электронная
90
печатная A5
295
16+
Аштавакра-гита

Бесплатный фрагмент - Аштавакра-гита

Океан Осознания


Объем:
94 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-5138-9
электронная
от 90
печатная A5
от 295

«Сакральные тексты Индии»

Проект «Сакральные тексты Индии», являясь междисциплинарным и кросскультурным по своему формату, направлен на издание древних текстов, составляющих основу многообразного духовного, философского и культурного наследия Индии.

В рамках проекта опубликовано более 30 книг, включая Бхагавад-гиту, Брахма-сутры, Йога-сутры Патанджали, Упанишады, тексты Пуран.

Данное издание содержит санскритский текст «Aṣṭāvakra-gītā» в транслитерации (стандарт IAST)», перевод, примечания и библиографию.

Book Information:

Ashtavakra Gita (Ocean of awareness).

The Classical Text of Advaita Vedanta.

Translation by Sergey Neapolitanskiy.

Language: Russian, Sanskrit.

The «Sacred Texts of India» project, being interdisciplinary and cross-cultural in its format, is aimed at publishing ancient texts that form the basis of the diverse spiritual, philosophical and cultural heritage of India.

Keywords: Aṣṭāvakra Gītā, Song of Ashtavakra, awareness, Advaita Vedanta, Atman, Brahman, сonsciousness, metaphysics, self-awareness, oneness, monism.

Вступление

Аштавакра-гита (Песнь Аштавакры) — древнейший текст, запечатлевший диалог двенадцатилетнего мудреца Аштавакры и легендарного царя Джанаки. Аштавакра-гита, содержащая 298 строф, считается одним из основных писаний в традиции веданты и величайшей из драгоценностей в наследие мудрости.

Она сравнима по своей силе, выразительности, влиянию на сердца и умы с Бхагавад-гитой, Дао дэ цзин, Евангелиями, сутрами праджняпарамиты. И она наиболее близко подошла к тому, что за пределами слов, верований и мысли.

Она внеконфессиональна, вневременна и внеисторична. К ней обращаются тысячи лет, но она остается современной.

Это диалог, но в нем только один голос — голос единства, запредельности и озаряющей ясности.

Из ее открытости сотканы величайшие прозрения пророков и учителей.

В ее глубине истоки, через которые Абсолют изливает себя.

Эта музыка пространства, где нет причин и следствий, где нет времени и пространства. Но эта музыка не слышна для тех, кто обусловлен самостью.

Гита не спорит, не доказывает, не отвергает. Это послание недвойственности кристально чистое, в нем нет примесей, компромиссов, нет историй, аргументов, фактов.

Аштавакра открывает другую перспективу видения. Он говорит: «Ты — Свидетель всего, предсущее Я. И ты никогда не переставал этим быть. Все, что кажется существующим, — лишь твои проекции». Поэтому в Аштавакра-гите не дается путей и практик. Некуда идти, нечего достигать. Поиск создает искомое. Искомое — это ищущий.

Аштавакра предлагает свидетельствовать из того состояния, что находится за пределами мира фантомов и миражей. Это состояние не имеет наименований. Любое его определение будет лишь концепцией. Даже недвойственность, единство, реальность — легко превращаются в концепцию. Любая мысль о Непознаваемом — всего лишь мысль. Всякое переживание Единства — всего лишь сон. Аштавакру не увлекает битва снов. Ему не важно, куда возвращаются фантазии. Он не озабочен созданием и сохранением идей. Он не озабочен разрушением догм. Он не отягощен страстью проецировать смыслы на Реальность.

Его послание наполнено радостным осознанием тщетности всех слов выразить Невыразимое.

Он приводит к последнему зеркалу, в котором отражается лишь непостижимый танец бытия, смеющегося над стремлением к просветлению и над усилиями достичь освобождения. Осознание я-есмьности не требует усилий. «Я есмь» никогда не теряется, ничем не порабощается и никем не достигается, ибо нет двух «Я есмь». Нет того, «кто» мог бы пробудиться. Осознающее присутствие никогда не засыпало.

Гита апофатична, но ее тотальная деконструкция иллюзий ведет не к бездне нигилизма, а к сопричастности Свету и безбрежному океану счастья и осознания. По всему тексту рефреном проходит «Живи счастливо», «Будь счастьем».

На поверхности океана осознания появляются волны миров, цивилизаций, систем верований. Они сталкиваются и исчезают. И Аштавакра-гита фокусируется не на волнах, а на океане.

Все учения и верования, все скорби и ожидания растворяются в торжестве недвойственности. Если нет второго, то где тогда заблуждение и понимание, где субъект и объект. Это «где», как зов вечности, раздается в Гите многократно.

Но и он умолкает…

И остается только Тишина…

С. М. Неаполитанский

1. Свидетель

janaka uvāca ||

kathaṃ jñānamavāpnoti kathaṃ muktirbhaviṣyati |

vairāgyaṃ ca kathaṃ prāptaṃ etad brūhi mama prabho || 1.1 ||

1.1. Джанака сказал:

O Учитель, скажи мне, как обрести знание, как стяжать бесстрастие, как достичь освобождения!

aṣṭāvakra uvāca ||

muktiṃ icchasi cettāta viṣayān viṣavattyaja |

kṣamārjavadayātoṣasatyaṃ pīyūṣavad bhaja || 1.2 ||

1.2. Аштавакра сказал:

Дитя, если ты желаешь стать свободным, сторонись объектов чувств как яда.

Как нектара ищи прощения, искренности, милосердия, радости и истины.

na pṛthvī na jalaṃ nāgnirna vāyurdyaurna vā bhavān |

eṣāṃ sākṣiṇamātmānaṃ cidrūpaṃ viddhi muktaye || 1.3 ||

1.3. Ты ни земля, ни вода, ни огонь, ни воздух, ни пространство.

Ты — Свидетель этого, предсущее Я, осознание.

Понимание этого и есть освобождение.

yadi dehaṃ pṛthak kṛtya citi viśrāmya tiṣṭhasi |

adhunaiva sukhī śānto bandhamukto bhaviṣyasi || 1.4 ||

1.4. Если ты пребываешь как осознание, оставив отождествление с телом, ты сразу утверждаешься в счастье, покое и освобождение.

na tvaṃ viprādiko varṇo nāśramī nākṣagocaraḥ |

asaṅgo’si nirākāro viśvasākṣī sukhī bhava || 1.5 ||

1.5. Ты не связан законами сословий и стадий жизни.

Ты — Свидетель всего, лишенный формы и привязанностей, вне восприятия чувств.

Будь счастлив!

dharmādharmau sukhaṃ duḥkhaṃ mānasāni na te vibho |

na kartāsi na bhoktāsi mukta evāsi sarvadā || 1.6 ||

1.6. Правильно и неправильно, удовольствие и страдание — все это лишь в уме. Все это не твое.

О вездесущий, ты не деятель, ты не наслаждающийся.

Ты извечно свободен.

eko draṣṭāsi sarvasya muktaprāyo’si sarvadā |

ayameva hi te bandho draṣṭāraṃ paśyasītaram || 1.7 ||

1.7. Ты — единственный Свидетель всего.

Ты по сути извечно свободный.

Но твоя обусловленность лишь в том, что ты видишь кого-то другого как свидетеля.

ahaṃ kartetyahaṃmānamahākṛṣṇāhidaṃśitaḥ |

nāhaṃ karteti viśvāsāmṛtaṃ pītvā sukhī bhava || 1.8 ||

1.8. Тебя ужалила огромная черная змея эгоизма «Я делаю это».

Испей нектар веры «Я ничего не делаю».

И будь счастлив!

eko viśuddhabodho’haṃ iti niścayavahninā |

prajvālyājñānagahanaṃ vītaśokaḥ sukhī bhava || 1.9 ||

1.9. Испепели лес неведения огнем понимания «Я — единый. Я — чистое осознание».

Освободись от печали и будь счастлив.

yatra viśvamidaṃ bhāti kalpitaṃ rajjusarpavat |

ānandaparamānandaḥ sa bodhastvaṃ sukhaṃ bhava || 1.10 ||

1.10. Ты — блаженство, высшее блаженство.

Ты — то осознание, в котором появляется эта Вселенная, подобно миражу змеи в веревке.

Будь счастлив!

muktābhimānī mukto hi baddho baddhābhimānyapi |

kiṃvadantīha satyeyaṃ yā matiḥ sā gatirbhavet || 1.11 ||

1.11. Кто считает себя свободным, тот свободен.

Кто считает себя связанным, тот связан.

Ибо истинно высказывание «что думаешь, тем и становишься».

ātmā sākṣī vibhuḥ pūrṇa eko muktaścidakriyaḥ |

asaṃgo niḥspṛhaḥ śānto bhramātsaṃsāravāniva || 1.12 ||

1.12. Я — свидетель, полнота, Единое, осознание, покой.

Я — бездеятельное, непривязанное, вездесущее, безжеланное, свободное,

Из-за иллюзии оно кажется вовлеченным в круговорот мирской жизни.

kūṭasthaṃ bodhamadvaitamātmānaṃ paribhāvaya |

ābhāso’haṃ bhramaṃ muktvā bhāvaṃ bāhyamathāntaram || 1.13 ||

1.13. Я есмь недвойственное высшее осознание.

Освободись от иллюзии, что твое я — отражение того, что происходит внутри или снаружи.

dehābhimānapāśena ciraṃ baddho’si putraka |

bodho’haṃ jñānakhaṃgena tannikṛtya sukhī bhava || 1.14 ||

1.14. Мое дитя, ты долго был связан путами отождествления с телом.

Рассеки их мечом знания «я — чистое осознание».

И будь счастлив!

niḥsaṃgo niṣkriyo’si tvaṃ svaprakāśo nirañjanaḥ |

ayameva hi te bandhaḥ samādhimanutiṣṭhati || 1.15 ||

1.15. Ты свободен от привязанностей и действий, лишенный недостатков, самосветящийся.

Воистину ты связан только стремлением к просветлению.

tvayā vyāptamidaṃ viśvaṃ tvayi protaṃ yathārthataḥ |

śuddhabuddhasvarūpastvaṃ mā gamaḥ kṣudracittatām || 1.16 ||

1.16. Ты по природе — чистое осознание.

Тобой наполнена эта Вселенная.

Все сущее содержится в тебе.

Превзойди ограниченность ума.

nirapekṣo nirvikāro nirbharaḥ śītalāśayaḥ |

agādhabuddhirakṣubdho bhava cinmātravāsanaḥ || 1.17 ||

1.17. Пребывай лишь в осознании, независимом, неизменном, не имеющем формы, непостижимом разумом, безмятежном и невозмутимом.

sākāramanṛtaṃ viddhi nirākāraṃ tu niścalam |

etattattvopadeśena na punarbhavasambhavaḥ || 1.18 ||

1.18. То, что имеет форму, неистинно.

Только не имеющее форму вечно.

Постигнув эту истину, ты не окажешься вновь в иллюзии.

yathaivādarśamadhyasthe rūpe’ntaḥ paritastu saḥ |

tathaivā’smin śarīre’ntaḥ paritaḥ parameśvaraḥ || 1.19 ||

1.19. Как зеркало внутри и вне образа, отраженного в нем.

Так и Высшее Я внутри и вне этого тела.

ekaṃ sarvagataṃ vyoma bahirantaryathā ghaṭe |

nityaṃ nirantaraṃ brahma sarvabhūtagaṇe tathā || 1.20 ||

1.20. Как всепроникающее пространство внутри и вне сосуда, также вечный всепроникающий Абсолют внутри и вне всего сущего.

2. Радость самоосознания

janaka uvāca ||

aho nirañjanaḥ śānto bodho’haṃ prakṛteḥ paraḥ |

etāvantamahaṃ kālaṃ mohenaiva viḍambitaḥ || 2.1 ||

2.1. Джанака сказал:

Я безупречный, безмятежный, я — осознание.

Я вне природы.

Как долго я позволял иллюзии обманывать себя!

yathā prakāśayāmyeko dehamenaṃ tathā jagat |

ato mama jagatsarvamathavā na ca kiṃcana || 2.2 ||

2.2. Я один даю свет этому телу и вселенной.

Все во вселенной мое и ничто не мое.

sa śarīramaho viśvaṃ parityajya mayādhunā |

kutaścit kauśalād eva paramātmā vilokyate || 2.3 ||

2.3. Сейчас я отрешился от тела и мира и через тайную мудрость смог узреть Высшее Я.

yathā na toyato bhinnāstaraṃgāḥ phenabudbudāḥ |

ātmano na tathā bhinnaṃ viśvamātmavinirgatam || 2.4 ||

2.4. Как волна, пена и пузыри не отличны от воды, так и все творение, исходящее из Я, не отлично от Я.

tantumātro bhaved eva paṭo yadvad vicāritaḥ |

ātmatanmātramevedaṃ tadvad viśvaṃ vicāritam || 2.5 ||

2.5. Исследуй внимательно ткань, там только нити.

Исследуй внимательно вселенную, там только Я.

yathaivekṣurase klṛptā tena vyāptaiva śarkarā |

tathā viśvaṃ mayi klṛptaṃ mayā vyāptaṃ nirantaram || 2.6 ||

2.6. Как сладость пропитывает сок сахарного тростника, так и Вселенная, созданная во мне, пропитана мной повсюду.

ātmajñānājjagad bhāti ātmajñānānna bhāsate |

rajjvajñānādahirbhāti tajjñānād bhāsate na hi || 2.7 ||

2.7. Нет осознания Я — мир кажется реальным.

Есть осознание Я — мир исчезает.

Из-за неведения веревка может показаться змеей.

Благодаря знанию иллюзия исчезает.

prakāśo me nijaṃ rūpaṃ nātirikto’smyahaṃ tataḥ |

yadā prakāśate viśvaṃ tadāhaṃ bhāsa eva hi || 2.8 ||

2.8. Моя природа — свет.

Воистину, Я есть свет и нет ничего иного.

Когда мир проявляется, то я один сияю.

aho vikalpitaṃ viśvamajñānānmayi bhāsate |

rūpyaṃ śuktau phaṇī rajjau vāri sūryakare yathā || 2.9 ||

2.9. О, возникновение вселенной во мне — всего лишь иллюзия восприятия: так серебро воспринимается в перламутре, вода в мираже, змея в веревке.

matto vinirgataṃ viśvaṃ mayyeva layameṣyati |

mṛdi kumbho jale vīciḥ kanake kaṭakaṃ yathā || 2.10 ||

2.10. Весь мир, возникший из меня, растворяется во мне.

Так горшок снова превращается в глину, украшение расплавляется в золото, волна сливается с океаном.

aho ahaṃ namo mahyaṃ vināśo yasya nāsti me |

brahmādistambaparyantaṃ jagannāśo’pi tiṣṭhataḥ || 2.11 ||

2.11. О, как чудесен я! Почтение мне, неразрушимому и продолжающему существовать, даже если весь мир, от творца до травинки, разрушается.

aho ahaṃ namo mahyaṃ eko’haṃ dehavānapi |

kvacinna gantā nāgantā vyāpya viśvamavasthitaḥ || 2.12 ||

2.12. О, как чудесен я! Почтение мне, принимающему тело, но остающемуся единым.

Я не прихожу ни откуда, ни куда не ухожу, но пронизываю всю вселенную.

aho ahaṃ namo mahyaṃ dakṣo nāstīha matsamaḥ |

asaṃspṛśya śarīreṇa yena viśvaṃ ciraṃ dhṛtam || 2.13 ||

2.13. О, как чудесен я! Почтение мне. Нет равных мне по силе. Без тела я вечно поддерживаю вселенную.

aho ahaṃ namo mahyaṃ yasya me nāsti kiṃcana |

athavā yasya me sarvaṃ yad vāṅmanasagocaram || 2.14 ||

2.14. О, как чудесен я! Почтение мне.

У меня есть все, о чем можно помыслить и высказать словом, и у меня нет ничего.

jñānaṃ jñeyaṃ tathā jñātā tritayaṃ nāsti vāstavam |

ajñānād bhāti yatredaṃ so’hamasmi nirañjanaḥ || 2.15 ||

2.15. В реальности нет познающего, познания и познаваемого.

Эта триада кажется существующей из-за неведения.

Я есть То, Я — безупречная прозрачность.

dvaitamūlamaho duḥkhaṃ nānyattasyā’sti bheṣajam |

dṛśyametan mṛṣā sarvaṃ eko’haṃ cidrasomalaḥ || 2.16 ||

2.16. Двойственность — корень страданий.

Одно лекарство — понять, что все видимое нереально.

Я — Единый, исполненный чистоты, сознания и блаженства.

bodhamātro’hamajñānād upādhiḥ kalpito mayā |

evaṃ vimṛśato nityaṃ nirvikalpe sthitirmama || 2.17 ||

2.17. Я — безграничное осознание, но воображаю, что ограничен неведением.

Постоянно созерцая это, пребываю вне всех разделений.

na me bandho’sti mokṣo vā bhrāntiḥ śānto nirāśrayā |

aho mayi sthitaṃ viśvaṃ vastuto na mayi sthitam || 2.18 ||

2.18. Для меня нет ни связанности, ни освобождения.

У таких иллюзий нет основы.

Весь мир во мне, но в реальности его не существует.

saśarīramidaṃ viśvaṃ na kiñciditi niścitam |

śuddhacinmātra ātmā ca tatkasmin kalpanādhunā || 2.19 ||

2.19. Несомненно, тело и мир — ничто.

Есть только Я — чистое осознание.

На чем теперь основываться воображению?

śarīraṃ svarganarakau bandhamokṣau bhayaṃ tathā |

kalpanāmātramevaitat kiṃ me kāryaṃ cidātmanaḥ || 2.20 ||

2.20. Тело, рай и ад, освобождение, неволя, страх — лишь воображение.

Что они могут значить для меня?

Ведь Я — чистое осознание.

aho janasamūhe’pi na dvaitaṃ paśyato mama |

araṇyamiva saṃvṛttaṃ kva ratiṃ karavāṇyaham || 2.21 ||

2.21. О, в моем видение нет двойственности.

Множество людей как одна пустыня.

Что меня может привлекать?

nāhaṃ deho na me deho jīvo nāhamahaṃ hi cit |

ayameva hi me bandha āsīdyā jīvite spṛhā || 2.22 ||

2.22. Я — не тело. И тело не принадлежит мне.

Я не обусловленное существо. Я — осознание.

Меня связывала только жажда жизни.

aho bhuvanakallolairvicitrairdrāk samutthitam |

mayyanantamahāmbhodhau cittavāte samudyate || 2.23 ||

2.23. Во мне, бесконечном океане, ветер ума создает волны разнообразных миров.

mayyanantamahāmbhodhau cittavāte praśāmyati |

abhāgyājjīvavaṇijo jagatpoto vinaśvaraḥ || 2.24 ||

2.24. Но когда во мне, бесконечном океане, ветер ума стихает, корабль вселенной растворяются вместе со странствующими на нем существами.

mayyanantamahāmbhodhāvāścaryaṃ jīvavīcayaḥ |

udyanti ghnanti khelanti praviśanti svabhāvataḥ || 2.25 ||

2.25. О как все удивительно!

Во мне, бесконечном океане, появляются волны-существа, они сталкиваются, играют, а затем исчезают согласно своей природе.

3. Мудрость

aṣṭāvakra uvāca ||

avināśinamātmānaṃ ekaṃ vijñāya tattvataḥ |

tavātmajñānasya dhīrasya kathamarthārjane ratiḥ || 3.1 ||

3.1. Аштавакра сказал:

Ты осознал природу Я как единое и неразрушимое.

Почему ты, утвердившийся в самоосознание, привязан к обладанию богатством?

ātmājñānādaho prītirviṣayabhramagocare |

śukterajñānato lobho yathā rajatavibhrame || 3.2 ||

3.2. Привязанность к иллюзорным объектам восприятия возникает из неведения Я.

Это подобно тому как иллюзорная видимость серебра в перламутре пробуждает жадность.

viśvaṃ sphurati yatredaṃ taraṅgā iva sāgare |

so’hamasmīti vijñāya kiṃ dīna iva dhāvasi || 3.3 ||

3.3. Ты осознал «Я есмь То, в чем возникают и растворяются вселенные, подобно волнам в океане».

Почему тогда ты выглядишь озабоченным?

śrutvāpi śuddhacaitanya ātmānamatisundaram |

upasthe’tyantasaṃsakto mālinyamadhigacchati || 3.4 ||

3.4. Как можно, узнав «Я есть чистое сознание, бесконечная красота!», оставаться привязанным к чувственным утехам и греху?

sarvabhūteṣu cātmānaṃ sarvabhūtāni cātmani |

munerjānata āścaryaṃ mamatvamanuvartate || 3.5 ||

3.5. Удивительно! Чувство «мое» остается у мудреца, узнавшего «Я во всем и все в Я».

āsthitaḥ paramādvaitaṃ mokṣārthe’pi vyavasthitaḥ |

āścaryaṃ kāmavaśago vikalaḥ keliśikṣayā || 3.6 ||

3.6. Удивительно, что пребывающий в состоянии высшей недвойственности и свободы подвержен вожделению и изможден любовными играми.

udbhūtaṃ jñānadurmitramavadhāryātidurbalaḥ |

āścaryaṃ kāmamākāṅkṣet kālamantamanuśritaḥ || 3.7 ||

3.7. Удивительно! Человек жаждет удовлетворения похоти даже в ослабленном состоянии и в последние дни своей жизни, при этом зная, что вожделение — враг знания.

ihāmutra viraktasya nityānityavivekinaḥ |

āścaryaṃ mokṣakāmasya mokṣād eva vibhīṣikā || 3.8 ||

3.8. Удивительно! Непривязанный к объектам этого мира и следующего, различающий вечное от преходящего, стремящийся к освобождению, все еще боится освобождения.

dhīrastu bhojyamāno’pi pīḍyamāno’pi sarvadā |

ātmānaṃ kevalaṃ paśyan na tuṣyati na kupyati || 3.9 ||

3.9. Мудрец всегда видит только Я.

Он не торжествует, когда его восхваляют, не гневается, когда его отвергают.

ceṣṭamānaṃ śarīraṃ svaṃ paśyatyanyaśarīravat |

saṃstave cāpi nindāyāṃ kathaṃ kṣubhyet mahāśayaḥ || 3.10 ||

3.10. Он наблюдает за действиями своего тела, как будто это тело другого.

Он велик как океан. Как могут его потревожить хвала или хула?

māyāmātramidaṃ viśvaṃ paśyan vigatakautukaḥ |

api sannihite mṛtyau kathaṃ trasyati dhīradhīḥ || 3.11 ||

3.11. Осознав, что этот мир — сон, он больше не интересуется им.

Как может пробудившийся бояться приближения смерти?

niḥspṛhaṃ mānasaṃ yasya nairāśye’pi mahātmanaḥ |

tasyātmajñānatṛptasya tulanā kena jāyate || 3.12 ||

3.12. С кем можно сравнить человека великого духом.

Даже в отчаянии он ничего не желает.

Он находит счастье в осознании Я.

svabhāvād eva jānāno dṛśyametanna kiṃcana |

idaṃ grāhyamidaṃ tyājyaṃ sa kiṃ paśyati dhīradhīḥ || 3.13 ||

3.13. Пробужденный понимает, что все объекты восприятия — ничто по своей природе. Как он может принимать одно и отвергать другое?

aṃtastyaktakaṣāyasya nirdvandvasya nirāśiṣaḥ |

yadṛcchayāgato bhogo na duḥkhāya na tuṣṭaye || 3.14 ||

3.14. Кто вне всякой двойственности, свободен от желаний, лишен привязанности ко всему мирскому, тому не причиняют ни боли, ни радости события, приходящие сами по себе.

4. Величие осознания

janaka uvāca ||

hantātmajñānasya dhīrasya khelato bhogalīlayā |

na hi saṃsāravāhīkairmūḍhaiḥ saha samānatā || 4.1 ||

4.1. Джанака сказал:

Хотя невозмутимый мудрец, осознающий Я, играет в игры жизни, он полностью отличен от малоразумных, несущих бремя мирского существования.

yat padaṃ prepsavo dīnāḥ śakrādyāḥ sarvadevatāḥ |

aho tatra sthito yogī na harṣamupagacchati || 4.2 ||

4.2. Воистину, мудрый не чувствует ликования, даже пребывая в том возвышенном состоянии, к которому стремятся небожители.

tajjñasya puṇyapāpābhyāṃ sparśo hyantarna jāyate |

na hyākāśasya dhūmena dṛśyamānāpi saṅgatiḥ || 4.3 ||

4.3. Несомненно, сердце, познавшего предсущее Я, не затрагивают ни добродетели, ни пороки.

Так дым не касается неба, хотя кажется, что они связаны друг с другом.

ātmaivedaṃ jagatsarvaṃ jñātaṃ yena mahātmanā |

yadṛcchayā vartamānaṃ taṃ niṣeddhuṃ kṣameta kaḥ || 4.4 ||

4.4. Великий духом человек, осознал, что весь мир — это только Я.

И кто может помешать его намерению?

ābrahmastambaparyante bhūtagrāme caturvidhe |

vijñasyaiva hi sāmarthyamicchānicchāvivarjane || 4.5 ||

4.5. Среди четырех видов существ, от Брахмы до былинки, только человек осознания способен отбросить желание и отвращение.

ātmānamadvayaṃ kaścijjānāti jagadīśvaram |

yad vetti tatsa kurute na bhayaṃ tasya kutracit || 4.6 ||

4.6. Как редко встречается тот, кто знает Я как Единство, недвойственность, Влыдыку вселенной.

Он действует в соответствии с этим знанием и никогда не испытывает страха.

5. Растворение

aṣṭāvakra uvāca ||

na te saṃgo’sti kenāpi kiṃ śuddhastyaktumicchasi |

saṃghātavilayaṃ kurvannevameva layaṃ vraja || 5.1 ||

5.1. Аштавакра сказал:

Ты ни к чему не привязан. Ты чист.

От чего желаешь отречься?

Тело и ум растворятся со временем.

Так войди в состояние растворения.

udeti bhavato viśvaṃ vāridheriva budbudaḥ |

iti jñātvaikamātmānaṃ evameva layaṃ vraja || 5.2 ||

5.2. Из тебя возникают миры подобно пузырькам в океане.

Осознай Я как Единое.

Так войди в состояние растворения.

pratyakṣamapyavastutvād viśvaṃ nāstyamale tvayi |

rajjusarpa iva vyaktaṃ evameva layaṃ vraja || 5.3 ||

5.3. Хотя ты воспринимаешь мир, но он не реален подобно змее, воображаемой в веревке.

Ты чист.

Так войди в состояние растворения.

samaduḥkhasukhaḥ pūrṇa āśānairāśyayoḥ samaḥ |

samajīvitamṛtyuḥ sannevameva layaṃ vraja || 5.4 ||

5.4. Ты совершенен и неизменен в радости и горе, надежде и отчаянии, жизни и смерти.

Так войди в состояние растворения.

6. Высочайшее знание

janaka uvāca ||

ākāśavadananto’haṃ ghaṭavat prākṛtaṃ jagat |

iti jñānaṃ tathaitasya na tyāgo na graho layaḥ || 6.1 ||

6.1. Джанака сказал:

Я — бесконечное пространство.

Проявленный мир — сосуд.

Таково Знание.

Нечего принимать.

Нечего отвергать.

Нечего растворять.

mahodadhirivāhaṃ sa prapañco vīcisa’nnibhaḥ |

iti jñānaṃ tathaitasya na tyāgo na graho layaḥ || 6.2 ||

6.2. Я — безбрежный океан.

Все миры подобны волнам.

Таково Знание.

Нечего принимать.

Нечего отвергать.

Нечего растворять.

ahaṃ sa śuktisaṅkāśo rūpyavad viśvakalpanā |

iti jñānaṃ tathaitasya na tyāgo na graho layaḥ || 6.3 ||

6.3. Я — перламутр.

мир — иллюзия серебряной жилки.

Таково Знание.

Нечего принимать.

Нечего отвергать.

Нечего растворять.

ahaṃ vā sarvabhūteṣu sarvabhūtānyatho mayi |

iti jñānaṃ tathaitasya na tyāgo na graho layaḥ || 6.4 ||

6.4. Я во всех существах.

Все существа — во мне.

Таково Знание.

Нечего принимать.

Нечего отвергать.

Нечего растворять.

7. Океан осознания

janaka uvāca ||

mayyanantamahāmbhodhau viśvapota itastataḥ |

bhramati svāntavātena na mamāstyasahiṣṇutā || 7.1 ||

7.1. Джанака сказал:

Во мне, бескрайнем океане, ковчег вселенной движется, гонимый ветром внутренней природы.

Я не обеспокоен этим.

mayyanantamahāmbhodhau jagadvīciḥ svabhāvataḥ |

udetu vāstamāyātu na me vṛddhirna ca kṣatiḥ || 7.2 ||

7.2. Во мне, бескрайнем океане, волны вселенных возникают и исчезают.

От этого я не увеличиваюсь, не уменьшаюсь.

mayyanantamahāmbhodhau viśvaṃ nāma vikalpanā |

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 295