электронная
36
печатная A5
281
18+
Бесплатный секс

Бесплатный фрагмент - Бесплатный секс

Второй сборник рассказов

Объем:
114 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-2873-6
электронная
от 36
печатная A5
от 281

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Цепная реакция

На маленькой автостанции маленького районного городка стоял старый небольшой автобус. Он должен был развести людей по районным селам, закончив свой маршрут в самом отдаленном и самом маленьком селе района. Автобус ходил строго по расписанию и не часто. Автобус уже бы и уехал, но задние двери не закрывались, было воскресенье и народу было много:


— Ой! Ну, как тут не орать: этот козел наступил мне своим сапожищем на ногу!


— Это я козел? Сама ты коза дранная! На ногу ей наступил — я что, нарочно что ли? Это меня толкнули сзади!


— Да, я толкнула, но и меня до сих пор подпирают — не продохнуть! Ой, мужчина, ну что же вы мне сзади плечом юбку задираете, оставьте в покое мою юбку, уже стойте на нижней ступеньке, разденете полностью — я на это не рассчитывала!


— Размечталась! Мне лично до вашей юбки дела нет — я с женой, а вот ведро мое вы своей юбкой зацепили, не дрыгайтесь, стойте спокойно — я крючок ведерный от юбки отцеплю, мотает подолом, как веником, а потом еще и жалуется, да, стой, я говорю, спокойно, а то порвешь свою юбку об ведро, а потом меня же и обвинять будешь.


— Ну, нахал, скалится еще, отдай юбку!


— Ты это что к бабе пристаешь, кобель проклятый? И в автобусе тебе неймется, бабник ты паскудный? А ты тоже заткнись и не кудахтай, курица недоношенная! Разоралась на весь автобус: раздевают ее. Мой мужик к тебе даже не прикоснулся, плющит тебя от нужды, видать, что в автобусе к мужикам пристаешь. Юбку ей, дескать, снимают, поди за задницу ущипнул, что визжишь от радости? — он может, кобель потому что!


— О, Господи! Что вы такое мне говорите? Кто дал вам право меня так оскорблять? Это ваш муж? Кобель, говорите? А причем же здесь я? Он мою юбку сейчас рвет своим ведром проклятым, а тут вы мне еще нервы рвете! Что же это такое, люди добрые?


Задняя площадка загудела, мнения разделились. Передняя дверь автобуса уже была закрыта, а задняя не поддавалась — в ней торчало еще по меньшей мере три человека, которых очень раздражала эта перепалка, но отказаться от желания попасть в автобус они не хотели и напирали…


Не выдержал длительной посадки водитель. Видя, что торчащие в дверях не реагируют на его просьбу подождать следующего автобуса (и понятно… следующий будет лишь через два часа), он с чувством огромного негатива вылез из автобуса, подошел к задней двери и начал давить на последних, застрявших в дверях, с силой и словами, обращаясь ко всем:

— Люди, ну, пройдите же вы чуть-чуть вперед без базара — все ведь хотят

ехать, дверь надо закрыть! —

Вдруг сзади водителя откуда-то появился запыхавшийся, чуть припоздавший, но настроенный уехать именно этим автобусом, пассажир — он был здоров, силен и настроен! Одним махом он даванул на водителя, спрессовал всех передних (автобус охнул) и удачно влез сам — дверь автоматом захлопнулась!


— Все! Вот так! Граждане дорогие, потерпите, в тесноте да не в обиде, всем ехать надо, родненькие вы мои! Порядок! Шеф, поехали! — крикнул он, довольный собой, кому?, видимо, водителю.


— е…, — на выдохе шепотом произнес водитель, спрессованный здоровяком и тем последним пассажиром, которого он сам заталкивал в свой автобус.


Граждане после закрытия задней двери оживились, ожидая начала движения автобуса. Прения прекратились под воздействием позитива и закрытия двери.

О том, что водитель находится в автобусе и зажат между последним и предпоследним пассажиром знали немногие, а точнее только те, кто знал его в лицо и кто следил за его действиями, а поэтому какое-то время была пауза, а затем общее нарастающее негодование стало набирать скорость лайнера:


— Почему не трогаемся?


— Водила, что, уснул что ли?


— Ну, безобразие, то двери никак не закрываются, то теперь водитель куда-то ушел…


— Граждане, да он на задней площадке…


— А че он там делает?


— А его тут втолкнул товарищ последний, он думал, что это пассажир..

Водитель ругался, с трудом продвигался вперед, приговаривая:

— Пропустите, пропустите меня, блин, иначе долго еще не поедем! Черт возьми, водитель я, в кабину мне надо, пропустите же!

Когда до всех пассажиров дошло, как и почему водитель оказался в салоне — все хохотали, проталкивая «Шефа» к рабочему месту.

Кто-то кому-то наступал на ноги, кто-то вынужден был падать на сидящих, чтобы освободить путь для водителя, но все это уже никого не раздражало — всех объединяла позитивная цепь-смех и общая цель — водрузить водителя на его рабочее место.


Автобус, наконец-то, тронулся и весело покатил по сельским дорогам.

Все были довольны, веселы и счастливы!

Бесплатный секс

Мой сын собирается в первую командировку в столицу нашей Родины. Я вижу — он возбужден, у него отличное настроение. Стрижка, костюм, парфюм, дорожная модная сумка. Гостиница заказана, билет на самолет в руках. Молодой, красивый, умный, коммуникабельный и неженатый. Я пытаюсь вложить в его голову несколько советов:


— Сынок, будь внимательным, не разивай рот, осторожнее с деньгами и документами…


— Мама, меня встретит машина, и передвигаться без машины мне, надеюсь, придется немного…


— Ну, все же. А теперь, сын, я хочу сказать тебе кое-что интимное, можно?


В глазах моего мальчика появился живой интерес:

— Ну, давай, это интересно!


— Знаешь, когда ты будешь жить в гостинице, то наверняка там увидишь девушек, которые зарабатывают себе на жизнь «любовью», и называются они проститутками…


— Мам, ты мне рассказываешь так, как будто я только сегодня родился…


— Нет, ты послушай, пожалуйста, будь осторожен, у тебя нет опыта общения с этим контингентом, а здесь, дорогой мой, можно и быть обворованным, и получить награду в виде какой-нибудь инфекции, если не соблюсти правила гигиены и защиты, ты меня понимаешь? С твоей любознательностью я не борюсь и не уговариваю тебя не связываться с горничными и проститутками, а иногда бывает и то и другое в одном лице, — я прошу тебя взять с собой презервативы.

Я достаю из аптечки несколько штук и протягиваю ему…


Неделя пролетела незаметно. Командировка для моего сына прошла удачно: результат его работы понравился и его начальству и ему самому. Через некоторое время он мне говорит:

— Мам, мне надо с тобой поговорить наедине!


— Давай поговорим. Что-то случилось? — спросила я.


Вижу, мой сын потупил взгляд виновато и стеснительно, как-то сразу я догадалась, что речь пойдет о его пребывании в командировке, и я не ошиблась.


— Мам, у нас есть в аптечке что-нибудь от вшей? Ну, не на голове, а там, ниже…


— Ага, значит-таки, меня не послушал? Кто тебя этим наградил?


— Знаешь, я когда приехал, в номер шел, то в коридоре горничную заметил, такая симпатичная девочка, а главное, что она мне улыбнулась так кокетливо. А ночью — звонок в номер: тра-та-та, тру-ля-ля, это была она — разные там предложения. Я спрашиваю ее: «за деньги?» Она отвечает, что без денег сейчас папа маму не целует. Я с ней долго разговаривал, очень мне хотелось ей понравиться без денег, ну и через пару дней своего добился, да так обрадовался, что забыл про то, что ты мне говорила.


— Влюбился что ли?


— Да нет, просто накопилось эмоций, ну, да и она прикольная такая!…


— Да, сын, правду говорят, что надо все ошибки через себя пропустить, значит так, у меня в аптеке ничего нет для этого случая, но я тебе подскажу, что можно сделать, чтобы одним махом избавиться от лобковых вшей, так они называются. Да, больше-то никаких отклонений у тебя нет, ну, ты понимаешь, о чем я спрашиваю?


— Нет, мам, в остальном все нормально. Ну, говори скорее, что надо сделать?


Я понимала, что этот способ избавления немного жесток и используется там, где нет аптек и цивилизации, но мне хотелось, чтобы впредь мой сын помнил об этом и держал свои инстинкты под контролем:


— Ты сейчас иди в ванную, возьми бритву и сбрей все волосы внизу тщательно, затем промой дустовым мылом — оно у нас есть, затем протри спиртом хорошо, и все!


— Вот, блин, работы-то сколько, но гарантия, что я избавлюсь от этого — 100%?


— Да, избавишься на все 100.


Наверное, все это было достаточно трудно сделать, поскольку сын мой занимал ванную комнату больше часа, а самое неприятное для него было потом: волосы росли, кололись, раздражали, на дворе было жаркое лето. В общем, период, который закрепил в нем урок о том, чего не надо делать в этой жизни прошел довольно болезненно.

Прошло время. Как-то я порезала палец на кухне и попросила сына принести мне пластырь. Сын искал в аптечке пластырь для меня и наткнулся на цинковую мазь (от вшей), принес ее на кухню и спросил:

— Мам, а это что?


— Это, сынок, мазь для избавления от вшей, — ответила я.


— Так, ведь это бы помогло мне избавиться от них?


— Да, помогло бы…


— Я не понял, это ты купила недавно или это у нас было давно в аптечке?


— Это, сынок, уже давно лежит в аптечке, ты же знаешь, для меня аптечка, как библиотека, она должна быть по возможности полной по ассортименту для помощи во всех случаях жизни.


— Так, почему же ты мне не дала эту мазь тогда?


— Э, дорогой мой, если бы ты воспользовался таким простым, легким и безболезненным способом для избавления от вшей, то в очередной раз, опять бы нарушил правила, о которых я тебе рассказывала. Не сердись на меня, родной мой, это я сделала только тебе во благо!


— Ну, ты, мама, даешь! — сын обиделся и даже пару дней со мной пытался не разговаривать, но его разум и мои пирожки сделали свое дело.


Позже, я не раз слышала, как он с юмором рассказывал друзьям о своем первом опыте отношений с девушками легкого поведения столицы и о моем «Наказании», все смеялись, а я вспоминала, как я сама переживала с ним этот период, но ни разу не испытала сомнений в правильности моего педагогического эксперимента.

Хочу жениться

Мы с сыном — добрые друзья. Каждый из нас имеет какие-то секреты друг от друга и это нормально, ведь у каждого человека должно быть свое пространство интимное, сундучок с замочком, куда никто и ни-ни!


Вы спрашиваете, как мне удалось сохранить дружеские отношения с сыном? Да, это легко, если запереть свои амбиции и себя, как мать, в клетку и заставить молчать. Научиться только слушать, слушать и еще раз слушать.

Сыну 24 года, он уже получил образование, у него куча интересов, он мечется в поисках своего места, где он бы мог сделать карьеру, но пока эти поиски не увенчались успехом. У него принцип: все в этой жизни надо попробовать своими руками, чтобы позже с уверенностью сказать, что ты это знаешь и умеешь.

Я уважаю его мнение — у каждого свой путь — это его путь познания и утверждения, хотя мое мнение отличается от его, но давить и ломать его — нет смысла.

Другой разговор — женитьба. Он созрел жениться! Созрел?

Милая девушка из хорошей семьи такого же социального уровня, как наш (а это очень важно) уже два года неразлучна с моим сыном. Они, конечно, интимно близки и живут везде, где представится случай: у нас дома неделями не расстаются, у родителей девушки, где к их союзу уже привыкли и смотрят на моего сына, как на потенциального зятя, у дедушки с бабушкой в деревне за городом. В общем, статус у них: жених и невеста!


— Сынок, что-нибудь случилось? У вас все в порядке? У вас там не проявляется появление незапланированных деток? — спрашиваю я сына, заглядывая в его очень серьезные глаза.


— Нет, мам, незапланированных детей у нас не будет. Просто, я понял, что я хочу жениться, что я хочу именно Катю в жены и в матери моих детей. Хочу, чтобы она была постоянно рядом.


— А кем ты хочешь быть при этом? — глупый вопрос я задаю от неожиданности.


— Пока только мужем, позже отцом для детей, зятем хочу быть — у нее отличные родители, они мне очень нравятся и ко мне они хорошо относятся.


— Сынок! Любовь — это отдача! Вот сейчас, пока вы не женаты, ты отдаешь своей любимой свою нежность, заботу, ты готов за нее постоять и защитить физически и уже доказал это не однажды, но это все легко делать сейчас, пока вы не женаты. А женитьба — это не только свадьба, это, сын мой, добровольный прием большого груза себе на грудь или шею — груз огромной мужской ответственности за свою семью и перечень обязанностей, среди которых есть самая главная: ты должен обеспечить свою семью жильем и материальными благами. Разве ты готов к этому?


— Мама, сейчас это не актуально, можно жить у родителей, зарабатывать вдвоем, домашние дела тоже не делить на женские и мужские, я все умею и никакой работой домашней не побрезгую, вы же с отцом тоже все почти делаете вместе? — он все это говорит с полной уверенностью в своей правоте.


— Нет, дорогой мой, не актуально это было там, в 20-ом веке, на заре молодости наших отцов и матерей. Вот они, в основном, начинали семейную жизнь в общежитиях, в коммуналках — это было совсем другое время.

Сейчас тебя оценивают не по возрасту и красоте, уму и талантам, а по тому, чего ты в этой жизни достиг материально, как ты сумел использовать для материального блага свое образование, свои таланты. Родителям девушки хочется отдать свою дочь в надежные руки уже состоявшегося мужчины, который обеспечит их дочери сытую безбедную жизнь.


— Так, по твоему, если я еще сам не нашел свою колею, не поднялся по служебной лестнице, то мне и жениться рано? А вдруг у меня этот путь к званию «состоявшийся» затянется лет до 40, что тогда? Меня Катюха не дождется, ей сейчас уже женой хочется быть. Я думаю, что самое главное-это заработать на свадьбу, а там дальше все пойдет своим чередом. Более того, у меня будет стимул поторопиться с карьерой, потому что будет ответственность за семью — деньги надо будет зарабатывать…


— Вот, вот, родной мой, деньги зарабатывать надо будет, а это не всегда карьерный рост и чаще даже наоборот. Ты мужем будешь решать о своем месте работы по принципу: сколько платят. Ты разве готов к этому? Разве не ты меня убеждал, что ты будешь работать только там, где тебе интересно, где ты сможешь расти и преувеличивать свой доход. Разницу ощущаешь? Не заметишь, как подменишь свои принципы и, в конечном итоге, станешь просто тупым добытчиком денег. А что потом? — раздражение, неудовлетворенность собой, обида на судьбу, на жену, поскольку она ближе, и многое другое, чего ты еще в жизни не знаешь и не испытывал.


— Ну, а если договориться с женой, что я буду расти именно по своей колее? Пока нет детей, пусть будет меньше денег — так ведь тоже можно?


— Ты знаешь, сынок, если ты хочешь мужчиной вступить в брак, то надо иметь мужское достоинство, а оно как раз и отвечает за обеспечение семьи. Ты подумай и проанализируй: твоя Катя уже сейчас имеет большую заработную плату, чем у тебя. Ты собираешься жениться на ней и жить, в основном, на ее деньги? Ты сможешь это спокойно воспринимать? А она сможет тебя ни разу не попрекнуть тем, что ее вклад в семью больше, а ты еще не в своей колее? Ты уверен в ней? Ты сейчас, родной мой, ухаживая за Катей, постоянно стонешь, что тебе еле хватает денег на ваши театры, рестораны, кафе, ночные клубы, подарки, путешествия на юг. Я сочувствую тебе и добровольно отказываюсь от твоих денег, что ты мне каждый месяц со своей зарплаты пытаешься вручить. Таким образом, мы тебе немножко помогаем. Ты питаешься с нами, с родителями, мы одна семья и это правильно. А вот, представь, что еще нужны деньги и на питание и еще много на что, ведь вы будете жить отдельно, потому что с родителями сейчас никто не живет. Мы заработали для тебя, сын, квартиру, чтобы ты мог в эту квартиру привести жену, но все остальное ты должен зарабатывать сам. По-моему, ты еще не готов!


— Да уж, ты меня прямо обломала, мам! Я что-то себя маленьким почувствовал и беспомощным. А дай-ка я подсчитаю, сколько мне надо денег, чтобы семью содержать из двух человек, ты мне скажи, сколько вы за мою квартиру ежемесячно платите, когда там квартиранты живут? Значит, говоришь, мне это надо сначала все для себя подсчитать?


— Подсчитать надо только для того, сынок, чтобы представить, насколько надо быть состоятельным. Вот тут-то и опасность: поставишь целью деньги и потеряешь свою колею сейчас, потому что большие деньги на этом этапе зарабатываются физическим трудом чаще либо интеллектом не твоей любимой специальности. Потеряешь себя, и Катя тебя потеряет, она ведь тебя любит и за твой труд тоже. Мужчины с достоинством женятся намного позже, тогда, когда достигли основной высоты, сделали карьеру, имеют все, по каким признакам сегодня определяют материальный уровень и возможности мужчины. Ты хочешь ускорить время — значит, действуй, двигайся, поднимайся, расширяйся, строй свою лестницу, поднимайся по ней с ускорением, но спеши, не торопясь, чтобы не ошибиться в расчетах и не упасть.


— Вот, как у тебя всегда все сложно, мам! Может поменьше думать надо и доверять чувствам: вот хочу жениться и надо жениться, а то вот, послушаю тебя, буду зарабатывать свое мужское достоинство, а желание жениться на Катюхе пройдет, да и вообще жениться не захочется, как тогда?


— Тогда женишься на другой девушке, которую еще полюбишь, это время покажет, только не надо его торопить и серьезные решения в жизни принимать безответственно тоже накладно для души, а иногда и для тела. Разводов много именно потому, что в загс идут либо с эмоциями, либо с расчетом, а туда надо прихватить и то и другое, а это, образно говоря, дуэт души и ума.

— Скажешь тоже, я вот душой без Катьки не могу жить, а умом иногда фиксирую, что она меня раздражает, когда ругаемся по пустякам — дуэт не получается, но расстаться — даже мысли не было ни разу.


— Ладно, сын, время покажет, только ты думай и не принимай скоропалительных решений, а про нас с папой ты знай: мы всегда тебе поможем, если нужно будет, и я уверена, что у тебя, нашего сына, голова вверху и выше всего остального достояния! А затраты на содержание семьи ты рассчитай, рассчитай, тебе будет это полезно и мне интересно будет, все ли ты усвоил, чему тебя учили. Я не переживаю, дорогой мой, что ты позже передумаешь жениться, потому что ты любишь детей, но еще не хочешь их. А вот психологи утверждают, что мужчины готовы к браку именно тогда, когда уже хотят иметь детей, а хотят они их, когда они чувствуют уверенность в том, что могут обеспечить жизнь ребенку и его маме. Так что, все нормально, не созрел ты еще для женитьбы, а это первые ростки — их надо еще поливать и выращивать.


— Ладно, уговорила, не женюсь, пока не подсчитаю, сколько мне надо и чего, чтобы жениться с мужским достоинством.


— Знаешь, сынок, давай мы еще когда-нибудь поговорим на эту тему, там есть еще кое-что, что мне хотелось бы тебе рассказать по секрету, что очень надо знать еще перед женитьбой, а не после, чтобы не испортить жизнь и себе, и своей подруге, но это потом, когда у тебя будет желание. А сейчас пора идти спать, а то вон отец уже изнервничался, да и Катюша, наверное, не спит, тебя дожидается.


— Спокойной ночи, мама! Ты у меня классная, с кем бы я еще так поговорил?!

— Спокойной ночи, сынок! Ты у меня тоже классный и я горжусь тобой!


Послесловие:

С тех пор много лет прошло: сын женился на Кате, но другой. Свадьбу сыграл себе сам, мы с отцом были там гостями. Квартиру свою он сдает, а живет с семьей в новом доме за городом. Сын много работает, но делает это с радостью, но семья — это для него святое — он слишком долго готовился к этому шагу — жениться! У них с Катюшей двое уже взрослых детей. Вот теперь желание жениться есть у нашего внука, ему 20 лет: на колу мочало, начинай сначала, но уже не я, а мой сын. Он для своего сына — добрый друг, который умеет не только слушать, но и ответственно держать ситуацию под контролем.


Все в жизни надо стараться делать во-время и с дуэтом Души и Ума!

Прощай, разум, до завтра

Первый муж был у меня интересным и веселым товарищем. Сейчас, когда его уже нет в живых, когда с момента долгожданного расставания прошло 30 лет, говорить о нем и его оригинальности в нашей семейной жизни легко и просто, даже весело.

Но когда я с ним жила, а срок — 15 лет — вот тогда мне жизнь веселой не казалась, тогда она была для меня каждый день непредсказуемой, опасной для здоровья, прежде всего для моего.

О нашей с ним жизни можно написать целую книгу в назидание мужьям и женам — это было бы очень интересно. Но сейчас я расскажу только один случай, который мне часто вспоминается, когда я вспоминаю его самого, моего первого мужа, отца моих детей, царство ему небесное! Он хоть и умер раньше меня, но он так торопился жить и стремился все в этой жизни испытать и попробовать в нетрезвом состоянии, а это состояние было для него с каждым годом все привычнее и стабильнее. Он был алкоголик. Конечно, когда мы с ним дружили, я совершенно ничего не знала об алкоголизме, не считала его склонным к этой болезни, хотя его ритм фуршетов не выносила физически: у него уже тогда все события сопровождались «обмыванием», будь то сессия или провал экзамена в институте или конец недели. Он был холерик по психологическому типу, в здравом состоянии с ним уже было иногда трудно общаться, а когда он был пьян, то он был еще и непредсказуем в своей агрессии. Вот правильно говорят: хочешь узнать, каков человек — напои его и все его содержимое увидишь во всей красе!

Мой муж после вливания дозы алкоголя искал объект, живой, над которым можно поизголяться, ну, может, не обязательно «морду» набить (у нас все-таки высшее образование), но вот просто поиздеваться — словами, надсмеяться, унизить кого-нибудь из тех, кто слабее. И если компания была такая, где никто себя в обиду не даст, ответит словом достойным, то Глеб (так звали моего мужа) искал способ «оторваться» как-нибудь оригинально, но либо на собаках уличных по дороге домой, либо на мне, поскольку я — его последний шанс самоутвердиться.

С собаками экспериментировать удавалось не часто, да и опасно, особенно если это стая уличная, а вот эксперименты на мне были такие разные и непредсказуемые, что мне приходилось постоянно держать ухо напряженным и быть готовой моментально сообразить, как выйти без потери для своего здоровья.

Однажды, возвращаемся из гостей пешком. Белая ночь. Мы жили в это время на Севере.

Я вижу и чувствую его состояние неудовлетворенности: во-первых, не допил, во-вторых, не было возможности кого-нибудь унизить. Я чувствую и пытаюсь не допустить:

— Ты сегодня так хорошо танцевал, все наши девушки были от тебя в восторге! А этот твой новый анекдот так всех достал, что Лина со стула свалилась от смеха!

Мы дружим семьями, коллектив постоянный, знаем друг друга не один год и раза два в месяц собираемся вместе, либо у кого-нибудь в домашней обстановке, либо в нашем небольшом и единственном ресторане. Компания поющая, творческая, вечера проходят весело не только для нас самих, но и для тех, я говорю про ресторан, кто в это время там находится. Наше пение за столом вызывает бурю восторга, все аплодируют. Ходил слух по поселку, что, когда мы готовимся «выйти в свет», то в тот день места в ресторанчике нашем бронируют заранее и к вечеру уже все бывает занято. Это нас всегда веселило, ну, я что-то отвлеклась от темы.

Итак, я ему заливаю и пытаюсь говорить ему комплименты, а он? Молчит, зловеще молчит, это его молчание мне никогда не нравилось.


— А как ты его здорово «отбрил», Глеб, Адомайтиса, он минуту, раскрыв рот, сказать ничего не мог, это Лина его выручила.

Вроде Глеб эту наживку проглотил и самодовольно рассмеялся:


— Да, пошел он на…, умник, да я его имел вместе с его Линой.


Надо отметить справедливости ради, что Глеб трезвый не ругался матом, хотя в тех краях, где он родился и вырос, матерятся все, от мала до велика, но я воспитывалась в семье, где никто и никогда не употреблял в своей речи бранных слов, поэтому мой муж, когда был трезвым, меня щадил и при мне не матерился.

Пока мы шли домой, я подставила под его мат всех членов кампании, надеясь, что он удовлетворит свое «Я». Отматерив всех, он замолчал и зловеще сжал мою руку. Что же еще сделать и сказать, чтобы нейтрализовать эту его агрессию?

— Ну вот, дорогой, скоро мы уже дойдем, немножко до дома осталось. Сейчас придем, примем вместе душ, ты ляжешь в постельку теплую, а я сделаю кофе, мы будем наслаждаться друг другом — завтра нам не на работу, вот уже и пришли, — шептала я ему, держа его под руку. По моему телу расползалась трудно скрываемая мелкая дрожь непредсказуемости.

— Ну, кто-то пойдет кофе пить, а кто-то пойдет на х…, — сказал мой пьяный муж, открывая дверь подьезда и входя первый. Он быстро перед моим носом закрыл дверь.


Ну, вот это как раз то, что я называю непредсказуемым аффектом, от этого человека можно ожидать все. Эта ситуация была новой и требовала от меня быстрого защитного решения. Я дернула дверь — он ее держал. Я его, своего мужа, хорошо знаю. Начни я сопротивляться, я бы вызвала и спровоцировала то, чего ему очень хотелось — удовлетвориться в своей победе физической, он хотел физических действий. Он мог ударить, а мне это надо? Завтра он проснется и будет удивляться моему рассказу, будет говорить, что он ничего не помнит, будет просить прощения и целовать меня в синюшный нос.

Нет, защитные свойства организма сработали: держит

дверь? Провоцирует сопротивление, нарывается? Куда он меня послал?

Вот туда надо и идти и как можно скорее, пока он не передумал. И я быстрыми шагами пошла по дорожке к углу соседнего дома, надеясь успеть завернуть за этот угол до того момента, пока он не понял, что я уже не сопротивляюсь и не пытаюсь открыть входную дверь, а действительно пошла…

Сердце стучало, во рту пересохло, страх быть его последней жертвой сегодня подгонял.

И вот, я заворачиваю за угол дома и слышу своим музыкальным слухом:

— Настюша, куда же ты? ….Ну и иди, с… пи-пи-пи-пи

То, что он не побежит за мной, я была уверена, все-таки живем уже не первый год и его поведение в конкретных моментах я могла предсказать, он, как светский охотник: не удалось убить, ну и на фик, не больно-то и хотелось, ему больше уже хотелось спать! Ночевать мне пришлось у подруги в соседнем доме, потому что он зашел домой и закрыл за собой дверь на ключ, не вытащив его из скважины.

Подруга тоже была с нами в компании, но ушла немного раньше. Она не спала. Открыв мне дверь, она спросила:

— Настя, что-то случилось? Глеб выступает? Заходи, заходи, у меня переночуешь, а завтра мы ему хором выпишем «по полной на опохмелье».

— Да, Тома, не то, чтобы выступает, но послал меня на х…, ну я и пошла! У тебя переночую, он дверь закрыл, и ключ не вытащил, я своим ключом уже не открою.


Когда я рассказала подруге подробности, мы с ней смеялись, с юмором пожалели, что сейчас уже поздно и практически невозможно найти то, на что послал меня мой супруг. Она была рада за меня, что я избежала худшего сценария, а то, что он бы был, мы не сомневались обе, ведь все мы друг о друге знали.

Почти до утра проболтали о женской доле, о своих мужьях (у нее муж не лучше, просто у него свои особенности, мешающие жить нормально)

А утром позвонил Глеб — трубку взяла Томка:


— О, привет! Том, а Настя не у тебя? Уже дети встали, а матери нет, где она шляется?


— Привет, привет, Глеб! Выступаешь? А что, ты не помнишь, куда ты ее вчера послал, закрыв перед ее носом дверь в подъезд? Ты Настю — то в подъезд почему не пустил?


— Я! Не помню! А что, я куда-то ее послал? И дверь держал? И не пускал в подъезд? Не помню, Ей-богу, не помню! Знаешь, так голова болит. Дети поели, а мне бы выпить что-нибудь, у тебя там ничего нет, а Тамара? Есть? Ну, я сейчас приду за Настюшей, с детьми, конечно.


Через несколько минут приходит муж, дети, начинается шутливый разбор «полетов». Я тискаю детей, они уже достаточно самостоятельные, но все равно, я ощущаю себя немного перед ними без вины виноватой в том, что вынуждена была ночевать не дома, не рядом с ними. Зато я рада тому, что, хоть таким дискомфортным образом, но не допустила со стороны мужа беспредел в поведении.

Это был не единственный случай, и в каждом приходилось находить какой-то вариант выхода из опасной, кровообещающей ситуации, чтобы не допустить бессмысленных, не осознанных пьяным умом, действий со стороны пьяного мужа.

Правду говорят: выпил — прощай разум до завтра!

Вот поэтому я никогда не повышала голос, когда муж приходил домой пьяным по-разному: злым или слишком добрым.

А с кем разговаривать и кого ругать? — Разум отсутствует до завтра! Меня трудно было спровоцировать на ссору или скандал. Срабатывала защитная реакция!

И вот, что я вам скажу: чем больше терпения сегодня, когда твой муж пьян, а разум его спит, тем проще общаться завтра, когда вернется его разум и вознаградит тебя за твое терпение и снисходительность!

Вот, тогда ты ему сможешь сказать, как он был неправ, что напился, и, не заостряя, жить дальше…

С моим мужем мы все-таки развелись, по моей инициативе. Причина — алкоголизм и вот то, о чем я тут рассказала. Передо мною стоял выбор: я создаю нормальную обстановку для жизни детей или я вместе с детьми живу для мужа — алкоголика с холерическим характером и непредсказуемым поведением.

Я решила жить для детей и ни разу не пожалела об этом.

Дети росли, видели отца издалека и редко (он жил в другом городе) и всем удалось сохранить уважение друг к другу.

О нас и жизни

Человек уходит от действительности, когда она его не радует или просто не устраивает?!

Уходит по-разному: нвсегда или временно.

И в том и в другом случае выбор никто не навязывает, но подтолкнуть можно.

Ох уж эти толкачи, я бы их вместе с самоубийцами в гроб укладывала, поскольку каждый такой «режиссер» на уровне интуиции и подсознания знает, что он последний толчок делает, знает и своим действием или словами выражает все свое презрение и брезгливость к слабости человеческой вообще и данного человека, в частности. Одного он не знает точно: Он сам еще слабее, чем этот, кого он подталкивает к самоубийству, потому что лишь только сильные духом люди могут не осудить, не презирать, не брезговать, а понять, поддержать, протянуть руку помощи!

А самое интересное, что такой вот «толкатель» не будет чувствовать себя виноватым в смерти своей потенциальной жертвы. Он будет говорить о том, что жертву никто с крыши не толкал, что закон естественного отбора работает!


Бог ему судья! Но я пользуюсь своим правом и на весь мир кричу:

— мелкие, гадкие людишки! Если бы в последние часы жизни вы не путались под ногами, то одной глупой смертью было бы меньше! И мы не хоронили бы неудачника — самоубийцу, талантливого художника, уставшего от бытовухи, от скорости, где в потоке бегущих сограждан трудно остановить кого-то, а уж заставить услышать и не мечтай!


Но есть еще те, кто уходит временно: вроде бы, живет — вроде бы нет!

Принял дозу, неважно чего, и забылся, отдохнул, пришел ненадолго, посмотрел: театр не изменился, и опять ушел в мир иной…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 281