электронная
32
печатная A5
274
18+
Ассинитты и Боттаниссы

Бесплатный фрагмент - Ассинитты и Боттаниссы

Книга первая

Объем:
62 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-0635-8
электронная
от 32
печатная A5
от 274

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

— Мы были обычными подростками, которым хотелось узнать мир. Ну, вы понимаете, когда тебе 15, а ей 14, играют гормоны, хочется острых ощущений, тебя мучает жажда приключений, ну и т. д. и т. п.

А хотя, мы были не совсем обычными, нас объединял общий интерес ко всему не понятному, мистическому, волшебному. Нет, мы не были готами в общепринятых понятиях, мы не носили исключительно черные одежды, не увешивались пирсингом (хотя была пара-тройка ребят), не увлекались, как одержимые магией. Просто мы любили читать мистику, легенды, сказки тоже не были исключением, смотрели соответствующие фильмы.

Наверное, каждый где-то в далеких глубинах души, верит в волшебников, фей, водяных, домовых и прочую нечисть. А ведь не понимаешь и не осознаешь, что находишься совсем рядом с этим миром, пока не столкнешься с ним нос к носу. Пока сам не попадешь в этот мир, мир ночи и полнолуния. Мы не раз слышали легенды и рассказы, смотрели фильмы про вампиров, оборотней, об оживших мертвецах-зомби, но никто некогда не слышал об Ассинитах и Баттаниссах. Мы с моей подругой, тоже никогда и ничего о них не слышали и не знали, пока сами не столкнулись с ними, но обо всем по порядку.

Глава 1

Была пятница 13, и мы с друзьями решили пойти ночью на кладбище (как и делают многие наши сверстники), повызывать каких-нибудь духов. Ну, решили-сделали.

Мы с Багирой (так называли мою подругу, а меня Арлан, все наши друзья и знакомые) немного приотстали от всех, в прочем так делают многие влюбленные пары и они нас поймут, нам хотелось побыть друг с другом, но кто-нибудь из нашей толпы время от времени вспоминал о нас, и начинал звать. Причем делал это практически во все горло, если учесть, то была ночь вокруг, то получалось, что они нас не звали, а орали наши имена на всю округу.

Мы тогда жили в поселке городского типа (в дальнейшем П.Г.Т). Мои родители были геологами, и нам приходилось очень часто переезжать с места на место. Короче жизнь была интересной и насыщенной, даже слишком, впечатлениями. Я не очень радовался, когда родители объявляли о следующем переезде. Наверное, кто часто переезжал, поймет меня. Это поначалу очень интересно, а потом надоедает, хочется жить как все нормальные люди. Я практически не заводил друзей и подруг, я не хотел никого подпускать к себе близко, потому что знал, как больно с ними расставаться. Но в этом ПГТ мы прожили дольше, чем где-то, целых три года и я думал и мечтал, что это навсегда. Я мечтал об этом, потому что я влюбился, это была моя первая, и как покажет жизнь единственная любовь. Забегая вперед, хочу сказать, что мы до сих пор вместе, мы не можем прожить один без другого, нас соединяет нечто большее, чем любовь, но об этом позже.

Сейчас я хочу рассказать о том, как мы сходили на кладбище.

Наша компания, придя на кладбище, нашла какую-то подходящую могилу, расселась вокруг нее, и начали, то зачем они пришли сюда. Я не любил всего этого, мне казалось, что они как-то оскверняют память умершего. Я предложил Багире прогуляться по кладбищу. Кладбище было старое и там было много интересных могил и надгробий, были даже целые семейные склепы. Она согласилась, мы прошлись по кладбищу, полюбовались на надгробия, и тут мне в голову пришла сумасшедшая мысль.

— Давай зайдем в какой-нибудь склеп, может, увидим чей-нибудь призрак. — предложил я Багире, с мыслями совсем не о призраках, я просто хотел побыть где-нибудь, где нас не достанут наши товарищи.

— Знаешь, если честно, то мне вообще не по душе все эти ночные прогулки по кладбищу, вызывание духа, а тем более, ворваться среди ночи в чей-то склеп. Давай лучше просто прогуляемся и посмотрим надгробия.

— Если тебе все это не по душе, то зачем пошла?

— Потому, что ты пошел.- Сказала она чуть слышно.

После такого признания я не в силах был сдержать порыв обнять и поцеловать ее. Мы стояли и целовались возле оградки какой-то могилы, когда услышали странные звуки. Это было похоже на мурлыкающе бульканье.

— Ты слышишь, кто это может быть? — Спросила Багира.

— Может это кто-то из наших шутит? — сказал я не уверенно. — Хотя звуки какие-то странные, какие-то мурлыко-булькающие стоны. Кто из них способен издать такой звук?

— Да, что гадать, кто это может быть? Пойдем и посмотрим, может, что интересного увидим?


Если бы я знал о последствиях увиденного, то схватил бы ее в охапку и бежал от туда сломя голову. Но бог располагает, а мы предполагаем. Ведь чему быть того не миновать.

Глава 2

Мы пошли на звуки, а когда они стали совсем близкими, мы спрятались в кусты. Начали осматриваться, но ничего странного, что могло издавать такие звуки, мы не увидели. Неподалеку стояла парочка и обнималась, но это было как-то неестественно, ночью, посреди кладбища двое взрослых людей стоят и обнимаются. Из-за тучек выглянула луна. Они разомкнули объятия и начали раздеваться (это было, что-то из ряда вон выходящее), мы так и остались стоять с открытыми ртами, потому-что мы просто опешили от увиденного нами зрелища. При свете луны мы их хорошо разглядели. На первый взгляд это были самые обыкновенные люди, но они были слишком красивы, что бы быть просто людьми.

После того как они разделись, они встали друг против друга и посмотрели друг другу в глаза. Это был какой-то странный взгляд. Они как будто прощались надолго, и хотели запомнить друг друга напоследок. Напоследок налюбоваться и насладиться друг другом. И тут до меня дошло, или скорее я ощутил это, да так явно, что мне показалось, будто бы ЭТО коснулось меня своей холодной щекой: они не на свидание сюда пришли, а умирать.

Из ступора меня вывел свист, да такой, что мне казалось, будто он втекал в меня, проникал вовнутрь и выталкивал барабанные перепонки наружу. Я посмотрел вверх на небо, там была, наинакрасивейшая луна (предостережение всем не разумным: не ходите в полнолуние на кладбище ночью, да и вообще там по ночам делать нечего!). Налюбовавшись луной, я перевел на стоящую пару, вернее на то место где она стояла, и у меня челюсть, от удивления, отвисла. Вместо выше описанной пары, стояло нечто непонятное. Вместо женщины стояло нечто похожее и на кошку, и на птицу, и на человека. Это нечто было покрыто черной шерстью с серебристым отливом. Голова кошачья, тело женщины и обалденные крылья. Они были как будто из миллиона листиков, покрытых мягкой и пушистой шерсткой, переливающей неповторимой палитрой цвета. Свист прекратился, а потом до меня дошло, что свистела то женщина, или кто она там. Не успел я очухаться, как свист начался опять, но был он совершенно другим, он был более слабым, больше похожим на стон, и он был с какими-то зазывающими нотками.

Багира вдруг вздрогнула (она до сих пор была в ступоре), повернулась ко мне, с грацией ржавого гвоздя, и посмотрела мне в глаза, да таким взглядом, что у меня по всему телу мурашки с кулак побежали. У нее в глазах появился странный, не знакомый мне блеск, был он очень странный и одновременно завораживающий. Под таким взглядом я почувствовал себя кроликом перед голодным удавом, не очень мне было уютно от него, но я не мог отвести глаза в сторону, она меня просто загипнотизировала. Ну, а то, что она выкинула в дальнейшем, меня просто шокировало. Она отвела, наконец, от меня взгляд, встала на четвереньки, и как танк, через заросли кустарника, поползла на свист. Я как замороженный стоял и смотрел, как она уползает, отменяя, и ничего не мог с этим сделать.

Само собой она поползла на пролом, через кусты, в которых мы решили спрятаться, раздался такой треск ломающихся веток, что не услышать его могли только абсолютно глухие. Странная пара оглянулась на этот не тихий треск, и как мне показалось, у них в глазах промелькнуло нечто вроде облегчения, они посмотрели на ползущую, на пролом, через кусты, Багиру, а потом, что само собой, увидели и меня. И тут с мужиком стало происходить нечто, что меня ввело в очередной приступ удивленного столбняка. Вообще-то я не сразу понял, что произошло, мужчина взял и просто покрылся чем-то вроде древесной коры, распустил крылья, которые как-будто были из шариков и пузырьков, такими легкими и воздушными они казались, и так же как у предыдущего существа отливали невероятной, но другой палитрой. Это произошло так быстро и стремительно, что я совсем не понимал, что происходит, я был как в кошмарном сне.

Мужчина издал тот звук, который мы слышали до этого, только сейчас он был похож на стон, и было в нем что-то такое же зазывающее как в свисте, существа в которое превратилась женщина. Услышав эти булькающе-мурлыкающие звуки, у меня в голове забили, застучали, зазвонили тысячи крошечных колокольчиков, наковален и звоночков. Меня неожиданно скрутило, свернуло, скрючило (причем все это одновременно), да так, что я просто грохнулся на колени, и не знаю как, но пополз на звук издаваемый мужчиной. Пока я полз, у меня вся моя коротенькая жизнь, промелькнула перед глазами, да так быстро, что я почти и не успел с нею попрощаться. Мне было, по настоящему, как ни когда в жизни, очень страшно, ведь я нигде и ни когда не слышал, ни чего об этих существах. Обидно было бы умереть и не знать от чего и от кого, ну вот с такими мыслями я и очутился у ног того существа в которое превратился мужчина, Багира была в том же положении, но у ног особи противоположного пола.

Вдруг все окружающие нас звуки смолкли, причем все-все, у меня было ощущение, что меня все эти свисты и булько-мурлыки лишили слуха. Мужчина и женщина наклонились к нам и подняли нас за плечи, смотря нам в глаза, обняли крыльями (меня мужчина, Багиру женщина). У меня было ощущение такого уюта, тепла и комфорта, как будто я все время был в объятиях этих крыльев, потом меня на какое-то время этого лишили, а теперь я опять вернулся сюда. Крылья были теплые и очень мягкие, как будто из шелка и меха одновременно. Потом я почувствовал покалывания по всему телу, довольно не приятные, но терпимые с начала, потом стало больновато, потом больно, а потом боль так долбанула в мозг, что у меня открылись глаза и чуть из орбит не повылазили. Я увидел, что боль мне доставляли иголочки, вылезшие из пузырьков и шариков, таких красивых и безобидных на вид и таких приятных на ощупь. Я посмотрел на мужчину и обомлел, передо мной стоял старик, очень древний, с длинной бородой, седыми волосами, убранными в сложную прическу, даже брови и те были вплетены в прическу. Единственно глаза еще оставались молодыми, он поймал мой изумленный взгляд и мурлыкающе забулькал, очень тихо и приятно. После этого я не помню, что было, потерял сознание от боли, наверное.

Глава 3

Я проснулся от ощущения тепла, это лучик солнышка меня щекотал. Открыв глаза, я чертыхнулся:

— Хорошо, что никого на кладбище с ранья нет, а то подумали бы, что какой-то бомж пьяный валяется, да еще и голый.

Посмотрев по сторонам, добавил:

— Да еще и с бомжихой. — рядом лежала Багира, тоже совершенно голая, как и я. Увидев ее я, не мог оторвать от нее взгляд, вроде бы та же самая девчонка, (которая мне очень нравилась), с которой мы вчера поперлись на кладбище, но уже не та. Вчера она была как маленький неуклюжий, но по своему красивый котенок, а сейчас со мной рядом лежала совершенство, воплощение грации и женственности, кошка во всей ее красе. Меня словно волной окатило с ног до головы приливом нежности, я вдруг почувствовал, что она самое дорогое и любимое что у меня в жизни есть. Что она воплощение целомудрия, чистоты и вообще всех тех идеалов, что я себе когда-то представлял. Подумав о целомудрии, я вспомнил, что сейчас- то я не соответствую ему своим внешним видом, надо быстрее найти одежду и одеться пока Багира не проснулась, а то еще напугается. Я собрал нашу одежду, которая была неподалеку разбросана, оделся сам и стоял над Багирой в раздумье: одеть ее сейчас потихонечку или разбудить, что бы она оделась и не искушала меня своим прекрасным телом. Пока я стоял и думал, она решила эту проблему сама, своим пробуждением, она потянулась, зевнула, открыла глаза и села, все это она проделала так, словно лежала на мягкой перине. Я не узнавал ее, куда делась та неуклюжесть маленького котенка, во всех ее жестах были повадки взрослой и чертовски красивой кошки, они были легки и мягки. Она посмотрела на меня, на себя, огляделась вокруг, взяла одежду, встала и отошла за ближайшее надгробие, причем все это молча, толь во взгляде читалось легкое удивление шок.

Когда она вышла из-за надгробия, у нее в глазах стояли слезы, я испугался и подскочил к ней.

— Багира, что случилось, ты поранилась или чего-то испугалась? Тебя кто-нибудь обидел? — спросил я и прижал ее к себе.

Тогда она разрыдалась в голос. Тут меня, что-то смутило, но что я не стал разбираться, было не до этого.

— Ну, скажи, что случилось, почему ты плачешь? — уже с нетерпением спросил я.

— Ты помнишь, что произошло ночью, что с нами случилось? — спросила она сквозь слезы.

Меня что-то смутило, еще раз, я стал потихонечку вспоминать, и меня словно кипятком окатило. Я вспомнил странную пару, свист, луну, мурлыкающе бульканье, крылья, пузырьки-шарики, иголочки, старика, взгляд и то, как я проснулся.

Мы нашли, где можно присесть и я рассказал Багире все что вспомнил. Она слушала меня и как то странно на меня смотрела, таким взглядом, что я краснел и смущался. Меня, кроме взгляда, еще, что-то смущало, но я не мог понять что именно.

— Что у нас с голосами? — спросила Багира, выслушав меня.

И тогда до меня дошло, что меня смущало и не давало покоя.

— Ну, у тебя голос стал мягче, нежней и красивей, женственней что ли. В общем слушал и слушал бы его бесконечно. В общем, любой со мной согласиться, что твой голос мечта любого мужчины.

— Ну, допустим, что не любого, а только твоя. — Сказала она игриво.- Да, и сам ты красавчиком стал, хотя и до этого утра уродцем не был.

— Да ладно, не смущай меня, расскажи лучше, что ты помнишь.

— В принципе то же что и ты, только в голове был слышен шелест как от травы или листьев. Такой приятный и манящий лечь в траву и укрыться листьями, у меня было чувство, как будто трава мягче перины, а листья легче облака. Крылья тоже были мягкими и нежными, но иголочки сначала нанесли нестерпимую боль, а потом как будто ее высосали.

Я посмотрел на часы, был полдень почти, и мы давно должны были быть дома.

— Ох и влетит нам от родителей, пошли домой, получать по шее. А насчет ночного происшествия я думаю не надо ни кому рассказывать. Во-первых, мы сами толком не знаем, что это было, а во-вторых, не поверят, ведь о таких существах никто не слышал, скажут, что мы все выдумали, что бы как-то оправдаться.

И мы пошли домой, ах, если бы мы знали, что нас ждет впереди, нет, не головомойка от родителей, а вообще в жизни.

Возле ворот кладбища меня охватило страстное желание обнять и поцеловать Багиру, но я с очень большим трудом сдерживался. Вдруг она сама повернулась ко мне, обняла и поцеловала, да еще с таким жаром. Этот поцелуй не был похож на преведущие, это было как наваждение, мы никак не могли оторваться друг от друга, нам не хотелось разжимать объятий. Но тут на нас упал лучик солнца и вдруг нас разделила незримая стена, как из под земли выросшая.

Глава 4

— Что это было? — удивленно спросила Багира.

— Да я сам в шоке, я шел и боролся с желанием тебя поцеловать…

— Балда, я вообще не об этом я, о том, что между нами встало или выросло.- С возмущением произнесла она.- А на счет поцелуя я даже и не знаю что сказать.

— М-да, я тоже. Ладно давай не будем заморачиваться насчет того что это было. Знаешь меня, испугало мое желание, я вообще с этими отношениями не хотел торопиться.

— С какими отношениями? — с удивлением спросила она.

— Ну, с интимными. — Смущаясь и краснея, признался я.

— Ты меня не любишь? — со слезами в голосе спросила она.

— Люблю, даже очень, поэтому и боюсь за тебя. Боюсь причинить тебе хоть малейшую боль, это чувство особенно обострилось именно сейчас, после наших ночных приключений. Да и если честно я ничего не знаю об этом, я еще ни с кем не был, ни к кому не испытывал таких чувств как к тебе.

— А ты уверен в них?

— Вчера не так сильно был уверен, как сегодня. Я уверен, нет, я просто знаю, что именно ты моя половинка.

— А что еще ты хочешь узнать? Мне кажется, ты уже все решил для себя.

— Одного моего решения не достаточно, я не знаю, как ты ко всему этому относишься.

— Я тоже тебя люблю, но и я после этой ночи, почему-то уверенна, что остальную часть жизни мы проведем вместе, потому что нас объединяет нечто большее, а что именно я не знаю, чем просто любовь.

— Но все равно я боюсь за тебя, я боюсь первого раза, я боюсь, что сделаю тебе больно.

— Не бойся, у моей мамы на эту тему много литературы, мы вместе можем ее полистать.

— Ну, не знаю. Давай подумаем об этом позже, ведь ты еще маленькая для этого.

— Ладно, отношения отношениями, но нам еще надо подумать о будущем, надо окончить школу, получить высшее образование, сделать карьеру, ну а потом можно и о семье подумать.

— Давай не будем забегать вперед, жизнь сама нам покажет, что и когда нам делать. Да и вообще все это очень странно.

— О чем это ты?

— Ведь, по сути, и жизни мы вообще-то еще дети, а разговоры разговариваем не детские вообще. Мы вообще не должны заворачиваться на такие темы.

— Да ты в чем-то прав.- Нехотя, но согласилась со мной Багира.

За разговором мы незаметно подошли к ее подъезду. Я опять почувствовал странное желание обнять и поцеловать ее. Но тут открылась дверь в подъезд, из которой вышла мама Багиры, тетя Ника.

— О господи, где вас носило? Все ваши друзья вернулись еще ночью и сейчас уже наверное выспались, а вы соизволили вернуться только за полдень. Почему ваши сотовые отключены?

— Мама не волнуйся, со мной все хорошо, я жива и здорова и в остальном тоже цела. — В интонации Багиры появились, какие-то новые нотки, они мне не были знакомы.

После ее слов тетя Ника как-то сразу успокоилась и стала на много спокойней.

— Ну, ладно я тебя из рук в руки в целости и сохранности сдал. Теперь пойду получать свою долю воспитательного процесса, увидимся как-нибудь. До свидания тетя Ника, не переживайте вы так за Багиру, я никому ее в обиду не дам и сам никогда не обижу.

Я шел домой в предвкушении ожидающего меня нагоняя и перед домом встретил отца.

— Ты, гаденыш, где шарахался столько времени? — грозно спросил он.

— Пап, у меня все нормально, мы с ребятами ночью на кладбище ходили, и я там уснул под кустом. — Соврал я бессовестно, хотя не во всем, ведь я и в правду уснул и проснулся на кладбище.

— Ладно, ночной искатель приключений на свою пятую точку, пошли домой, там мать второй литр валерианы допивает, но тебе это мало чем поможет, свою порцию трюфелей, ее собственного приготовления, специально для такого случая, ты получишь.- Уже совершенно спокойно сказал отец.

Мы пошли домой, но не успели мы через порог перешагнуть, как нарвались на бурю, под названием материнский гнев.

— Ах ты, паразит, ты, где был, почему сотка отключена?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 32
печатная A5
от 274