электронная
48
печатная A5
308
18+
Атмасексуал

Бесплатный фрагмент - Атмасексуал

Сборник стихотворений

Объем:
48 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-8414-9
электронная
от 48
печатная A5
от 308

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

История странника

«I went out to the hazel wood,

Because a fire was in my head…»,

W. B. Yeats

Жара. Приморский душный август

Спалил последние мозги.

И я, как бедолага Ангус

Нашёл орешник у реки.


В тени манчжурского ореха,

Чтоб день удачно завершить,

Я сделал посох, и для смеха

Подвесил ягоду на нить.


Когда с ночными мотыльками

Смешался звёзд неверный блеск,

Наживку бросив, я руками

Поймал форель, как дар небес.


На землю положив красотку,

Я отошёл раздуть костёр,

На ужин откупорить водку,

Да подсушить свой «Беломор».


Но слышу, будто мышь скребётся,

И тени пляшут от огня.

Вот чёрт… кому же там неймётся?

Зовут по имени меня!


В фантомном облаке мерцая,

С цветами в черноте волос

Стоит девица молодая,

Ну а в глазах — немой вопрос…


Задействовав волшебный посох,

Спросил я девушку: «Ты кто?

Дай руку мне, к чему вопросы?»

(Я маг вам, или Дед Пихто?!)


Обняв за талию, находку

Подвёл поближе к огоньку:

«Не убегай, ты будешь водку?

А хочешь, заварю чайку…»


Забыв про зимние метели,

Сидели вместе у костра,

Глушили водку, пели, ели,

И говорили до утра.


Давно состарившись от странствий

Среди окраинных морей,

Её я целовал со страстью,

И называл её своей.


Потом обрушились столетья…

И до скончания миров

Бредём мы с ней средь разноцветья

Таёжных трав и облаков.

Двойник (из Гейне)

Ночь. Тишина. Город спит, как покойник,

Старенький дом, где скучала она…

В прошлом всё… в прошлом, и пуст подоконник.

Дом лишь остался, как в те времена.


Боже, но кто это в лунном сияньи

Стонет и грустно поёт под окном?

Руки как крылья скрестив в ожиданьи…

Я это… только в обличье ином!


Бедный двойник, что ж ты плачешь? Довольно!

Струны души моей разбередил

В месте, где также и мне было больно,

Где я ночами страдал и любил.

Я уеду от вас

Я уеду от вас в одинокий дом

На холме у моря в далёкой стране.

Мне тепло и радостно будет в нём,

Хорошо и спокойно в нём будет мне.


Я уеду от вас, и о чём жалеть?

Ни долгов, ни праздников, ни суеты…

Будет свои песни мне ветер петь,

Солнце будет сжигать за мною мосты.


Я уеду совсем, все верну ключи

От квартир и машин… золотых оков.

Выйду к морю — с морем мы помолчим,

В моём мире было достаточно слов.


Отключу и выкину свой телефон —

Он поскачет, как камешек по волнам.

Лучше с ветром песни его споём

Тихим вечером рядышком у окна…

Сирень

Бродил, напевая, по странным местам

В далёкой лесной стороне.

И ветка сирени, противясь словам,

В лицо вдруг ударила мне.


Густые соцветья пяти лепестков,

Приятный хмельной аромат.

«Ну что ж!», — я решил, — «Обойдёмся без слов!»,

Срывая все ветки подряд.


Вернулся в свой маленький дом на холме

С багровой охапкой в руках, —

«Давай ка, Сирень, ты послужишь и мне

Как сказано в пыльных томах!»


В тени под навесом, насыпав рядком,

Соцветья и листья сушил,

А после собрал и таким «табаком»

Старинную трубку набил.


Устроился в кресле — прекрасный закат

Во всю полыхает вдали.

И мне никогда не вернуться назад —

Давно сожжены корабли.


В клубах разноцветного дыма душа

Свернулась лихим завитком.

И феи лесные, войдя не спеша,

Заполнили маленький дом.


Их было двенадцать, а может и сто —

Одна красивее другой.

«Ты рвал нас?» — спросили, — «Да рвал, ну и что?» —

«Раз рвал, так женись, дорогой!»


Вот так и живём, созерцая закат

В далёкой лесной стороне.

И каждая фея, заметив мой взгляд,

Всегда улыбается мне.

Девушка и Дракон

Скучала девушка одна,

Бумагами шурша.

Свеча горела у окна.

Смотрела не дыша


На остывающий закат,

На мглу и темноту…

А мотыльки вокруг кишат —

Их видно за версту.


Один безумный мотылёк

Вдруг заблестел вдали,

Сиянием её привлёк

От неба до земли.


Смотрела в ночь во все глаза —

Быть может это Он?

Но… то ли грянула гроза…

О Господи! Дракон!


Летел среди восточных скал

На тусклый свет окон,

Как ножницами рассекал

Крылами воздух он.


Звала меня? — раздался рёв.

Ая… я не… прости…

Да нет, звала! Я слышал зов —

Теперь нам по пути.


Стоит и блещет как пожар

Во всей своей красе.

Не молод, но отнюдь не стар,

И не такой как все.


Судьба настигнет, не спрося…

От взмаха мощных крыл

Вдруг ветер в доме поднялся

И свечку загасил.


Сидела девушка верхом,

Вдаль обративши взор —

В свой замок нёс её дракон

Среди восточных гор.

Ангел мой

«…Когда судьба по следу шла за нами,

как сумасшедший, с бритвою в руке»,

А. Тарковский


Ангел мой, мы запутались в сказочной пляске миров,

Заблудились в пространстве, пронизанном тенью и светом.

И за каждым углом нас с тобой караулит любовь,

Как разбойник суровый, с ножом и большим пистолетом.


Мы с тобой, моя радость, ведь как-то друг друга нашли…

Плачешь ты — тут же я истекаю твоими слезами.

Здесь нет выхода, не убежать, сожжены корабли,

И старуха-любовь потихоньку крадётся за нами.


Скоро грянет весна, и уже всё понятно без слов…

Не грусти, выбор сделан, я — твой, ни о чём не жалею.

Сердце — маленький храм, где с огромным букетом цветов

Нас с тобой ожидает любовь — легкокрылая фея.

Поделили ночь пополам

Поделили ночь пополам,

Перед Богом были чисты…

Разрушали-строили храм,

Жгли и возводили мосты.


Утоляли жажду вином,

Зажигали спичками тьму,

Снегом украшали свой дом,

С нечистью играли в войну.


Била пыль столетий в окно,

Ветер им менял имена…

На двоих осталось одно

Солнце и Малютка-Луна.

Да здравствует ведическая Русь!

Да здравствует ведическая Русь!

Не та, не из фантазий духовидцев.

Но та, что иногда мне ночью снится,

И навевает сладостную грусть…


Грусть от того, что счастья не вернуть,

И в прошлое назад не возвратиться.

Лишь замерли легенды на страницах,

Для йогов освещая горний путь…


Но скоро грянет время перемен,

Не властна больше череда измен —

Приободритесь пленники печали!


Вы слышите, они уже трубят,

Предвосхищая огненный закат

Эпохи оскверняющего Кали.

Прекрасный день

Прекрасный день, пустили сок растенья,

Согрелось море — и сам чёрт не брат!

Мечтаю: вот бы было много денег —

Я сварочный купил бы аппарат.


Переносной, инверторного типа,

Да электроды тройку — пачки две…

А под окном во всю бушует липа,

И тёплый летний ветер в голове.


Был сварщиком отец, какая жалость —

Не передал он сыну мастерство…

И ты сегодня мимо пробежала,

Совсем чужая, словно колдовство


Нас разлучают годы и эоны:

Волшебник был — тупой дегенерат!

И чтоб перенаправить электроны,

Я сварочный купил бы аппарат.


Поупражнялся б с угловыми швами…

На улице ужасная жара!

И что-нибудь такое между нами

Сварил бы новой сваркой до утра.

Как честный человек

«Смотрю на невзрачное фото:

тебе полюбилось в нём что-то…»,

Г. Тульп

Смотрю на невзрачное фото:

Прокисший небритый урод!

Зачем же любовь до икоты

Внушает седой нищеброд?


Не мне, пышногрудой красотке

Мечтать о таких чудаках.

Тут надо пол ящика водки,

Чтоб вывести девичий страх.


Тогда, может, стану добрее,

Тогда я к нему поднимусь,

К любимому брошусь на шею,

И выскажу девичью грусть:


«Ты, милый, своими стихами

Зачем мое сердце смутил?

И полными блеска очками

Мой ум навсегда поглотил?


Три года проплакав ночами,

Скажу я — пусть слышит народ:

Ты девушку мучил стихами?

Давай ка, женись, рифмоплёт!»

Когда любовь

Когда любовь уходит от меня…

Вчера была, сегодня её нет,

Не буду плакать, а сложу сонет.

Себя по пузу хлопну — «Где она?»


И злой весь день хожу, как Сатана,

Упрёки изрыгаю всем в ответ…

«Любовь — порок и вереница бед,

Страданья чаша выпита до дна!»


Куда ушло веселие и пыл?

Свою любовь сейчас я позабыл,

Но где-то там, под ворохом обид,


Среди высокомерия толпы,

Внутри слоев защитной скорлупы

Огонь любви ещё сильней горит.

Кружка с Роллс-Ройсом

«Таракан сидит в стакане,

Ножку рыжую сосёт…»,

Н. Олейников

Кружка с Роллс-Ройсом на грязном столе,

И тараканы на каждом шагу.

Странно, но есть ли любовь на Земле —

Я всё никак уяснить не могу.


Может любовь — мозговой таракан?

В ночь выползает из тёмных щелей —

В душу нагадит, как в пыльный стакан,

И заставляет сновидеть о ней…


Капитулировал мой дихлофос,

И не у дел оказалась бура…

Как же с ней справиться? — вот в чём вопрос.

Как же спокойно доспать до утра?


Нет ни единого шанса у нас,

Ни одного, кто б одобрил союз.

Жжёт в её взгляде знакомый отказ…

Заговорить — я и думать боюсь.


Выстужу душу-стекляшку до дна,

Чтоб от любви не осталось следов…

Но на дворе нынче март и весна,

И не бывает… таких холодов.

Зеркало

В мире дерзких фантазий король —

Это я, что-то холодно мне.

Рюмку водкой наполнить изволь,

Чокнись — вон мой… портрет на стене.


Я — лишь зеркало в доме твоём,

Посмотри — и увидишь меня.

Разум твой весь охвачен огнём

Я — огонь… ты же хочешь огня?


Даже если закроешь глаза,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 48
печатная A5
от 308