электронная
252
печатная A5
309
12+
Белые Лапы и Домовенок

Бесплатный фрагмент - Белые Лапы и Домовенок


Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-6370-0
электронная
от 252
печатная A5
от 309

Глава 1.
Странные дела в доме

Белые Лапы — это черный кот, который живет в большом доме. Дом стоит на окраине города, совсем недалеко от леса. Но Белые Лапы никогда не ходит туда один, потому что много раз слышал о лесных человечках. Лесные человечки не любят котов. А еще они не любят, когда дети ходят в лес без взрослых. Об этом Белым Лапам рассказал его друг, маленький домовенок, которого он приютил в доме год назад.

Конечно же, никто в доме не догадывался, что там поселился этот проказливый малыш. Все думали, что все, что там творится — дело Белых Лап.

— Белые Лапы, это ты снова перевернул стакан с соком? — каждое утро возмущался Эрвин. — Сколько раз можно повторять, что коты не должны пить сок. А тебе мама молоко на кухне оставила.

— А почему тебе сок в спальню приносят, а мне все на кухне оставляют? — в свою очередь спрашивал Белые Лапы.

— Потому что ты — кот. И мама говорит, что котам место на кухне, — объяснял коту Эрвин.

— Не разбирается твоя мама в котах. Совсем их не понимает. Молоко, молоко. Как будто я совсем маленький, — ворчал кот. — А я, может быть, тоже сока хочу.

— Котам сок нельзя. У них особое кошачье питание. А от сока у них шерсть может полинять, — продолжал Эрвин.

И сколько не просил его кот давать ему на завтрак сок, Эрвин не соглашался.

Ну не мог же Белые Лапы рассказать, что у него есть маленький друг — домовенок. А не мог он этого сделать, потому что Эрвин очень боялся домовят.

И хоть домовенок был очень симпатичным и на вид совсем не страшным, Эрвину, все равно, его нельзя было показывать. Внешне он был таким же, как и все люди, только раз в десять меньше любого малыша. И питался он человеческой пищей. Мышей есть отказывался, хоть кот не раз его уговаривал попробовать свое любимое блюдо. И кошачьи консервы домовенок есть не мог. Зато любил все, что давали Эрвину, особенно, сок. Ну, какое молоко может сравниться с соком, когда тебе уже семь лет? А домовенку, хоть он и был совсем маленького роста, как раз семь лет исполнилось, прямо как Эрвину. Вот и приходилось коту в доме еду красть, чтобы накормить своего крошечного, но очень прожорливого друга.

Эрвину же приходилось кота за хвост дергать. И хоть делал он это много раз за день, кот продолжал совершать кражи и пакостить в доме. А пакость он каждый день новую придумывал.

Конечно же, никто в семье не знал, что это вовсе не кот по утрам стаканы с соком опрокидывал, и стены сметаной вымазывал, и бумагу в туалете постоянно рвал. Мама не успевала каждый день новые рулоны ставить. Конечно, она вначале думала, что это Эрвин из туалетной бумаги кораблики в унитазе пускает. Но Эрвин дал честное слово, что это не он. И тогда все поняли, что это Белые Лапы…

Кот ни в чем не признавался, но и не отказывался ни от чего. И в доме то и дело слышалось: «Белые Лапы, опять ты…»

Однажды папа даже захотел, чтобы кот жил во дворе с Рексиком. У Рексика большая теплая будка. И Белые Лапы часто ходит к нему в гости. Он отдыхает там по полдня, общается с Рексиком. О чем они так долго разговаривают, в семье не знает никто, кроме Эрвина. Белые Лапы рассказывает Эрвину все, что рассказывает ему Рексик. Ведь Эрвину не разрешают отдыхать в будке Рексика, хоть там так хорошо. Уютно, тепло и чисто. Но мама говорит, что чисто только в доме, поэтому дома все ходят босиком, а на улице в ботинках. На улице босиком ходить нельзя, и в будку залазить нельзя. Ведь мама с папой не залазят. Вот было бы хорошо, если бы они залазили.

И на улицу Эрвину теперь нельзя без спроса выходить. А все из-за того, что…

Глава 2.
Как Эрвина искали

Однажды после завтрака, Белые Лапы как обычно, пошел поговорить со своим дружком Рексиком. Мама сажала в саду цветы. Папа был на работе. Старший брат Алекс сидел за компьютером. Одному Эрвину нечем было заняться. Он ходил из комнаты в комнату и придумывал себе всякие занятия.

Вначале он перемыл все тарелки на кухне. Потом спел все песни, которые вспомнил. Потом еще три новых песенки сочинил. Он их спел один раз. Хотел спеть еще раз, но забыл. Тогда он решил сделать что-то такое, что он не забудет. Он думал, думал и понял, что можно нарисовать что-нибудь для мамы. Он нарисовал траву, потому что мама очень любила траву. А потом он решил нарисовать что-нибудь для папы и для Алекса.

Папе он нарисовал корзину с грибами, потому что папа всегда его хвалил, когда он приносил домой грибы, и мама их готовила. А Алексу он даже не знал, что нарисовать, потому что у Алекса в компьютере уже все было нарисовано. Тогда Эрвин нарисовал Алексу открытку, на которой изобразил компьютер будущего без клавиатуры, совсем крошечный, карманный.

Потом вспомнил про Белые Лапы и нарисовал ему цветы, потому что Белые Лапы очень любил нюхать цветы. Оставалось только Рексику что-нибудь нарисовать. Эрвин стал вспоминать, что любит Рексик, и вспомнил, что больше всего на свете Рексик любит сосиски. И тут он решил, что нарисует их в следующий раз. Он прихватил сосиски из холодильника и пошел навестить Рексика.

Рексик очень обрадовался. И Белые Лапы тоже обрадовался. Они как раз одно интересное дельце обсуждали. Белые Лапы и говорит:

— Залазь к нам!

Эрвин вначале отказывался, просто стоял рядом с будкой. Но Рексик сказал:

— Ну что это ты все время в дверях стоишь? Полезай сюда. Здесь места всем хватит.

Эрвин и залез. Болтали они, болтали, да и заснули незаметно. А когда мама стала звать Эрвина на обед, его нигде не было видно. Тогда Алекс пошел искать брата. Он посмотрел за деревьями в саду. Побежал на улицу. Даже на полянку в лесу сбегал, где Эрвин обычно собирал грибы. Грибов там было как всегда много, а вот Эрвина там не было.

Мама очень удивилась, потому что Эрвин был очень послушный мальчик, и не мог пойти в лес без разрешения. Тогда она позвала Рексика, чтобы пойти поискать с ним Эрвина. Рексик вылез из будки и начал около мамы прыгать. Прыгает, скачет, хвостом виляет, лает весело, мол, все в порядке: Эрвин у меня.

Но мама то по-собачьи не понимает. Сколько раз Эрвин пытался научить ее разговаривать по-собачьи и по-кошачьи, но она не захотела. Вот и не могла понять Рексика, когда тот ей про Эрвина пытался рассказать. Рексик так старательно и громко лаял, что Эрвин проснулся. Он увидел мамины ноги недалеко от будки и хотел вылезть, чтобы подойти к маме сзади и напугать ее. Но, когда он стал вылезать и просунул голову наружу, то понял, что вылезть из будки не так легко, как в нее залезть.

Белые Лапы попытался помочь ему, подталкивая его сзади. Но что толку с кота?

Тогда Эрвин позвал маму, чтобы она случайно в лес не ушла его искать. Мама, конечно, обрадовалась, что Эрвин нашелся. Только она тоже не смогла Эрвина из будки вытащить. Хорошо, что папа в это время домой обедать приехал. Он снял крышу будки и вытащил Эрвина и Белые Лапы заодно. Эрвину он велел отремонтировать крышу будки. А коту только пальцем погрозил и сказал, что если еще раз увидит Белые Лапы в будке, то оставит его там жить навсегда.

Белые Лапы не хотел оставаться в будке навсегда. Он любил дом и хотел жить в доме, особенно зимой. Он боялся, что папа его во двор к Рексику отправит. И с тех пор посещал Рексика только, когда папа был на работе.

А Эрвину вообще к будке приближаться запретили.

Глава 3.
Имя для домовенка

Вскоре Белые Лапы стал думать, какое имя дать домовенку. Ему казалось, что неправильно называть домовенка домовенок. Поэтому однажды он спросил домовенка:

— Интересно, какое имя тебе бы хотелось?

— У меня уже есть имя, — сказал домовенок.

— Но домовенок — это не имя, — возразил Белые Лапы.

— Почему ты так думаешь? — спросил удивленный домовенок.

— Потому что домовенок — это просто домовенок, — ответил Белые Лапы. — Но должно быть и другое имя.

— Что ты имеешь в виду? — снова спросил домовенок.

Белые Лапы начал объяснять:

— Видишь ли, у всех в нашей семье есть имя, даже у Рексика. Я — кот, и мое имя — Белые Лапы. Эрвин — маленький мальчик, и его имя Эрвин. Алекс — большой мальчик, и его имя Алекс. Мама — женщина, и поэтому ее имя — Мама. Папа — мужчина, и поэтому его имя — Папа. И только у тебя нет имени, — закончил он и посмотрел на домовенка.

Домовенок молчал. Он молчал весь день, а вечером, когда они пошли на кухню, домовенок неожиданно спросил:

— А почему тебя называют Белые Лапы? Как такое возможно: называть кого-то абсолютно черного Белыми Лапами? Уж лучше бы они тебя просто Котом звали. Почему они тебя так не зовут?

— Потому что у котов должны быть имена, как и у всех других. А зовут меня Белые Лапы из-за одного случая, который произошел в первый же день, как только Алекс принес меня домой.

Кот немного помолчал, стараясь вспомнить подробности того дня. И затем начал:

— Когда я был очень маленьким, Алекс нашел меня где-то и принес сюда… Помню банку с чем-то белым внутри. Я подумал, что это сметана, и когда никто не смотрел, я засунул свои передние лапы внутрь банки, чтобы поесть этой сметаны. Я очень удивился, когда обнаружил, что мне не нравится ее вкус. И именно в тот момент, когда я пытался понять, съедобна ли она вообще, Алекс вернулся в комнату и увидел меня с лапами внутри банки. Я был так смущен, что опрокинул банку и пролил то, что я пробовал на вкус. Я стоял посредине этого вещества, а семья смотрела на меня. А когда меня оттуда вытащили, все мои четыре лапы были белые. Позже я узнал, что это вещество называлось краска. Видишь, даже у вещества есть имя, — кот немного помолчал, затем продолжил.

— Все смеялись. Только я не смеялся. С тех пор меня называют Белые Лапы.

— Понятно, — сказал домовенок. — Но почему они Эрвина так называют? — спросил он через минуту.

— Не знаю, — признался кот. — И думаю, никто не знает. Потому что они никогда не говорят, почему они назвали его Эрвин. Может быть его имя связано с какой-нибудь тайной? — предположил он, немного подумав.

— А как насчет Алекса? — спросил домовенок, потому что он действительно заинтересовался именами.

— Алекс — особенное имя, — объяснил кот. — Оно означает, что кто-то — очень хороший мальчик. Поэтому, если тебя зовут Алекс, ты знаешь, что ты очень хороший мальчик.

Домовенок был немного огорчен. Он ожидал услышать какую-нибудь потрясающую историю. А объяснение кота было таким простым.

— А почему папу Папой называют? А маму называют Мамой? — спросил Домовенок.

— Так положено, — ответил кот.

— Тогда меня зовут Домовенок. Так положено, — произнес домовенок с улыбкой, потому что ему очень нравилось это имя. И он не хотел, чтобы кто-нибудь называл его по-другому.

Глава 4.
Жилье
для домовенка

Когда кот принес Домовенка в дом, он не знал, куда спрятать малыша. Вначале он решил посадить его под кровать Эрвина, но Домовенок выбегал оттуда. К тому же Эрвин всегда перед сном заглядывал под кровать, чтобы убедиться, что там никого нет. Тогда кот подумал о будке Рексика, но Домовенок там жить отказался. Он сказал, что домовята должны жить в доме. Тогда кот предложил ему поселиться в стиральной машине. Домовенок ответил, что не хочет, чтобы его случайно вместе с бельем постирали. Кот обещал ему, что по субботам, когда мама стирает, он будет незаметно вытаскивать своего дружка из машины и выгуливать на чердаке. Но Домовенок сказал, что в доме интереснее, чем на чердаке. Поэтому если кот хочет его выгуливать, то пусть выгуливает его в доме.

Кот не мог выгуливать Домовенка в доме, и тогда он предложил для прогулок старый шифоньер, в котором мама хранила свой любимые старые вещи. Она заглядывала туда очень редко, наверно, раз в месяц, чтобы пыль протереть, чтобы моль там не поселилась. А кот подумал, что даже когда она туда заглядывает, она может не заметить Домовенка, потому что он может спрятаться в кармане старого плаща. А мама его уже давно не одевает, потому что папа не разрешает ей носить старые вещи. Но мама их все равно не выбрасывает. Она их любит, и поэтому сложила аккуратно в шифоньер. Они все такие мягкие и чистые. А шифоньер такой просторный и удобный. Даже коту там нравится, потому что там не только чисто, мягко и просторно. Днем там темно. И когда Белые Лапы хочет днем поспать, он идет и прячется от всех в шифоньер. Он рассказал Домовенку, какое чудесное место жительства он ему подыскал, и Домовенок сразу же согласился. Ему там все понравилось: и шифоньер, и вещи, и даже карман в плаще, где он легко мог от мамы спрятаться.

Но шифоньер ведь был очень старый. А дверь его была очень скрипучая. Кот как-то сразу об этом не подумал. Он поместил туда Домовенка, но тот усидеть там не мог. Вот он и стал скрипеть дверью. То залезет в шифоньер, то вылезет из него. И все в семье стали что-то подозревать. Поэтому кот срочно стал подыскивать Домовенку новое место.

Он вспомнил, что в холле стояла большая свинья. Точнее это была не свинья, а копилка в форме свиньи. Эрвин поставил ее у входной двери, чтобы папа, приходя с работы, не забывал бросать туда монетку. Потому что когда свинья стояла в спальне Эрвина, папа иногда забывал туда монетку бросать.

А свинья была довольно крупная. И чтобы в нее папа мог бросить большие монеты, а по праздникам даже купюры, Эрвин сделал там большое отверстие. И Домовенок легко пролезал в это отверстие.

Там было очень хорошо. Во-первых, свинья не скрипела. Во-вторых, в холле никто не смотрел телевизор, как в зале, и не готовил обед, как на кухне. И вообще там ничего не было, кроме башмаков, куда можно было всегда спрятаться, если вдруг кто-то неожиданно придет.

Домовенку в свинье тоже очень понравилось. Он укрылся купюрами, которые там были, и для мягкости положил несколько купюр себе под голову и под спину. А когда ему было скучно, Домовенок стал пересчитывать деньги Эрвина. Он их раскладывал стопочками, а они сверху падали и звенели. Домовенок так любил считать деньги, что почти не вылазил из копилки. И чем больше он считал, тем больше ему это нравилось. Он совсем забыл про конспирацию и начал считать деньги, когда вся семья была дома. Монеты звенели, кот вздрагивал. Эрвин бежал к копилке. Но ничего увидеть там не мог. Он тряс свинью, и Домовенок трясся вместе с монетами. Убедившись, что монеты на месте, Эрвин уходил на кухню. А кот оставался в холле и напоминал Домовенку о необходимости конспирации. И когда ему пришлось сделать это в пятый или шестой раз, кот не выдержал и переселил Домовенка.

Он вытащил его из копилки и засунул в первое же попавшееся подходящее место. И этим местом оказался горшочек на полке с книгами. Горшочек был красненький в горошек. И хоть он предназначался для приготовления пищи, он был таким красивым, что мама оставила его как украшение на полке.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 309