электронная
180
печатная A5
371
18+
Баю-бай-басенки

Бесплатный фрагмент - Баю-бай-басенки

Побасенки

Объем:
138 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-5025-6
электронная
от 180
печатная A5
от 371

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

*

Басня — от слова баять — говорить, рассказывать.

Связывая воедино жизнь видимую и невидимую.

Баял — один Эзоп.

Хоть и считается, что он всего лишь собрал народную мудрость,

остальные, после Эзопа, в стихах ли, в прозе, его лишь перебаЯвали —

и Федр, и Бабрий, и Авиан,

а уж Лафонтен, Крылов и Толстой — тем паче —

писали побасенки от Эзопа.

*

Эзоп был раб.

Считается, что его убили дельфийские жрецы.

А жрецам — убивать непозволительно.

Поэтому жрецы не убивают —

жрецы приносят жертвоприношение.

Стало быть — Эзоп был принесён в жертву.

*

Теперь уже и не разобраться —

то ли это было наказание,

то ли великая честь —

скорее второе.

Но мы — за честью должны почитать

само чтение его басен.

А уж перебаЯвать Эзопа — за непозволительную честь.

В меньшей степени, но равно, как и Лафонтена, и Крылова, и Льва Толстого, басни которых (или парафразы их) помещены в книге и по их мотивам написаны автором побасенки.

*

1

Поэт и лягушки

Однажды лягушки пожаловались Зевсу:

— Скучно живём. Квакаем одно и то же. Надоело. Пошли нам поэта.

Сжалился Зевс над лягушками и послал им своего любимого поэта, просто от сердца оторвал.

И стал поэт на болоте ублажать лягушек стихами — и оды им, и лирику, и хорей, и ямб, и амфибрахий, и всё такое.

Лягушки — в восторге!

Правда, поэт за их девушками стал волочиться. И в загулы иногда впадал. И несколько раз подрался. Но говорил, что это — для вдохновения.

А лягушки за стихи — всё ему прощали. И потихоньку сами стали запоминать про эти страшные хореи и глубокие ямбы.

А потом почему-то решили:

— Да нахрен нам этот поэт? Мы сами себе поэты. Сами можем эти… амфибрахии гонять.

И поэт куда-то пропал.

Не то они его изгнали со своего болота, не то сам съехал, не то они его на дуэли застрелили, не то сам повесился — в общем какая-то мутная история.

Но лягушки недолго грустили — поставили поэту непохожий памятник на пне, завели литературный сайт имени поэта и сами стали стишатки вовсю пописывать.

И заквакало болото на все голоса.

Конкурс «ква-квакергений года» завели.

Голосовали, интриги плели, чуть все не передрались — в общем, как говорил Аристофан, — полный бре-ке-кекс у них там случился.

Но, всё-таки — выбрали себе ква-квакера. И под пнём с памятником венок из жареных мух ему на голову водрузили.

— Видал, чё творят? — глядя на всё это, кивнул Зевс поэту, — Научил на свою голову.

— Да… квакают, — печально вздохнул поэт, — Как-то… беспонтово. Ни темы не держат, ни ритма. Как будто меня там не было.

— Ну и пусть себе там квакают на здоровье, — махнул рукой Зевс и обнял поэта за плечо, — А ты мне — на Олимпе нужнее… Ну, что — нектарчику?.. Ноль пять?

— Да давай сразу — литр. Чтоб не бегать. И амброзии надо взять. На закуску.

*

2

Орёл и черепаха

Увидала черепаха парящего в небе орла —

красавец, три метра размах боевого крыла, взгляд — как у царя — мурашки по

телу, клюв, как у особей некоторых национальностей, лапы с когтями, как

шасси сложил, его именем город назвали — а он парит — мечта, а не жизнь —

и захотелось черепахе самой полетать.

— Товарищ лётчик, товарищ лётчик! — закричала ему черепаха, — А научите меня летать! … Как это у вас так получается?

Орёл даже не сразу и понял, кто это кричал — сверху черепаха, как коровья лепёшка.

— А ты на дерево залезь, да и прыгни, — посоветовал ей орёл, — И полетаешь… А я не инструктор, — и попарил себе дальше…

— Летать-то — не сложно, — учила черепаха потом внуков, — Сложно на дерево залезть.

*

3

Эзоп

Верблюд

басня (парафраз)

«Когда люди в первый раз увидели верблюда, они испугались его и в ужасе разбежались.

Но прошло время, узнали они его смирный нрав, осмелели и стали к нему подходить.

А ещё немного спустя, поняли они, что верблюд и вовсе не способен злиться, и дошли до такого к нему презрения, что надели на него уздечку и дали детям его погонять.

Басня показывает, что даже страх смягчается привычкой».

*

Saliva camel

побасенка

Когда верблюд впервые увидел людей, он подумал:

— Ну и морды! — испугался и убежал в пустыню.

Потом пригляделся, приглядывался к ним из-за бархана — и увидел — как они суетны, мелки и жалки эти человечки — чего их бояться? … и что-то в них было… такое… небезнадёжное…

— Надо помочь, — решил верблюд и в жалости своей пришёл к людям.

И дал одеть на себя узду.

И позволил людям погонять себя.

Особенно детям

И так уже — веками. Всё таскает и таскает за людей поклажу и грузы

Но всё же — иногда верблюд не выдерживает —

нет, нет, да и плюнет на кого-нибудь из этих людишек.

Только на детей никогда не плюёт.

*

4

Лев Толстой

Делёж наследства

басня

«У одного отца было два сына.

Он сказал им: «Умру — разделите всё пополам».

Когда отец умер, сыновья не могли разделиться без спора.

Они пошли судиться к соседу.

Сосед спросил у них: «Как вам отец велел делиться?»

Они сказали: «Он велел делить все пополам».

Сосед сказал: «Так разорвите пополам все платья, разбейте пополам всю посуду и пополам разрежьте всю скотину».

Братья послушали соседа, и у них ничего не осталось».

*

Мученик за литературу

побасенка

Когда умер отец, завещавший двум своим сыновьям разделить всё поровну, братья никак не могли миром поделить наследство — ну как унитаз поровну разделить?

И пошли они к соседу.

Сосед посоветовал им, как в басне Толстого. Но, как человек начитанный, уточнил:

— Только начните с книг. Обязательно с книг.

Так и сделали братья — только с книг начитать было неинтересно — сначала старенького отцовского жигулёнка кусачками напополам искромсали, потом мебель распилили, шмотки порвали, всю посуду побили.

Дошло дело до книг. До полного собрания произведений, дневников и писем Льва Николаевича Толстого — а это дело нешуточное — делить 90 томов!

— Как пилить будем? — ребром ладони примериваясь к первому тому, спросил один брат, — Вдоль? Или поперёк?

— Думаю, справедливо будет — отрывать книжку посередине — и резать, — предложил второй.

— Забились, — согласился первый.

И стали они раскрывать подряд всего Толстого и безжалостно резать.

Дошли до тома с басней «Делёж наследства».

Разрезали как раз по басне.

Один брат прочёл вслух и задумчиво сказал:

— Что-то это мне напоминает…

И оба тоскливо оглядели квартиру отца — мамаево побоище. Только без трупов.

— А там ничего нет — что они с соседом сделали? — спросил один брат.

— Да, вроде, нет, — повертел полкнижки второй, — Всё. Конец басни.

— А пойдём-ка мы ещё раз к соседу, — сумрачно предложил первый, — Басню допишем.

И они пошли…

*

— Не надо! Не надо! — пытаясь спрятаться за креслом, кричал сосед, — Так — вы хоть одну басню Толстого прочли! И то — сразу поумнели! Не надо!

*

P.S.

— За что, за что? За русскую литературу пострадал! — с затаённой печальной гордостью объяснял сосед в больничной палате, — За народное образование.

За просвещение народа, — и горько посетовал, — Ведь ничего ж не читают. Книгу забыли. Один телевизор в голове.

*

5

Эзоп

Лев и осёл

басня

«Лев и осёл порешили жить вместе и отправились на охоту.

Пришли они к пещере, где были дикие козы, и лев остался у входа, чтобы подстеречь выбегающих коз, а осёл забрался внутрь и начал голосить, чтобы напугать их и выгнать. Когда лев переловил уже немало коз, вышел к нему осёл и спросил, славно ли он бился и хорошо ли гнал коз.

Ответил лев: «Еще бы! я и сам испугался, кабы не знал, что ты — осёл».

Так многие выхваляются перед теми, кто их отлично знает, и по заслугам становятся посмешищем».

*

Ослиная охота

побасенка

Однажды, голодный лев пошёл на охоту.

И по дороге встретил осла, который жевал прошлогоднюю траву.

— И чё ты — всё ботвой питаешься? — презрительно сморщился лев.

— А что — очень даже вкусно, — нисколько не обиделся осёл, — И полезно. Сплошные витамины и минералы.

— Вкусно, — передразни его лев, — Ты хоть раз мясо пробовал?

— Нет, — признался осёл.

— Пошли со мной — мяска хапнешь — узнаешь, что такое настоящая жратва.

— А что — прекрасная идея! — согласился осёл.

И они пошли.

Пришли к пещере, где прятались дикие козы.

— Значит так… — начал объяснять лев, — …заходишь в пещеру — здоров, здоров, братва. И начинаешь базары, типа, шёл мимо, дай, думаю, к собратьям загляну — я такой же, как вы, тоже травкой питаюсь, только без рогов. Они тебя стопудово за своего примут. А сам — бочком-бочком так перемещаешься вглубь пещеры. И начинаешь пинками выгонять этих драных коз из пещеры. Они пугливые — сразу дёру. А я их тут, у входа буду отоваривать. Давай. Первый пошёл! — лапой шлёпнул лев в напутствие осла по спине.

И пошёл осёл в пещеру к козам.

Зашёл… и растерялся

Ибо никогда столько козочек сразу и не видал.

И забыл, что за мясом пришёл. Начал заигрывать, флиртовать, тереться.

Да не учёл, что у козочек есть мужья козлы.

Которым всё это сильно не понравилось. Они тут же и напинали ослу.

Осёл еле вырвался и убежал.

За ним вдогонку выскочили три здоровенных разъярённых козла и наткнулись на льва:

— Тебе чего? Тоже захотел?

— Не, не, пацаны, нормально всё, — успокоил их лев и сделал вид, что собирает целебные коренья для больной жены…

*

Бежал осёл в тот день очень быстро — еле лев его догнал.

Отдышались.

— Ножки у тебя коротенькие, а бегаешь ты, как лосяра, — с одышкой похвалил его лев.

— Да я только зашёл — со свету ничего не вижу — а мне сразу бац! — бейсбольной битой по черепу! — начал врать осёл.

— Может, сам башкой ударился? — заботливо поинтересовался лев.

— Я тебе мальчик, что ли! — тяжело дыша, возмутился осёл, — Там этих козлов — тыщи! И штук десять — такие, с заточками, с монтировками — рогом на меня попёрли! Типа, мы тут пещеру держим. Ну, четверых я, конечно, повалил, — признался осёл, прикладываясь битой мордой к холодному камню, — А с остальными — не сдюжил. У них рога — как арматура! А копыта, как бульники. Что я теперь жене скажу? Я ей никогда не изменял.

— Ну… скажи — упал, — посоветовал лев, — Со скалы.

*

Так осёл мяса и не попробовал.

А лев в тот день отлично поужинал.

Ослом.

*

6

Басня и арифметика

побасенка

— А сейчас, детки, я вам прочитаю басню, — сказала на уроке арифметики 5-а классу Мария Ивановна, одела очки и с выражением стала читать вслух:

Лев ТОЛСТОЙ

Два купца

басня

— «Один бедный купец уезжал в дорогу и отдал весь свой железный товар под сохранение богатому купцу.

Когда он вернулся, он пришёл к богатому купцу и попросил назад своё железо.

Богатый купец продал весь железный товар и, чтобы отговориться чем-нибудь, сказал: «С твоим железом несчастье случилось».

— А что?

— Да я его сложил в хлебный амбар. А там мышей пропасть. Они все железо источили. Я сам видел, как они грызли. Если не веришь — поди посмотри.

Бедный купец не стал спорить. Он сказал: «Чего смотреть. Я и так верю. Я знаю, мыши всегда железо грызут. Прощай». И бедный купец ушёл.

На улице он увидал, играет мальчик — сын богатого купца. Бедный купец приласкал мальчика, взял на руки и унёс к себе.

На другой день богатый купец встречает бедного и рассказывает своё горе, что у него сын пропал, и спрашивает: «Не видал ли, не слыхал ли?»

Бедный купец и говорит:

— Как же, видел. Только стал я вчера от тебя выходить, вижу: ястреб налетел прямо на твоего мальчика, схватил и унёс.

Богатый купец рассердился и говорит:

— Стыдно тебе надо мной смеяться. Разве статочное дело, чтоб ястреб мог мальчика унесть.

— Нет, я не смеюсь. Что ж удивительного, что ястреб мальчика унёс, когда мыши сто пудов железа съели. Всё бывает.

Тогда богатый купец понял и говорит: «Мыши не съели твоего железа, а я его продал и вдвое тебе заплачу».

— А если так, то и ястреб сына твоего не уносил, и я его тебе отдам».

— Басня, детки, очень интересная, содержательная и полезная, — закончила читать Мария Ивановна, — И сейчас мы с вами будем считать… — она сняла очки и взяла мел, — …. сколько раз оба этих замечательных купца нарушили Уголовный Кодекс Российской Федерации? И какой им в общей сложности светит срок? — стала писать на доске, — Если учесть, что — мошенничество, статья 159 — это 2 года, лишение свободы, похищение детей, статья 126 — от 7 до 15, вымогательство и шантаж, статья 163-я — 5.

— Наши, прокурорские, по полляма в евро минимум с каждого срубят! — выкрикнул с места Вовочка.

*

7

Эзоп

Блоха и атлет

басня

«Блоха однажды вспрыгнула на ногу разгоряченному атлету и на скаку укусила его.

Он рассердился и уже сложил ногти, чтобы ее раздавить, а она опять прыгнула так, как от природы дано ей прыгать, и ускользнула от гибели.

Застонал атлет и молвил: «О Геракл! если ты против блохи мне не помогаешь, то как же ты поможешь мне против соперников?»

Басня показывает, что богов следует призывать не ради пустячных и безвредных мелочей, а только при важной необходимости».

*

Качок и комар

побасенка

На областных соревнования по бодибилдингу «Мистер Олимп нашего края» профессиональный качок под сценическим псевдонимом Боди вышел на подиум искусственно загорелый, с намазанным маслом телом, в микроскопических плавках и принимая разные красивые позы, и играя анаболическими мышцами, стал демонстрировать залу свою накачанную мускулатуру.

Женщины и нервические мужчины ему рукоплескали.

И тут, в самый ответственный момент, Боди на ягодицу сел комар.

И вонзил своё жало.

И стал пить кровь.

А ягодицы у Боди — были местом на теле самым чувствительным.

— О, боги! О, Геркакл! — играя мускулатурой и на этом месте тоже, мысленно взмолился Боди — Я же проиграю нахрен! Спасите меня от этого мерзкой кровососущей твари на жопе!…

Геракл явиться не замедлил.

Огромный такой дядя, немного рыхловатый без анаболиков, но от природы мощный, в львиной шкуре и с ужасающей полированной от частого применения корягой в руке. Конечно, видимый только для Боди, для зала невидимый.

— Я — Херакл. Сын Зевса и Алкмены. Чево надо, качок? — громозвучно, на весь зал, сказал Геракл на древнегреческом.

Разумеется, слышимо только для Боди, для остальных неслышимо.

А древнегреческого Боди и не знал.

И греческого тоже.

И итальянского.

И английского.

Да и по-русски Боди говорил не лучше коряги в руке Геракла.

*

8

Лев Толстой

Мужик и огурцы

басня

«Пошёл раз мужик к огороднику огурцы воровать.

Подполз он к огурцам и думает: «Вот дай унесу мешок огурцов, продам: на эти деньги курочку куплю. Нанесет мне курица яиц, сядет наседочкой, выведет много цыплят. Выкормлю я цыплят, продам, куплю поросеночка — свинку; напоросит мне свинка поросят. Продам поросят, куплю кобылку; ожеребит мне кобылка жеребят. Выкормлю жеребят, продам; куплю дом и заведу огород. Заведу огород, насажу огурцов, воровать не дам, караул буду крепкий держать. Найму караульщиков, посажу на огурцы, а сам так-то пойду сторонкой да крикну: «Эй вы, караульте крепче!»

Мужик так задумался, что и забыл совсем, что он на чужом огороде, и закричал во всю глотку. Караульщики услыхали, выскочили, избили мужика».

*

Cucumis sativus и революция

побасенка

Однажды, после обильного и сытного вегетарианского обеда, граф Лев Толстой прилёг в огороде подремать на шезлонге.

В огурцах.

Надвинул соломенную шляпу на глаза, да и заснул.

И снится ему сон:

будто пошёл он к другому графу, в чужой огород, огурцы воровать. Подкрался, залёг в шершавых листьях, огурцы рвёт и мечтает: — утащу мешок огурцов, продам — курочку куплю. Курочка яйца будет нести — я птицеферму заведу. Продам птицеферму — куплю свинарник. Продам свинарник — куплю конюшню. Продам конюшню — куплю автозавод. И страшно разбогатею.

И представилось ему — и на Бали Ясная Поляна, и в Швейцарии, и во Франции — везде по Ясной Поляне — а он, такой, на самолёте туда-сюда рассекает.

А потом, задумался — а с чего это вдруг образовалось у него такое богатство?

И вспомнил — с огурца!

И решил Лев Толстой — продам нафиг этот автозавод и буду сажать огурцы.

И снится ему целое поле огурцов. Бескрайнее, как Россия. И он — огуречный магнат. Но не по карманам огурцы рассовывает, как эти мерзкие капиталисты, а продаёт их и народ на эти деньги из рабства спасает, да просвещает. И всеобщая благодать и равенство образовываются. И все счастливы, как огурцы…

И вдруг он во сне видит — мужики его яснополянские залезли в его бескрайний огород и огурцы без спроса рвут.

— Караул! Огурцы воруют! — закричал во сне Лев Николаевич.

А в это время — и на самом деле, три мужика шли мимо — видят — огурцы висят. А барин спит, похрапывает, шляпа на бороде. Залезли и стали огурцы потихоньку срывать.

Тут Лев Николаевич и закричал во сне:

— Караул! Огурцы воруют! Я автозавод за эти огурцы отдал!

А во сне же всё наоборот — это Лев Николаевич огурцы воровал.

И в этом месте во сне прибежала охрана соседского графа, поймала его, сняла штаны и давай крапивой хлестать. Он и стал вопить во сне, — Не надо меня пороть, я граф! О, моя задница! Помогите! Убивают! Софья Андреевна! Мама! Я не буду больше огурцы воровать!

Мужики ничего не понимают — вроде спит барин, а всё видит и кричит. И грозит розгами запороть.

И так перепугались, что побросали огурцы и дали дёру без оглядки.

— Лёва! Лёва, проснись! — трясла его за плечо Софья Андреевна.

— А! — в ужасе проснулся Лев Николаевич.

— Опять во сне огурцы воровал, — ласково и укоризненно покачала головой Софья Андреевна.

— Что ты, Софочка, что ты, какие огурцы? — спросонья наврал Лев Николаевич и немного обиделся, — А почему опять-то?

— Так третьего дня ты тоже про огурцы кричал, — напомнила Софья Андреевна.

— Да не брал я никаких огурцов! — нахмурился Лев Николаевич, — Мне ужас приснился — что с меня мужики наши сняли штаны и выпороли. да ещё и крапивой.

— Да за что они тебя? — удивилась Софья Андреевна.

А Льву Николаевичу же неудобно сказать, что он огурцы воровал. Поэтому он вздохнул, — Это, наверное, к революции.

— А это — тоже к революции? — показала Софья Андреевна на кучку огурцов. брошенную мужиками.

Уставился Лев Николаевич на сорванные огурцы и ничего понять не может.

И подумал, — Вещий сон. Надо басню написать.

А мужики бежали со всех ног и думали, — Ну, барин наш и артист! Ну, артист!

Так — Лев Толстой и басню написал, и отучил мужиков огурцы воровать.

Впрочем, ненадолго.

До семнадцатого года оставалось совсем немного.

*

9

Эзоп

Ястреб и соловей

басня

«Соловей сидел на высоком дубе и, по своему обычаю, распевал.

Увидел это ястреб, которому нечего было есть, налетел и схватил его.

Соловей почувствовал, что пришёл ему конец, и просил ястреба отпустить его: ведь он слишком мал, чтобы наполнить ястребу желудок, и если ястребу нечего есть, пусть уж он нападает на птиц покрупней.

Но ястреб на это возразил:

— Совсем бы я ума решился, если бы бросил добычу, которая в когтях, и погнался за добычей, которой и не видать.

Нет глупее тех людей, которые в надежде на большее бросают то, что имеют».

*

Ошибка ястреба

побасенка

На высокой опоре линии высоковольтной передачи сидел соловей и заливался трелями.

Птицы вокруг и мелкие полевые зверушки — с ума сходили от его пения.

Особенно воробьихи.

И вдруг — раз — и куда-то все исчезли.

А соловей так зашёлся с закрытыми глазами, что и не заметил, как его схватил хищный ястреб и поволок в гнездо.

— Ну, на что я тебе сдался? — взмолился соловей, — Отпусти ты меня. Что ты во мне есть-то собрался? Я ж тебе — как слону ватрушка. Поймай себе хомяка, что ли.

— Да прям! — возмутился ястреб, — Сейчас — всё брошу и побегу за хомячками! Клюв защёлкни.

Остальную дорогу летели молча…

*

— Жена! — влетев в гнездо, радостно закричал ястреб, — Смотри, что я нам принёс!

Вышла ястербиха, нечесаная, растрёпанная, вечно чем-то недовольная, мельком глянула на соловья, уткнула крылья в боки и сказала мужу:

— Ну, ты б ещё стрекозу поймал. Отдай детям — пусть поклюют.

— Да в нём одни перья! — закричали голодные дети, — Его есть — как подушку клевать всухомятку.

— Какой — поклюют! — возмутился ястреб, — Ты о чём! — и стал объяснять жене, показывая на соловья, — Это ж — как телевизор у нас теперь будет. Или ручной певец Витас. Подзатыльник дал — он и заверещал.

— Ты где его взял? — раздражённо спросила ястребиха, — На высоковольтке?

— Ну, — растеряно признался ястреб, — Чуть сам в проводах не запутался.

— Да я его знаю, — махнула крылом ястребиха, — Он под фанеру клюв разевает.

Кинь его кошке.

*

10

Лев толстой

Собака, Петух и лисица

басня

«Собака и петух пошли странствовать.

Ввечеру петух уснул на дереве, а собака пристроилась у того же дерева, промеж кореньев.

Как пришло время, петух запел.

Лисица услыхала петуха, прибежала и стала снизу просить, чтобы он сошел к ней, будто ей хочется оказать почтенье ему за то, что у него голос хорош. Петух сказал: «Надо прежде разбудить дворника, он спит промеж кореньев. Пусть отопрет, тогда я сойду».

Лисица стала искать дворника и забрехала. Собака живо вскочила и задушила лисицу».

*

Со с ранья

побасенка

С вечера всё было, как в басне.

Наступило утро.

С первыми лучами солнца петух проснулся и давай кукарекать.

— Чего орёшь со сранья? — забурчала недовольная спросонья лиса, — Спи давай!

— Кто рано встаёт, тому Бог подаёт, — ответил петух и стал кукарекать дальше.

— Заткнись, умник! — закричала лиса, — А то сожру!

— Ты меня достань сначала, — усмехнулся петух и снова стал кукарекать.

Лиса дамочка была нервная, закричала:

— Это ты меня достал! —

и давай в петуха камнями кидаться.

А сама подумала, — А ведь верно, этот горлопан сказал — кто рано встаёт, тот петуха на завтрак жрёт.

У пса нервная система была отменная — он сладко спал под петушиные крики, пока один из камней не попал ему по носу.

— Кто! — вскочил разгневанный пёс.

— Это она! — наябедничал петух.

— Да дятел этот тебя разбудил! — наврала лиса, — Орёт с утра — кто рано встаёт!

— Кто рано встаёт — тот сейчас бздей огребёт! — прорычал пёс и накинулся на лису…

Лиса дралась отчаянно и драка шла с переменным успехом — оба, с криками и визгами, комом катались по траве.

Петух слетел с дерева и, помогая псу, стал клевать лису, изредка попадая и в пса, отчего те вопили ещё громче.

На шум и крики драки прибежал граф Лев Толстой с метлой, который всегда любил рано просыпаться. Всем навалял, собаку посадил на цепь, петуха сварил с лапшой, а из лисы получился отличный воротник Софье Андреевне.

Да ещё и басню про этих дураков написал.

Но про себя, конечно, ни слова.

Петух-то был — соседский.

*

11

Эзоп

Волк и осёл

басня (парафраз)

«Осёл колючим шипом ногу занозил.

Завидев волка, понял он, что смерть близка,

И молвил волку:

— «Мне пришёл конец.

Но рад и счастлив я с тобою повстречаться!

Уж лучше ты, чем коршун, или ворон.

Но мелкую ты окажи мне прежде милость:

Вынь из копыта острый шип,

Чтобы без мук душа моя рассталась с телом».

Ответил волк:

— «Ну что ж, не откажу тебе я в этом!

Я знатный лекарь. И вообще добряк».

Зашёл волк сзади…

И так его лягнул осёл копытом!…

Очнулся волк и застонал: «О горе мне! Я поделом огрёб.

Зачем полез я в лекари? Ведь с детства

я только убивать, да мясо жрать обучен».

*

Непонятки с буквой ж

побасенка

У села мирно пасся осёл.

Неожиданно из лопухов выскочил волк.

Осёл сдуру побежал не в село, а в лес.

Ну а там волк, конечно, загнал его в бурелом.

Бежать ослу было некуда.

И осёл понял, что он сейчас будет растерзан.

— Мущинааа-а!… — плаксиво, обиженно и обречённо заныл осёл, — Чево вы за мной бегаетее-ее?… Чево я вам сделаа-ал?

Волк присел на полусогнутых и по блатному, с распальцовочкой так, покачивая головой, стал издеваться:

— Ну не скажи, что у тебя заноза в жопе, идиот!

— Нету у меня никакой занозыы-ы! — отчаянно крикнул осёл. — И я не идиоо-от!

— Даже на занозу ума не хватило, — усмехнулся волк и медленно подходя и разглядывая осла, хрипло стал напевать:

— В каждой строчке… только точки… после буквы жэ… —

имея в виду, конечно, жратву и с какой части начать этого осла жрать, — Сказать хотееел… но не сумел.

Осёл песенку узнал. Но, понял, видимо по-своему.

— Тогда зачем столько агрессии-и? — жеманно ответил осёл и кокетливо задрал хвост, как подол, — Мущинаа-аа! Нате, жрите мою любовь. Сейчаа-ас. Всю и сраа-азу. Ненасытноо-о!

*

Когда волк сообразил, о чём это осёл, то заорал на весь лес:

— Не, я не понял! Ты чо сказал! Ты за кого меня держишь, ослина тупая! Что за непонятки с буквой же! Же — это не жениться! Жэ — это жрать! И никак иначе! Никогда иначе!

*

Кричал волк сполчаса. Устал. Выдохся. Даже есть расхотелось.

Но, пока кричал, впервые в своей волчьей жизни задумался —

а каков его основной инстинкт?…

И…

И, кажется, смутно начал догадываться…

И подошёл сзади…

Дальнейшее, дорогой читатель, вы знаете из басни Эзопа.

*

12

Эзоп

Бык и жаба

басня

«Бык пошёл пить и раздавил детёныша жабы.

Приходит на то место его мать — её там не было — и спрашивает своих детей:

— «Где ваш братик?»

— «Он умер, матушка, — отвечают они, — Сейчас приходил огромный зверь о четырех ногах и раздавил его».

Надулась жаба и спрашивает:

— «Что, будет тот зверь с меня величиной?»

— «Перестань, мама, — слышит она в ответ, — Не сердись. Скорей ты лопнешь, чем сравняешься с ним».

Опасно слабому тягаться с сильным».

*

Смерть жабьего любовника

побасенка

Пришла корова на пруд воды попить

и не заметила, как раздавила любовника жабы.

— Ой, горе мне горькое! — заголосила жаба над бездыханным телом, — Кто его так! Какая сволочь его убила!

— Да-а… эта приходила — корова называется, — ответили дети.

— Ах ты, тварь сисястая! — закричала жаба, — Да я её!… Нет!.. Я её мужа уничтожу!… Как комара раздавлю!

— Мама, вы б не пыжились так, — предупредили дети, — Она — очень большая. А муж у неё — ещё больше.

— Сюда его! Быстро! — не унималась жаба, — Я ему такое тут устрою!

*

Пришёл бык. Не сразу, но увидел крикливую жабу:

— И — чо?

— Да ни чё! — закричала жаба, поняв, что масштабы слегка не совпадают, — Я, ковбой, на твою бабу в суд подам!

— Ну… давай, — вздохнул бык, — Что тут поделаешь? Законы надо уважать. Будем судиться, — и предложил, — Непредумышленное убийство?

— Да вот хрен тебе! — закричала жаба, — С отягчающими! Вы у меня все сядете! И она, и ты! И дети твои!

*

Припрыгал знаменитый на том пруду адвокат Жаботинский с портфельчиком.

И показал на грудь:

— Моя фамилия — не от жабы, а от жабо. Потому мои услуги — двести долларов час. Но из почтения к нашему жабьему роду — с вас — сто пятьдесят.

— Да пошёл ты на… уй! — закричала на него жаба, — Да я лучше себе нового хахеля заведу!

*

13

Эзоп

Волк и козлёнок

басня

«Козлёнок отстал от стада, и за ним погнался волк.

Обернулся козлёнок и сказал волку: «Волк, я знаю, что я — твоя добыча.

Но чтобы не погибнуть мне бесславно, сыграй-ка на дудке, а я спляшу!»

Начал волк играть, а козленок — плясать; услышали это собаки и бросились за волком.

Обернулся волк на бегу и сказал козлёнку:

«Так мне и надо: нечего мне, мяснику, притворяться музыкантом».

Так люди, когда берутся за что-нибудь не вовремя, упускают и то, что у них уже в руках.

*

Волк и «Deep purple»

побасенка

Зазевался козлёнок, заигрался с бабочкой, отстал от стада и был пойман хитрым волком.

Уволок волк его в кусты и уже собрался, было, съесть.

— Знаешь… обидно умирать таким юным.. — печально вздохнул козлёнок, — … так и не познав жизни… — и предложил, — Давай я тебе спою, что ли, на прощание.

— Да что ты там умеешь! — даже возмутился волк, — В лесу сидел кузнечик?

— Я разное могу, — уклончиво ответил козлёнок.

— А вот эту можешь? — волк достал из-за спины расхлябанную гитарку с бантом на грифе и на одной басовой струне начал неумело играть знаменитое начало «Smoke on the Water».

— О, Диппёрплы! Хард-рок! — восторженно воскликнул козлёнок.

— Ты чё, щенок, «Дип Пёрпл!» знаешь? — удивился волк, — Ты ж с другого поколения.

— Machine Head. 72-ой год, — подтвердил козлёнок, — Дедок мой на нём вырос, батька моего подсадил, ну и я тащусь.

— Ну-ка на. Слабай мне, — сунул ему гитару волк.

Козлёнок одел гитару через плечо, морщась, поднастроил безнадёжно дребезжащие струны:

— Обожаю этот знаменитый гитарный рифф. Великолепная синкопированная мелодия в блюзовом ладу, в параллельных квартах.

— Чё сказал! — возмутился волк.

— Ричи Блэкмор исполнял его одновременными щипками двумя пальцами двух струн, чтоб звучали синхронно.

И козлёнок начал умело играть, по ходу поясняя:

— Приём называется double-stop. Потом к гитаре присоединяется хай-хэт — стойка такая с тарелками. Помнишь там щёточки? Потом — орган Хаммонда, барабаны и бас гитара.

И козлёнок запел отвязным фальцетом:

— We all came out to Montreux On the Lake Geneva shoreline…

— Сильная вещь! — похвалил песню волк, — Сразу за душу цапает, молодость вспоминаешь, — и так волку понравилось пение козлёнка, что когда козлёнок дошёл до припева:

— Smoke on the water, Fire in the sky, —

волк не выдержал и стал подпевать. Точнее — подвывать. И так увлёкся, что и забыл, что хотел козлёнка съесть.

На пение (точнее — вой) прибежали пастушачьи псы из стада.

И увидели идиллическую картинку — прижавшись головами, волк и козлёнок, закрыв глаза, самозабвенно горланят:

— Smoke on the water, Fire in the sky, —

козлёнок на гитаре месит и такт ногой отбивает.

— Во дела! — подивились подбежавшие козлы.

Не выдержали и тоже стали подпевать. Тут и псы подключились…

Орали они, хором, часа три одну песню. До одури орали. Осипли все, уже не могут, один козлёнок поёт.

Потом — разожгли костёрчик, травки подбросили, дымок пошёл с духом конопляным, улётным.

Волку дали перекусить козьего сыру с оливками и зеленью, которые он никогда в жизни не ел.

А козлёнок всё пел.

Тут волка и окончательно торкнуло…

Сначала он всё в Ирак рвался. Только, никак не мог определиться, кого он там бить собрался — не то ИГИЛ, не то америкашек. Потом, рыдая у старшего пса на плече, обещал возглавить УСБ стада (Управление Собственной Безопасности) и запах ранее ненавистной псины казался ему таки родным и братским.

Потом начались откровения:

— Братан! — говорил он вялым и непослушным языком старшему псу, — Я под эту вещь, свою первую волчицу познал. Тут недалеко, в кустах… А ты помнишь свою первую суку?

Пёс наморщил лоб:

— Ну… так.

Потом волк признался в любви ко всем козлам в мире и перецеловал всё стадо. И мамой поклялся, никогда больше не есть козлятины. Короче, впал в полный пацифизм, Гринпис и веганство.

А потом отключился.

Заботливые козлы над ним шалашик из веток сделали и травы сверху сухой накидали — от комаров и дождя, если будет, ну и чтоб слон ненароком не наступил — и пошли пастись дальше.

*

А козлёнка вообще-то хард-рок никогда не втыкал. И «Smoke on the Water» ему так себе нравилась. Начало, конечно, ничего, даже легендарное, но козлёнок-то знал (потому что в музыкальную школу ходил), что «Дипп Пёрплы» спёрли этот рифф у бразильской певицы Аструд Жилберту (Astrud Gilberto) с диска «Look to the Rainbow»

Да вы и сами сравните —

наберите в поисковике

Аструд Жилберту песня «Maria Moite»

(«Maria Quiet» в английской версии)

и послушайте фортепианное вступление —

оно полностью совпадёт с риффом из «Smoke on the Water».

*

Мораль тут ясна — старайтесь дать детям музыкальное образование.

От волков, оно, конечно, не спасёт, но по жизни частенько выручает.

*

14

Эзоп

Волк, пёс и ошейник

басня

«Волк повстречал изрядно откормленного пса и спросил, как он стал таким большим и жирным.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 371