электронная
180
печатная A5
380
6+
Аттила

Бесплатный фрагмент - Аттила

Пьеса


Объем:
94 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4496-4580-7
электронная
от 180
печатная A5
от 380

Пьеса в 3-х актах и 7-ми картинах

I акт

1 картина

(Константинополь, 376 год)

2 картина

(Рождение Аттилы)

II акт

3 картина

(Аттила добивается единовластия среди гуннов и находит «Меч Богов»)

4 картина

(Константинополь. На Аттилу готовится покушение)

5 картина

(Аттила принимает послов, информация о покушении подтверждается)

III акт

6 картина

(Обсуждения в Риме по поводу защиты от гуннов)

7 картина

(Битва на озере Каталон)

Действующие лица

Валент — Император Византии (40—45 лет)

Василий — Кардинал (60 лет)

Атенарх — Король готов (50 лет)

Главный караульщик Византии

Мунджуг — Отец Аттилы (55 лет)

Байбарс — Дядя Аттилы (50 лет)

Атакам — Шаман (65—70 лет)

Мамаш — Шаман (65—70 лет)

Эрекан — Любимая жена Аттилы (30—35 лет)

Етен — Служанка

Чичи — Служанка

Служанка

Эркан Сын Аттилы (17 лет)

Главный караульщик гуннов

Аттила — Вождь гуннов (35—40 лет)

Аесий — Римский полководец (35—40 лет)

Каратон — Полководец гуннов (35—40 лет)

Бледа — Брат Аттилы (30—35 лет)

Каратей — Чабан (60 лет)

Феодосий II — Император Византии (50 лет)

Главный караульщик Византии

Хрисанф — Первый префект Византии (52 года)

Сирус — Префект Константинополя (40 лет)

Эдика — Полководец Аттилы (40 лет)

Орест — Правая рука Эдики (30 лет)

Максимиан — Посол Византии

Главный караульщик гуннов

Первый посол Византии

Второй посол Византии

Эллак — Сын Аттилы

Валентиниан III — Римский император (30 лет)

Валерий — Римский сенатор (60 лет)

Гонория — Сестра римского императора (26 лет)

Главный караульщик Рима

Посол гуннов

1-й гонец

2-й гонец

3-й гонец

Каман — Шаман

Туризимунд — Король вестготов (22 года)

Гонец Аесия

Солдаты, охранники, члены плени гуннов

I акт

Открывается занавес, слышен голос писателя Византии V века нашей эры Прискина:

«376 год. Константинополь. Несмотря на то, что император Валент управлял Римской империей вместе со своим братом, он постоянно жил в Константинополе. Хотя раздробление Римской империи не было официально зарегистрировано, фактически территории Рима и Византии были определены за братьями и они оба носили титул Императора. Официально разделение империи на две части состоится только в 395 году».

(Император Валент расхаживает по дворцу. Он задумчив и озабочен. Дворец построен в римском стиле. В дверях показывается главный караульщик)

Главный караульщик: — Ваше величество, кардинал Василий просит аудиенции.

Император Валент: Пусть войдет.

(Садится на трон. Входит кардинал Василий, склоняет голову. Император движением руки указывает место, где он должен сесть. Кардинал садится и ждет, когда император заговорит)

Император Валент: — Василий, что происходит на северных границах империи? По имеющейся информации на другом берегу Дуная собрались готы и намерены перебраться на нашу сторону. Но ведь у нас есть договоренность с королем готов Атанархом и мы семь лет выполняем этот договор. Почему готы собрались на берегу Дуная? Или они хотят почувствовать силу нашей пятидесятитысячной армии?

Кардинал Василий: — Ваше величество, по вашему приказанию я отправил гонца в страну готов. Доставил королю готов приглашение посетить Константинополь. Гонец вернулся чуть раньше.

Император Валент: — Ну и где гонец?

Кардинал Василий: — Здесь он. Но, ваше величество, есть один вопрос…

Император Валент: — Какой вопрос?

Кардинал Василий: — Король готов Атанарх сразу же со своим окружением выехал и через некоторое время прибудет в Константинополь. Гонец просто опередил их на некоторое время.

Император Валент (рассерженно):

— Почему об этом мне сообщили сразу? Надо было подготовиться. Ведь он семь лет наш союзник. Больше половины наших северных границ охраняется готами. А мы им взамен в год выплачиваем двести фунтов золота.

Кардинал Василий: — Это так, ваше величество. Однако гонец вернулся с такими известиями, что визит короля готов в качестве главы государства вызывает сомнения.

Император Валент: — Какие сомнения? Говори яснее!

Кардинал Василий: — Ваше величество, по словам гонца на них кто-то нападает, сжигает шатры, убивает мужчин, забирает в плен женщин и детей.

Император Валент: — Кто это делает? Скифы? Насколько я знаю, скифы на грани вымирания.

Кардинал Василий: — Ваше величество, никто не знает, кто они. По словам гонца несколько беженцев готов, переплыв Дунай, перешли на нашу сторону. Гонец с ними побеседовал.

Император Валент: — Что за беженцы? На нашу территорию перешли беженцы из готов? Кто их изгнал?

Кардинал Василий: — Дело в том, что мы знаем изгнанных, но не знаем изгнавших. Их племена на этих территориях еще никто не встречал.

Император Валент: — Они что, с неба свалились. В истории бывает такое?

Кардинал Василий: — Не знаю, ваше величество.

Император Валент (неожиданно встает):

— Значит, король готов идет сюда как беженец? (усмехнулся) Семь лет назад я его пригласил его в Константинополь. Помнишь?

Кардинал Василий: — Помню, ваше величество.

Император Валент: — Тогда мы воевали с готами, но не смогли их победить. Они, уйдя в придунайские леса, выбрали тактику горных сражений. Прячась в горах и лесах, они совершали на нас неожиданные набеги. Мы же несли большие потери. Три года я шел по следу Атанарха. Несмотря на то, что и он нес большие потери, я не смог его победить. Потому что они не воевали современными методами. Тактика открытого боя лицом к лицу была чужда им. Наконец я вынужден был признать их власть по ту сторону Дуная. А тебя, Василий, отправил к Атанарху, чтобы пригласить его в Константинополь. Ты помнишь это, Василий?

Кардинал Василий: — Конечно, помню, ваше величество. Тогда вы мне дали письмо, чтобы я передал Атанарху. Я все сделал, как вы приказали, и пригласил его сюда, чтобы он заключил с вами договор.

Император Валент: — Но он не приехал.

Кардинал Василий: — Да, ваше величество. И отговоркой было то, что он, якобы, дал слово отцу, что не ступит ногой на землю Византии. Уверен, что он не приехал, испугавшись западни. Поэтому и отговорился той причиной.

Император Валент (еще более возвысив голос):

— Он не приехал! Более того — он согласился на то, чтобы я перешел на другую сторону Дуная. В итоге мы подписали договор о признании правления готов на середине Дуная в лодке. Я, император Византии Валент, впервые пошел на переговоры с варварами и признал их власть. Каждый год выплачиваю двести фунтов золота. Вместо того чтобы охранять границы Византии, он идет сюда как беженец. (Успокоившись) В любом случае король готов идет сюда со своими проблемами. Что делать, Василий, может, не примем его? Пусть сам печется о своем народе. Что ты думаешь по этому поводу?

Кардинал Василий: — Ваше величество, будет так, как вы скажете. Однако с вашего позволения хочу сказать несколько слов…

Император Валент: — Говори, мне интересно знать твое мнение.

Кардинал Василий (встав): — Да продлятся годы вашего величества! На самом деле я не намерен сказать что-то новое. Просто хочу продолжить вашу мысль, которую вы ранее озвучили…

Император Валент (разражено, прервав Василия):

— Говори, Василий, не тяни.

Кардинал Василий: — Наш доблестный император абсолютно прав в том, что король готов, охраняя наши границы, в тоже время кого-то боится и хочет перевести свой народ на эту сторону Дуная. Если вы позволите, мы примем короля готов и выслушаем его.

Император Валент: — Для чего?

Кардинал Василий: — Ваше величество, вы верно подметили, что Атанарх идет к нам со своими проблемами. Во-первых, вы должны знать, что это за проблемы. Во-вторых, у Атанарха может быть больше информации о нападавших, нежели у нашего гонца. В-третьих, в случае, если готы самовольно перейдут нашу границу, они посеют в стране хаос, поэтому этот вопрос нужно урегулировать с королем готов.

Император Валент: — Мне кажется, ты убедил меня Василий. Ладно, а что еще смог наш гонец узнать о тех странных племенах?

Кардинал Василий: — Гонец кое-что разузнал у беженцев.

Император Валент: — Что?

Кардинал Василий: — Гонец говорит, что у них странная тактика боя.

Император Валент: — В чем заключается эта странность?

Кардинал Василий: — Он говорит, что во время нападения они не сразу приступают к сражению. За двадцать примерно плефров от места сражения каждый воин в течение одной минуты выпускает до тридцати стрел с железными наконечниками. Судя по рассказам, их стрелы сильно отличаются от наших и летят они дальше. Таким образом, их стрелы в течение нескольких минут способны затмить солнце.

Император Валент (с интересом):

— Что еще говорит гонец? Их странность заключается только в этом?

Кардинал Василий: — Нет, ваше величество. Беженцы рассказывают, что они выпускают стрелы на полном скаку, причем, когда кони скачут очень быстро. Кроме этого для них нет разницы, в какую сторону они скачут. Их луки выстреливают в ту сторону, которая им нужна.

Император Валент: — Я не понял, Василий, что значит — стреляют в нужном направлении?

Кардинал Василий: — Если честно, я, ваше величество, и сам не могу этого понять. Но гонец со слов беженцев утверждает именно так.

Император Валент: — То есть ты хочешь сказать, что когда они скачут назад, способны стрелять в обратном направлении?

Кардинал Василий: — Точно так, ваше величество, стреляют в обратном направлении, причем с такой же скоростью, как и при нападении, то есть тридцать стрел в минуту.

Император Валент (с издевкой): — И, конечно же, все стрелы попадают в цель?

Кардинал Василий (понимая издевку императора):

— Ваше величество, по словам гонца они попадают в цель на все сто, уничтожая ее.

Император Валент: — Но ведь это чудо, нет, это невозможно. Нет на свете такого народа, который мог бы на скаку пускать стрелы и чтобы все они попадали в цель. (Возвышает голос) Нет такого народа!

Кардинал Василий: — Ваше величество, их странность именно в этом и заключается. По рассказам, они и их кони так приучены, что их стрелы попадают в цель даже тогда, когда все четыре копыта лошади не касаются земли. Они способны в мгновение ока выпустить две стрелы одновременно, потом вернуться назад и с расстояния в двадцать плефров вновь обрушить на противника град стрел.

Император Валент (задумавшись):

— Выходит, Василий, что король готов не воюет с ними, потому что не знает их тактику. А мы, мы сможем с ними воевать?

Кардинал Василий: — Ваше величество, у нас боеспособная армия.

Император Валент: — Нет, Василий, в данном случае речь не идет о боеспособности. Мы пока не знаем, с кем должны воевать, сколько их. Что говорят беженцы, Василий, какова их численность?

Кардинал Василий: — Ваше величество, по словам беженцев звезды можно пересчитать, а племена эти бесчисленны.

Император Валент (еще более задумчиво):

— Эти неизвестные племена могут создать проблемы не только королю готов, но и нам, всей империи, трону. Ты понимаешь это, Василий?

Кардинал Василий: — Понимаю, ваше величество.

Император Валент: — Василий, значит так! Независимо от того, какую информацию даст нам Атанарх, нужно собрать как можно больше сведений об этих племенах. Эти сведения нам очень понадобятся. Может быть… (Призадумывается) в будущем мы можем повернуть эти племена против наших врагов. Ведь в этом мире все продается и покупается, а, Василий!

(Входит главный караульщик)

Главный караульщик: — Ваше величество, прибыл король готов Атанарх. Вы позволите ему войти?

Император Валент: — Да, да пусть войдет, мы уже заждались его. Гляди, Василий, король готов сам прибыл в Константинополь.

(Главный караульщик уходит)

Кардинал Василий: — Ваше величество, у вас важная встреча, я, с вашего позволения, уйду.

Император Валент: — О чем ты говоришь, Василий, на этой важной встрече твое присутствие обязательно, потому что информация Атанарха сыграет большую роль в охране наших северных границ.

Кардинал Василий: — Вам виднее, ваше величество.

Император Валент (посмеиваясь):

— Да, мне виднее, Василий. Посмотрим, что расскажет нам Атанарх об этих неизвестных племенах? Мне это очень интересно, Василий! Ты представляешь, король готов, никогда не желавший ступить на землю Византии, сейчас в Константинополе.

Голос главного караульщика за сценой:

— Король готов, его величество Атанарх!

(Входит Король готов Атанарх в одежде варвара, с короной на голове. Император Валент встает и идет навстречу «старому другу». Кардинал Василий встает вслед за императором)

Император Валент (с искусственной улыбкой на лице):

— О, старый друг, я счастлив видеть тебя в Константинополе! Мы, кажется, должны были здесь встретиться еще несколько лет назад. К сожалению, это невозможно было претворить в жизнь.

(Император Валент, сделав несколько шагов вперед, дает возможность Атанарху обняться с ним. Во время объятий император Валент хлопнул ладонями Атанарха по спине)

Император Валент (несколько иронично):

— Я рад тебя видеть в Константинополе, король готов.

Атанарх: — Спасибо, император. Я благодарен вам за такой прием в Константинополе. (На лице императора Валента довольная улыбка. Чувствуется, что ему по душе то, что Атанарх назвал его императором). Но так получилось, что мы встречаемся таким образом.

(Император Валент с целью подтверждения своего единовластия жестом предложил королю сесть справа от трона, сел и сам)

Император Валент: — Знаю Атанрх, знаю. Ситуация на севере империи накаляется. Эти неизвестные племена вас сильно побеспокоили.

Атанарх: — Побеспокоили — это слишком мягко сказано, ваше величество. Они унизили наши племена. Наш народ ничего не смог взять с собой, кроме узелков. Наши поля, скот — все досталось им. Они никого не щадят. Словно молния сверкнула, все сожгла и исчезла.

Император Валент: — Как это — молния сверкнула и исчезла?

Атанарх: — Да, именно так, ваше величество. Эти племена — как ветер. Когда хотят — веют, захотят — останавливаются.

Император Валент: — Кажется, эти неизвестные племена вас сильно напугали, Атанарх?

Атанарх: — Почему неизвестные? Если бы и ваш народ подвергся их нападению, ваше положение было бы хуже, чем у готов.

(Император Валент встал. Атанарх и Василий также хотели встать, но император Валент движением руки подал знак не вставать)

Император Валент: — Что вы сказали? Почему неизвестные?

Атанарх: — Да, ваше величество!

Кардинал Василий: — Что ты хочешь сказать? Что это ненеизвестные племена? Ты хочешь сказать, что у тебя достаточно информации о них?

(Император Валент и кардинал Василий переглянулись)

Атанарх: — Конечно, они известны.

Кардинал Василий: — Кто они?

Атанарх: — Двадцать лет назад они жили на востоке Керченского полуострова, а мы жили на западе. Даже можем считаться родственниками.

Кардинал Василий: — Но ведь там до сегодняшнего дня жили скифы.

Атанарх: — Они считают скифов своими прародителями и говорят ни их языке.

Император Валент: — То есть они скифы?

Атанарх: — Нет, ваше величество! Они не считают себя скифами. Но считают себя продолжателями скифов и живут по их обычаям.

Кардинал Василий: — То есть?

Атанарх: — Например, он строят для себя бани. Дома же их представляют собой шатры из шкур животных. Я не видел, но говорят, что они за один час могут свернуть шатры и опять разбить их уже за тысячи плефров.

Император Валент: — А баня, о которой вы говорили? Ее тоже берут с собой?

Атанарх: — Да, независимо от того, где они располагаются, строят там новую баню.

Кардинал Василий: — То есть баня для них очень важна?

Атанарх: — Не могу сказать, но то, что видели мои люди своими глазами, правда.

Император Валент: — Выходит, что вас притесняют скифы и гонят на территорию империи. Так это?

Атанарх: — Я бы так не говорил, правитель. По моей информации они перейдут на вашу территорию.

Император Валент: — Не понял — почему на нашу территорию?

Атанарх (с беспокойством в голосе):

— Между ними идут разговоры, что они хотят вернуться на землю предков.

Кардинал Василий (вставая): — То есть ты хочешь сказать, что они считают Константинополь исторической родиной и намерены сюда вернуться?

Атанарх: — По моей информации они претендуют на это. Я получил такие сведения.

Кардинал Василий: — А откуда они пришли?

Атанарх: — Говорят, что они пришли с берегов Каспийского моря и хотят вернуться на свои земли.

Кардинал Василий: — Разве берег Каспийского моря не их родина?

Атанарх: — Они, как и мы, считают своей родиной Каспий, Черное и Средиземное моря.

Император Валент (рассерженно встал):

— Они, они, они… Кто они? Как называются эти неизвестные племена? Почему она навеяли на вас такой страх?

Атанарх: — Теперь их называют гуннами, ваше величество. Так же они называют себя сами.

Император Валент: — Как называют?

Атанарх: — Гунны, правитель, гунны!

Император Валент (садится на место):

— Что это за название, откуда появилось? Что хотят эти гунны, куда идут, кто их лидер?

Атанарх: — Первого правителя звали Баламир, нынешнего зовут Октар, ваше величество. Говорят, что они считают себя владельцами территории между тремя морями, думают, что возвращение на исторические земли — это их право.

Император Валент: — Король готов! Я каждый год плачу тебе деньги, чтобы ты охранял мои северные границы. Но ты вспомнил свои корни и пытаешься связать себя со скифами, гуннами…

Атанарх: — Правитель, я служу вам и семь лет добросовестно охраняю северные границы империи. Но теперь ситуация изменилась. Когда-то я мог со своими войсками войти на территорию Византии. Но согласно нашей договоренности моя армия ни разу не переходила границу Византии. Народ, который с армией никогда не переходил границу, теперь вынужден это сделать в виде беженцев.

Император Валент (смягчившись):

— Ладно, ладно, Атанарх! Я знаю, что ты добросовестно служил Византии. Я считаю, что мы сможем решить вопрос с беженцами. Василий, что ты думаешь по этому поводу?

Кардинал Василий: — Будет так, как вы скажете.

Император Валент: — Вот видишь, даже Василий на вашей стороне. (Обернувшись к Василию, подмигивает). У меня вопрос королю готов.

Атанарх: — Прошу, ваше величество!

Император Валент: — Вы, готы, действительно считаете, что одной крови со скифами и гуннами?

Атанарх: — Ваше величество, согласно легендам мы родственные племена, издревле жили вместе. Наши деды не поладили по какому-то вопросу и потом переселились с берегов Каспия на запад. И теперь живем на севере вашей империи.

Император Валент (с небольшой иронией):

— Да, да, если эти ваши кровные родственники еще чуть прижмут, вы будете жить не на севере, а в самой империи. Атанарх, скажи мне правду, на самом ли деле эти ваши племена распространились по белу свету с территории меж трех морей?

Атанарх: — Правитель, согласно легендам мы произошли от волков. Обратите внимание, что все легенды о волках и у нас, и у римлян, скифов и гуннов идентичные.

Император Валент (деля вид, будто сердится):

— Ладно, ладно, сейчас не время вспоминать кровных родственников. Скажите, что делать с вашим народом?

Атанарх: — Я приехал, чтобы обсудить этот вопрос с вами, ваше величество. С вашего позволения поделюсь своими соображениями.

Император Валент: — Я вас слушаю.

Атанарх: — Я думаю, что вы должны пропустить мой народ в вашу страну. Вы не должны согласиться с тем, чтобы гунны уничтожили нас.

Кардинал Василий (обернувшись к императору):

— Ваше величество, если позволите, я задам королю готов один вопрос.

Император Валент: — Говори, Василий.

Кардинал Василий: — Сколько всего беженцев?

Атанарх: — Вместе с женщинами и детьми около двухсот тысяч.

Кардинал Василий: — А сколько боеспособных мужчин?

Атанарх: — Боеспособных сил около пятидесяти тысяч.

Император Валент: — Пятьдесят тысяч — это немалая сила, верно, Атанарх? Тогда почему вы не сражаетесь против гуннов?

Атанарх: — Их намного больше и у них совершенно другая тактика боя.

Император Валент: — Да, я слышал об этом (Встает. Вместе с ним встают Василий и Атанарх). Хорошо, а если я допущу твой народ в империю, кто мне даст гарантию?..

Атанарх: — Не понял, правитель.

Император Валент: — У вас пятидесятитысячная армия. Кто даст гарантию, что после того, как воины войдут в страну, они не станут нападать на наши города, деревни, не станут грабить население?

Атанарх: — Гарантом являюсь я, ваше величество.

Император Валент: — Каким образом?

Атанарх: — Я оставлю своего сына здесь. Мне кажется, это будет самой лучшей гарантией.

Император Валент: — Что за человек лидер гуннов?

Атанарх: — Да, правитель, как я уже говорил, лидера гуннов зовут Октар. Говорят, что он очень жестокий человек.

Император Валент (задумчиво походив по комнате и остановившись напротив Атанарха):

— Хорошо, я согласен пропустить твой народ на свою территорию, но с двумя условиями.

Атанарх: — Извольте, ваше величество.

Император Валент: — Во-первых, твой народ при условии того, что сын короля остается в моем дворце, не имеет право удаляться от границы больше чем на пять тысяч плефров. Вторым условием является то, что во время перехода твоего народа на мою территорию все имеющееся оружие должно быть сдано моим воинам. Ты согласен?

Атанарх (замявшись): — Ваше величество, ведь мы свой насущный хлеб добываем оружием.

Император Валент: — Атанарх, если ты беспокоишься за безопасность собственного народа, я пекусь о безопасности всей империи. Эти два условия важны и обязательны. Что скажешь?

Атанарх: — Пусть будет так, как вы говорите, ваше величество!

Император Валент (обернувшись к Василию):

— Если так, идите готовьтесь. (Василий и Атанарх выходят, император остается один). Кажется, в вопросе охраны северных границ мы готов сменим на гуннов.

Занавес закрывается.

За сценой слышится голос Прискина, который написал самое большое произведение о гуннах: «Таким образом, начиная с IV века, гунны потихоньку выходят на сцену истории. С их появлением стала меняться карта Европы. Все европейские правители хотели с ними дружить, платили дань. Только после ослабления Византии готы при поддержке гуннов в 410 году вошли в Константинополь и разграбили его».

Занавес открывается

(Лагерь гуннов. Вдалеке видны их шатры. Вождь гуннов Мунджуг и его брат Байбарс стоят рядом и беседуют. В стороне шаманы Мамаш и Атакам готовятся к какому-то ритуалу. На дереве развешаны красные ленты)

Мунджуг: — Байбарс, брат мой, наш дед Октар ушел, оставив нам эти места. Помнишь, как раньше нас воспринимали, для римлян и византийцев мы были чем-то новым. Они смотрели на нас как на дикарей. Не принимали нас. Но мы благодаря нашим мечам и коням указали каждому свое место.

Байбарс: — Это так, брат мой. Теперь все хотят с нами подружиться. Наши соседи для выражения почета и уважения каждый год отправляют нам дорогие подарки и дань. Римляне и византийцы очень часто использую наши войска либо для подавления волнений, либо когда какие-нибудь племена нападают на них. Однако у нас пока остаются проблемы и трудные вопросы.

Мунджуг: — Да, ты прав, брат, у нас пока остаются проблемы и трудные вопросы.

Байбарс: — Брат, мне кажется, что нам нужно сделать глав племен еще более зависимыми от нас.

Мунджуг: — Это так, дальше?

Байбарс: — Нужно еще более ужесточить законы гуннов. В основном нужно разбираться с теми, кто приносит меньше голов с поля боя. Ты знаешь, что наши предки-скифы очень давно жили в этих местах? Тысячи лет назад наши предки тоже поступали таким образом. После боя каждый воин привязывал к поясу голову убитого врага. После боя воины хвастались своими победами и головами поверженных врагов. У кого их было больше, тех в племени уважали, они становились приближенными к главе племени.

Мунджуг: — Да, это так. Но это было тысячи лет назад. Тогда не было ни Римской, ни Византийской империй.

Байбарс: — А что изменилось с того времени? Разве та же тактика боя не осталась нам от предков? Просто те боевые методы, которые оставили нам скифы, мы, гунны, восстановили и сейчас снова стараемся установить мировое господство. Но для этого нужно очень стараться.

Мунджуг: — Мой дед Октар рассказывал, что как-то персидский король Дара решил подчинить себе проживающих здесь скифов и пришел на эти земли с семисоттысячной армией. Скифы, уходя от армии Дары, так измотали его воинов, что они не в состоянии были воевать. Отсутствие воды и нехватка продуктов привела к многочисленным болезням среди воинов.

Байбарс: — И они от этих болезней в течение двух месяцев стали погибать.

Мунджуг: — Да, это так. В конце король персов написал моему деду письмо, в котором просил его хотя бы об одном бое, чтобы не опозориться в мире. Дед мой согласился. Две армии стали друг против друга, скифы увидели, что персидские войска не в состоянии воевать. Скифы не хотели воевать против обессиленного противника. Было принято решение выпустить между двумя армиями зайца. Так и сделали. Скифы, вместо того, чтобы воевать, бросились за зайцем. А королю персов отправили сообщение, что его воины так же слабы как убегающий заяц.

Байбарс (смеясь): — Да с зайцем придумали очень оригинально. Представляешь, скифы бросаются за зайцем, персы же удивленно взирают на них, дескать, что это с ними.

Мунджуг: — Да, да. Дед Октар рассказывал, что с таким позором король персов Дара еще не сталкивался. А ведь он пришел с семисоттысячной армией. Абсолютно без боя он потерял три четверти армии и вернулся обратно. Поговаривают, что умирая, он оставил завещание, в котором наказывал сыновьям никогда не нападать на скифов.

Мунджуг (глубоко вздохнув): — Да, брат мой, ты прав, для того, чтобы вернуть те славные дни, подчинить себе территории от Каспия до последнего моря, нужно еще чуть больше прижать племена.

Байбарс: — Нет, брат мой, не чуть больше, а как следует. Нужно так их прижать, что где бы они не были, помнили, что они наши подданные и как следует вбили это себе в голову.

Мунджуг: — Не только они, но и наши соседи римляне и византийцы тоже должны вбить это себе в голову.

Байбарс: — Наши подданные должны усвоить, что побегом в Рим или Византию они ничего не добьются. И Рим, и Византия, если это нам понадобится, вернут их обратно.

Мунджуг: — Да, брат мой, ты абсолютно прав. Но давай сегодня мы отметим два знаменательных события и на время забудем трудные вопросы.

Байбарс (с удивлением смотря на Мунджуга):

— Брат мой, то, что сегодня День Шаманов, я знаю (показывает на стоящих в стороне шаманов). А какое второе знаменательное событие?

Мунджуг: — Вместе с Днем Шамана у нас сегодня счастливый день.

Байбарс: — Во имя богов, говори яснее. Ничего не понимаю. Почему счастливый день?

Мунджуг: — Брат мой, сегодня может родиться наш наследник.

Байбарс: — То есть наследник гуннов?

Мунджуг: — Да, это так. Меня буквально недавно известили, что моя жена должна сегодня родить. Как мне сообщили, у нее уже начались схватки.

Байбарс: — Брат мой, Мунджуг! Какое радостное известие! У нас будет наследник. Как ты меня обрадовал! Сегодня будет особенный день. Но скажи, брат мой, откуда ты знаешь, что будет наследник? Вдруг родится девочка, кто тебе об этом сказал?

Мунджуг (указывая на шамана Атакама):

— Шаман сказал, брат, шаман. Он месяц по моему поручению этим занимается (повышает голос). Отец шаман, иди сюда.

(Шаман Атакам подходит к ним)

Шаман Атакам: — Я вас слушаю.

Мунджуг: — Отец шаман, во имя богов, расскажи моему брату о твоих гаданиях на костях. Он не верит, что у гуннов родится наследник.

Шаман Атакам: — Вождь Мунджуг правду говорит, Байбарс. У гуннов родится наследник. Но это будет не просто наследник.

Байбарс: — Во имя богов, говори, отец шаман. Что это за наследник будет?

(В это время вокруг барабанов шамана начинают собираться мужчины и женщины)

Шаман Атакам (указывая на народ):

— Это так, Байбарс, брат мой. Это не простой наследник родится. Я не хочу много говорить, так как через некоторое время начнутся празднества Дня шамана.

Байбарс: — Во имя богов, говори, или у меня сердце разорвется. Каким будет наследник гуннов? На самом ли деле это будет непростой наследник.

Мунджуг: — Ладно, отец шаман, хоть и коротко, но расскажи, иначе для моего брата Байбарса это не будет День Шамана. Одним богам известно, что будет…

Шаман Атакам: — Так и быть, Байбарс. Уважаемый Байбарс. Башбуг Мунджуг уже месяц как поручил мне, чтобы я на костях погадал и ответил на вопрос «будет ли у гуннов наследник».

Байбарс: — И… и что… посмотрел?..

Шаман Атакам: — Да посмотрел и увидел, что родится не просто наследник… (Шаман замолчал)

Байбарс: — Отец шаман, не тяни за душу! Продолжай!

Шаман Атакам: — Родится такой наследник, который покорит весь мир. Каждый, кто услышит его имя, будет трястись от страха. Он дойдет до ворот Рима и Константинополя. Каждый будет платить дань гуннам. Он будет императором!

Байбарс (радостно): — Даже императором станет?

Шаман Атакам: — Да, императором гуннов! Но есть одно препятствие.

Мунджуг: — Что это за препятствие, отец шаман?

Шаман Атакам: — Если он найдет «Меч Богов», будет править над всем миром.

Байбарс: — А если не найдет?

Шаман Атакам: — Если не найдет, будет только предводителем гуннов.

Мунджуг: — Хорошо, отец шаман, а что говорят твои кости? Найдет наследник «Меч Богов», или нет?

Шаман Атакам: — Мои кости показывают, что он станет правителем мира. Судьбу человека пишут боги. А делать эту судьбу более красивой и богатой может только сам человек.

Мунджуг: — То есть ты хочешь сказать, что он может и не найти меч?

Шаман Атакам: — Все зависит от воли богов. Известно лишь одно: боги сделают его большой бедой для противников.

Байбарс: — Брат мой Мунджуг, пусть боги берегут наследника гуннов!

Мунджуг: — Пусть боги услышат твои молитвы, брат Байбарс.

(К ним подходит шаман Мамаш)

Шаман Мамаш: — Вождь Мунджуг, народ собрался, позволь начать День Шамана.

Мунджуг: — Конечно, конечно, все племена гуннов собрались именно для этого. Сегодня счастливый день. Отец шаман, говорят, в День Шамана боги открывают небесные врата. Это правда?

Шаман Мамаш: — Да, это так, вождь Мунджуг. В этот день посланцы богов спускаются на землю, чтобы претворить в жизнь молитвы каждого человека.

Байбарс: — Я тоже желаю, чтобы все, что говорили о наследнике Мунджуг и ты, свершилось!

Мунджуг, Атакам и Мамаш (хором):

— Пусть боги примут наши молитвы!

Шаман Атакам: — Вождь Мунджуг, с вашего позволения мы начнем церемонию.

Мунджуг: — Начинайте, отец шаман, начинайте.

(Шаманы Мамаш и Атакам, взяв свои бубны, вошли в центр круга)

Шаман Атакам (ударяя в бубен, громко):

— Э-ге-гей, внуки скифов, сыновья гуннов! С Днем Шамана вас! Да помогут вам боги!

Все (хором): — Г-у-у-у…

Шаман Мамаш: — Мы пришли путь указать! Стоим, чтобы путь указать. Говорим, чтобы путь указать. Это путь к богам…

Все (хором): — П-у-у-у-ть, о-д-и-н, э-г-е-й..

Шаман Мамаш: — Доброго вам пути!

Все (хором): — Доброго, у-у-у…

Шаман Мамаш: — Во славу ушедших, будущих вождей, мудрецов, храбрецов гуннов, полководцев гуннов, сестер гуннов у-у-у-у

Все (хором): — У-у-у-у…

Шаман Мамаш (глядя в небо): — Кто-нибудь из вас сходил с пути, указанного богами? Если есть такие, пусть боги закроют им дорогу.

Все (хором): — Пусть, у-у-у-у…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 380