электронная
252
печатная A5
499
16+
Авантюристы

Бесплатный фрагмент - Авантюристы

Часть 1

Объем:
284 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-8215-3
электронная
от 252
печатная A5
от 499

ГЛАВА 1

С выбором будущей профессии у Джессики проблем не было. С детства она обожала математику, но становиться математиком ей, тем не менее, не хотелось, и тогда Джессика решила стать экономистом. Поступила в университет, отлично училась, блестяще защитила диплом и приступила к работе. Работать начала Джессика не на фирме своего отца, а в банке, куда её как талантливого специалиста сразу же приняли. Отец был удивлён таким решением дочери, он был уверен, что Джессика по окончании учёбы начнёт работать в семейном бизнесе — строительной компании, созданной дедом Джессики по материнской линии, но не стал оспаривать решения дочери, ведь в будущем ей всё же придётся возглавить фирму. Джессика была единственной дочерью, и только ей предстояло в будущем стать хозяйкой на фирме.

Джессика с удовольствием приступила к работе в банке и работала она с интересом и увлечением. Своей умелой работой она сразу же вызвала к себе уважение всех сотрудников банка. Джессика познакомилась с Питером, молодым, но уже довольно опытным сотрудником и между ними возникли романтические отношения, которые закончились свадьбой. Питер был сыном очень известной и состоятельной семьи в городе, которая помимо всего обладала ещё и титулом. Питер происходил из старинного княжеского рода.

— «Титулам в наше время мало кто уделяет внимания, но, чёрт возьми — это же просто замечательно, моя дочь — княгиня!» — Так рассуждала мать Джессики, думая о своей дочери.

После свадьбы молодожёны отправились в длительное путешествие, их долгое время не было в родном городе, а когда они вернулись, Джессике предстояло узнать о трагедии, происшедшей с её отцом. Будучи на одном из строительных объектов на него сорвалась плита с троса подъёмного крана. Скончался он сразу. Мать не стала сообщать дочери, чтобы не омрачать её свадебного путешествия.

Джессика была безутешна, когда по возвращении узнала о гибели отца, ей трудно было в неё поверить. Хотела какое-то время пожить в родительском доме, быть рядом с матерью, но сама мать не позволила ей — место жены рядом с мужем и Джессика, согласившись с матерью, правда с трудом, отправилась жить в свой новый с мужем дом.

Она с головой ушла в работу, чтобы как-то отвлечься и справиться с горем. Работала она увлечённо и работа очень нравилась ей. Однако Питер был не совсем доволен, что молодая жена тратит на работу столько времени, которое могла бы уделять исключительно ему. Сам же он мало уделял внимания ресторану, в котором работал помощником отца. Питер уволился из банка и по настоянию отца перешёл в их семейный бизнес, но работой не убивался. — Вот, когда я стану полновластным хозяином — тогда другое дело. — Так объяснял он Джессике своё нежелание работать.

Родители Питера владели самым роскошным рестораном в городе, отец даже планировал создать хотя бы один ещё филиал своего ресторана, говорил об этом с сыном. И они решили создать его в соседнем городе. Отец предложил Питеру этим заняться и впервые у сына появился заинтересованный блеск в глазах. Питер, не откладывая выехал, необходимо было встретиться с партнёрами, с которыми отец уже переговорил, и приступить к новой работе. Питер поделился радостной новостью с Джессикой, чем вызвал бурный восторг с её стороны. — Ну, вот, это же просто замечательно, у тебя появилось твоё любимое дело.

Питер не мог пока взять Джессику с собой, он даже не знал, как ей сказать, но Джессика сама завела об этом разговор.

— Как только ты обоснуешься на новом месте, я сразу же к тебе перееду, мне ведь тоже надо закончить и свои дела, и предупредить босса, что в скором времени уйду из банка.

Питер с облегчением вздохнул, ему досталась на редкость умная и всё понимающая жена. Питер — обожает её!

Джессика проводила Питера, он обещал звонить каждый день, что и делал в последствии. А Джессика подумала перейти жить к матери, что ей одной делать в её огромном доме. И решила после работы уже поехать к ней, предварительно позвонив. Джессика достала телефон, чтобы позвонить матери и обрадовать её своим решением, как телефон зазвонил сам. Почему-то неожиданный звонок мобильного её очень напугал, номер был ей не знаком, но не это напугало её. Ей за день звонили многие — и знакомые и не знакомые, но именно этот звонок вызвал у неё сердцебиение. — «Этот звонок предвестник беды». — Подумала Джессика, почему ей это пришло в голову она, и сама не поняла.

— Я слушаю. — Джессика старалась говорить уверенно, но голос её дрожал. — Кто вы? — На другом конце провода ей что-то говорили, но смыл слов до неё не доходил. — Я не понимаю… повторите, пожалуйста, ещё раз. — И когда ей повторили, она всё поняла. Это звонил полицейский, он попросил Джессику срочно приехать в управление. Она автоматически ответила — Сейчас буду. — Но продолжала стоять не двигаясь. Телефон выпал из её рук, а она этого даже и не заметила. В комнату вошла горничная и очень удивилась виду своей хозяйки.

— Джессика, что-то случилось? С вами всё хорошо? — Горничная подняла телефон, в нём раздавались частые гудки. — Вам кто-то звонил? Что-то с вашим мужем?

Джессика очень удивилась, увидев горничную, она и не заметила и не расслышала, как та вошла.

— Роза, ты что-то сказала? — Вздрогнув, спросила Джессика.

— Я спросила… может… вам кто-то звонил… и что-то сказали. На полу был брошен ваш телефон. Вот, я подняла его. — Роза протянула телефон Джессике.

— Да, ты права, мне позвонили… я почувствовала, что этот звонок… что он будет предвестником беды… большой беды…

— Да что же вам сказали? Это связано с вашим мужем? С ним что-то случилось?

— Случилось, Роза. Но не с мужем… а с моей мамой… она разбилась… погибла в аварии…

— Ужас какой! Я вам сочувствую.

— Спасибо. Мне надо ехать в полицию. А я планировала перейти жить к маме до отъезда к Питеру.

— Надо сообщить родителям Питера.

— Сделай это сама, меня ждёт инспектор.

— Я всё сделаю, вы не переживайте. Езжайте, я прямо сейчас позвоню вашей свекрови. Об этом не думайте.

Джессике пришлось пройти на опознание, это было очень трудное для неё испытание, но она справилась. Погибшая женщина была её матерью. Джессика опознала и мать, и её машину. Инспектор сообщил Джессике, что на следующий день будут готовы токсикологический и патологоанатомические заключения и только после них можно будет забрать тело.

Джессика вернулась домой, Роза сообщила ей, что дозвонилась до матери Питера, и она обещала к вечеру приехать к ней вместе с мужем. Меньше всего Джессике хотелось видеть кого-либо, пусть даже и родственников, но не принять их она не могла.

Свёкр и свекровь очень переживали о случившемся, предложили Джессике переехать жить к ним, но Джессика хотела побыть одной и, поблагодарив, отказалась. Родители Питера понимали её состояние и не настаивали.

Свёкр только попросил не сообщать пока о трагедии сыну, он налаживает новые контакты, от которых зависит дальнейший успех их — свёкор подчеркнул — их с Питером бизнеса, переговоры уже скоро закончатся, Питер вернётся и тогда Джессика пусть скажет ему о гибели матери.

Джессика несколько удивилась этому, но, вспомнив, что Питера никак не получалось заставить заняться делом, согласилась со свёкром, вдруг опять муж потеряет интерес к работе.

Родители Питера надолго не задержались у невестки, видя её отрешённый вид, и быстро покинули дом. Уходя, свекровь попросила Розу быть предельно внимательной к молодой княгине.

На следующий день инспектор позвонил Джессике и попросил приехать к нему в кабинет и ознакомиться с заключениями экспертов.

— Проходите, садитесь. Ваша мать, Джессика села за руль в нетрезвом состоянии. И она была не выпившей, а довольно сильно пьяна, об этом говорят нам промиле алкоголя в её крови. Странно, как она вообще в таком состоянии дошла до автомобиля.

— Инспектор, это же полный бред. Я никогда в это не поверю. Моя мать не любила алкоголь, никогда его даже не пригубливала, у меня отец вообще не пил, зная, что мама не переносит запаха. Здесь какая-то ошибка.

— Простите, Джессика, но я сообщаю вам о том, что сказано в заключении токсиколога. Будучи пьяной, ваша мама не справилась с управлением, в результате чего она совершила наезд на дерево и от полученных травм скончалась на месте. А вот заключение патологоанатома, он подтверждает, что не совместимые с жизнью травмы были получены в результате автомобильного наезда на дерево. Мне очень жаль, Джессика. Но Ваша мама… сама виновата в том, что произошло, не надо было в сильном подпитии садиться за руль. Простите, если у меня вышло резко.

— Моя мать не могла сесть за руль в сильном подпитии, как вы выражаетесь. И я ваше извинение не принимаю. Прощайте. — Джессика резко встала и направилась к двери.

— Минутку. Вам надо подписать документы, и только тогда вы сможете забрать тело.

— Где подписать? — Джессика вернулась к столу инспектора.

— Вот, пожалуйста, здесь и здесь. — Инспектор указал, в каких графах необходимо расписаться. — Ну, всё, вот теперь прощайте.

Джессика вернулась домой, она была под впечатлением от услышанного. — Ну, не могла мама выпить. Не могла. Она не переносила даже запах алкоголя, не то, чтобы пить его. Ну, хорошо, если даже и допустить, что мама выпила… хотя я не могу этого даже представить, мама никогда не села бы за руль. — Джессика не находила себе места. От всего у неё голова шла кругом, а тут ещё и похоронами надо заниматься. — Да… всё как-то непонятно и окутано тайной… — Джессика сидела в кресле, задумчиво уставившись в одну точку. Из задумчивости вывел её звонок мобильного телефона. Хоть и это номер был ей не знаком, но страха в ней он не вызвал.

— Слушаю. Да, я вас узнала. Как хорошо, что вы позвонили, я даже сама хотела встретиться с вами и поговорить. Хорошо, я буду ждать вас. Не опоздаю, не беспокойтесь. — Джессика отключила телефон. Несмотря на своё состояние, у неё от звонка даже чуть поднялось настроение. Это звонил управляющий фирмой отца, он очень хотел встретиться с Джессикой, поговорить с ней и предложил помощь в организации похорон.

Ровно в назначенный час Джессика была в кафе, управляющий уже ждал её.

— Джессика, дорогая примите моя самые искренние соболезнования. Мне очень жаль, ваша мама была замечательным человеком. И отец ваш — тоже. Они были такой прекрасной парой… Простите, я не хотел вас расстраивать. — Джессика силилась, силилась, но слова управляющего болью отозвались в её сердце.

— Спасибо вам… — и тут Джессика не выдержала. Вытерев слёзы, она быстро заговорила. — Я не верю в то, что мама могла выпить, да ещё и сесть за руль.

— Вот, об этом я с вами и хочу поговорить. Я даже больше скажу — ведь смерть вашего отца… не оказалась трагической случайностью…

— Что?! Что вы этим хотите сказать? — Джессика, не отрываясь смотрела на управляющего.

— Вы только не нервничайте и выслушайте меня.

— Я… я постараюсь, но как тут не нервничать.

— Вы должны всё спокойно выслушать, вы должны знать об этом. Но, если вы не в состоянии сейчас меня слушать, я тогда позже вам расскажу, позже поделюсь своими выводами. Я подожду.

— Нет! Говорите сейчас. Я — готова. Я в порядке. Слушаю вас.

— Понимаете… только прошу вас выслушать спокойно.

— Да начните говорить уже. Так вы меня больше заставляете волноваться.

— Джессика, ваш семейный бизнес вам больше не принадлежит. — Быстро выпалил управляющий.

— Как так? Почему? Я ничего не понимаю.

— Старых работников в компании больше нет и я уже не управляющий. Теперь компания принадлежит… бывшему юристу, он всё проделал очень умело. Ведь юристы и законы знают прекрасно и как их обойти тоже знают. Теперь вся компания — это собственность бывшего юриста.

— Я не понимаю, как же так? И ничего нельзя сделать?

— Ничего. Юрист владеет контрольным пакетом акций. После смерти вашего отца этот пакет принадлежал вашей матери, она должна была составить завещание в вашу пользу, но почему-то не составила. Я виделся с юристом и спросил его о том, как ему удалось заполучить контрольный пакет, он спокойно мне ответил, что скупал акции и в результате стал владеть всеми, в том числе и контрольным пакетом.

— Как же ему это удалось?

— На то он и юрист. Я больше чем уверен, что трагедия с вашим отцом — его рук дело также как и наезд вашей матери в нетрезвом состоянии на дерево. Но доказать этого вы не сможете.

— Что же мне делать?

— Вам придётся принять то, что произошло с вашей фирмой. Только и всего.

— Я подам на него в суд.

— И проиграете дело.

— Я подкуплю всех кого надо.

— Джессика, у вас ничего нет. Вам не на что подкупать.

— Что?! Я — бедна?!

— Ну, не совсем так. У вас есть муж, и есть работа. Так что ни о какой бедности речи быть не может.

— Впрочем, как и о богатстве. — Ответила Джессика. Тон, которым она произнесла эти слова, очень не понравился бывшему управляющему. Он вопросительно посмотрел на неё.

— Джессика, вы что-то задумали?

— Нет, что я могу задумать в своём положении. Спасибо вам, что вы обо всём рассказали мне, что приняли участие в моей жизни и решили помочь с похоронами. Давайте не будем затягивать с ними и похороним маму уже завтра.

— Как скажете. — Бывший управляющий договорился с ней о встрече на следующий день, и они расстались.

Придя в себя после похорон, Джессика решила вернуться на работу. Но прежде ей очень хотелось повидать одного человека и поговорить с ним. Она легко узнала его номер телефона, ведь именно ему теперь принадлежит её семейный бизнес и договорилась с ним о встрече.

ГЛАВА 2

Джессика очень нервничала перед визитом к юристу. Она вся кипела от злости к нему и от своего бессилия перед ним. Джессика хорошо понимала, что своей встречей с ним ничего не добьётся, компанию он ей не вернёт, если сумел обойти закон, то с ней справится, не моргнув глазом, но ей очень хотелось высказать ему всё. Сказать, что она знает о его махинациях и о том, что он повинен в смерти её родителей.

Джессика очень нервничала, но, когда она подъехала к его роскошному дому её нервное состояние в миг улетучилось и на смену ему пришла только злоба, но такая сильная, что Джессика даже испугалась саму себя. Она уверенной походкой подошла к входным дверям, и что было сил, стала стучать.

— Ну, зачем так ломать дверь? — Входная дверь распахнулась, и на пороге появился молодой человек. — Добрый день. Вам назначено?

— Вы кто такой, что задаёте мне столько вопросов.

— Я работаю в этом доме. Если вам назначено, то проходите.

— Да, мне назначено. У меня встреча с… юристом. — Джессика замялась, она хотела назвать хозяина дома именно тем прозвищем, которого он заслуживает. Но со слугой не стала вступать в беседу.

— Подождите в холле, я доложу о вас. — Молодой человек быстро поднялся на второй этаж и минуту спустя вернулся. — Мне велено проводит вас в гостиную, господин юрист вас там ожидает.

Джессика уверенной походкой шла за слугой, он проводил её до дверей гостиной, распахнул их и, поклонившись, отошёл.

— Джессика, дорогая. Как я рад вас видеть. Вы стали такой красавицей, просто глаз не оторвать. Присаживайтесь. Как же давно я вас не видел. Последний раз, когда мы встречались, вы были резвым и непослушным подростком. Надо же, как быстро летит время… я очень сожалею о том, что произошло с вашими родителями. Ваш отец был для меня… больше, чем друг, он был…

— Может, хватит уже. — Перебила Джессика юриста. — Я не верю ни одному вашему слову… как вы можете так говорить после того как вы сами убили моих родителей.

— Джессика, что вы такое говорите? Я не убивал ваших родителей. С чего вы это взяли?

— Я всё знаю, мне о ваших аферах с присвоением моей компании и о несчастных случаях с родителями, подстроенными вами рассказал…

— Я догадываюсь, кто вам наплёл обо мне. Но поверьте, не всё правда, что вам сказали. Да, я присвоил себе вашу компанию. Это — верно, но в гибели ваших родителей я не замешен. Я клянусь вам в этом.

— Разве я могу верить вашим клятвам?

— Можете. — Уверенно произнёс юрист. — Я же не отрицаю, присвоил вашу компанию, мне нелегко было это сделать, я долго готовился и как видите — мне удалось. Компанию вернуть вы не сможете, я её законный владелец. Но в смерти ваших родителей я не виноват. Отец ваш погиб на строительном объекте, плита, которую переносил подъёмный кран… оказалась бракованной, на ней была трещина и из-за этой трещины и сорвалась плита. Поверьте, это правда. Была создана следственная комиссия, которая провела самое тщательное расследование. Если желаете, могу ознакомить вас с её заключением.

— Если вы думаете, что я так всё оставлю — вы ошибаетесь.

— Милая Джессика, а позвольте узнать, что вы собираетесь предпринять? Компанию, повторяю, вам вернуть не удастся. У вас нет на это средств.

— А вот в этом вы ошибаетесь. Есть средства. Мне принадлежат все драгоценности моей матери, а их не менее чем на полмиллиарда, и хранятся он в надёжном месте. Вот они-то мне и помогут вернуть всё, что вы обманом забрали у моей семьи.

— Что? Драгоценности? — Юрист громко и надолго захохотал.

— Что это вас так рассмешило? — Джессику очень удивил и озадачил смех собеседника.

— Простите… сейчас отсмеюсь… и продолжим… — Юрист продолжал смеяться. Наконец, он, смахнув выступившие слёзы, серьёзным голосом заговорил. И эта резкая перемена от смеха к серьёзному тону очень удивила Джессику.

— Вы это о каких драгоценностях говорить изволите? О тех, которые лежат в перламутровой шкатулке и хранятся в банковской ячейке? — Юрист пристально смотрел на Джессику.

— Дда, именно о них… — Заикаясь произнесла Джессика.

— Ну, раз вы о них, то знайте, ваши фамильные драгоценности тоже… у меня.

— Этого не может быть! Как у вас? Вы и их украли у моей семьи?

— Я не крал их. Как я мог бы украсть их из банковской ячейки, не зная, кода. Ваша мать мне сама их принесла. Вот в этой комнате и состоялась передача драгоценностей.

— Я ничего не понимаю.

— А я сейчас вам всё объясню. — Юрист подошёл к камину и кочергой разгрёб дрова. — Вам не холодно? — Джессика смотрела внимательно, и неотрывно на юриста, она ждала его рассказа о том, почему её мать привезла ему свои бриллианты.

— Я жду, и не отвлекайтесь.

— Хорошо. Слушайте. Когда ваша мать поняла, что осталась без компании и без средств к существованию, она решила взамен компании дать мне бриллианты. Я этого даже не ожидал. — Юрист на долю минуты замолк, а потом быстро и с жаром продолжил. — Ну, как я мог выпустить из рук то, что само шло? И я решил завладеть ещё и драгоценностями. Я взял из рук вашей матери эту изящную шкатулку заполненную бриллиантами, спрятал в свой сейф, вот, кстати, он, поблагодарил её бывшую хозяйку и спокойно сказал ей, что больше не задерживаю её, и она может идти. И тут до неё дошло, что она натворила — своими руками отдала мне последнее, чем владела. Она поняла, что вот сейчас, действительно, осталась без средств к существованию, стала — нищей. Шатающейся походкой ваша мама подошла к столу, взяла почти полную бутылку виски и быстро направилась к выходу. А на следующий день я узнал, что она… разбилась. Как видите, моей вины в её смерти нет, что я вам и говорил.

— Вы… вы чудовище… вы довели мою мать до самоубийства, вы… вы, и только вы виновны в её смерти и я… я докажу это… остаток своей жизни вы проведёте за решёткой, я вам это обещаю…

— Джессика, не надо мне угрожать, вы по сравнению со мной — никто, пустое место, мне даже размазывать вас не придётся, вы сами себя размажете.

— Я… я убью вас.

— Остыньте, Джессика. Вам не справиться со мной. Я могу даже назвать вам код своего сейфа. — Юрист громко и отчётливо назвал цифры. — Хотите в последний раз взглянуть на то, что когда-то принадлежало вам, а теперь стало моим. — Юрист говорил так приторно сладко, что от его слов у Джессики стала кружиться голова. — Ну, как хотите. Я думаю вам уже пора.

Юрист направился к двери, чтобы открыть её и проводить к выходу гостью, но то, что произошло в следующий момент, очень его напугало. Он увидел как Джессика схватила кочергу и с криком — я убью тебя, гад — бросилась на него. В глазах юриста всё потемнело, и он упал.

Джессика пришла в себя на улице. Она не могла понять, что произошло. Какой-то провал в памяти… она не может больше слушать издевательства юриста… она мечтает только об одном, чтобы он замолчал… у неё нет больше сил выслушивать его… и она замечает… кочергу… хватает её и… полный провал в памяти… а потом она на улице… — Господи, что я наделала… я же убила его… бежать… скорее бежать надо отсюда…

Джессика постаралась успокоиться, на улице было уже совсем темно и прохожие ей не попадались, она прошла несколько кварталов, чуть успокоилась, остановила машину и поехала к себе. Впервые в жизни Джессика выпила. — Я теперь понимаю свою маму. Ей тоже надо было снять стресс. — Произнесла Джессика и прямо в кресле заснула. Проспала она до самого утра. А утром, выпив двойной кофе, отправилась на работу. О вчерашнем дне она пыталась не думать, но… выкинуть его из головы у неё не получалось. Несмотря на терзающие её дурные предчувствия, Джессика спокойно отработала весь день, даже недолго погуляла в парке со своей сотрудницей, а потом направилась домой. Приняла ванну и вдруг сильно расплакалась. Ей очень не хватало Питера, он обязательно поддержал бы её, но ему лучше не знать, что с ней происходит. Вот, когда приедет — тогда она ему всё расскажет и о смерти матери и о том, что послужило причиной её смерти и о том, что она натворила. Хоть бы юрист остался жив, ведь, если он умрёт — её посадят. — Ну, почему я не сдержалась… — Джессика зарыдала с новой силой. — Я совсем одна, что же мне делать? Может, позвонить управляющему? Да, точно! Я так и сделаю. — Джессика нашла визитку управляющего. — Как хорошо, что я никогда ничего не выбрасываю. — Произнесла она, набирая номер телефона управляющего. — Это Джессика, мне надо срочно с вами поговорить. Приезжайте, прошу вас.

Спустя недолгое время управляющий был уже в доме Джессики и слушал её рассказ.

— Какого чёрта вы поехали к нему? Почему вы мне ничего не сказали? Я же предупреждал вас, что вы ничего не добьётесь. Почему не послушали меня?

— Я знала о драгоценностях, думала их продать и начать судебный процесс, вот и припугнуть хотела его ими. А они оказались у него.

— Я понимаю ваше желание отомстить ему, но вы же только хуже себе сделали. Я завтра узнаю как он. Почему вы бросили его? Ведь можно было представить всё как самооборону, но раз вы убежали… теперь это трудно будет доказать, если начнётся разбирательство.

— Что же мне делать?

— Если он жив — ничего страшного тогда не будет, я постараюсь с ним договориться, но, если он умер — это уже срок.

— Буду надеяться, что я его не убила… но знаете, я не жалею о том, что сделала. Он должен был ответить за то, что совершил.

— Джессика, вам надо отдохнуть, я поеду уже, а завтра как узнаю о нём, сразу же позвоню.

— Спасибо вам. Буду очень ждать вашего звонка.

Следующий день был выходным, и Джессика позволила себе чуть дольше поваляться в постели. Но её отдых был прерван звонком. — Неужели это управляющий? Рано ещё. — Но это был не управляющий, а свекровь, она пригласила Джессику на обед, но Джессика тактично отказалась, сославшись на отсутствие настроения из-за отъезда мужа. Свекровь настаивала, но, недолго, зная характер Джессики, если сказала — нет, то переубедить невестку будет невозможно.

Джессика встала с постели. Её отдых был уже прерван и звонком свекрови и собственными мыслями. На воскресный день Джессика всегда отпускала Розу, быстро сама убрала спальню и отправилась в душ. Выйдя из душа, не могла понять, откуда доносится такой громкий и назойливый стук, а, прислушавшись, поняла — стучали во входную дверь. — Это, наверное, управляющий с новостями. — Она быстро сбежала на первый этаж и распахнула дверь. Но на пороге стоял не управляющий, а… полицейский.

ГЛАВА 3

— Доброе утро. Мне необходимо поговорить с … — полицейский назвал имя и фамилию Джессики.

— Доброе утро. Это я. А в чём дело?

— Раз вы Джессика, то вам предстоит проехать со мной.

— Хорошо, я проеду. Что-то случилось?

— Я не знаю, мне приказано привести вас в отделение полиции, вам всё там скажут.

— Хорошо, проходите, я переоденусь и мы поедем. Я быстро.

Полицейский остался ждать в гостиной, а Джессика торопливо поднялась в свою комнату на втором этаже. — «Для чего я интересно понадобилась полиции? Может, позвонить управляющему и рассказать ему? А вдруг юрист умер, и меня арестовывают…» — Джессика даже присела от внезапной догадки. — «Нет, тогда меня так спокойно не отпустили бы от себя, полицейский прошёл бы со мной вместе в комнату. Фу, значит, этот чёртов юрист, жив. Но где же телефон? Чёрт! Он остался внизу, вот позвонить мне позволит полицейский или нет?» — Джессика быстро оделась и спустилась вниз. — Я готова, но можно мне позвонить? Это важно.

— Звоните, я не против. — Позволил полицейский. — Но только быстро, нам уже пора быть на месте.

— Да, да я быстро. Просто мне очень надо позвонить. — Джессика набрала номер управляющего, но не смогла дозвониться, автомат отвечал, что номер или недоступен или отключён. — «Чёрт! Чёрт!» — Прочертыхавшись про себя, Джессика отключила телефон. Она готова была ехать.

В отделении полицейский проводил Джессику до кабинета инспектора и, попрощавшись с ней, вернулся к своим обязанностям. Джессика уверенно вошла в кабинет. Она всё никак не могла понять, для чего её привезли в отделение.

— Добрый день. Вы — Джессика? Верно?

— Да, это я. А в чём дело? Я спрашивала у полицейского, который привёз меня сюда, но он сказал, что не знает.

— Да вы не волнуйтесь. Присядьте. Меня зовут инспектор Роберт, и я веду дело… — Инспектор залюбовался красотой Джессики и несколько отвлёкся, а потом, спохватившись быстро произнёс. — Джессика, сегодня утром поступил вызов, по адресу — инспектор назвал адрес дома юриста — произошло вооружённое нападение с ограблением и вас подозревают в его совершении.

— Что? Какое вооружённое нападение и ограбление? Я не понимаю.

— Скажите, где вы были вчера вечером? — Инспектор точно назвал время, когда Джессика находилась в доме юриста.

— В это время я была… я была по указанному вами адресу…

— Вы в этом признаётесь?

— Да. Я была там. В этом доме проживает вор, он украл компанию моего отца, и драгоценности моей матери.

— И за это вы на него напали. Да?

— Я на него не нападала… я пришла поговорить с ним… я хотела его припугнуть судебным разбирательством, надеясь на продажу фамильных драгоценностей… но оказалось, что и они уже у него…

— И потому вы на него напали.

— Да нет же… этого так сразу не объяснить… понимаете… он же довёл мою мать до самоубийства… когда она поняла, что и бриллианты потеряны, она выпила и… погибла в аварии…

— И потому вы на него напали.

— Я… я не помню, что произошло… я была как во сне… — Джессика задумалась, потом закрыла глаза и так сидела долгое время.

— Джессика, с вами всё хорошо? — Инспектор Роберт испугался, он не понимал, что с ней и не знал, как привести её в чувство, быстро налил воды в стакан и стал брызгать водой в лицо Джессики. Она тут же открыла глаза.

— Что вы делаете? Зачем вы обливаете меня водой?

— Я решил, что вы в обмороке. А разве нет?

— Нет, я… задумалась и… и всё вспомнила. Да, я после слов юриста… он сказал, что забрал драгоценности и выпроваживал мою мать… я… сама не знаю, что со мной произошло… у меня внутри вдруг всё перевернулось, я готова была его… убить… я схватила кочергу и… ударила его, но куда — не помню… у меня в голове всё затуманилось, а когда я пришла в себя, то была уже на улице. У меня как провал в памяти был… я ничего не соображала, и не помнила… даже не знала — убила я его или нет. Вы меня арестуете? Да?

— А что другое мне остаётся после вашего признания? Но я могу позволить вам сделать звонок. Вам есть кому позвонить?

— Есть, но моего мужа сейчас в городе нет, а его родителям я не хочу звонить. Если вы разрешаете, я позвоню бывшему управляющему своего отца и сообщу ему о своём положении.

— Звоните. Я разрешаю.

Джессика опять набрала номер управляющего и с замиранием сердца ждала, что ей ответит автомат, к счастью, телефон управляющего был на связи, и он сразу ответил, а когда узнал, что произошло, запретил Джессике что-либо говорить без адвоката. — Поздно, я уже во всём призналась. Да я понимаю, это ошибка с моей стороны. Впредь я буду осмотрительнее. — Инспектор Роберт еле сдерживал улыбку, слушая разговор Джессики. — Я буду ждать вас. — Джессика отключила телефон. — Спасибо, что разрешили. Он отругал меня, я не должна была ничего говорить. А теперь меня осудят. Это его слова. Какая же я дура.

— Да, ваш знакомый прав, вам Джессика грозит срок и немалый, подобное преступление потянет лет на десять.

— Десять лет?! Какой ужас! Но он же жив. Мне об этом сказал управляющий.

— Да, он жив. В этом вам повезло. Если бы вы его убили, да ещё ограбление — срок был бы ещё бОльшим.

— Я не понимаю, о каком ограблении вы говорите. Я никого не грабила.

— Сегодня утром звонил водитель юриста, он звонил по его требованию и сообщил нам о нападении на юриста и об ограблении его. Из сейфа, находящегося в гостиной пропали драгоценности. В этой гостиной юрист беседовал с вами. После вашего ухода сейф оказался открыт, и драгоценностей в нём уже не было.

— Это были бриллианты моей матери.

— И вы их забрали.

— Да нет же. Я не забирала их. Они же в сейфе были.

— Юрист назвал вам код…

— Откуда вы знаете?

— Об этом сказал водитель, его попросил это сообщить в полицию юрист.

— Да… он назвал код, это верно. Но я не брала драгоценности… я же говорю, после того как я огрела его кочергой… как видно несильно, раз он быстро пришёл в себя и смог всё так подробно рассказать своему водителю… я сразу же выбежала из его дома, ничего не помнив… я уже говорила об этом. Инспектор, но в доме был слуга, может, это он и взял мои драгоценности?

— Ну, доказательств того, что это ваши драгоценности у меня нет. А что касается его слуги — это Патрик, работает у юриста уже давно, он также выполняет и работу водителя. Патрик проживает в доме в отличии от других слуг, которые приходят утром и находятся в доме до вечера. Джессика, я вынужден вас задержать, единственно, что могу вам позволить — так это взять с собой в камеру телефон. Это нарушение, но ради вас, вашей красоты я готов пойти на него.

Джессика удивлённо посмотрела на инспектора. — Я… я не понимаю вас.

— Джессика, вас сейчас проводят в камеру, когда ваш знакомый придёт, вас вызовут. Вам пока здесь всё ново и непонятно, но вы скоро привыкнете. Не хочу вас разочаровывать, но думаю, вы нескоро вернётесь к прежней жизни.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 499