электронная
126
печатная A5
260
16+
Балет чувств

Бесплатный фрагмент - Балет чувств

Объем:
88 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-1444-3
электронная
от 126
печатная A5
от 260

Посвящается всем, кто в меня верит и любит меня.

Sauté

Простой прыжок на двух ногах. Первоначальное упражнение, выполняемое перед изучением более сложных прыжков.

Белая

Но она притягательная, как дьявол:

чёрные волосы с багровым отливом, сочетающимся с её кофтой;

чёрные глаза, окружённые густыми чёрными ресницами;

изящные руки, местами обожжённые (должно быть, адским пламенем).

И только имя у неё белое, будто пузико городской ласточки.

Она слушает рок, и она танцует, и она изучает английский с немецким.

Я, очевидно, была влюблена, но старалась быть ненавязчивой.

Комплименты дарила, но я дамский угодник, так что это — о, нет — не считается.

Написала ей сказку к её Дню рождения.

Сохраню в своей памяти скучные лекции по древним языкам и культурам

(монотонная, липкая речь заливалась нещадно нам в уши).

Мы играли: писали рассказы нелепые,

от каждой по строчке, заворачивая листочек.

А я сочиняла свой фэнтези-фанфик о парне, который любил депеш мод,

и статьи, что полны так абсурда про наш универ, а она иллюстрировала.

И ещё кое-что я запомню…

Было весело.

Я это любила.

Я, честно, не знаю, что всё омрачило,

какая между нами пробежала кошка.

Девушка с ожогами, зачем обожгла меня?

Хоть я пережила это, всё же грустно немножко.

Stripped

А знаешь… мне надоел этот город.

Нет здесь покоя от шума колёс.

Люди, люди спешат на работу;

Каждый из них спрятал в гаджеты нос.

Слушай, родная, давай всего на день

Мы убежим, чтоб друг друга лишь слышать?

Вкус твоих губ мне давно заглушают

Газы и смог, которыми дышишь.

Мы погуляем одни в лесной чаще,

Ты пробежишь по песчаному берегу.

Может, давай убегать сюда чаще?

Нам друг на друга обычно нет времени.

Бессмертные

Женщина — взгляд оторвать неохота —

Важно плывёт по ночному Танжеру.

Лунные улочки, зомби-торговцы;

Ей не нужна их дешёвая дурь.

Муж пропадает, тоскливый, в Детройте,

Пулю чуть было в себя не всадил.

Музыка томно течёт из-под пальцев;

Струны ласкал и ударные бил.

Рюмочка крови, и кайф пробирает,

Дрожь, опадают на мягкий диван.

Там, впереди — ещё годы и годы,

Чтоб танцевать и заботы забыть.

Снова в Танжере, но дилер кровавый

Веки навечно при них опустил.

Горечь, и жажда, и в баре баллада.

Двое любовников Бог угостил.

Стихосвитер

Из чего вышиваю стихи?

Из рыжего локона, выбившейся пряди,

Прочно засевшей у автора в памяти,

Внимания нескольких девушек,

Невнимания одного юноши.

Вместо страз вшиваю осколки,

А блёстки — мои слёзки.

Но это я шью всё по краю —

По центру улыбки я изображаю.

Die Hemden

Ich sehe die Hemden meines Bruders.

Ich fasse diese Hemden an.

Ich sehe die Hemden meines Bruders.

Ich trage sie, damit ihr denkt, ich habe einen Mann.

Ich trag die Hemden meines Bruders.

Ich liebe ihren Duft.

Ich liebe meinen Bruder.

Du siehst, ich bin sein Feuer, er ist meine Luft.

Ангел у моря

И mon ange Анжелика выходит вечером к морю,

её спокойный взгляд следит за набегающими волнами.

Песок остыл; луна нежно светит;

ветер шевелит пальмовые листья.

Бог её знает, о чём Энджи думает.

Я снова плетусь пьяная, перед глазами плывёт…

Виновато ли в этом море?

Птиц не слышно.

Я понимаю, что хочу цветов, и озвучиваю эту мысль.

Анжелика сядет, пошарит рукой в воде

и достанет лютик, вплетёт мне в волосы.

«Опять бухала?» — скажет мне, улыбаясь,

как мать, глядя на непутёвое дитя.

Я отвечаю энергичным кивком и укладываюсь спать прямо на песке.

Мне кажется, это лучшее место, где я когда-либо засыпала.

Ещё немного смотрю на босые ноги Анжелики, но голова кругом,

я закрываю глаза.

Подушка

Подушка.

Мягкая, большая,

Такая, что голова утопает.

Наволочка в божью коровку.

Торчащее пёрышко колет щёку.

Вчера ещё дрались с любимой подушками,

Сегодня уж насквозь промокла от слёз.

Зараза, хранит запах её волос…

Ночь.

Наконец, уснула.

Дыхание ровно.

Всё та же подушка.

Родная, холодная.

Друг

Твои ноты витают, гдé ты прошёл.

Худая фигура, светлые волосы.

Орудие убийства — линия челюсти.

Акульи зубы в досаде сжимаются.

Ноги несут к окну; твои вещи

Пахнут, как яд: так привлекательно.

К чёрту ваш вид из окна! Я дышу…

Позволь мне украсть у тебя карандаш,

Если я не могу тебя влить во флакон!

Красота — мой закон, и она моя слабость.

Ничего, ты мой друг! Я приму лишь твой голос,

Твой взгляд и твой смех, и я ими напьюсь!

Не будь равнодушен

Ты один для меня, как Бэтмен для Джокера.

В чём твоя тайна? Как мне любить тебя так, чтоб по-твоему?

Сколько должна я терпеть?

Без тебя я сама не своя.

Пусть мне пропишут рецепт на твой интерес,

я всем заплачу, что в моей душе есть.

Ты нужен мне, мальчик,

как воздух,

как звёзды чтоб каждую ночь зажигались.

Не строй между нами стену — об неё я сломаю кости.

«Я вас любил…» — и каждая строчка точно обо мне.

Я не прошу уж ответного чувства —

Мне дружба с тобою важнее

вдвойне.

Другое лицо

Мне никак не добиться тебя, не вернуть.

Я должна умереть и переродиться!

В кого же? Кем для тебя обернуться?

Кошкой мне стать, иль улиткой, иль птицей?

Нет — человеком! Твоим собеседником,

Другом, защитником,

Поэтом-битником

И пианистом: бальзамом из нот чтоб обмазывать душу.

Вот

       аптекарь

                       протягивает

Пузырёк

                с моим новым

                                         Я.

Это

       новый

                   яд.

Да, другому лицу будешь рад.

Его-моя жизнь не будет как ад.

Поговорим же о мёртвых поэтах,

антиутопиях и о концертах!

Я буду слушать тебя хоть весь вечер,

Бесценных слов транжир и мот!

Ласково трону тебя за плечи:

«Глянь!

В небе розовый бегемот!»

очередная пустая попытка

Порисуй у меня на обоях,

Почерти на оконном стекле.

Моё сердце не знает покоя,

Но не дай мне закончить в петле.

Потанцуй, Sun, пока я играю,

Покачайся, пока я пою.

Мы поэты. Люблю и мечтаю,

Как и ты. Мы в духовном раю.

Прикоснись ко мне мыслью, идеей,

Разверни оригами себя.

Я не трону священное тело.

Кто внутри тебя?

Хочу тебя узнать.

Grand jeté

Большой прыжок с ноги на ногу. Артист делает в воздухе шпагат.

Искры тебя на мне

Я чувствую некие импульсы.

Электрический парфюм.

Патефон твоего голоса.

Встреча ладони твоей с ладонью моей.

Мне не хватает безумности,

Даже самой себе вру.

Если б жила на Венере я,

Были б другие правила, принципы —

Я б и тогда не посмела притронуться

Ни к тебе,

Ни к себе.

А хотелось бы поздненько вечером

Под заводной джаз

Громко признаться самой себе

В том, что хочу я и как,

И не испытывать стыд,

И не бояться тебя потерять.

Чёрт с ним!

Имею ж я право

Чувствовать,

фантазировать и удовольствие получать.

Heißes Eis (Горячее мороженое)

Люблю тебя сильнее сижек,

Тебя больше других мальчишек;

Люблю сильнее, чем девчонок,

Чем пива, например, бочонок.

Люблю тебя. Когда узнаешь,

То ты, скорей всего, растаешь.

***

Мои губы, что птицы, хотят опуститься

На чужие цветы да на флейты-ключицы.

Мои ноги, что плющ, обовьют тело жертвы;

Его руки и зубы: «Бороться до смерти!»

«Может, лучше не надо?» — дыхания ветры.

Пара!

Или одно существо?

Я — корпус, он — гриф со струнáми, а вместе — гитара.

Сувенирчик

Отдала бы тебе свои плечи.

Сбереги их надёжно в шкатулке.

А потом в лунноногий вечер

И под сердцевый стук эхогулкий

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 260