электронная
180
печатная A5
434
16+
Белый Коршун

Бесплатный фрагмент - Белый Коршун

Объем:
354 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-2129-9
электронная
от 180
печатная A5
от 434

ГЛАВА 1

« — Скажи, что я птица.

— Ты птица.

— А теперь скажи, что ты птица.

— Если ты птица, то и я птица.»

Этот короткий диалог заставил меня оторваться от телефона и заинтересованно взглянуть на экран телевизора. Как красиво сказано! Может, тут не всё так потеряно, как я думала? Но нет, дальше действие фильма снова вернулось к «розовым соплям», а я тоскливо вздохнула. Не люблю такое кино. Любовь, везде любовь… и все счастливы! Так ведь не бывает, чушь всё это! Я вот тоже люблю, но что-то это абсолютно не делает меня счастливой, даже наоборот.

Мои глаза опять устремились в экран телефона, большой палец нежно погладил щеку на фото, я печально улыбнулась. Он смотрит прямо на меня, пусть всего лишь с экрана. Голубые глаза — самые красивые на свете.

— Ты готова? — в мою комнату заглянул папа, я встрепенулась, потом вздохнула.

— Давно уже.

— Поехали, — он ушёл, оставив дверь приоткрытой.

Я взяла сумочку, снова вздохнула, выключила телевизор и поплелась за отцом. И совсем не жаль, что не узнаю, чем там в фильме всё кончится, я его и смотрела-то краем глаза, чтобы хоть чем-нибудь себя отвлечь. Люблю Новый год, вот только по телевизору показывают всегда одно и то же, совсем нечего глянуть.

На улице стоял мороз, падал снег, что немного подняло мне настроение. Наконец-то на Новый год у нас в городе не слякоть, а настоящая, зимняя погода!

Пробежавшись по двору, я прыгнула в машину. Даже замёрзнуть успела! Платье, сапоги и лёгкая курточка точно не для такого мороза, но не в джинсах же идти. А так хотелось…

С переднего сидения тут же повернулась моя идеальная мама, стала меня разглядывать. Я тоже невольно пригляделась к ней. Что ж, всё, как всегда: превосходный вечерний макияж, причёска — выше всяких похвал, а вот её мой вид явно не устроил. Мама состроила недовольное лицо.

— Что? — раздражённо буркнула я. Она ожидала увидеть на моём месте другую девушку, или что?

— Могла бы хоть немного накраситься…

— Рано ещё! — тут же среагировал папа.

Я хихикнула, а мама отвернулась и уставилась в окно. Вот и поговорили! Откинувшись на спинку сидения, я достала из сумочки телефон.

«Точно не сможешь приехать?» — написала я смс.

«Постараюсь, только позже.» — мигом пришёл ответ. Он всегда мне сразу отвечает, если только не занят на операции, а лучше б просто обещания выполнял.

Я тоже, как и мама, глянула в окно, желая, чтобы время пролетело быстрее. Не хочу я ехать в этот ресторан! Не хочу видеть этих маминых подруг, которые только и делают, что жужжат о моде и дорогих шмотках. И папиных друзей, строящих из себя настоящих мужиков, и боящихся сказать что-то против своим жёнам. Они пытаются быть похожими на моего отца, но мало, у кого это выходит. А их тупые дети бесят меня ещё больше.

Да, я тоже ребёнок, если уж так подумать, но с теми, кто будет сегодня в ресторане, у меня нет ничего общего. Пусть это будет выглядеть некрасиво, но да, я чувствую себя гораздо умнее и взрослее их.

Зато мои родители довольны, от них сейчас прямо исходят волны радости. Ну, ещё бы! Мама просто сияет, у неё появилась возможность выгулять и похвастаться перед своими курицами-подругами очередными шубкой и платьем, а папа не нарадуется тому, что мама выглядит счастливой. Да, он бывает с ней грубым, но то, как он относится к маме, видно невооружённым взглядом. Столько лет вместе, и не растратить былых чувств… вот это любовь, да? Вот только, неужели папа не замечает, что она — пустая?

Да, это я сейчас о своей маме говорю. Плохой, просто ужасный ребёнок, так обо мне скажет любой. Возможно, это так и есть, мне же со стороны не видно, но и мама не сделала ничего, чтобы я думала о ней иначе. Единственное, что ей от меня нужно — это чтобы я делала всё так, как хочет она. Выглядела так, как хочет она. Чтобы я была той, кем хотела бы быть она. Для мамы у меня нет своей жизни, она уверена, что моя жизнь принадлежит только ей. Я — вещь, которой можно хвастаться перед подругами:

— Смотрите, моя Карина закончила девятый класс на «отлично»! А вот она танцует на городском празднике! Моя дочь выиграла на областной Олимпиаде по биологии! И всё это — только мои заслуги, это ведь я её родила! Какая же я умница, да?

Но, вместе с этим:

— Ты что, подкраситься не могла? Что на тебе за шорты? Ужас! Плевать, что тебе так нравится, а если тебя увидят в таком виде? А кеды! Девушка всегда должна ходить только на шпильке, и плевать мне на твоё плоскостопие!

И, если бы не папа, который её постоянно одёргивает — я точно уже сбежала бы из дома. К Диме.

Но сегодня я обиделась и на папу, который согласился с мамой и не отпустил меня отмечать Новый год с друзьями, и на Диму, который сначала обещал, что заберёт меня к себе, а потом, в самый последний момент, передумал. Точнее, не передумал, а просто променял меня на какую-то девку. Конечно, я понимаю, что брат имеет право на личную жизнь, но ведь тогда мог бы и не обещать, я же так надеялась. А папа… ну и что, что мне пятнадцать? Я разумная девушка, никогда бы не подвела его. И вообще, моя мама в восемнадцать уже замужем за ним была, а мне до восемнадцати всего два с половиной года осталось. Нет, это не говорит о том, что я тоже побегу замуж, просто в своём глазу и бревна не видно…

В общем, пришлось наряжаться, а в ресторане ещё и улыбаться надо. Ненавижу себя за то, что не могу высказать свои чувства вслух. Да-да, это я только сама с собой такая смелая, а на деле я — та ещё трусиха. Хотя многие говорят, что я кажусь смелой девчонкой, которая не даст себя в обиду. Как бы ни так. В обиду меня не даст брат, а я — так… лучше улыбнусь, чем стану спорить.

В ресторане царило праздничное новогоднее настроение, родители принялись обниматься с многочисленными друзьями, а я устроилась в самом углу стола, достала из сумочки телефон, открыла свою страничку «Вконтакте», потом перешла на ту, что посещаю чаще всех, грустно улыбнулась. «Был в сети сегодня, в 17:09», я тяжело вздохнула. Интересно, чем он сейчас занят? Нет, понятно, что он, как и все жители Ростова и вообще большая часть страны, отмечает Новый год. Мне ведь всегда хочется знать о нём больше. Во что одет, с кем говорит, весело ли ему сейчас?

Каждую ночь перед сном я представляю себе, что он тоже тайно в меня влюблён, что тоже мечтает прикоснуться ко мне, или хотя бы видеть меня чаще, чем это получается. Просто обстоятельства против нас, нельзя… Так жить намного проще, чем знать, что он даже и не думает на меня смотреть. А если и смотрит, то точно не так, как мне бы этого хотелось…

— Чего сидишь мрачнее тучи? — рядом со мной на стул плюхнулся Пашка, сын одной из маминых подруг.

Высокий и худой, на лицо — ещё совсем мальчишка, но уже с мужским голосом, что смотрится немного комично, мой одногодка. Из всех присутствующих — самый нормальный, по моему мнению. Пашка никогда не вызывал во мне раздражения, он меня не бесит. С ним можно поговорить на различные интересные темы, в отличие от остальных моих сверстников мужского пола. Тех интересует сейчас только одна тема: как бы поскорее потерять девственность, если этого ещё не произошло, а в глазах читается только желание ухватить меня за то, что у меня уже, к сожалению, выросло.

Да, к именно сожалению. Я ненавижу свою смазливую внешность. Этакая красавица, которой все пророчат оглушительную карьеру модели или актрисы. А мне это совсем неинтересно, я даже фильмов о любви не люблю. Читаю умные книжки и энциклопедии, и мечтаю уже поскорее поступить в институт, где смогу пополнить свои знания на интересные мне темы. Поэтому мне было бы гораздо проще родиться «серой мышью», чтобы не привлекать лишнего внимания, но что-то сверху пошло не так. Да и вообще, зачем мне привлекательная внешность, если на меня не смотрит тот, о ком я мечтаю?

Я развернула телефон экраном вниз, чтобы Пашка не увидел фото, которое я разглядывала, усмехнулась:

— А где веселье?

— А вон, — он указал на толпу уже подвыпивших и танцующих взрослых.

Из «детей», кстати, в ресторане были только мы с Пашкой. Видимо, остальных уже отпустили в «свободное плаванье», мы с Пашкой — самые младшие. И хорошо, зато меня никто не бесит.

— Так себе веселье, — кисло ответила я.

Пашка тоскливо вздохнул:

— Ну да… Тебя тоже не отпустили к друзьям? Или ты, всезнайка, даже и не просилась?

— Просилась, — снова усмехнулась я, ничуть не обидевшись на «всезнайку». Потом вздохнула, представляя, как сейчас, наверное, круто у Светки.

Можно сказать, что Света — моя единственная подруга, остальные — просто знакомые. Мы одноклассницы, дружим с самого первого класса. Света — красавица и умница, да ко всему ещё и бойкая, дерзкая и смелая, остра на язык. Всё в ней сложилось как нельзя лучше, за Светой парни толпами бегают. Нет, у меня тоже есть ухажёры, но, в отличие от Светы, меня это не радует. Вернее, Свету это теперь тоже не радует, потому что с сентября месяца она горячо влюблена в парня из параллельного класса, который пришёл в десятый класс из другой школы. Так сказать, свеженький, и отныне Свете никто не нужен.

И вот в отношении его вся Светкина смелость, почему-то, исчезает, будто её и не было никогда. Подруга при виде этого парня немеет, краснеет и жмётся ко мне, боясь на него даже глянуть. Три месяца учёбы позади, а мы знаем только то, что «свет её очей» зовут Иваном. Светка категорически стесняется что-либо спрашивать о нём у общих знакомых и запрещает это делать и мне. Я сначала хотела помочь, но она так орала, что я оставила эту затею. Пусть сами разбираются, мне ссоры с подругой из-за парней не нужны. Может, ей вообще нравится вот так по углам школы о нём вздыхать, мало ли.

Но сегодня, наконец, свершилось чудо, и Светка решилась пойти отмечать Новый год в компанию, где должен появиться и Ваня. Родители у Светы не такие строгие, как у меня, опустили дочь, а та очень расстроилась, что меня рядом не будет. Сначала даже заявила, что без меня никуда не пойдёт, но мне удалось её переубедить.

— Не отпустили? — понимающе спросил Пашка.

Я вздохнула:

— Нет… и тебя?

— И меня…, — поддержал мой вздох Пашка. — А там Ольга…

— А Ольга — это…? — уточнила я.

— Моя будущая девушка, — серьёзно заявил он.

Я рассмеялась:

— А она-то в курсе?

— Зачем? Потом скажу, — улыбнулся Пашка.

Мне осталось только пожать плечами.

— Ну, удачи…

— Да чего удачи-то? Уж не один я на неё виды имею, а пока я не рядом — соперники не дремлют! — мы немного помолчали. — Может, напьёмся, а? — предложил мне Пашка. — Там, вон, на столах чего только нет!

— Не, это без меня, — сразу отказалась я.

— Да не очкуй, никто и не заметит! Ну, тухляк же…

— Не в этом дело, Паш.

— Трезвенник? — он скептически приподнял бровь.

— А в нашем возрасте это не нормально?

— Ой, возраст — всего лишь цифра! — отмахнулся Пашка, философски поднимая вверх указательный палец и рассмешив меня.

— С этим, пожалуй, соглашусь.

— Пью один?

— Один, — кивнула я.

— Ладно, — Пашка медлить не стал, пошёл исполнять задуманное.

А я наблюдала за ним, всё больше не понимая ни своих, ни его родителей. Вот им же сейчас нет до нас никакого дела, так почему бы тогда не отпустить нас, куда просились? Не доверяют? Уж не знаю насчёт Пашки, но я-то точно поводов не давала во мне сомневаться. Ну, ничего, я подожду…

Эта ночь оказалась, как я и предполагала, безумно скучной. Для меня. Народ веселился и танцевал, потом били Куранты, и танцы продолжились по новой. Я же всё время просидела за столиком, иногда переписываясь по смс со Светкой, и поглядывая на часы. Димы так и не было, но он должен приехать, я знаю.

Подруга писала, что у них довольно весело, никаких казусов, вот только Ивана нет. Какой-то там Влад обещал ей, что Ваня придёт, но пока подруга пребывала в печали. Я старалась её подбодрить, отправляла ей видео танцев уже захмелевшего Пашки и вздыхала от тоски.

И вот, наконец, в ресторан вошёл Дима!!!

ГЛАВА 2

Брат оглядел ресторан, встретился с моим счастливым взглядом, улыбнулся мне и направился к папе, который болтал с другом за столиком неподалёку. Они обнялись, поздравляя друг друга с Новым годом, Дима присел рядом, стал что-то говорить отцу, кивая в мою сторону, пока я сгорала от нетерпения. Сейчас он меня отпросит, и я, наконец, буду свободна!

Брата я обожаю, готова жить с ним постоянно, но он всегда очень занят на работе, поэтому родители разрешают мне оставаться в его доме только тогда, когда Дима выходной. Он у нас врач! Лор с золотыми руками! Работает не так уж и долго, а уже имеет целую толпу благодарных пациентов! Я тоже хочу стать доктором, помогать людям, быть им нужной… ну, есть, конечно, ещё одна причина…

С Димой мне намного проще, он любит меня просто за то, что я есть, как и я его, а не потому, что мной можно похвастаться. Брат отпускает меня погулять, мы понимаем друг друга и совсем не ссоримся. Мне невероятно повезло с ним!

Заметив Диму в ресторане, к столу примчалась и мама. Я закатила глаза: ну, сейчас начнётся! Маму бесит, что я настолько привязана к брату и готова променять на него родителей, её вообще бесит мой брат. У Димы другая мама, которой, к сожалению, давно уже нет в живых. Овдовев, наш папа не стал обрекать себя на одиночество и вскоре женился на моей маме, и вот с тех самых пор её враг номер один — как раз Дима. Она всем рассказывает, что делала всё, чтобы найти с ним общий язык, но… мне в это совсем не верится. Мама не тот человек, который шёл бы на уступки, тем более — на уступки ребёнку, она любит, чтобы всё было так, как желает она. К несчастью мамы, Дима в этом с ней очень похож, вот они и не могут договориться. А отец вообще занимает нейтралитет, позволяя им самим разбираться в отношениях и влезая туда лишь тогда, когда дело от криков доходит почти до драки.

Как ни странно, схожесть Диминого характера с маминым совсем не мешает мне быть с ним на одной волне, а единственный, кому никогда не станет перечить мама — наш отец, который очень трудно договаривается с Димой, но меня сыну доверяет легко. Уж он-то её держит в ежовых рукавицах, и мама по этому поводу ни разу не возмутилась. Она всегда ловит каждый его взгляд и слово, преданно заглядывает в глаза и беспрекословно его слушается. Кстати, мы с папой очень даже ладим, ещё бы он дома чаще бывал… в общем, круг замкнулся!

И вот за столиком начался спор за мою скромную персону. Я сама всегда наблюдаю за этим со стороны, все и так знают моё мнение. Жаль только, что к нему мало, кто прислушивается.

Но в этот раз спорили Дима с мамой недолго, она быстро сдалась, а папа вообще сразу кивнул, продолжив свой диалог с другом. Мама же, скорее всего, была увлечена праздником, поэтому и не стала особо протестовать. Хвастаться сегодня мной было невозможно — я выгляжу не так, как ей бы хотелось, да и подошла мама, думаю, больше из вредности, чтобы Диму побесить, я ведь ей тут и правда сейчас не нужна.

Наконец, Дима подошёл ко мне, мы обнялись.

— С Новым годом, малявочка моя! — улыбнулся он. — У меня ёлка во дворе, там тебе Дед Мороз подарочек оставил!

— Дед Мороз? — засмеялась я.

— Ага! Представляешь? Пришлось даже Килю в вольере закрыть, чтоб не съел деда, пока тот подарок у ёлки оставлял.

Киля — ротвейлер моего брата. Самая добрая и милая собака на земле! Я иногда беру его с собой, когда ночую у Димы и ухожу вечером гулять. Брату так спокойнее, да и мне тоже. С Килей я точно в безопасности. Только вот Светка всё никак не привыкнет к собаке, пугается каждого движения Кили, а раньше ещё и ворчала, что из-4за пса к нам не подходят знакомиться парни.

— Я думала, что Деда Мороза не существует, — заговорщицки прошептала я на ухо брату.

— И зря!

— Меня ведь отпустили, Дим?

— Конечно! — брат расплылся в улыбке. — Только с условием, что ты будешь со мной, а не помчишься гулять.

— А у тебя тоже такие условия? — разочаровалась я.

Нет, я, конечно, благодарна, что он за мной приехал, но ведь у брата там любовные дела, и я бы как раз не мешала… Честно говоря, я надеялась, что Дима отвезёт меня до Светки, точнее, до квартиры, где подруга отмечает Новый год. Но, конечно, согласна остаться и с ним, лишь бы только не здесь. Поездка к Светке — это уже просто идеальный вариант этой ночи.

— Я ещё не решил. Пошли, — он взял меня за руку и повёл на выход.

— А когда решишь? — на ходу спросила я.

— А что, так спешишь? — усмехнулся он. — Куда собралась?

— До Светки.

— Домой? — строго уточнил Дима.

Я немного замешкалась, боясь признаться, что хочу попросить его отвезти меня в квартиру к неизвестным людям, мотивируя только тем, что там есть моя подруга, но ответить не успела, потому что на выходе нас перехватил встревоженный Пашка.

— Ты уходишь?!

— Да! — радостно ответила я.

— Нет! — заныл он. — Возьмите меня с собой!

— Я думала, тебе весело.

— Ага, очень! Карин, останься!

— Не, ты уж прости, — улыбнулась я.

— Идём? — Дима опять потянул меня к выходу, отодвигая печального Пашку. — А это что за кузнечик? — поинтересовался он, когда мы вышли в холл ресторана.

— Это Пашка Стадников! — рассмеялась я.

— Да ладно? — изумился брат. — Вот это вымахал! Сейчас Илюхе расскажу, не поверит!

— Илье?! — встрепенулась я, останавливаясь. Сердце бешено заколотилось, отдаваясь в моих ушах.

— Да, ждёт нас в машине.

— Мне надо в туалет! — испугалась я.

Дима цокнул языком, отпустил мою руку.

— Давай, только не долго. Мы в машине тебя ждём.

— Я мигом! — бросила я, скрываясь в дамской комнате.

Закрыв за собой двери, стала лихорадочно рыться в сумочке, ища там косметику. Надо немножко подкраситься! Теперь есть, для кого! Боже, там Илья!!!

Отыскав тушь, подкрасила ресницы, потом нанесла на губы неяркую матовую помаду, причесалась, немного подышала, пытаясь успокоиться. А потом обессилено прислонилась к стене, смотря на себя в зеркало и чувствуя дикое желание разрыдаться. Что я делаю? Точно спалилась сейчас перед Димкой, идиотка…

Да, я влюблена в лучшего друга своего старшего брата, влюблена в дядю, которому двадцать восемь лет. Я и сама не знаю, как так вышло. Не знаю, когда это произошло. Я просто знаю, что люблю его, а у него есть жена… В прошлом году я была на их свадьбе, улыбалась и всем сердцем ненавидела прекрасную невесту. Это я должна была быть на её месте!

Я всю жизнь знаю Илью. Сначала мы всей семьёй жили в доме, где сейчас живёт Дима, Илья был нашим соседом. Ну, и остался, просто наш папа купил новый дом, а тот оставил сыну. Я всё детство провела с Димой и Ильёй, они мне самые родные. Оба — красавцы и великолепные врачи. Конечно, никто, к счастью, и не подозревает о моих чувствах, мне даже Светке стыдно в этом признаться. Подруга просто знает, что моё сердце уже занято. Сначала она пыталась выяснить, кем именно, но потом устала меня допрашивать и не получать ответа, и больше не лезет с этим вопросом.

А я всё страдаю и мечтаю непонятно, о чём. Ясное дело, что Илья никогда и не посмотрит в мою сторону. Для него я, наверное, навсегда так и останусь ребёнком, младшей сестрёнкой лучшего друга… к тому же теперь у Ильи есть красавица-жена. Марина тоже доктор, и у меня нет шансов. По крайней мере — пока точно нет. Возможно, когда я тоже стану доктором, и желательно — лором, мы с Ильёй будем видеться чаще, и… дожить бы теперь до этого.

Тяжело вздохнув, я вышла. На улице было всё так же морозно, только снег уже закончился, и теперь мерцал от фейерверков, то и дело загорающихся в небе. У нас народ к Новому году основательно готовится, на улице петарды будут шуметь ещё дня два минимум, а то и все праздники.

Я прыгнула на заднее сидение Диминой машины, только сейчас соображая, что, скорее всего, Марина тоже с ними. Но не успела я расстроиться, как обнаружила в салоне только двоих.

— Привет! — выдохнула я, стараясь скрыть явную радость из-за отсутствия Марины.

Илья повернулся ко мне, протянул небольшой пакет:

— С Новым годом, птичка!

— Спасибо, — улыбнулась я, заглядывая внутрь и уже наперёд зная, что этот «Дед Мороз» мне подарил.

Конечно, сладкий подарок, как и всегда, я же для него — ребёнок. Но мне и этого хватит, чтобы быть теперь немножко счастливее. Я порылась в своей сумке, ища там приготовленное для Димы и Ильи, протянула брату футлярчик, а его другу — конверт.

— С Новым годом!

— Это чего там? — Илья стал с интересом раскрывать конверт, пока Дима мне улыбался.

— Там то, что я думаю? Цепочка? — он раскрыл футляр. — Так и знал!

— Да! — я тоже расплылась в улыбке, довольная его реакцией.

Диме нравится подарок! Мы недавно с ним гуляли по магазинам, где брат и присмотрел эту цепочку. Хотел купить, но я уговорила его немного подождать. Благо, что папа выделяет мне достаточно денег на карманные расходы, и мне хватает их, чтобы порадовать дорогих мне людей.

— Спасибо, малявочка!

— Ух, ты! — восхитился своим подарком Илья.

Я снова счастливо улыбнулась. Пусть, мне и пришлось делать подарок им вместе с женой на двоих, но мне радостно оттого, как заблестели любимые голубые глаза.

— Что там? — заинтересовался Дима.

— Прогулка на лошадях для меня и Маринки! — с восторгом отозвался Илья. — Снегурочка, ты прелесть! Спасибо!

Я засияла:

— Пожалуйста!

— Ничего себе, прилетело! — возмутился мой брат. — Эй, Снегурочка! Я тоже хочу на лошадях покататься! Чего это только им?!

— Илья давно говорил, что хочет, а ты на цепочку облизывался, — объяснила я.

— Да если б я знал, на что облизываться, — усмехнулся он, заводя машину.

— Не ной. Если Маринка будет работать — я тебя с собой возьму, — пообещал другу Илья.

«Так было бы гораздо лучше!» — подумалось мне.

— А где Марина? — пришлось спросить, она же мне, типа, нравится. Поэтому вряд ли я бы смогла не заметить её отсутствия.

— На работе, — вздохнул Илья, — дежурит сегодня…

Я чуть в ладоши не захлопала от радости.

— И куда едем? — теперь желание попасть к Светке спало на нет.

Если этой ночью моей компанией будут Дима и Илья, то я очень даже не против! Вот — лучший Новый год!

— В клубешник! — воскликнул Илья.

Брат метнул в него косой, недовольный взгляд:

— Карина.

— И что? Она же с нами! Раз уж Гитлер отпустил — пускай девчонка повеселится! — Гитлером эти двое называют, конечно, мою маму.

— Я хочу в клуб! — яростно закивала я, рассмешив их обоих.

— Тебя не спрашивали! — отбил Дима. — А Светка твоя как же?

— Да поздно уже…, — промямлила я, не придумав отговорки получше.

— Два часа ночи в Новый год — поздно, угу, — кивнул Дима. — Ладно. Но от меня чтоб ни на шаг, тебе ясно?

— Это же ты сейчас у птички спрашивал? — в шутку уточнил Илья.

— Ясно! — согласилась я, улыбаясь.

Птичка. Илья всегда меня так называет. Всё потому, что фамилия у нас с Димой — Коршун. Кому-то она кажется смешной, кому-то — ужасной, а я её обожаю. Я Коршун, и у меня самая лучшая фамилия. Но, конечно, не отказалась бы стать и Сергеевой, как Илья…

— В какой клуб? — спросил наш водитель.

— Ой, да что сейчас первым по дороге попадётся — туда и сворачивай! — махнул рукой Илья. — А то два часа ночи, а я всё ещё трезвый! Непорядок.

— А чего не выпил ещё? — засмеялась я.

— Так у Маринки был, выпьешь там, — пожаловался он.

Да, Марина — жена строгая, а я для Ильи была бы другой. Как бы я ни относилась к маме, но в отношениях с отцом она подаёт мне хороший пример. Мужчина должен быть в семье главным.

— А ты где был? — вспомнила я, толкая брата в плечо.

— Где был — там уже нет, — сухо пробормотал он.

Илья хмыкнул и отвернулся к окну, а я только сейчас заметила, что брат не в очень хорошем настроении. Вздохнула, жалея его.

У Димы с девушками совсем не ладится, и меня это очень расстраивает. Я ведь желаю ему счастья и вижу, как брат всё пытается найти ту единственную. Девушки есть, но всё не то. Мой Дима — очень сложный человек, на самом деле. Скверный характер никого не красит, а если к этому ещё прибавить и постоянное отсутствие свободного времени для девушки, то… кому это понравится? Дима очень привлекательный, успешный, девушки очень легко заводят с ним отношения. И только потом узнают его другую сторону, где открывается ревнивый, иногда чрезмерно грубый, обидчивый парень, вечно пропадающий на работе…

Вот и сегодня брат должен был провести праздник вместе с девушкой, с которой недавно начал встречаться, но, очевидно, что что-то не срослось. Стыдно признаться, но сегодня я рада, что произошло именно так. Дима поругался с ней, заехал за Ильёй, освободил нас обоих от скучной ночи, и теперь мы едем в клуб! А я как раз ни разу ещё не была в таких заведениях, это ли не счастье?!

ГЛАВА 3

Настоящий ночной клуб! Вау!!! Вот это я понимаю — празднуют люди Новый год! Здесь прямо физически ощущается веселье, не то, что было в ресторане — тухляк. Повсюду мерцают огни, громко играет музыка, гуляют пьяные Деды Морозы и полуголые Снегурочки, классно как!

Я уже с порога начала любопытно осматриваться, Илья радостно воскликнул: «Я остаюсь здесь жить!» и умчался к барной стойке, а Дима схватил меня за руку, тихонько выругался матом и последовал за другом. Кажется, у брата этот клуб не вызвал такого восторга, как у меня и Ильи.

Мы догнали мои любимые голубые глаза у самой стойки. Илья заказал себе коктейль, Дима нахмурился:

— Может, поищем другой клуб?

— А чем тебе этот не нравится? — искренне удивился его друг.

Я тоже не понимала — чем. Ну, классно же тут.

Дима махнул рукой на барную стойку, где, рядом с нами, прямо на самой стойке, плясала подвыпившая и полураздетая Снегурочка.

— Вот этим. Отвернись! — рявкнул он мне.

— Куда?! — всплеснула я руками. — Тут везде так.

— Ага! — довольно кивнул Илья.

— Поехали отсюда, — стоял на своём мой брат.

Илья цокнул языком:

— Да угомонись, Коршун! Что она, баб голых не видела? Или они тебя смущают, а? Срамота! — подмигнул он Димке.

Тот закатил глаза:

— А ты и рад пялиться, пока Маринки нет.

— Вот и не правда! Заметь, я пошёл сразу к выпивке, и пришёл сюда первее неё, — он указал на Снегурочку и картинно вздохнул. — Мне эти бабы и даром не нужны! Я ж не виноват, что она сюда танцевать запрыгнула! Никуда я не поеду, я уже коктейль заказал!

Дима ненадолго задумался, вздохнул и огляделся. Потом указал в самый дальний угол клуба, где народу было меньше всего.

— Тогда за те столики пошли.

— Тухнуть в углу? — возмутился Илья. — Тут же самое веселье, Коршун!

— Ты же выпить приехал, — язвительно отбил Дима.

— Ой, пошли, пошли, — проворчал его друг, забирая у бармена свой коктейль. — Тухлятина ты, Дмитрий Васильевич.

Я хихикнула, а Дима, не обращая внимания на ворчание друга, потянул меня в выбранное место. Мы расселись за свободным столиком.

— Что будем? — поинтересовался брат.

Я пожала плечами:

— Я не голодная.

— Но выпила бы? — подмигнул мне Илья.

— Идиот, — сделал вывод Дима, пока я смеялась над шуткой Ильи.

— Да пошутил я, расслабься уже, Коршун. И сначала надо было заказ сделать, а уже потом сюда идти. Там же вон, написано, что в Новогоднюю ночь заказы только бармен принимает.

— Так я схожу туда, — пожал плечами Дима. — Вы только определитесь, что заказывать будем.

— Да нарезки мясной возьми, наверное. Мне ещё коктейль этот, а хотя… лучше коньяк.

— Не упьёшься один? — усмехнулся брат.

— Так я на всю ночь заказываю! Не сейчас же домой поедем.

— Карина?

Я задумалась.

— Не знаю… я поела.

— Не пила в ресторане? Алкоголь, в смысле.

— Нет, — помотала я головой.

— А будешь? — засмеялся Дима.

— Вот больше выделывался, — вставил Илья.

Я улыбнулась:

— А можно?

— Бокальчик шампанского тебе принесу, — великодушно решил брат и поднялся. — Пойду, закажу.

Он ушёл, а я тут же разнервничалась. Так всегда бывает, если остаюсь наедине с этими голубыми глазами. Жаль только, что таких моментов почти не выпадает, и даже сейчас — не считается, потому что в клубе полно народу. Илья же спокойно потягивал свой коктейль, немного подёргивая ногой в такт музыке, пока я делала вид, что разглядываю клуб, иногда незаметно скользя глазами по своей тайной мечте. У барной стойки, прямо, как по моему заказу, образовалась небольшая очередь. Диме пришлось там задержаться, а я смогла насладиться обществом любимых голубых глаз подольше.

Минут через пять Илье стало скучно. Он поставил на стол почти допитый бокал, поднялся.

— Пошли танцевать, птичка? Он там ещё три дня стоять будет.

— Пошли! — конечно, нужно быть дурой, чтобы отказываться от такого предложения!

Я с готовностью поднялась, оставила свою сумочку на стуле и отправилась за Ильёй на танцпол. В сумке ничего ценного, кроме телефона, нет, да и за столиком приглядывает мой зоркий старший Коршун, который, заметив, что мы помчались танцевать, состроил недовольное выражение лица, покачал головой, но остался стоять у барной стойки. Илье брат доверяет, даже меня. Интересно, поменял бы он своё мнение, если бы узнал, что я влюблена в его друга? Наверное — да. Это я просто рассуждаю, проверять, конечно, лучше не стоит.

И вот, мы начали танцевать! Ну… точнее, под музыку двигалась только я, Илья же просто неуклюже притоптывал рядом. Откуда же ему было найти время на обучение танцами, если он только и делал, что изучал ухо-горло-нос? И пусть, песня была быстрая, и мы совсем не касались друг друга, но я чувствовала себя счастливой. А он был такой милый! Улыбался мне и очень смешно пытался двигаться в такт музыке. Танцевать я очень люблю, а в такой прекрасной компании — точно свечусь от счастья!

Мы протанцевали три песни подряд, а потом Илья крикнул мне в ухо: «Надо выпить!» и, схватив меня за руку, потянул к столику. Я вцепилась в его ладонь со всей силой, желая запечатлеть в памяти этот момент нашего случайного прикосновения. Таких моментов, к моему огромному несчастью, было не так уж и много. Поводов коснуться меня у Ильи практически не появлялось, а самой к нему прикасаться мне страшно.

Страшно, что кто-нибудь может узнать о моей тайне. Ещё страшнее, если об этом узнает сам Илья. Но и, одновременно со страхом, мне дико хочется во всём ему признаться. Потому что моя фантазия жестоко надо мной издевается, представляя, что после моего признания Илья обязательно ответит мне взаимностью. Конечно, этого не будет, я понимаю. По крайне мере, не сейчас.

У столика пришлось сделать над собой огромное усилие и отлепиться от Ильи.

— Напрыгались? — усмехнулся Дима, протягивая мне бокал шампанского. Здесь музыка слышалась тише, голос повышать почти не приходилось. — Это — твой лимит.

— Поняла, — послушно кивнула я, немного обижаясь на брата за такое предупреждение.

Можно подумать, я прямо отпетая алкоголичка, что без его предупреждения сейчас напьюсь до потери пульса. Ни разу в жизни со мной такого не было! Понятно, что мне только пятнадцать, и было бы странно, если б у меня в алкогольных делах уже имелся опыт, но всё же обидно. Да, в наше время мои сверстники уже и не таким балуются, но меня-то к ним приравнивать зачем?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 434