электронная
252
печатная A5
349
16+
Белуха

Бесплатный фрагмент - Белуха

Выпуск № 4


Объем:
152 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-3232-4
электронная
от 252
печатная A5
от 349

Шизофренизм в современной литературе

И сидят вокруг литературы и в ней самой (я не ошибся, говоря так) абсолютно не сведущие в ней литераторы, невежественные и самодовольные «писуны» опошляющие и уничтожающие её.

Какое-то поветрие, нет, ураган, смерч пошлости в прозе и нерифмованной бессмыслицы в поэзии. Конечно, искусство развивается, переживает некоторый упадок, затем возрождается и, впитав положительное старое, несёт в себе новое. Так было и это периоды: Античный, Средневековый, Эпоха Возрождения, Эпоха Классицизма, Эпоха Просвещения, Романтизма, Критического Реализма и Постреализма, но как назвать сегодняшний период с его кумовством в литературе, когда на первый план выходят бездарные авторы со своими никому не нужными, никем не читаемыми пошлыми писульками, которые выдвигаются на краевые, областные и национальные литературные конкурсы и получают премии благодаря высокому социально-политическому положению номинаторов, или покупаются за деньги и предоставление каких-либо материальных благ членам жюри.

Не хотелось бы называть имена и приводить примеры, но вынужден, чтобы меня не сочли за баламута.

В Алтайском крае ежегодно с 2009 года проходит краевой конкурс на издание литературных произведений. Десятки литераторов со всего края направляют на него свои работы в надежде, что их произведения увидят свет, но победителями конкурса становятся не они, а круг людей заранее определённый Министерством культуры края.

20 апреля 2019 года были подведены итоги прошедшего в этом году конкурса. Победителем в номинации «Художественная проза» был утверждён член СП России член экспертного жюри Зуев А.В, что аморально по всем нормам литературной этики. (Член экспертного жюри по законам литературной и моральной этики не имеет права участвовать в конкурсе).

Внимательно изучив итоги конкурса в номинации «Художественная проза» за все годы его проведения (с 2009 по 2019), я выяснил, что призёрами конкурса были только члены СП России. Дважды призёрами издательского конкурса были член СП России Пешков А. В. — (2012 и 2015 годы); член СП России Вторушин С. В. — (2009 и 2018 годы); член СП России Зуев А. В. — (2011 и 2019 годы).

Но особо возмутителен следующий факт; члены СП России С. В. Вторушин (он же главный редактор журнала «Алтай»), А. В. Кирилин и Зуев А.В, будучи членами экспертной комиссии сами себя избирали победителями конкурса в номинации «Художественная проза». И это считается нормой в Министерстве культуры Алтайского края (такой мне был дан ответ).

Невольно возникает вопрос: «Для кого создан издательский конкурс в Алтайском крае?»

Ответ напрашивается сам: «Не для поиска талантов, болеющих душой за Алтайский край и Россию, а для членов Алтайского отделения СП России».

Да, Бог бы с ними, этими членами СП России, пусть издаются за государственные деньги, но если бы эти произведения были действительно достойны издания. Прочитав их, я схватился за голову: «Боже, что за бред!» Из всего набора произведений победителей достойны издания лишь работы Кирилина и фронтовика-разведчика Христенко В. Т.

С. В. Вторушин со своим «Литерным на голгофу» вообще возмутил меня. Пишет, что император Николай 2 вышел из Ипатьевского дома и подумал, что его вызывают в Москву для подписания Брестского мира. Далее автор пишет, что Александра Фёдоровна, лёжа с мужем в постели говорит об этом же. Позвольте вас просить, господин Вторушин, вы, что стояли в ногах императора и императрицы и слушали, о чём они говорят? И этот бред становится победителем в литературном конкурсе на Алтае. Почему? Потому что С. В. Вторушин главный редактор главного алтайского журнала «Алтай».

Затрону Постмодернизм, с остальными всё понятно.

Постмодернизм в литературе это отрицание модернистского поиска смысла. Постмодернистские писатели ставят случайность выше таланта, а при помощи самопародирования и метаморфозы ставят под сомнение авторитет и власть автора. Под вопрос ставится и существование границы между высоким и массовым искусством, которую постмодернистский автор размывает, используя пастиш и комбинируя темы и жанры, которые прежде считались неподходящими для литературы.

Так как же после всего этого назвать нынешний период в литературе? Только Шизофренизмовластвующий, иначе никак не получается.

В альманахе «Белуха» ШИЗОФРЕНИЗМ не пройдёт. Здесь будут печататься работы только талантливых писателей и поэтов. С этого номера в альманахе новая рубрика «Славное прошлое». Альманах попытается поднять из ушедшего времени имена, звучавшие в досоветской литературе, т.е до 1917 года.

Виктор Вассбар

ЧАСТЬ 1. РОМАН, ПОВЕСТИ

В. Вассбар и В. Зимаков

Корни России

(Роман эпопея. Начало)

От автора

Россия. Правление Алексея Михайловича Тишайшего, второго русского царь из династии Романовых, запомнилось истории соляным бунтом (июнь 1648 год), и церковной реформой (1653 — 1655 годы). Но если народное волнение стихло, и не отложило какого-либо значимого отпечатка на дальнейшую жизнь народа, то церковная реформа, расколовшая единый православный народ на два лагеря — никониан и староверов, долгие годы отражалась на судьбах людей.

Староверы — люди, которые не приняли реформ патриарха Никона и остались верны канонам христианской веры Древней Руси — древлеправославию.

Синоним слову староверы — старообрядцы ввела в употребление Екатерина II. Однако новый термин вызвал у староверов неприятие и только к началу XX века вместо термина «староверы», «староверцы» всё чаще стали употреблять «старообрядцы».

Наряду с этим в конце XX века в России стали появляться религиозные объединения, исповедующие религиозные воззрения, не имеющие отношения к христианству. Сторонники подобных объединений и сект пытаются возродить религиозные традиции дохристианской, языческой Руси. Некоторые неоязычники начали называть себя «староверами». И хотя употребление этого термина в данном контексте неправильно и ошибочно, в обществе стали распространяться воззрения, что староверы — это действительно язычники, которые возрождают старую веру в древних славянских богов. «Велесов круг», «Союз славянских общин славянской родной веры», «Русский Православный Круг» и другие объединения возникли на почве псевдоисторической реконструкции и фальсификации исторических источников. На самом деле, кроме фольклорных народных поверий, никаких достоверных сведений о язычниках дохристианской Руси не сохранилось. В результате чего в широких слоях населения России староверы стали восприниматься язычниками. Однако благодаря широкой разъяснительной работе, а также ряду серьезных судебных процессов против «староверов-инглингов» популярность этого лингвистического феномена сегодня пошла на спад.

И всё же в российском народе до сих пор бытует мнение, что староверы это какая-то отдельная, закрытая от общества группа тёмных малограмотных людей, живущая на отшибе государства — в горных скитах и лесных дебрях, в непроходимых болотах и других потаённых местах, куда и ворон не долетит и конь не доскачет. Есть книги и художественные фильмы, в которых староверы показаны не только тёмными личностями, замкнувшимися в своей оболочке, но и скрытными людьми, таящими в своих душах если не ненависть к внешнему миру, то недоверие как минимум. Не малую роль в этом сыграли статьи в газетах и журналах о Лыковых. В большей мере это ложь, хотя не отрицаю, что есть отдельные селения, где староверы ведут замкнутый образ жизни, редко дают интервью и считают, что съёмка на камеру является делом недобрым. Они говорят, что фотографии отбирают божественную энергию, которая хранится в теле человека. Те отдельные семьи до сих пор живут без электроэнергии, интернета, их не интересуют кризис и дефолты. Они не посещают больниц, очень редко пользуются благами цивилизации, но таких селений единицы, это староверы беспоповцы (старообрядчество не приемлющее священство).

Но совсем бредовым являются высказывания некоторых людей, порой знаменитых писателей, о том, что древлеправославие запрещает брать в руки оружие. Эти писатели невежественны и, мягко говоря, не сведущи в вопросах православной веры. Они сказали, другие глупые писатели повторили их слова и с тех пор эта бредовая мысль, абсолютно и резко противоположная действительности, вошла в умы обывателей.

На отечественные справедливые войны староверы шли в одном ряду со всем российским народом, били врага и не распространялись о своей вере, ибо вера у человека в душе, а не в словах, и они, защищая свою родину, это понимали.

И всё же необходимо сказать, что перегибы 20—30 годов прошлого века, подрубившие под корень культуру и самобытность народа, значительно сказались на старообрядчестве, державшемся на слоях купечества и зажиточного крестьянства, которые были невольно враждебны революционному духу того времени. Поэтому возрождение старообрядчества в наши дни — лишь слабая тень его выхода на авансцену общественной жизни страны начала XX века после 1905 г.

Высочайшим Указом от 17 апреля 1905 года, в пункте 7 старообрядцам присваивалось наименование старообрядцев, взамен употребляемого раскольников. Старообрядцы получили свободу вероисповедания наряду с другими конфессиями, это было начало выхода их церкви из тени. Старообрядцы получили возможность регистрировать свои общины по Манифесту октября 1906 года, но всё повернулось вспять с приходом к власти большевиков.

Уважаемый читатель, эта историческая справка не введение к курсу изучения древлеправославия, моя цель не в этом, а в том, чтобы дать понимание того, что главными действующими лицами в романе являются староверы, жившие и живущие ныне бок о бок со многими народами других вероисповеданий нашей великой родины России. Дать понимание того, что эти люди живут не на задворках общества и не в таёжных скитах, а в городах и сёлах нашей родины.

Данная книга не монография — научный труд с углублённым изучением древлеправославия, а художественное произведение с показом жизни реально существовавших людей. Их жизнь представлена на достоверных фактах, имевших место в Бийском уезде (ныне Алтайский край), Томской губернии. По мере возможности я раскрою их характеры, образ мышления и покажу, кем и как принимались решения по тому или иному вопросу, возникшему в определённый период времени в их среде, а вот анализа ушедших в прошлое событий не будет, это дело историков, а не литераторов.

Церковную реформу (1653 — 1655 годы) и сегодняшний день отделяют века, и сейчас трудно сказать, какой была бы ныне православная церковь, если бы не произошло её раскола, но одно можно утверждать определённо — древлеправославие не позволило потеряться в веках древнеславянской культуре и до настоящего времени оно является носителем, хранителем и продолжателем её. Вот за это мы должны сказать древлеправославию спасибо!

О диалогах в книге.

Речь россиян прошедших веков показана в романе современным языком, без употребления старославянских слов и фраз. Цель, не отвлекать вас, читатель, на осмысление слов и фраз в диалогах. Клубок старославянских и современных слов читался бы анекдотично, а поскольку эта книга серьёзный роман, а не юмористический рассказ я установил в нём форму изложения такой, чтобы она была доступна и понятна широкому кругу читателей.

Имя Иисус в романе написано Исус (с одной буквой и), как пишут и произносят староверы. Это не возвышение староверов перед никонианами, а необходимость, — в большей части роман о староверах, об их роли в становлении Алтая, но в целом всё же роман эпопея о православном российском народе, как корнях России.

Предисловие

Однажды Бог решил создать на земле Золотой Край — обитель мира и счастья. Призвал Оленя, Сокола и Кедр и приказал каждому искать для себя лучшее место. Сказал: «Где сойдутся ваши пути, там и быть Золотому Краю». Долго скакал по земле Олень. Высоко поднимался в небо Сокол. Глубоко уходил корнями в землю Кедр. И, наконец, встретились они в горной стране, где было просторно и вольно. Так возник Золотой Край, название которого Алтай, что в переводе означает «золото».

В дремучей тайге у Алтайских гор ещё в допетровские времена появились первые поселенцы, это были старообрядцы, бежавшие от правительственных повинностей, крепостной неволи, рекрутчины, а также от религиозных гонений со стороны никонианской церкви. Вслед за ними в тех краях появились рудознатцы от Демидовых и семьи, подпавшие под правительственные указы о заселении новых земель в связи с основанием крепостей и заводов. Алтай разрастался, появлялись новые города и деревни.

В 1765 году было издано распоряжение об отсылке в Сибирь беглецов недобровольно возвращающихся из Польша и Литвы. На Алтае их стали называть поляками. «Поляки» — это русские старообрядцы, в большинстве своем выходцы из Могилевской и Черниговской губерний и центральных губерний Европейской России, бежавшие в ХVII веке от преследований официальной церкви на территорию Польши и Литвы. В 1766 г. они были выселены с тех территории в Сибирь. Та часть старообрядцев, которая была поселена на Алтае, получила название «поляки» (за своё около восьмидесятилетнее временное проживание на территории Польши).

К настоящему времени всю жизнь старообрядцев на Алтае можно разделить на два периода.

Первый период поселения старообрядцев на Алтае (до октябрьской революции 1917 года), был наиболее благоприятный в их истории. Годам этого периода отдана первая часть романа «Карагайка». Особая роль отведена староверу старцу Антонию.

Во втором (советском периоде) начались притеснения всего православного христианства, и в большей степени православных староверов. Разрушались соборы и церкви, закрывались моленные, верующие подверглись преследованиям с применением репрессивных мер. Было конфисковано множество духовной литературы, разгромлены иконостасы, сожжены иконы. Многие староверческие общины лишились грамотных уставщиков. Старообрядчество вновь ушло в подполье, в очередной раз, испытывая и терпя притеснения и гонения со стороны государства.

Этот период показан в романе во второй и третьей частях.

О гражданской войне на Алтае, о красных и белых, их зверствах по отношению друг к другу и к мирному населению говорится во второй части романа: «Крутые тропы Алтая».

С полным установлением советской власти жизнь селян не улучшилась, а у староверов ухудшилась. За малейшую, даже надуманную провинность к ним применялись карательные меры. О звериной сущности карательных органов (ВЧК, ГПУ, ОГПУ) третья часть романа: «У каждого свой крест».

С 7.12.1917 года ВЧК при СНК РСФСР.

С 6.02.1922 года ГПУ при НКВД РСФСР.

С 15.11.1923 года по 10.07.1934 года ОГПУ при СНК СССР.

Справка.

Село Карагайка расположено у подножья горы Елтош близ реки Иша, предположительно названо по имени богатого монгольского князя Карагай.

По данным Томской губернии Бийского уезда, в Карагайке к 1900 году числилось более 600 душ «мужеского и женского пола… из них православных никониан более трёхсот, около ста человек татары, алтайцы два десятка, пятнадцать душ поляки и около двухсот православных старообрядцев».

К октябрю 1917 года Карагайка насчитывала около двухсот пятидесяти дворов.

Часть 1. Карагайка

Хроника

«Русские ведомости». 2 марта 1881 год

«Адский умысел совершил свое адское дело. Глава государства пал жертвой злодейской руки… Удар пал на Россию, начавшую после долгих лет томления освежаться надеждой на возможность радующего просвета»

«Московские ведомости». 9 (21) января 1885 год

«Нам сообщают, что на громадной фабрике Саввы Морозова сыновей, находящейся в Покровском уезде Владимирской губернии, в местечке Никольском, при селе Орехове, на границе Московской губернии, в настоящее время идут волнения и беспорядки между рабочими. Причина беспорядков среди рабочих есть уменьшение заработков».

В мае 1896 года в древней столице России — Москве прошли торжественные мероприятия, связанные с коронацией Николая II и его супруги Александры Фёдоровны.

Церемония прошла 14 мая (26 мая по новому стилю), а спустя четыре дня были запланированы народные гуляния с раздачей «царских гостинцев» на Ходынском поле. Во время раздачи подарков произошла давка, в результате которой погибло 1389 человек (по некоторым оценкам более 6000), около 1500 получили увечья.

Императорская семья сделала пожертвования в пользу пострадавших в размере 90 тыс. рублей, а на коронацию было потрачено около 100 миллионов рублей.

Ходынская катастрофа приобрела символическое значение, стала своего рода предостережением для Николая. С этого момента началась цепь катастроф, которые в итоге привели к геополитической катастрофе 1917 года, когда рухнула империя, самодержавие и русская цивилизация оказалась на грани гибели.

Глава 1. Масленица

В узкой долине меж двух речушек Карагайка и Щучка, упираясь южной вытянутой стороной в бурную реку Иша, северной, уткнувшись в широкую долину плавно скользящую к южному скату горы Елтош, разместилось село Карагайка. С востока на небольшое село, всего два километра в длину и шириной в треть километра, величаво смотрела самая высокая в этой местности гора (894 м) Карагайская Синюха, не менее гордо смотрела на него и гора Елтош (708 м), густо поросшая кедром, сосной, осиной, березой, черемухой, боярышником, рябиной и кустарниками. Из-за реки Иша, прищурившись и как бы подглядывая из занесённых снегом кустарников, за жизнью села наблюдали кособокие замерзшие озёра. За ними на село, с высоты похожее на курчавое, пушистое дерево, свысока смотрел кривой ряд хребтов, извилистый строй больших и малых сопок, и с любопытством рассматривали его статные курганы и косые взлобки. Весь этот хоровод высот до самой границы с Китаем и Монголией был совершенно не обжит. Только вдоль Чуйского тракта, извивающегося как горная река и ползущего в те государства, небольшими серыми пятнами выстроились поселения, в которых вперемежку с коренным населением Алтая живут русские люди, выходцы из европейской части России.

Хитро спряталась Карагайка от непрошеных людей, а желанные гости могли прийти в село, только со стороны села Старая Барда (с 1960 года село Красногорское). Поднявшись на небольшой пригорок, путник мог увидеть всё селение, которое с высоты являлось ему как бы ветвистым деревом, от ствола которого, главной дороги, разлетались проулки шириной в одну тележную колею. В каждой ветви домики с большими земельными участками, иные строения — крупные усадьбы, словно шишки на кедре, это крепкие хозяйства староверов. От каждого дома ползли узкие тропинки к колодцам, от них к огородам, далее к выгонам для скотины. В центре села небольшая церквушка, дом сельской управы, торговые ряды купцов Вараксина и Куранова, небольшая лавка Агафона Ивановича Шубина, приходская школа и площадь для схода селян, с небольшим тесовым укрытием на случай непогоды.

Зима, последняя неделя её второго месяца.

Село ещё спит, не вьются дымки из печных труб, и петухи спят на насестах, но в доме старшего Косарева кто-то бодрствует, что понятно по шороху за печью. Может быть это кот? Нет, он спит, свернувшись калачиком на тёплой кошме. Тогда, возможно, старый дед Данила, что в семействе Косаревых поднимается первым и монотонным, занудливым стуком своего самодельного деревянного протеза будит всё семейство, даже поднимает с лежанки кота — всегда сонного и ленивого.

Потерял левую ногу русский солдат — Данила Степанович Косарев в сражении с Османской Империей в 1829 году. Ампутировали ему её чуть ниже колена после ранения осколком от турецкого снаряда, а было ему в то время двадцать девять лет, но отсутствие ноги не повлияло на продолжение рода. В 1831 году появился первенец Ермил, после него дочь и ещё четыре сына. От младшего Гаврилы в браке с Полиной Караваевой пять сыновей и две дочери. Разрослась семья, не шумная, но и не молчаливая. То в одном углу ребятня озорует, то в другом о чём-то спорит, то с улицы громкие голоса несутся. Семья! Но мирная! Дружная! Самая многочисленная во всей Карагайке.

Сегодня же среди ночи в большом доме Данилы Степановича не стук его деревянной ноги раздавался, его самого раньше времени разбудил весьма громкий шорох, идущий из дальнего угла печных полатей, где обычно проказничала ребятня — его внуки, и где кот Барсик устроил себе лежку. По сумеркам за окном Данила Степанович прикинул, бродить бы ему в сладких сновидениях еще добрых пару часов, а потому решил найти и наказать охальника, прервавшего его покой. Для верности взял свой костыль и, подойдя к печи, начал этим батожком крепко ворошить тот закуток.

— Ой-ё-ё-ёй! Дедка, не бей сильно! Сам слезу! — донёсся с полатей голос ребёнка, по которому дед понял, что охаживал костылём внука Сашку, одного из детей своего младшего сына Гаврилы. Ожидая, когда нарушитель семейного покоя спустится с полатей, Данила присел на скамеечку у камелька, а внучек, не видя деда в темноте, спрыгнул с верхотуры и голыми пятками врезал своему предку по лысине и оголённым плечам. Тот, не ожидая от мальца такой прыти, матюгнулся, подпрыгнув, взмахнул руками и зацепил ими рукомойник, ещё с вечера до краёв наполненный водой. Посудина сорвалась с гвоздя и плюхнулась в медный таз. Грохот, плеск воды, вновь непотребные слова из старческих уст. Котяра с испугу с полатей и через деда прямо на окно, а там горшок с геранью. Глиняная посудина в дребезги, осколки с глухим треском на пол и по оконному стеклу, благо не разбили его, а кот, ещё более очумев, с подоконника в два прыжка и в бабкину кровать, точно на её голову. Бабка в крик, от ужаса метнув молнии из глаз, что было явно видно в свете лунных лучей, проникших сквозь стекло окна, освободившегося от преграды — горшка с геранью. И тишина, мёртвая тишина. Как ни странно, накануне чествования веселого дня — масленицы, все семейство так уработалось, что не услышало всего этого шума — звона, крика и мата, никто не пробудился, лишь кто-то повернулся на другой бок и вновь засопел. В сонном сопении были слышны лишь швырканья Сашки, тихие матюги деда, да бубнила недовольная бабка.

Отпрыск, не дожидаясь от дедули строгой взбучки, сразу, как только всё стихло, быстренько сиганул мимо него в половину дома, где спали старшие братья и, меж них втиснувшись, претворился спящим. Пошарив вокруг полуслепыми глазами и не обнаружив организатора беспорядка, дед почесал ушибленное место и, кряхтя, направился к своей лежанке досматривать прерванный сон, держа в руках предмет слабо различимый в полумраке.

Однако, что же в такую рань заставило Сашку шарить по тёмным углам?

Ему была нужна старая шапка треух, её, обронённую у печи, и держал в руках пришедший в себя старик.

Понял Данила Степанович, по делу младший на верхотуру лазил, понял, что тот хотел перехватить нужную вещь прежде, чем старшие могли присвоить её поутру. Дело в том, что тот головной убор большой и не по размеру Александру, был нужен ему для участия в подростковом кулачном бою.

В первый день масленицы кулачный бой начинался битвой отроков от двенадцати до пятнадцати лет, и отбор из этой среды проходил по справедливости. На входе в поле сражения на высоту полутора метров ставилась дуга с конской упряжи. Мальчики, перед тем как приступить к сражению, надевали рукавицы, на них верхонки из кожи, валенки (сапоги не допускались), шапку, пояс либо ремень и во всем этом проходили под дугой. Если верх шапки касался мерки, юноша имел право встретиться с противником, если не касался, — не допускался до боя. Бить разрешалось не ниже живота, упавший считался выбывшим, а разбитые губы, носы, в счет не шли. Победителя в этот сезон ждал необычный приз, — одноствольное ружьё шестнадцатого калибра. Нашему ночному бедолаге, чтобы выступить на соревнованиях не хватало нескольких сантиметров. Вот Санька и решил, что прибавить недостающие сантиметры ему поможет шапка, если сделать её верх высоким, — набить внутренности пучками ваты. По его расчетам в таком головном уборе он имел шанс пройти отбор, значит, получить право на участие в битве.

Пролежав полчаса на лежанке, проворочавшись с бока на бок, дед Данила, приподнялся с постели, пристегнул к ноге протез и медленной походкой направился к притихшему внуку. Подойдя к лежащему с закрытыми глазами ребенку, постоял, подумал о чём-то своём и, втиснув подмышку внуку нужную ему вещь, медленно развернулся и пошел, тихонько вздыхая, досматривать свои сонные фантазии в ожидании пения третьего кочета, — самого звонкого петуха в селе, принадлежащего соседу по усадьбе Федулу Зотову.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 349