электронная
200
печатная A5
454
18+
Астрал

Бесплатный фрагмент - Астрал

Объем:
222 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-0713-8
электронная
от 200
печатная A5
от 454

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

АСТРАЛ

Марианна подняла чемодан, и устало поплелась к стойке регистрации. Очередная командировка на этот раз давалась с трудом. Она чувствовала себя вечным странником, бездомным и неприкаянным. Самолеты и поезда, поезда и самолеты, сколько видела она их за последнее время, даже не сосчитать. Поначалу возможность увидеть мир, не тратя при этом ни копейки собственных денег, увлекла ее, и в каждую поездку Марианна собиралась как на праздник. Но потом пришло безразличие, а за ним и раздражение. Чужие города и страны мало-помалу перестали вызывать в ней интерес, и, приехав в очередное место своей командировки, Марианна забивалась в гостиничный номер, предпочитая выходить только по делам или поесть. Да и самом деле, что могло ее особо заинтересовать в чужой стране? Чужие лица, чужая речь, приклеенные улыбки гостиничных менеджеров… все это скучно и банально.

С такой жизнью Марианна постепенно лишилась подруг, так видеться они могли крайне редко, ограничиваясь лишь беседами по телефону. Муж и тот как-то странно стал к ней относиться, перестал делиться проблемами, будто Марианна была пустым местом. За завтраком он в основном читал газету, прихлебывая кофе, изредка отпуская замечание по поводу прочитанного. Впрочем, говорил он это в основном для себя, так как реакция Марианны была ему безразлична. С таким же успехом он мог говорить с котом, который вечно терся возле его ног. В такие моменты в душе Марианны поднималась горечь, но она подавляла ее. Они оба прекрасно знали, что бросить сейчас работу Марианна не могла, платили прилично, а муж зарабатывал мало. Непростительно мало для мужчины, как считала Марианна, но ничего поделать была не в состоянии. Так они и жили, вместе, и в то же время каждый сам по себе. Не чужие, но и не родные.

Дочь училась в пятом классе, целыми днями пропадала в школе, и занимался ей в основном муж, учитывая почти постоянное отсутствие Марианны. Но не смотря на это, у матери с дочерью были доверительные отношения. Агата, так звали дочь, была не по годам серьезной девочкой. Она понимала мать, и Марианна была ей за это благодарна. Агата была ее единственной настоящей подругой, и Марианна гордилась ее успехами. С отцом Агата тоже ладила, но, как иногда казалось Марианне, втайне корила его за то, что не он не может заработать достаточно денег, и поэтому матери приходится так много работать. В этой ситуации обиднее всего было то, что муж Игорь считал такую ситуацию нормальной и совершенно не зацикливался на том, кто и сколько приносит в дом денег. Ему нравилась его работа — инженером на предприятии, и менять ее он в ближайшее время не собирался.

Марианна тоже давно смирилась с таким положением вещей, в нужный момент молча собирала чемодан и отправлялась в аэропорт либо на вокзал, в зависимости от ситуации. Муж, если был в тот момент дома, кивал ей на прощание, как будто она шла в ближайший супермаркет, и утыкался в компьютер. Из-за пробок он редко подвозил Марианну — езда по битком набитому машинами городу выводила его из себя. И вообще он считал, что при таких заработках Марианне не грех взять и такси. Не убудет. Нервы дороже. Слушая такие рассуждения, Марианна всегда усмехалась про себя. Конечно, нервы дороже. Только речь идет исключительно про его нервы. Не про ее. Про ее нервы он и не думает. Зачем? Ему безусловно так гораздо удобнее. Расслабился, окопался, живет как у Христа за пазухой, нервы не тратит. Наверное, собирается жить до ста лет. Молодец.

В первое время, садясь в такси, Марианна кипела от возмущения, но потом и это стало ей безразлично. Каждый приспосабливается, как может. Это закон жизни. Что с того, что ей досталась такая роль? Возможно, это даже к лучшему. По крайней мере, муж не позволяет себе пренебрежительно к ней относиться. Уважает. В отличие от некоторых ее подруг, которых мужья в грош не ставят. Тоже имеют право. Добытчики. Кормильцы. А у них все наоборот. Но Марианна никогда не позволяла себе снисходительно относиться к мужу. Уважала его мужское достоинство. Кто знает, как завтра повернется жизнь? Как муж Игорь ее устраивал. Одной остаться совсем не хотелось. Как тогда быть с Агатой? А одна мысль о том, что придется возвращаться в пустую, холодную квартиру, бросала ее в дрожь. Нет уж, пусть будет все как есть. Не худший вариант. Какая-никакая, а семья. Есть с кем перемолвиться словом, прислониться в трудную минуту. Это тоже немаловажно.

На одиночек бальзаковского возраста Марианна насмотрелась. Несчастные бабы, хоть и при деньгах, а взгляд затравленный, просящий… неудобно даже глазами встречаться, будто ждут от тебя чего. Так нищий смотрит на паперти. Но тот хотя бы знает, чего хочет. А эти… хорохорятся, храбрятся, мы да мы… но несчастливы, сразу в глаза бросается. А сколько историй Марианна невольно выслушала в транспорте! Уму не постижимо! Можно роман написать. Сначала интересно было, а потом Марианна слушала больше автоматически, почти не вникая в суть. Чужие истории о чужих людях, которых Марианна никогда не видела, да и вряд ли увидит. Но люди так устроены — любят рассказать про себя постороннему человеку. А что еще в поезде делать? Путь длинный, не будешь же сидеть молча, вот разговор волей-неволей и завязывается. Вроде невинно все начинается, кто вы да откуда? А потом пошло-поехало. Всю свою подноготную расскажут, прямо наизнанку вывернутся. И зачем это перед чужим-то человеком? Но потом Марианна все же поняла — груз с души хотят снять. Оправдаться. Себя в лучшем свете представить. Жалуются в основном, на судьбу, на близких. Пользуются тем, что никто никого не знает. В этом суть. А раз не знают, значит и судить не смогут. Выслушают и примут сторону говорящего, посочувствуют. Что и требовалось доказать.

Марианна прошла регистрацию и очутилась в предбаннике Дьюти Фри. До посадки оставалось около получаса. Она скромно уселась в уголок и стала смотреть в окно на самолеты. Вид лайнеров ее завораживал, хотя летать она побаивалась. Не хотелось вот так, в небе, исчезнуть с лица Земли в одно мгновение. Хотя, если призадуматься, это не самый худший способ. Несколько секунд страха и все. Ни боли, ни мук. Марианна тряхнула головой — что за идиотские мысли лезут в голову! Да еще перед самой посадкой. Надо взять себя в руки, что-то она совсем раскисла. К счастью начали приглашать на посадку в самолет, и Марианна встряхнулась. Упругой походкой прошла в автобус и села, ожидая, пока он заполнится пассажирами.

Ее место в самолете оказалось в самом конце салона, возле окна. Марианна забросила сумку наверх и с облегчением опустилась в кресло. Через пару минут рядом с ней приземлился мужчина средних лет довольно приятной наружности. Он сразу же пристегнул ремень и закрыл глаза. Марианна подумала, что он боится летать, и по этой причине весь полет будет усиленно делать вид, что спит. Это ее вполне устраивало. Выслушивать откровения сейчас было выше ее сил. Она тоже закрыла глаза на всякий случай и положила в рот леденец.

Лайнер глухо заурчал и слегка завибрировал. Загорелось табло насчет ремней, а в салон вошла стюардесса и начала озвучивать обычную в таких случаях инструкцию. Все это Марианна знала наизусть, но подозревала, что вряд ли сможет воспользоваться советами. Мужчина на соседнем кресле заерзал и произнес, ни к кому конкретно не обращаясь:

— Интересно, кто-нибудь когда-нибудь этим пользовался? На практике, я имею ввиду.

Марианна открыла глаза. Мужчина будто прочитал ее мысли. Она хотела было ответить, но осеклась. Одна фраза потянет за собой другую, и завяжется нудный разговор. Про жизнь и мучения господина имярек. В таких случаях лучшей тактикой будет молчание. Марианна достала детектив и сделала вид, что увлеченно читает. Мужчина скосил глаза.

— Извините, можно узнать, что читаете?

Марианна, не проронив ни слова, показала ему обложку. Мужчина понимающе кивнул.

— Все ясно. Убийства, леденящие кровь подробности… титанические усилия по разгадке шарады и наконец поимка. Самое скучное чтиво на свете. Для меня, во всяком случае… Всегда все знаю наперед.

Марианна подняла бровь и хмыкнула, по-прежнему сохраняя молчание. Мужчина вздохнул, поерзал и снова спросил:

— Могу я узнать ваше имя?

Вопрос выбил Марианну из колеи. Попутчики редко интересовались именами, это было совсем ни к чему. Имена вызывают воспоминания, ассоциации, от которых хочется быть свободным. Но не ответить было неудобно, и Марианна назвалась.

— Редкое имя… но очень красивое. Откуда такое?

Марианна прикрыла книгу, поняв, что отделаться не удастся.

— Мама назвала, как вы понимаете. Очень любила актрису Марианну Вертинскую. Ту самую. А вам это зачем?

— Что значит, зачем? — Мужчина пожал плечами. — Странный вопрос. А зачем вообще людям дают имена? Чтобы как-то обозначиться в этом мире, отличаться друг от друга. Или вы предпочитаете безликое «мадам»?

Марианна невольно засмеялась. Мужчина начал ее забавлять.

— Вы наверное много перемещаетесь? Чувствуется в своем роде закалка.

— Угадали. Перемещения стали просто частью моей натуры.

— Устали от попутчиков? Надоели пустые разговоры, жалобы на жизнь?

— Опять угадали. Теперь я верю, что вам скучно читать детективы. Зачем, если заранее знаешь конец?

— Да, скука смертная. Поэтому ничего не беру читать в дорогу. Кстати, меня зовут Владлен.

— Весьма приятно.

— Взаимно. Куда, если не секрет, направляетесь на этот раз?

— Туда же, куда и вы. Это самолет, если вы помните. А если серьезно, то в очередную командировку. Я работаю в косметической фирме.

— Интересная работа?

— Да как вам сказать? Не то, чтобы очень… но платят прилично. Грех жаловаться.

— Для вас так важны деньги?

— А для вас? Мне кажется от денег еще никто не отказывался. Многие спят и видят, как заполучить такую работу, как у меня.

— Для меня? Важны, конечно… но я редко об этом задумываюсь. Всегда делаю только то, что хочу.

— Вы счастливчик. А как быть с потребностями чисто телесными? Чем зарабатываете?

— Мои потребности на самом деле не так велики. Мама с папой оставили кое-что, так что могу себе позволить.

— Вы что, рантье?!

— Да нет, что вы… это просто неприлично в наше время. У меня небольшая частная клиника. На жизнь хватает.

— Что ж, рада за вас. Я же вот тружусь в поте лица.

— Вы замужем?

— Да. Есть дочь.

— Счастливы в браке?

— К чему все эти вопросы? — Марианна начала нервничать. — Вы препарируете меня, словно лягушку…

— Да ну, дорогая Марианна! Скажете тоже! Лягушка — Мужчина зашелся смехом. — Просто вы меня заинтересовали. У вас такая отрешенность во взгляде, как на иконах. Так счастливы или нет?

— Не ваше дело! — Марианна слегка покраснела. — Я не планировала раскрывать перед вами душу.

— Ради Бога! — Мужчина поднял руки вверх. — Не хотите, не говорите, я не настаиваю. Просто женщина, которая счастлива с мужем, не станет проводить всю свою жизнь в самолетах из-за заработка.

— Не вам судить! Что вы вообще себе позволяете? — Огрызнулась Марианна и отвернулась к окну.

Владлен положил руку на колено Марианны.

— Я позволяю себе все, что хочу. И вам того же советую.

Марианна хотела сбросить его руку с колена, но словно оцепенела. По телу пробежал холодок. Марианна начала наливаться краской, страшно злясь на себя за то, что ничего не может поделать. Владлен убрал руку.

— Не смущайтесь. Ничего не случилось. Просто незнакомый мужчина положил на ваше прекрасное колено свою лапу. Это всегда волнует… всегда… каким бы возмущением вы не прикрывались…

— Вы хам! Или сексуально озабочены? — Марианна натянула юбку на колени.

— Ни то, и ни другое. Ваша жизнь бессмысленна, дорогая Марианна. Жизнь ради денег вообще лишена смысла…

— К моему большому сожалению, родители не оставили мне наследства. По этой причине я не могу рассуждать подобно вам. У каждого своя колея.

— Колея?! Удачное сравнение. Неужели вам никогда не хотелось немного свернуть в сторону? Покинуть колею и посмотреть, что там?

— К чему вы клоните?

— Ни к чему? Я просто спросил, хотелось или нет?

— Сдается мне, вы меня провоцируете. Не пойму только, для чего?

— Так уж и непонятно? — Владлен снова положил руку Марианне на колено, но на этот раз рука долго там не задержалась и скользнула под юбку. Пальцы властно погладили промежность, отчего трусики у Марианны сделались слегка влажными. Она чуть не задохнулась от возмущения. Мужчина усмехнулся. — Видите, сколько у вас сразу стало эмоций, сколько мыслей в голове! Ненавижу колготки! Зачем женщины надевают колготки? Чулки, по-моему, гораздо удобнее.

— Смотря для чего.

— Для всего. Надо быть во всеоружии. Всегда. Никогда не знаешь, что ждет тебя за поворотом.

— Однако вы нахал. Циник. Прожигатель жизни. — Прошипела Марианна, боясь, что пассажиры впереди могут ее услышать.

— Вы просто злитесь, что не можете себе позволить быть немного безумной. А почему? Что вас держит?

— Хотя бы люди вокруг. Пассажиры. Не знаю, может вы их не заметили…

— Не иронизируйте. Мы с вами сидим в самом конце, вдвоем… Это редкая удача.

— В чем же эта редкая удача выражается?

— Можем себе позволить небольшое приключение. Приключение, которое мы запомним надолго. И вы, и я…

— Сдается мне у вас таких приключений навалом.

— Зачем вы так. Не каждый раз я оказываюсь в самолетном кресле наедине с красивой женщиной. Попутчиков не выбирают. Уж вам-то это должно быть хорошо известно.

— В этом вы правы. Попутчиков не выбирают. К сожалению.

— А по-моему к счастью. Если бы мы еще выбирали и попутчиков, тогда бы из нашей жизни окончательно исчез элемент неожиданности. То, что делает жизнь непредсказуемой и оттого прекрасной… — Рука Владлена снова скользнула под юбку Марианны, на этот раз пальцы настойчиво стремились пробиться под резинку колготок. Им это почти удалось, но тут в проходе показалась стюардесса с тележкой. Марианна дернулась, пытаясь освободиться, но Владлен не торопился убирать руку. Он набросил плед на колени своей соседки и улыбнулся подошедшей стюардессе, продолжая ласкать ногу Марианны. Марианна, не зная что делать, поспешно закрыла глаза, изображая спящую красавицу.

— Кушать будете? — Стюардесса подала им обеды.

Владлен взял два, выдернув руку в последний момент. Марианна открыла глаза и откинула столик. Она чувствовала себя, словно кролик перед удавом. Владлен поставил перед ней порцию самолетной еды, и Марианна, чтобы отвлечься начала орудовать пластмассовой вилкой. Лицо у нее горело, а губы пересохли. Владлен тоже занялся едой, казалось, перестав обращать на соседку внимание.

Марианна вдруг страшно захотела в туалет. Она встала, попросив Владлена пропустить ее. Он убрал ноги в сторону, как ни в чем ни бывало, и Марианна вдруг подумала, что это воздушная вакханалия ей приснилась.

Но не успела она снять в туалете трусики, как ручку кто-то повернул, и Марианна услышала сдавленный шепот.

— Марианна, открой! Открой, пожалуйста!

Дрожащей рукой, не смея отказать, Марианна открыла дверь… Владлен проскользнул внутрь и запер туалет. Марианна стояла перед ним в нелепой позе, со спущенными колготками. Владлен повернул ее к себе задом, надавил на спину, заставив опереться руками об унитаз. Марианна услышала звон металлической пряжки, и почти сразу же почувствовала, как член Владлена вошел в нее, словно нож в сливочное масло… Марианна была готова. Владлен завращал бедрами, проникая все глубже в недра Марианны. Ей было и стыдно и сладко, она покачивалась в такт движениям Владлена, стыдясь своего наслаждения. Он извергнулся в нее, белесая густая жидкость потекла по бедру Марианны, источая характерный запах. Запах любви.

Владлен отвалился от нее, тяжело дыша, натянул брюки, открыл дверь и выскользнул наружу. Марианна рухнула на унитаз, закрыв лицо руками. Она с трудом могла себе представить, как она выйдет сейчас из туалета и сядет на свое место… Это было невозможно. Но сидеть в туалете было еще глупее, Марианна, наскоро стерев с себя следы бурной страсти, и ополоснув лицо, вышла наружу.

Владлен невозмутимо сидел в своем кресле, листая журнал. Марианна, пылая, как маков цвет, прошла на место. Владлен подмигнул ей.

— Ну как?

— Отвратительно! Это просто ужасно!

— Вот как?! Отвратительно? Мне так не показалось… Я думал, вам тоже понравилось. Оказывается, я ошибся.

— Да, вы ошиблись! Я полная идиотка, раз позволила сотворить с собой такое! И хватит об этом, иначе я разобью окно и выпрыгну из самолета. Неужели непонятно, что мне неприятно вспоминать сие действо.

— Непонятно, если честно… на вашем месте я бы не строил из себя недотрогу. Вам это не идет. В вашем возрасте, дорогая моя, благодетель не красит женщину. Отнюдь.

— Я что, выгляжу древней старухой?

— Нет, разумеется, вы прекрасно выглядите. Но вам явно больше 25, а это уже не юношеский возраст.

— Спасибо и на этом.

— Пожалуйста. Ненавижу ложь. Зачем вы мне врете? Я же почувствовал, что вам понравилось, иначе и быть не могло. Не пытайтесь считать меня полным дураком.

— Даже и не думала. В данном случае полная дура это я. Полная старая дура…

— Ха-ха! Смешно. Да в вас дремлет вулкан, Марианна! Не пойму, почему вы столь упорно отрицаете свою натуру? Будьте естественной, это для вашего же блага.

— Не вижу никаких благ. И вообще, хватит препираться! Я желаю провести остаток полета спокойно, не вдаваясь более в подробности нашего приключения. Лучше, если вы забудете о моем существовании. С удовольствием пересела бы, жаль все места заняты.

— Как вам будет угодно. Тем более, что все, что могло произойти, уже произошло. Не так ли? — Владлен усмехнулся и уткнулся в журнал, который он выудил неизвестно откуда.

Марианна отвернулась к окну. Она ругала себя последними словами. Господи, как она могла так низко пасть?! Да она просто шлюха, он прав. Бесстыжая и наглая. И теперь ей придется с этим жить. Один на один, потому что совершенно невозможно рассказать такое кому бы то ни было. Ее сочтут нимфоманкой. Сумасшедшей. Изголодавшейся бабой, которая не в силах усмирить свою похоть, и потому бросается на первого встречного. Как могло случиться такое? Марианна чувствовала, что у нее взрывается мозг. Все. Хватит. Нужно побыстрее забыть, и выкинуть из головы это назойливое воспоминание. Ну, случилось и случилось. Неизвестно, кстати, чем там занимается ее муж, в то время когда она зарабатывает деньги.

Под крылом самолета проплывали белые, словно сделанные из ваты, облака, и Марианна расслабилась. Она никогда больше не увидит этого человека, единственного свидетеля ее позора. Ей не о чем волноваться, это никак не изменит ее жизнь. В конце концов она далеко не девственница, и ее отнюдь не насиловали. Марианна задремала.

Проснулась она от голоса стюардессы, сообщавшей, что полет подходит к концу и пора пристегнуть ремни. Марианна повиновалась, стараясь не смотреть на соседа. Когда самолет коснулся колесами взлетной полосы, Марианна облегченно вздохнула. Соседство Владлена ее тяготило. Она с трудом дождалась полной остановки воздушного судна. Владлен, словно прочитав ее мысли, вскочил с кресла одним из первых. Быстро взял с полки сумку и прошел вперед по проходу. За ним последовали другие пассажиры, и Марианна отказалась за несколько человек от него. Она специально задержалась подольше, чтобы не столкнуться с ним на выходе, и потому вышла одной из последних. Ей показалось, что стюардесса ехидно улыбалась, провожая ее глазами…

В автобусе Марианна встала прямо напротив дверей, лицом к ним, боясь встретиться взглядом с Владленом.

Более менее сносно она почувствовала себя в здании аэропорта, когда влилась в поток приезжающих и отъезжающих. Это была ее стихия. Взяв такси, Марианна направилась прямо в гостиницу, решив заняться делами завтра.

Гостиница оказалась приличной, расположенной прямо в центре. Марианна давно не была в Лондоне, хотя город ей нравился. Сколько себя помнила, всегда приезжала сюда с удовольствием. Любила бродить по городу, заглядывая в небольшие кафешки, и выпивать там по чашечке крепкого кофе. Но сегодня вид города показался Марианне несколько мрачным.

В номере она первым делом приняла душ, чтобы смыть со своего тела следы чужого присутствия. Мылась, тщательно выскребая каждый сантиметр, пока кожа не начала гореть, моля Марианну о пощаде.

Совершенно обессилев, будто в одночасье лишившись всей энергии, Марианна с трудом выползла из душа и рухнула на кровать. Ей удалось забыться беспокойным сном. Проснулась она от телефонного звонка. Звонил местный партнер, обеспокоенный отсутствием сообщений о прибытии от Марианны. Едва ворочая языком, она уверила его, что с ней все в порядке и завтра она будет у них в офисе. Проснувшись, Марианна почувствовала, что проголодалась и решила пройтись по городу, чтобы восстановить душевное равновесие. Настроение у нее улучшилось, и происшествие перестало казаться ей таким уж страшным. Напротив, она вдруг вспомнила свои ощущения от случайного секса, и у нее сладко заныло в животе…

Выйдя из гостиницы Марианна пошла, что называется, куда глаза глядят. Мимо нее спешили люди с озабоченными лицами, и Марианне вдруг захотелось узнать, куда они идут? Как они вообще живут? Какие у них проблемы? Ходят они на работу вынужденно или делают, что хотят? Такая перемена внутри нее удивила саму Марианну, и она невольно улыбнулась. Как странно устроен мир! В небольшой кондитерской Марианна купила два пирожных и тут же съела их, запив чашкой крепкого чая.

Начинало темнеть. Марианны вышла из кондитерской и пошла по тротуару, тянущемуся вдоль старых домов. Задумавшись, она даже не заметила, как осталась одна. Каблуки гулко стучали по мостовой, вымощенной булыжником, и звук эхом отдавался в тишине квартала. Фонари в этой части города почему-то не горели, а из каждой подворотни слышались непонятные звуки. Не было ни одного прохожего, и Марианне стало немного не по себе. Она развернулась, чтобы пойти назад, но из темного закоулка ей навстречу вышла огромная собака и оскалила пасть. Марианна вскрикнула и закрыла рот рукой, готовая обратиться в бегство при первой возможности. Она беспомощно озиралась по сторонам, ища поддержку, но улица будто специально вымерла, чтобы отдать ее во власть чудовища. Позади царила беспросветная тьма, и Марианна не в силах была бежать туда, опасаясь, что там ее ждет еще нечто более ужасное, чем огромная собака. Изо рта у нее начала капать слюна, она издавала глухое злобное рычание. Шерсть на загривке встала дыбом, а хвост дрожал. Зверь явно готовился к нападению. Марианна закричала, не в силах оторвать ног от земли. В какой-то миг ей показалось, что собака бросилась на нее, и Марианна зажмурила глаза, прикрыв лицо рукой.

Очнулась она от того, что кто-то прижимал ее к себе и легонько тряс за плечи. Марианна вжала голову в плечи, не понимая, что происходит. Этот кто-то похлопал ее по спине и произнес:

— Марианна! Вы меня слышите, Марианна? Что случилось? Вы можете ответить?

Голос показался ей знакомым, и Марианна разлепила глаза. Перед ней стоял Владлен. Марианна всхлипнула.

— Да что с вами такое? Вас пытались ограбить?

Марианна потрясла головой. К ней вернулся дар речи.

— Нет. Как вы здесь оказались?

— Вас это сейчас интересует? Вы так кричали, что могли разбудить и мертвого. Считайте, что услышал ваш зов. А если серьезно, просто проходил мимо. Так что все-таки случилось? Вы не похожи на шизофреничку.

— Не знаю. Огромная собака. Она напугала меня до смерти. Мне показалось, что она готова броситься и разорвать меня на куски.

— Собака? Не заметил, если честно… может, она убежала, увидев меня? Эти животные очень хитры — редко нападают на двоих. Ну же, придите в себя! — Владлен тряхнул Марианну за плечи. — У вас такой вид, будто вы увидели собаку Баскервилей, никак не меньше. А вообще здесь полно бродячих собак, они трутся возле продуктовых лавочек в надежде чем-нибудь поживиться. В любом случае она уже убежала, так что вам нечего бояться.

— Да, да, очевидно вы ее напугали. Но она выглядела весьма агрессивно. Глупо, конечно, что такая взрослая тетенька испугалась, словно ребенок… сама не пойму, отчего? Но меня охватил ужас… вы мне верите? Действительно, мне показалось, что это исчадие ада.

— Верю, конечно. Всякое бывает. Не расстраивайтесь. Она уже ушла искать новую жертву.

— Здесь еще так безлюдно… куда все подевались?

— Это тупиковая улица. Неблагополучный район. Как вы сюда забрели?

— Случайно. Шла, шла и пришла… как в сказке про Красную шапочку и злого волка.

— Идемте, я провожу вас. Надеюсь, вы не будете против? Или я вам все еще противен?

— Проводите. Лучше вы, чем чудовище.

— Спасибо и на этом.

Они быстро вышли на освещенную часть улицы, и Владлен поймал такси. Прежде чем сесть, Марианна пристально посмотрела ему в глаза:

— И все-таки мне непонятно, каким чудом вы оказались там?

— Не грузите свою головку всякими пустяками. Просто у меня в Лондоне тоже клиника. Она расположена как раз в том районе, где вы гуляли… вот и все. Никакой мистики. С вами доехать до гостиницы?

— Нет. Спасибо, я сама. Вы и так слишком много тратите на меня времени.

— Не беспокойтесь, времени у меня как раз навалом. Но ваше слово закон. — Владлен захлопнул дверцу такси и помахал Марианне рукой. Через секунду такси влилось в поток машин, и Владлен исчез из поля зрения Марианны.

В номере Марианну вдруг охватила страшная тоска. Захотелось немедленно услышать голос мужа, и она сняла трубку стационарного телефона даже не посмотрев на часы. Марианна долго слушала гудки, пока наконец не раздался сонный голос Игоря.

— Але? Кто говорит?

— Это я…

— Маруся? Что случилось?!

— Ничего…

— Слава Богу! Ты на часы хоть смотришь? Что за блажь на тебя нашла? Чего тебе не спится? Ты пьяна?

— Абсолютно трезва. Просто захотелось тебя услышать… извини…

— Да ну что ты… — в голосе послышалось смущение, — два часа ночи… ты меня перепугала… у тебя все в порядке?

— Да. Все нормально. Сама не пойму, что на меня нашло… тоскливо вдруг стало… как Агата?

— Хорошо. У нас все хорошо. — Игорь зевнул. — Если у тебя нет больше вопросов давай спать. Этот звонок вылетит в копеечку. Мне вставать рано…

Марианна хотела сказать, что эти самые копеечки она зарабатывает сама и вполне может себе позволить один звонок в неурочное время, но сдержалась. Что толку ссориться? Она сама во всем виновата. Это она стояла в нелепой позе, опираясь на грязный унитаз и стонала от удовольствия, а не муж… это у нее нечистая совесть, которую она пытается успокоить тем, что ничего не изменилось и все остается на своих местах.

— Ладно, пока. — Марианна положила трубку и заплакала. — Напряжение, так долго сдерживаемое, хлынуло наружу.

Наплакавшись вволю, Марианна умылась и легла спать.

Следующие два дня она работала, как одержимая. Коллеги только диву давались ее активности, не понимая, с чем это связано. Обычно Марианна вела себя довольно сдержанно, тщательно продумывая каждый шаг, а тут буквально забрасывала сотрудников идеями, как лучше провести рекламную кампанию нового косметического лосьона. Шеф только качал головой и разводил руками, обещая Марианне в самое ближайшее время подробнейшим образом проработать все ее предложения. Выпустив пар, Марианна немного успокоилась.

На утро у нее был заказан билет на самолет, в связи с чем вечер оказался свободным. Пока Марианна раздумывала, куда ей пойти, ее коллега Элен предложила ей поужинать вместе. Марианна никогда не была особенно близка с Элен, но предложение ей понравилось. Прекрасная идея, чтобы убить вечер и наутро улететь отсюда к чертовой матери.

Они пошли в небольшой ресторанчик, облюбованный Элен, заказали легкий ужин и бутылку белого вина. Элен весело болтала, Марианна слушала ее в пол-уха. Элен слыла известной болтушкой. Она рассказала Марианне, что ее муж уехал отдыхать, и по этому поводу она может позволить себе немного расслабиться. Марианна улыбалась, надеясь, что к месту, кивала и старалась делать заинтересованный вид. Ей очень не хотелось, чтобы Элен заметила ее безразличие. Вдруг словно сквозь вату она услышала фразу, которой удалось разбудить ее сознание:

— И вот теперь я посещаю психоаналитика…

— Психоаналитика? Вот так новость! Никогда бы не подумала, что ты нуждаешься в этом… Насколько я знаю, у тебя всегда было достаточно жилеток, чтобы поплакаться.

— Ах, дорогая Марианночка! Откуда тебе знать, чего у меня достаточно, а чего нет?

Марианна задумалась. А правда, откуда ей знать? Почему это вдруг она вообразила, что знает все о каждом, кто встречается у нее на пути? Слишком самонадеянно, если не сказать нагло с ее стороны. Она и об Элен то мало что знает, если разобраться. Только то, что Элен русская, вышла замуж за англичанина лет десять назад, очень обеспеченного. Чем занимается муж Элен Марианна не знала, да и не испытывала особенного желания знать. Достаточно было того, что деньги у него водились, и Элен могла ни о чем не беспокоиться. Непонятно было одно, зачем она работала? Но это, как говориться, было ее личным делом. Возможно, просто не хотела сидеть дома в одиночестве. Элен была очень общительна, и дом, даже богатый, вполне мог показаться ей золотой клеткой. Тут Марианне пришло в голову, что при всей своей разговорчивости Элен мало что рассказывала о своей семейной жизни. Очевидно неспроста…

Из задумчивости Марианну вывел голос Элен.

— Мариш? Ты не уснула? У тебя такой вид, будто ты спишь с открытыми глазами…

Марианна смутилась.

— Ну что ты… я внимательно тебя слушаю. Ты говорила, что посещаешь психоаналитика.

— Да, посещаю. Ты знаешь, взглянула на жизнь другими глазами. Просто переродилась. А что тебя так смутило?

— Я всегда считала, что услугами психоаналитиков пользуются… ну… не вполне адекватные люди, такие знаешь истеричные личности, склонные к суициду… или нервные дамочки… ну, в общем не вполне здоровые индивидуумы. Тебя я всегда считала нормальной, здравомыслящей…

Элен рассмеялась.

— Все правильно. Я вовсе не истеричка. У тебя представления как в каменном веке, прости конечно. Сейчас посещать психоаналитика модно! Слышишь, модно! Так делают все мои знакомые. Сейчас не принято изливать проблемы на друзей. Зачем грузить близких неприятностями? Для этого есть психоаналитик. За определенную плату он выслушает тебя и даст разумный совет.

— И что, тебе дал?

— Не нужно иронизировать. Дал. И не один. Во всяком случае, никто из моих знакомых не мог посоветовать мне ничего лучше. Кстати, я и тебе советую прибегнуть к его услугам. Конечно, они не дешевы, но это того стоит, поверь мне.

— Ну, не знаю насчет услуг… не уверена, что мне это нужно. Да и советы мне не требуются.

— Я тоже так думала, думала, что справлюсь со всем сама. Но в последнее время у меня это плохо получалось…

— Да Господи, Элен, с чем тебе справляться? Денег куры не клюют, муж любит…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 454