электронная
11
печатная A5
279
16+
Белые аисты

Бесплатный фрагмент - Белые аисты

Битва за Буслав

Объем:
94 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-1660-7
электронная
от 11
печатная A5
от 279

Герои истории

Пётр Завадский

Пётр — 43 года, родился в Гродно, белогвардейский офицер в ранге поручика, участник Первой мировой войны.

Как выглядит Пётр Завадский, я помню:

Широкие скулы, большие глаза.

Один чуть прикрыт, взгляд он делает грозным,

Нос острый, с горбинкой, слегка кривоват.


Короткая стрижка, волос с сединою

От нервов немало в его голове.

И голос его с хрипотцою мужскою,

А щёки скрыты в густой бороде.


Массивная шея и плечи прямые,

Грудь подана ввысь и подтянут живот.

Спина треугольником, пояса шире,

Легко его с ног даже бык не собьёт.

Алеся Завадская

Алеся –37 лет, родилась в деревне Зальково близ Могилёва, жена Петра Завадского, мать Станислава и Миколая.

Не властны года, и всё та же Алеся,

Какой была прежде, на свадьбе своей,

Такие глаза воспеваются в песнях,

Улыбка достойна сердец королей.


Её сын Станислав родился брюнетом,

Алесины волосы златом горят,

Как пламя, пылают сияющим светом,

Своей красотою на солнце слепят.


Фигура как будто с античной скульптуры,

В ней лучшие качества вместе сошлись,

Всё это Алесе дано от натуры,

Прелестные образы в теле слились.


В очах малахит и ланиты с румянцем,

Да пряди свисают по шее, плечам.

Движения плавные, словно бы в танце.

И разум заметен в простых мелочах.

Станислав Завадский

Станислав (Сташек) — 19 лет, родился в Буславе, старший сын Петра и Алеси Завадских, курсант военного училища.

Похож на отца, ростом выдался Сташек,

В нём всё гармонично, не так велико.

Он с дамой танцует, с гусарами пляшет,

Даются любые работы легко.


Глаза голубые, поменьше отцовских,

С прищуром и думою в душу глядят,

Они так привыкли к прицелу винтовки,

Что сложно выдерживать Сташека взгляд.

Миколай Завадский

Миколай (Миколка, Коля) — 8 лет, родился в Буславе, младший сын Петра и Алеси Завадских.

Миколка рос дома, но стал не холёным

И смог научиться всему от отца.

Он крестик носил на груди золочёный

И добрую славу сыскал молодца.


Подмога нужна — Миколайка готовый,

Работу любую на плечи возьмёт.

Хоть вёдра носить или шарф связать новый,

И ветер в кудрях его златых поёт.


Он лучшее взял от отца и от мамы,

Сложение, силу, пытливость ума,

Но есть на лице небольшие изъяны:

На лбу его рана большая была.


Он шрам получил ровно между бровями,

В свои 8 лет Миколайка как лев.

Не станет страшиться и щёлкать зубами,

Но может по-взрослому сдерживать гнев.

Ясь Якимович

Ясь–50 лет, родился в Белевичах, пасечник, во время Первой мировой войны потерял жену. Анна Якимович погибла, случайно попав под обстрел, который вели немецкие войска во время битвы в Крево. Ясь поклялся, что больше никогда не возьмёт в руки оружие, но советско-польский конфликт не оставил ему выбора.

Ясь вовсе немолод, его лоб в морщинах.

И лезет давно по усам седина.

Сложеньем, как Пётр, нехилый мужчина,

Поуже лицо и поменьше спина.


Он русые длинные волосы носит,

Чтоб уши закрыть на морозе зимой.

В военное время душа битвы просит,

Но Басю боится оставить одной.

Барбара Якимович

Бася — 17 лет, родилась в Белевичах, дочь Яся и Анны Якимовичей.

Совсем невысокая Бася, блондинка,

Семнадцать исполнилось в горестный год,

Глаза как озёра с блистающей синькой,

По облику возраст никто не поймёт.


И стройная как молодая берёзка,

Того и гляди ветер к небу сорвёт,

А как же красиво, пускай очень робко

Она у окна вечерами поёт.

Битва за Буслав

Пролог

Все действия происходят в городе Буслав, находящемся на границе современной Беларуси и Польши. Буслав — мультикультурный город, где православные храмы соседствуют с католическими костёлами. Большая часть населения Буслава — отставные или действующие военные и их семьи. Город охраняет гарнизон, изрядно поредевший после известия о смерти Николая II.

[автор]

В сплетении судеб жизнь подобна древу,

Где тысячи ветвей срослись в огромный ствол,

А что внутри него — совсем другое дело:

Труха иль страстное кипенье смол.


Не всем везёт, и те, кто ищет мира,

Порой с порога попадают на войну,

Шёл девятнадцатый (1919), случилось,

Что тягот доля выпала Петру.


Мальчишкой он мечтал о битвах,

В подвигах ратных прославлять Царя

Стремилось сердце в радостных порывах,

Честь, Бога и Отчизну вознося.

Сцена 1. В каминном зале дома Завадских

Дом Завадских состоит из 2 комнат, одна из которых принадлежит Петру и Алесе, а вторая — сыновьям, каминного зала, кухни, прихожей и погреба. Посередине зала располагается стол, на стене висит старый гобелен с изображением шляхтичей на охоте, большие часы с маятником, а также несколько портретов предков Петра в деревянных резных рамах, слева от камина стоит шкаф, привезённый из Гданьска, с фарфоровой посудой.

Теперь уж Пётр стал мужчиной,

Обрёл семью, и младший сын,

Сидящий с книжкой у камина,

Спокоен в доме был один.


Не знал ещё в то время Коля,

Что старые друзья отца,

С кем в детстве бегал тот по полю,

Продали честь за три рубля.


У подлецов теперь родная

Земля была не там, где дом,

А там, где флаг чужой поставят,

Где дух России умерщвлен.

(говорит Алеся)

— Послушай, Пётр, — говорит Алеся,

Храброго мужа верная жена.

— Мой милый, не ходи, не бейся!

Чего теперь решит война?


Царя ведь нет, а Бог не дал другого,

Пусть будут прокляты вовек большевики,

Но когти лап их не упустят снова

Той власти, к коей «красные» пришли.

(говорит Пётр)

— Я знаю, — отвечает воин

С грустно поникшей головой, —

Но уваженья не достоин

Тот, кто бежит с передовой.


Теперь везде одни собаки,

Что рушат храмы и кресты,

Идут уже с детьми на драки,

Чтобы побольше унести.


Уничтожают, жгут и грабят,

Народовластием кичась!

И крошки хлеба не оставят.

Но мать-Россия не сдалась!


Ещё ударим залпом пушек

По обезумевшей толпе.

Они ведь не за власть рабочих!

Цареубийцам быть в тюрьме!


Да, что ж… Царя теперь не будет,

Но «красным» власть не отдадим!

И пусть Господь нас сам осудит,

Если нечестно победим.

(говорит Сташек)

— Ты мудр, отец! — вмешался Сташек,

Статный и славный старший сын. —

С праведным гневом до мурашек

Убийцам грозный бой дадим!

(говорит Пётр)

— Нет, сын, постой, не стоит рваться

Под шквалистый огонь врага,

Тебе бы в городе остаться,

Хотя б на три-четыре дня.


Когда уйдём — на вас оставим

Всё, дорогие юнкера,

Не время вас под пули ставить,

Ещё придёт боёв пора.


Держитесь строем крепче стали,

Обороняйте Цитадель!

Чтоб ни на шаг не отступали

И били разом точно в цель!

(говорит Сташек)

— Встанем стеной, тут нет сомнения,

Ведь так священный долг гласит.

(говорит Пётр)

— Услышишь, сын, что в воскресенье

Рёв пушек с фронта загремит,


От города мы будем близко,

Поджала «красная» орда,

Бороться легче, зубы стиснув,

Когда прикрыта нам спина.


Луна на небе засияла,

И воцарилась тишина.

(думает Алеся)

— Что же со всеми нами стало? —

Думала бедная жена. —


Как же такое допустили?

Могилу взрыли для себя!

Убита царская Россия,

Хоть бы жива была семья.

[автор]

Всю ночь Алеся не сомкнула

Печальных изумрудных глаз,

Держала за руку супруга,

Возможно, что в последний раз.


Тем часом мужу снился предок,

«Крылатый» доблестный гусар,

И сабли, поднятые в небо,

И нескончаемый пожар.


Зарёй багряной зажглось утро,

Рассвет сквозь шторы заглянул.

Смятения накрыло чувство

Петра, когда к жене прильнул.


Счастье любви и боль утраты-

Всё в ощущении одном.

(говорит Пётр)

— Алеся, вы не виноваты,

Не слушайте сражений гром.


Берите вещи, убегайте,

Младшего сына береги

И на глаза не попадайтесь

Грабителям святой земли.

(говорит Алеся)

— Дрожать от страха я не стану,

Не только у мужчин есть честь!

Родного дома не оставлю!

Пока мы вместе — нас не счесть!


Я верю той огромной силе,

Которая живёт в сердцах,

И в каждой напряжённой жиле,

Я верю гордости в глазах.


Тебе и Сташеку я верю,

Верю, что защитите нас!

Хоть от огня, хоть от метели,

Молюсь, чтобы Господь вас спас.

(говорит Пётр)

— Твоё упорство бы воякам,

Которым мост оборонять!

Тогда проводим до поляков,

Когда «червонных» будем гнать!


Чем дольше длится расставание,

Тем тяжелее уходить,

Пусть это наше наказание,

Но кровью час настал служить.


Пора нам собираться, Сташек,

В колокола уж стали бить,

Мы в Цитадели встретим наших,

А там решим, как дальше быть.

Сцена 2. На плацу в крепости

Буславская крепость, которую местные называли «Цитаделью», — средневековый замок, построенный из кирпича. С течением времени сооружение утратило свою оборонительную функцию, в начале XX века использовались только его богатые залы, переоборудованные для занятий курсантов военного училища. 4 башни были закрыты и заброшены до Гражданской войны, во время которой они использовались как караульные вышки.

[автор]

К полудню ощетинил город

Колючей бородой штыков,

Людской рекой, кто стар, кто молод,

Воля сломила гнёт оков.


Все собирались в Цитадели,

Впервые за две сотни лет

Так стены замка зазвенели,

Зажегся в старых башнях свет.

(говорит генерал-майор Костевич)


Генерал-майор Александр Костевич был назначен командующим буславским гарнизоном после гибели в 1917 году генерала от инфантерии Богуславского.

— Смирно! — вокруг всё замолчало,

Строй терпеливо ждал приказ.-

Что ж, господа, завтра начало,

Скажу лишь пару нужных фраз.


От вас не утаю ни слова,

Одним нам сложно устоять,

Из Бялоляска гарнизона

Придётся помощь ожидать.


Продержимся до их прибытия —

Кольцо противника прорвём.

Тревожные грядут события,

Прольёт железом как дождём.


Но мы должны стоять на месте

И город грудью заслонить!

Ведь наше дело — дело чести,

Для этого и стоит жить!


Юнкерский корпус — в Цитадели,

Гвардии сердце охранять,

Артиллеристам царским пушки

Настало время расставлять.


Снарядов градом свет завесим,

Глядишь, да эти побегут…

Но если нет — как заприметим,

Конники клином прошибут.


Вторую «линью» обороны, —

Так густобровый генерал

Уверенно, хоть и с ошибкой,

Простое слово повторял. —


Вторую «линью» обороны

Расставим около моста,

Любой ценой должна остаться

За руслом «красная» чума.


Сформировать необходимо

Отряд патрульных юнкеров,

Чтоб мы не пропустили мимо

Диверсий, партизан, стрелков!


Пока довольно указаний,

Всем к исполненью приступить,

Подъём у офицеров ранний,

Коней сегодня накормить.

Сцена 3. В башне крепости

Каждая из башен Буславского замка выходила на свою сторону света. К моменту прихода большевиков в город в Цитадели уже не хранилось ничего ценного: старые шкафы да парты, за которыми в мирное время сидели на занятиях юнкера. На караульные посты протянули связь для передачи сообщений командованию.

[автор]

А в карауле первый Сташек

Хоть пять ночей готов не спать,

Из мрачных залов Южной башни

Назначен город охранять.


Он зрит сквозь грязные оконца,

Что старой пылью поросли,

Сюда не проникает солнце,

Сетей не ставят пауки.

(говорит юнкер Михал)


Михал Глыба — друг Станислава, курсант военного училища, сын польского офицера Анжея Глыбы, состоящего на службе в русской армии, тучный и слегка неуклюжий юноша. Мягкий и нерешительный, Михал сильно отличался от своего отца, кичившегося шляхетским происхождением и готового схватиться за оружие при любом подходящем случае.

— Сташек, поднимемся до крыши,

Проверим, заперт ли засов.

(говорит Сташек)

— Михал, пригнись и тише, тише,

Разве не слышишь голосов?

(говорит юнкер Михал)

— Да, кто такие?

(говорит Сташек)

— Я не знаю. Смотри, к ангару побежал!

(говорит юнкер Михал)

— На внешний вид не молодые,

Ты в штаб об этом передал?

(говорит Сташек)

А сам-то что, не понимаешь?

Сейчас поднимут весь патруль,

Кого угодно испугают,

Те убегут, а толку нуль.

(говорит юнкер Михал)

— Что предлагаешь делать дальше?

(говорит Сташек)

— Живыми будем гадов брать!

(говорит юнкер Михал)

— Так всё-таки они постарше…

(говорит Сташек)

— А мне на это наплевать!

[автор]

Бесшумно зарядив винтовку,

Сташек бегом спустился вниз.

К выходу вела винтовая лестница, оставшаяся ещё со времен Средневековья.


(говорит Сташек)

— Что, Михал, отойдёшь в сторонку?

Что там, как в небесах, повис?

(говорит юнкер Михал)

— Куда ты лезешь, бесноватый?

На оголтелых мясников?

Ладно, какой ангар? Девятый?

Удача любит дураков.

Сцена 4. У ангара с боеприпасами

Бывшие хранилища для зерна были переоборудованы под ангары для складирования боеприпасов и хранения артиллерийских орудий.

[автор]

В два штык-ножа пошли украдкой,

Боясь рукой пошевелить,

Там, в темноте, под крышей шаткой,

Что-то должно происходить.


И видят: двое бородатых,

Довольно сильных мужиков

Открыли ящики снарядов,

Что были сложены с боков.

Командование решило оставить часть боеприпасов вблизи Цитадели на случай отступления основных белогвардейских соединений.


(говорит Сташек)

— Так, Михал, жди, как только выйдет,

В затылке ощутит приклад,

Покамест ничего не видит,

Тащи его скорей за склад.

[автор]

Глухой удар без промедления,

И тут же засвистел свинец.

В преддверии «красных» наступления

Диверсии пришёл конец.


Крепко связали коммуниста,

Приволокли по снегу в штаб.

Сцена 5. В штабе белогвардейцев

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 11
печатная A5
от 279