электронная
180
печатная A5
296
0+
Авось, Небось и Как-нибудь

Бесплатный фрагмент - Авось, Небось и Как-нибудь

Объем:
26 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4496-0087-5
электронная
от 180
печатная A5
от 296

АВОСЬ

НЕБОСЬ

И КАК НИБУДЬ

В былые годы, на краю планеты

когда животные, глагол людской распознавали

а человеки…

Заветы предков почитали

и ведали природные изветы

и справедливость чествовали честью

на правду матерь, всечасно уповали…

Земля же знать не знала ворожья

на ней же любо, душа в душу жили

детишки, жёны и мужья.

А за тёмным краем леса, плыли цветочные моря

там ромашки волновались, мягким запахом пленя

и даря приливы взору, тяжкий подум стороня

дня разнеженного полдень, окрылял над ним неся.

И когда спесивой девой, солнце прятало глаза

будто шаль снимая с торса, сотный свет лила заря

и златый шёлк меж стеблей неба растворяя

безпешно уходило до утра.

Где грело солнце и не было ненастья

где ветром пели, зелёной нотой травы

и хором птицы из застенчивой дубравы…

Где древа гнули малахитовые ветви

где день лоснился в кущах неба бирюзой

а ночь вливалась в лес густою тьмой

где лето было не знойным и радушным

где осень разноцветностью плыла

зима же снежной и волшебною была…

За ней всегда красавица весна

являла на миг опустевший холст природы

и лёгким каждодневенным мазком

осиротеевшую флору наполняла

под кистью жёлтого луча

из почек, зелень лениво прорастала…

Кудрявой шерстью пригорки оживали

зияла синью озерцовая вода

речушки вдохновенно зажурчали

просторным звоном взыграла слобода —

творила диво художница — весна…

И быт людской не стар был и не нов

он был таков:

мужик с утра на поле пашет

пожаловало лето — зерна жнёт

и урожай в тележечку залажет

и на измоль до мельницы свезёт.

Зима пришла — лапти плетёт;

дощечку ножичком умело остругает

и на базар пришедши, утварь люду продаёт.

Жена же в доме хозяйничает браво:

детей присмотрит, порядок наведёт

явствами мужа почётно почивает

и к калачу млока парного поднесёт.

В досужный час, погожою погодой

резвятся играми на солнечной лужайке

счастливой, беззаботною семьёй

зимой же в тройке, мчатся на морозце

и смех, румянец на щеках

и колокольчики раскатисто звенят

лыжня стремглав скользит в егозных санках

и резвых русаков разгул манит…

А было так:

когда лебёдушка цвела

крестьянка Таня тройню родила.

Все в здравом теле были сыновья.

И души ихни именами нарядила

ответ держа на матушкин вопрос:

какими силами си ясли воспитаешь?

Муж уж с распевом, докучливым петушиным

до зол заката, поле вольное ручает…

Гляди тебя, младуху та девицу

одну — однёхоньку забота застаёт…

С детьми снискать нам матерям

с пелёнок ладу, всецело верую

создатель помогает.

Чтоб дело ангельске безмногохлопотным далось

детишек назову :

Авось Небось а третьему сынишке вклавши грудь

вздохнув с улыбкою сказала — Как нибудь!

С тех пор года, сменяются годами

весна — весной, зима — зимой

второй настал — шестой не за горами

и устремляется к девятому восьмой.

Но солнце светом кутая лощины

глядит как змий крадётся из сердец

людских сердец, недавенно — радивых

печалью взятой, заботой одержимых

и ладным словом, чаще хлыстом заменимым

бранил стегая, ребятишечек отец.

И зависть хищно подкралась на карачках…

Вот пашет поле, сосед былого друга

колосья ж после его к своим сочтёт

и лють таит коль вышло своё худо

ни что не кажет и не зрит — трипроклянёт.

Семья семью на чай — баранку не завёт.

Закралось в души чёрное ненастье

и боле нет, улыбок, плясок, торжества

и как за тучей луч исчезло счастье

утих задор былого баловства.

И за мест плод бесплодный хвастовства —

унынье, горесть, пересуд, примногострастье

и ложь и дрожь, взаимонеприятье

— разлучники всеобщего родства.

Авось Небось и Как нибудь в один из дней

гулявши слышат, как птичее крыло

пронзая воздух, черты свои

к их младым взорам

затейливым полётом преподносит

и к ним всем очертанием пестрит

как лист осенний ветер носит

так и она к ним наземь с грацией летит

и севши подле троебратья говорит:

Здравствуйте грустящие мальчонки

заботу вашу знаю я

с тем и спешила, безустанно трикрыля

чтоб известить, поведать вам

что ваше счастье спрятали в чулан

чулан засовом затворили

засов предали стопудовому замку

его же заключивши — позабыли

где ключ ложили, на каком суку.

Так слушайте меня всеми ушами:

там за высокими горами

там за бездонными прудами

где неприступною стеною лес стоит

вокруг него туман плывит

за ним, пред самою чертою горизонта

раскинулась огромная страна

Лилолатропией завётся же она.

и в ней живёт без хлеба и без сна

учёнознавец, старец и мудрец

там и пути вашему конец.

Спеши Авось, спеши Небось и как Нибудь

спешите славные детишки в добрый путь

добудьте люду опечаленному счастье

даруйте люду страдающему ключ

пусть вам дорогу освещает яркий луч.

Промолвив же сие им улыбнулась

расправив крылья золотые упорхнула

пропев в полёте скором им прощайте…

Авось Небось и Как нибудь переглянулись

к родному дому набегло вернулись

шагнули в избу, мать, отца обняли

толк птицы золотой пересказали

в дорогу долгую связали узелок

и шагом бравым вышли за порог.

За моря, за океаны в неизведанные страны

на дали дальние взглянуть

Авось Небось и Как нибудь собрались в путь

А из окошка им ладошками махали

пути успешного от всей души желали

отец и мать, бабушка и дед

всем отчим домом, смотрели им во след.

Они спешили, дорогою шагали

и радостную песню напевали:

Авось Небось и Как Нибудь дорогой сложною

идут в далёкую страну Лилолатропию

Авось Небось и Как Нибудь свой дом оставили

Авось Небось и Как Нибудь в заветном здравии.

Идём, идём шагаем и поём, нам весело втроём!!!

Добудем люду страдающему ключ

пусть нам дорогу освещает яркий луч.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 296