали называть царевну Умньяной.

Дочь царицы же должна была каждый день учиться премудростям. К ней были приставлены слуги, которые изо дня в день повторяли: «О мудрейшая царевна, мудрость твоя не знает границ! Нет никого, кто бы мог сравниться с тобой в глубине познаний!»

Родная дочь царицы делала вид, что прилежно занимается, но как только мать покидала её покои, убирала подальше книги и отсылала от себя мудрых людей. «Зачем мне эти занятия, если я и так умнее всех? Гораздо важнее мне стать красивой, чтобы понравиться лучшему из царевичей, не то он посватается к моей сестре, которую все признают прекраснейшей в нашем царстве». Так рассуждала вторая дочь царя.

Как только мудрецы удалялись от неё, она доставала свои лучшие наряды и украшения, одевалась и выходила на крышу, где занималась искусством танцев и прекрасных телодвижений. «Самое главное — это всем нравиться», — думала любимая дочь царицы, и при каждом удобном случае пыталась соблазнить какого-нибудь юношу, который проезжал мимо дворца. В народе скоро узнали, что царевна пренебрегает учеными занятиями, и прозвали её Глупьяной.

Как-то дошел до царевен слух, что скоро приедет в эту страну прекрасный принц по имени Вишудха. Глупьяна заказала себе лучшие из украшений, а Умньяна подумала: «Вот еще, буду я беспокоиться о каком-то принце! Зачем при моей красоте такие старания?» — и продолжала ученые занятия. Между тем Вишудха, приехав в город, решил, прежде чем свататься к одной из царевен, увидеть обеих. Сначала отправился Вишудха в сад, который принадлежал Глупьяне. Спрятался он за деревьями и начал ждать, когда покажется царевна. Через некоторое время увидел он на крыше прекрасную деву, которая плясала и принимала изящные позы. На ней были одежды из красного атласа и украшения, что блестели на солнце, как маленькие звезды. Пленился Вишудха её красотой и решил посвататься Глупьяне. Вдруг на плечо ему сел попугай и начал женским голосом говорить разные глупости. Принёс Вишудха попугая своим слугам и сказал: «Узнайте немедленно, чьим голосом говорит эта птица». Разузнали слуги и донесли ему, что это голос Глупьяны. Решил тогда Вишудха посмотреть на другую царевну, о мудрости которой был наслышан. И отправился царевич в сад, принадлежавший Умньяне.

Любимая няня Умньяны рассказала ей о том, что в город приехал прекраснейший из царевичей, и начала сокрушаться:

— Что же делать, царевна, как тебе понравиться лучшему из царевичей, ведь нет у тебя ни одежд дорогих, ни прекрасных драгоценностей, как у твоей сестры?

— Не печалься, я знаю, что делать, но сначала я хочу проверить, действительно ли так прекрасен царевич, как о нём говорят.

Мудрая царевна приказала служанкам каждое утро обрызгивать водой листья в своем саду так, чтобы они блестели, как зеркало, и выходила на прогулку. Когда Вишудха вошел в сад царевны и спрятался за деревьями, Умньяна сразу увидела его отражение в каплях воды и влюбилась с первого взгляда.

Посмотрел Вишудха на Умньяну и подумал: «Мудра эта дева, но не так прекрасна, как сестра её». Тут Умньяна скинула с себя свои бедные одежды и отправилась к озеру, чтобы искупаться. Словно светом ослепило Вишудху, так прекрасна была царевна. Кожа её светилась словно золотом, как драгоценные камни сияли её глаза. Только когда скрылась царевна в водах своего озера, пришел в себя Вишудха и решил, что прекраснее Умньяны нет дев в этом царстве.

Пришел Вишудха во дворец и сказал царю:

— О царь, пришел я, чтобы посвататься к умнейшей и прекраснейшей из твоих дочерей.

Обрадовался царь и ответил Вишудхе:

— Приведу я свою дочь и, если согласна она стать твоей женой, то пусть так и будет.

Царица, узнав, что Вишудха посватался к умнейшей из царевен, решила, что речь идет о ее дочери. Увидел Вишудха Глупьяну и сказал:

— Произошла ошибка. Я имел в виду другую царевну.

Когда явилась Умньяна в простых одеждах, царица сказала Вишудхе: посмотри внимательно, царевич, а не ошибся ли ты?

— Не ошибся. Это и есть самая красивая и мудрая девушка.

Удивилась царица, да делать нечего, и сказала царевичу:

— Что ж, бери в жены, кого выбрал, но только с одним условием: в день вашей свадьбы моя вторая дочь тоже должна выйти замуж за какого-нибудь прекрасного царевича.

— Знай, царица, — ответил ей Вишудха, — что со мной приехал брат, который умён и красив, и если он понравится Глупьяне, то с удовольствием женится на ней.

Посмотрела Глупьяна на брата царевича и подумала: «Зачем мне нужен умный муж? Я и сама умнее всякого, так что наверняка смогу управлять государством без его помощи и без помощи мудрецов, ведь если муж будет умным, то станет мешать мне своими советами. А то, что он красивый, тоже плохо: я-то ведь не самая красивая, и он будет смотреть на других женщин. Глядишь, ещё возгордится своей красотой и будет меня попрекать». Подумала так Глупьяна и отказалась выйти замуж за брата Вишудхи. Тем временем приехал еще один царевич по имени Дурадха и посватался к Глупьяне. Был он некрасив и не славился мудростью. Увидела его Глупьяна и решила, что лучше мужа ей не сыскать: «Раз некрасив, значит, другие женщины не будут обращать на него внимания. Этого мне и нужно. А поскольку глуп, можно будет управлять царством самой и делать всё, что хочется».

Сыграли свадьбу Вишудхи с Умньяной и Дурадхи с Глупьяной. Перед тем, как расстаться со своими дочерьми, царь подарил каждой из них по волшебному браслету.

— Храните каждая свой браслет, — сказал царь, — ибо это подарок самого бога-слона Ганеши на случай, если кто-либо из вас окажется в опасности. Каждым из браслетов можно воспользоваться только один раз, и дает он власть над священным слоном Пумпой.

Разъехались царевны каждая в свое царство. Вскоре Глупьяна загрустила, потому что Дурадха не разрешал ей показываться на людях и танцевать перед гостями, так как боялся, что Глупьяна понравится какому-нибудь юноше, более красивому, чем он. Кроме того, Дурадха сам без конца любезничал с жёнами своих вельмож, потому что тоже хотел быть красивым, как Глупьяна, и всем нравиться. Несчастная Глупьяна сидела в своем дворце и скучала, поскольку не знала, чем себя занять.

— Возьми почитай ученую книгу или поговори с мудрецами, — советовал ей Дурадха.

— Не хочу! Я желаю петь и танцевать, чтобы все говорили, как я прекрасна.

— Да сколько же можно? Я и так тебе каждый день говорю, что ты красива.

— Этого мне мало: пусть и другие говорят, а то вдруг ты меня обманываешь!

— Нет, не пущу тебя к гостям! — сердился Дурадха.

Вишудха же с Умньяной жили хорошо и пребывали в блаженстве. Умньяна почти всё время проводила в ученых занятиях и заботах о детях, потому что считала себя недостаточно умной. Когда приезжали гости или иностранные послы, Вишудха никогда не запрещал Умньяне танцевать перед ними и не боялся, что Умньяну похитит какой-нибудь другой мужчина, так как знал, что он красив и Умньяна его любит. Вишудха нравился всем женщинам, и они часто повторяли ему, что он красив, но Вишудха и сам знал об этом и не обращал внимания на чужих жён, все свое время уделяя заботам о государстве.

Только когда скрылась царевна в водах своего озера, пришел в себя Вишудха и решил, что прекраснее Умньяны нет дев в этом царстве

Сначала Умньяна и Глупьяна со своими мужьями жили спокойно и счастливо, но потом их царства решили захватить ракшасы. И задумал их царь большую хитрость. Выбрал он самых красивых ракшасов, велел им нарядиться в лучшие одежды и отправил их к Умньяне и Глупьяне под видом послов. Сначала явились ракшасы во дворец Глупьяны и Дурадхи и подарили им богатые подарки, назвавшись послами другого царства. После этого женщина-ракшас начала соблазнять Дурадху льстивыми речами. Заслушался Дурадха о том, какой он красивый, и оставил свою жену Глупьяну наедине с ракшасом. А Глупьяне того и надо было. Увидела она, что приехал молодой посол, и стала завлекать его искусными танцами. Начал ракшас притворно восхищаться и говорить:

— Зачем тебе такой неумный и некрасивый муж? Выходи лучше за меня, и уедем в мою страну.

Тут к Глупьяне подошел её маленький сын и сказал:

— Не слушай, мама, его льстивых речей. Сдается мне, что не желает нам добра этот человек.

— Что ты говоришь, сынок! Ты слишком мал, чтобы давать советы своей матери, которая гораздо умнее тебя. Выйди отсюда и не мешай мне вести беседу.

— Не верь ему, мама! Сдается мне, это переодетый ракшас!

— Позволь, царица, мои слуги уведут его, — сказал ракшас, — и он не будет мешать нам. Вошли стоявшие за дверью ракшасы и увели мальчика. Едва они вышли, как посадили его в мешок и понесли из дворца. Тут хитрый ракшас сделал вид, будто обнимает Глупьяну, а сам незаметно снял с неё волшебный браслет, который дал ей отец. Едва ракшас вывел Глупьяну из дворца, как достал браслет и воскликнул:

— О священный слон Пумпа! Явись ко мне!

Тут же раздался страшный рев, и появился Пумпа, от движения ног которого поднимался грохот и тряслась земля. Ракшас уселся на него и посадил Глупьяну.

— Стой! — закричала Глупьяна. — А мой сын?

— Не видать тебе больше твоего сына! Его съедят ракшасы, и у Дурадхи не будет наследника!

Горько заплакала Глупьяна, да разве слезами делу поможешь? Добравшись до своего царства, красивый ракшас доложил царю:

— Выполнил я, царь, твое поручение. Вот царица с сыном, вот священный слон Пумпа, а Дурадха сейчас сидит в своих покоях с женщиной и ничего не знает об этом. Обрадовался царь ракшасов и велел своему войску идти на царство Дурадхи.

Тем временем второй ракшас отправился соблазнять Умньяну.

— О как прекрасна ты, несравненная и совершенная Умньяна!

— Оставьте похвалы, — отвечала Умньяна, — я и сама знаю о своей красоте.

— О Умньяна, до чего же ты умна! Мудрость твоя превосходит ум всех мудрецов твоего царства, царства Дурадхи, царства твоего отца, а также — страшно сказать — царства ракшасов вместе взятых.

«Странно, — подумала Умньяна, — как может мой ум превосходить умы всех мудрецов? По-моему, он меня зачем-то обманывает».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.