электронная
90
печатная A5
805
16+
Артур и Последний Дракон

Бесплатный фрагмент - Артур и Последний Дракон


5
Объем:
664 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-6885-0
электронная
от 90
печатная A5
от 805

АРТУР
и
Последний Дракон

Фантастический роман

Предисловие

Этот странный случай произошёл со мной незадолго до нового, 20.. года. Тогда Издательство, возможно, желая сделать мне нечто вроде новогоднего подарка, заключило со мной договор на фантастический роман. Тот ещё подарок! Требования к нему были сколь просты, столь и трудновыполнимы: адресат — подростки, по жанру он не должен быть ни космооперой, ни фэнтези: «Читатель уже наелся и тем, и другим» — лаконично объяснил мне представитель издательства. Посидев несколько дней за клавиатурой и ничего не высидев, я решил подарить себе небольшой отпуск и выключил компьютер.

А потом сел в своё любимое кресло-качалку, что стоит у камина, открыл томик Рэя Брэдбери и принялся в сотый раз перечитывать самые любимые рассказы — так ребёнок выковыривает из булочки изюминки. Тепло и уютно, полумрак, по стенам бегают причудливые тени, рождаемые пляшущим в камине огнём. А может быть, они — порождение безудержной фантазии писателя, и это я, открыв книгу, освободил их? С каждой минутой я всё больше погружаюсь в мир Брэдбери… — как вдруг в дверь позвонили. Гадая, кто бы это мог быть, встаю, открываю дверь, но за ней — никого. Только небольшой пакет на крыльце.

Быстро оглядываюсь по сторонам — опять никого. И что можно увидеть в декабрьскую ночь, да ещё когда с неба валит снег. Только следы у самого крыльца, да и те исчезают прямо на глазах. Пожав плечами: «Может, мальчишка-курьер из издательства?» — поднимаю пакет. Он оказывается неожиданно тяжёлым: не похоже на письмо, да и зачем, когда существует электронная почта. А может, чья-то глупая шутка — мальчишки камней наложили? Нет, через считанные минуты — Новый год, даже самые хулиганистые из них давно уже сидят за праздничным столом, не сводя глаз с настенных часов: «Когда же, когда придёт Новый год?!» А стрелки часов будто застыли на месте…

Я поднимаю пакет, захожу в дом, кладу его на стол и разворачиваю. Внутри него — толстая клеёнчатая тетрадь, записка и… большой старинный кожаный кошель, битком набитый золотыми монетами! Вот почему свёрток был так тяжёл. В записке на английском языке времён Шекспира было написано:


«Здравы будьте, достославный сочинитель NN. Стороной узнал, что Вы приступаете к сочинению нового романа. Быть может, сии записи подойдут вам как основа для него. В сём случае прошу вас не менять имён и событий, от этого зависят жизнь и счастье моей семьи и моих близких друзей. Кошель, что вы держите в руках, — аванс, буде вы в точности исполните мою просьбу, вы получите вдвое больше. До свидания.

PS: Смею надеяться, что жизнь и приключения героев данной повести, с любовью и тщанием занесённые в прилагаемую тетрадь, послужат как развлечению, так и воспитанию юношества».


Где же Вы, мой застенчивый гость, пожелавший остаться неизвестным? Вы так и не посетили моё скромное жилище, не написали и не позвонили мне. Как жаль! Я искренно полюбил юных героев ваших записей, а многие из взрослых персонажей вызвали у меня чувство глубокого уважения. Быть может, Вы один из них? Если так — то вот Вам моя рука. Предлагаю свою дружбу и посильную помощь. А пока, выполняя Вашу просьбу, представляю на суд читателя роман «Артур и последний дракон».

Автор.

Вступление

Королевство Эксурия невелико, его вполне можно объехать верхом всего за неделю. Однако его жители гордятся своей страной; а что — всё у них есть: леса и поля, ручьи и реки. И горы, что выше облаков! И, конечно, хутора и деревни, посёлки и города, и столица с королевским дворцом. А во дворце — Король, Принц и Принцесса, министры, фрейлины и пажи, королевские музыканты и шуты. И охрана. А с недавних пор — вы не поверите! — даже настоящий дракон. Вот с него–то и началась эта история, но не буду забегать вперёд.

Вокруг Дворца, на почтительном расстоянии от него, стоят дома знатных горожан и богачей, а по окраинам города теснятся домики простолюдинов: ремесленников, рыночных торговцев, грузчиков, простых солдат. Окружена столица, которую предки авансом назвали городом Сбывшихся Надежд, древней, наполовину уже разрушившейся стеной. Впрочем, особой необходимости в ней нет, да и раньше не было — зачем, если дома бедняков стоят так близко, что и мышь не проскочит, да и желающих захватывать столицу всё как-то не находится. Что иногда расстраивает вышедшего из низов Майора (высокий чин для такой маленькой страны), сослуживца и наперсника самого Короля. Попасть в город можно только через городские ворота. Ворота охраняют два стражника крепкого сложения, они же берут пошлину с приезжих. На ночь ворота запираются.

Располагается королевство в чудесной долине, окружённой высокими, неприступными горами. И в этой долине живёт небольшой народ, называющий себя эксурами. Всегда ли они жили здесь, или пришли откуда-то извне, никто уже не смог бы ответить, да и не задумывается особо. Лишь изредка усталый фермер, выпрямившись и потирая натруженную спину, устремляет задумчивый взгляд на далёкие вершины: «Что там, за ними? Живут ли там люди? Так же они любят, ссорятся и мирятся, растят детей и хлеб, как и мы? Счастливы ли они? Быть может, именно там она, Страна Чудес, о которой в детстве мне рассказывала бабушка?» — и, улыбнувшись своим мыслям и вздохнув, снова берётся за ручки плуга.

В прошлом не раз храбрейшие из юношей, желая покорить сердце красавицы, время от времени решались на трудный и опасный переход через горы. И никому из них это не удалось. Измученные, в изорванной одежде, без крошки еды и капли воды, возвращались они. А двое так и не вернулись и были объявлены погибшими. Но в народе прошёл слух, что они вовсе не погибли, а перебрались по какой-то тайной тропе на ту сторону гор. Узнав об этих слухах, правивший в то время король Август Первый (а было это сто лет тому назад) запретил своим указом подниматься в горы. У подножий гор было создано несколько застав, призванных следить за исполнением указа. Пойманным нарушителям грозило суровое наказание. Вторым пунктом указа предлагалось отныне считать Эксурию центром мира, а горы, окружающие её, — естественной границей страны и мира в целом. Отсюда следовало, что народ Эксурии всегда жил здесь и только здесь.

Этот указ королевские герольды обнародовали во всех селениях, дабы никто не мог утверждать, что не слышал о нём. Вскоре споры об устройстве мира и происхождении народа поутихли: сложно спорить с теми, на чьей стороне Король с солдатами, да и кому не понравится быть центром мира! И народ быстро свыкся с мыслью, что всегда жил здесь, в этой долине, что весь мир заключен в кольце этих гор, и там, за ними, никого и ничего нет. Именно это рассказывалось на уроках истории и землеописания страны школьникам.

Когда-то леса Эксурии были полны дичи, полноводные реки кипели от резвящейся в них рыбы, луга были покрыты коврами изумрудной травы; эта трава росла так густо, что не сминалась даже под сапогами взвода солдат. А плодородная почва полей, защищённых горами от ветров, давала по два урожая в год. Но время шло. Реки обмелели, рыба из них ушла неведомо куда. Дичи в лесах поубавилось стараниями королевских охотников и браконьеров. И, главное, упали урожаи хлебов. Население же страны выросло в несколько раз. А королевский двор — и того больше. По стране ходят слухи о пиршествах, закатываемых во Дворце, о роскошных нарядах придворных, о богатствах, собранных в королевской сокровищнице.

При этом простому народу живётся всё труднее. Торговцы жалуются на непосильные налоги, ремесленники — на дороговизну материалов, фермеры — на низкие урожаи: их едва хватает на то, чтобы только обеспечить семью. Что уж говорить о городских бедняках — они и вовсе живут впроголодь. И даже богачи не выглядят довольными жизнью. Недовольство в народе растёт. И кое-кто опять вспомнил о старых легендах. И в такое вот неспокойное время прямо на центральную площадь столицы опустился молодой дракон.

Часть первая

Как всё начиналось

Глава 1
Переполох

Незадолго до этого юноша по имени Артур быстро шёл по главной дороге страны, соединявшей все поселения, фермерские хозяйства и хутора со столицей: мать послала его в лавку, за солью и спичками. Он всем существом своим вбирал свежий воздух полей, ароматы трав и цветов и синеву неба. Весна в этом году наступила раньше обычного. За считанные дни снег стаял, бесчисленными ручьями и ручейками зажурчал, запел, бурными потоками смывая с земли весь мусор, который нерадивая хозяйка-зима замела под ковёр снегов. А затем наполнил реки и напоил землю. И вот уже земля подсохла, каждая полянка, каждый бугорок покрылись изумрудной травой и чудесными цветами. Только фермерские поля чернели квадратами после недавнего сева, но и на них уже показались первые ростки маиса, сорго и сахарного тростника.

Ещё утром на этой дороге было довольно оживлённо: то и дело проезжали состоятельные горожане в экипажах, офицеры по поручениям, верхом на ручных оленях, охотники и фермеры. Но к полудню дорога опустела, и Артуру скоро наскучило шагать по ней в одиночестве. К тому же день был по-летнему жаркий, и Артур предпочёл свернуть с дороги в ближайший лес. Под густым пологом леса жара совсем не чувствовалась. Он шёл, напевая весёлую песню. А певчие птицы, щебеча на разные лады, будто подпевали ему.

И вдруг что-то изменилось. Артур не сразу понял, что именно. Птицы! Птицы замолчали. Он огляделся — как будто никого, затем посмотрел вверх, но сквозь густые ветви ничего не было видно. Снова посмотрел вперёд — прямо перед ним на тропинке стоял большой койот. Похоже было на то, что он недавно повстречался с охотниками: на передней правой лапе его алела свежая рана. К тому же, началась пора линьки, и выглядел он неважно. Но жёлтые глаза его были чисты, в них светился ум. Койот спокойно стоял на тропинке, не проявляя признаков агрессии и будто изучая мальчика. Артур замер: он знал, что койоты обычно не нападают на людей, но кто его знает!

Как будто придя к какому-то решению, койот, прихрамывая, подошёл к пареньку, обнюхал его, а затем подал правую лапу, будто желая поздороваться. Юноша, смотря койоту прямо в глаза, осторожно пожал её, а потом, оторвав широкую полосу от рубашки, перевязал раненого. «Мама меня убьёт!» — подумал он. Вдруг хрустнул сучок под чьей-то ногой. Койот наклонил голову, как будто прощаясь с ним, и скрылся в чаще.

На тропинку вышел охотник в зелёном костюме, в шляпе с пером и с арбалетом в руках. На шляпе — кокарда с буквами К и О.

— Ты никого здесь не видел, парень? — спросил он.

— Н-нет… — пролепетал Артур. — То есть, да… Койота…

— А куда он побежал? — спросил охотник, с подозрением посмотрев на его измятую, порванную рубашку.

— Туда, — махнул рукой Артур в направлении, противоположном тому, где скрылся койот. Охотник побежал в эту сторону. Ноги юноши подкосились, и он сел. Всё внутри него дрожало противной мелкой дрожью, сердце билось, как бешеное, а во рту стоял неприятный привкус меди: «Что я наделал! Я обманул королевского охотника! Но ведь иначе он мог убить койота!» Поднявшись на ноги, он зашагал в сторону города, всё ускоряя шаг и на ходу обдумывая происшедшее, а затем побежал.

Выбежав на опушку леса, он остановился и запрокинул голову, до боли в глазах, вглядываясь в синеву неба. И вдруг увидел какую-то тёмную точку. Орёл? Отец рассказывал, что где-то там, высоко в горах, свили гнездо огромные орлы. Он спрятался под ветвями ближайшей араукарии и продолжал взглядом следить за птицей: куда же она направляется? Не похоже, чтоб охотилась. А птица становилась всё больше в размерах. Она не пикировала вертикально вниз, а постепенно снижалась, придерживаясь выбранного направления. И с каждой секундой становилась всё больше и больше. Вот уже видно, как она машет крыльями. А крылья какие-то странные — не похожи на птичьи. И брюхо. И цвет у них необычный. А хвост, вы только посмотрите на хвост! Артур опешил от удивления. А странная птица продолжала свой полёт. Она летела в город. Но летела как-то неуверенно и слишком медленно для своих размеров. Придя в себя, парень со всей возможной скоростью бросился бежать вслед за ней.

Глава 2
Дракон

А в это время ничего не подозревавшие горожане спасались кто как мог от жары. Большинство разъехалось по ближайшим хуторам и деревням, к родственникам. Другие, захватив с собой провизию и чистую воду, разбили лагерь у реки Надежды, что соединяла между собой север и юг страны. Город почти опустел. Остались лишь те, кому некуда было деваться, или кого не отпускали дела. И стражники, конечно. Пара бедняг, чьё дежурство пришлось на сегодня, стояла у городских ворот, изнывая от жары, а остальные, во главе с капралом, «совершали обход города», т.е. сидели в трактире.

У городского фонтана собрались молодые мамаши с маленькими детьми, девочки с куклами в руках да несколько мальчишек-сорванцов. Малыши плескались в фонтане. Мальчики обливали друг друга водой из бутылок и самодельных пистолей, заодно «нечаянно» обливая девочек. Девочки визжали. Мальчики кричали и смеялись. Мамаши с грудными детьми недовольно морщились, но, пока те спали, не видели достаточных оснований к тому, чтобы вмешаться.

Как вдруг раздался настолько пронзительный крик, что перекрыл даже гвалт, царивший на площади, — это кричал малыш у фонтана, показывая пальчиком на что-то прямо над ним. И замолчал. Вслед за ним и все остальные подняли головы — и застыли в ужасе. На короткое время в городе наступила полная тишина. И в этой тишине совершенно бесшумно над городом пронеслась тень стремительно снижавшейся гигантской птицы, а затем раздался глухой стук падения огромного тела, упавшего всего лишь в десятке футов от фонтана и лишь по счастливой случайности никого не задевшего.

Ещё несколько секунд царила тишина, а потом… Женщины и девочки с визгом разбежались по домам, мальчишки попрятались кто где, а каждый из прохожих — мужчин вдруг вспомнил о каком-то очень важном и совершенно неотложном деле и спешно удалился! Площадь вмиг опустела, и стало тихо. Как водится, первыми осмелели мальчишки: повылезали из своих укрытий и потихоньку, подталкивая друг друга, стали подкрадываться к упавшей гигантской птице. Среди них был и Артур. Он только что подбежал к площади и теперь стоял, приходя в себя и тяжело дыша. В боку кололо. Как только боль в боку отпустила, он вместе с другими мальчишками стал подкрадываться к упавшему с неба чудовищу. Шагов за десять от него он остановился: это был дракон!

Непослушными ногами он сделал ещё несколько шагов впе-рёд и остановился всего в каких-нибудь двух-трёх шагах от него. Странно, но вблизи дракон показался ему не таким уж большим и страшным. Грудь его медленно опускалась и поднималась, но дыхание его было настолько слабым, что не могло поколебать даже траву под ним. Глаза его были закрыты.

— Это детёныш, дракончик… — свистящим шёпотом сообщил Артур.

— Живой, хотя бы?

— Живой. В обмороке. И, кажется, он ранен! — действительно, одно крыло дракона было бессильно опущено, из-под него сочилась кровь. В это время сзади него кто-то скомандовал вполголоса:

— Целься! Мальчишку уберите, черти! — мальчик обернулся: это краснолицый рыжеусый капрал отдавал приказ своим солдатам, а те, выстроившись полукругом напротив дракона и опустившись на левое колено, уже взяли наизготовку аркебузы и целились. Лишь один не выполнил приказ.

— Дяденьки, не надо, — взмолился Артур, — не убивайте его, он раненый… и ещё маленький.

— Цыц! Учить ещё будешь! Сейчас маленький, а вырастет — сколько бед наделает!

— Тогда и меня вместе с ним! — юноша подбежал к дракону и, повернувшись к нему спиной, развёл руки в стороны, закрывая его от пуль.

— Вот, чертёнок! — неподдельно изумился капрал. — Он кто — твой котёнок, или щенок?

— А если нет, можно убивать? — вопросом на вопрос ответил паренёк. — Я думаю, его можно вылечить. И воспитать. Это подло — убивать раненое, беспомощное существо!

Похоже, даже на солдат произвели впечатление как слова, так и поступок мальчика: один за другим они стали опускать аркебузы. Увидев это, капрал пришел в ярость:

— Ну, всё, моё терпение кончилось! — и, подбежав к пареньку, своей ручищей схватил его за локоть, намереваясь силой оттащить от дракона. Тут уже и остальные мальчики, увидев такую вопиющую несправедливость, подбежали к своему товарищу и встали плечом к плечу. Капрал растерялся: никто и никогда ещё так откровенно не отказывался ему повиноваться. Он повернулся к солдатам, намереваясь отдать им приказ оттащить и увести мальчишек, как вдруг…

Глава 3
Принц

…к капралу подошёл молодой человек, одежда и манеры которого выдавали в нём наследника одного из знатнейших родов Королевства, и что-то негромко сказал ему.

— Принц?! — в изумлении вырвалось у Капрала.

— Отставить! Смирно! На караул! — и он суетливо поспешил к Принцу.

— Принц! Принц! — как шелест гонимых ветром листьев, пронеслось по площади. Да, это был он: невысокий стройный юноша, почти мальчик, чуть постарше тех, что закрыли собой дракона, в серебристом мушкетёрском костюме, сапогах с ботфортами и шляпе с чёрным плюмажем. На боку его висела небольшая шпага. Рядом с ним, чуть позади, стоял его верный паж и адъютант, одетый по последней моде того времени и также вооружённый шпагой. Вы, конечно, догадались, что это он разговаривал с капралом.

— Чуть позже! — отмахнулся от капрала Принц и, подойдя к дракону, внимательно осмотрел его и даже приподнял крыло. А затем обратился к детям:

— Ребята, пусть кто–нибудь из вас сбегает за лекарем. Да не говорите, что к дракону, — один из мальчишек умчался.

Принц повернулся к капралу:

— Господин капрал! Вы в своём уме?! Хорошо, что дети оказались и добрее вас, и благороднее, и храбрее. Иначе вы могли подвергнуть нашу страну величайшей опасности: вы не подумали, что где-то неподалёку может летать мамаша этого детёныша?! Мой дед, венценосный король Иоганн IV, говорил: «Выигранная война — та, которая не начиналась»! Боюсь, что вы не справились со своими обязанностями. Я понижаю вас в звании до рядового, снимаю с должности и посылаю вас сроком на один месяц на охрану городских ворот. Ваша дальнейшая судьба будет зависеть от вас самих.

Большее унижение трудно было бы придумать. Капрал, умирая от стыда, не поднимая глаз, ответил:

— Слушаюсь, Ваше Высочество! — и, вяло отсалютовав Принцу, побрёл к новому месту службы, шаркая ногами и опустив плечи. Но, пройдя всего несколько сот ярдов, выпрямился, приосанился и, так злобно сверкая глазами на прохожих, что они отшатывались от него, зашагал к Королевскому замку: «Ах, Принц, вы ещё так молоды и глупы и совсем не знаете жизнь!»

В это время Принц разговаривал с солдатами:

— Солдаты, кто из вас не выполнил этот преступный приказ? — солдаты молчали, пряча глаза.

— Ну, что же вы? Этот человек будет назначен вашим командиром, — солдаты изумлённо переглянулись — и вытолкнули из строя невысокого крепыша с открытым, добродушным лицом:

— Это он, Ваше Высочество, он у нас такой, понапрасну и мухи не обидит.

— Как вас зовут, солдат?

— Оскаром Питерсоном, Ваше Высочество!

— Оскар Питерсон, назначаю вас командиром отделения, присваиваю вам звание капрала и жалую сто шиллингов на экипировку.

— Служу Отечеству, Его Величеству и Вашему Высочеству! — вытянулся свежеиспечённый капрал.

— И вот вам первое задание, капрал, — доставить дракона в королевский зверинец. Аккуратно свяжите его, чтобы ему не навредить. Начните с пасти, как бы он, очнувшись, не съел своих спасителей, — и Принц, улыбнувшись, взмахом руки отпустил его и обратился к мальчикам:

— Ну вот, ребята, дошла очередь и до вас. Мне нужны, позарез нужны благородные и смелые ребята — такие, как вы. Я бы всех вас взял к себе в свиту, но… пока, к сожалению, не имею такой возможности, — он невесело усмехнулся и обратился к Артуру:

— Как тебя зовут?

— Артуром, Ваше Высочество!

— Так звали славнейшего из наших королей…

— Знаю, Ваше Высочество, меня и назвали в честь него.

— Очень хорошо, что ты знаешь историю. Но у тебя есть шанс самому принять участие в событиях, которые со временем войдут в учебники истории. Хочешь послужить стране?

— Да, Ваше Высочество.

— Тогда приходи завтра утром во дворец, стража у ворот будет предупреждена, — он снова повернулся к остальным мальчишкам:

— Ребята, будьте наготове, вы следующие на очереди. А пока — молчок, поняли?

— Да, да… — нестройным хором ответили они. Принц кивнул им на прощание и зашагал в сторону замка. Вскоре к нему присоединился и паж:

— Ваше Высочество, не слишком ли Вы были откровенны с ними? Так открыться перед мальчишками…

— А что такого я им сказал? — пожал плечами Принц. — Что хочу взять их в свиту? Кроме того, мальчишки обожают тайны.

Он усмехнулся:

— Расслабьтесь, мой друг, это только цветочки, как говорят в народе, ягодки будут впереди.

Глава 4
Крутой поворот в судьбе Артура

Следующим утром, чуть свет, Артур был уже у ворот королевского дворца. Отец подвёз его до городских ворот, но в город отца не пустили: «Не положено, приказ только на мальчика!» — и остаток пути Артуру пришлось бежать: вдруг Принц возьмёт вместо него кого-нибудь другого? Подбежав, запыхавшись, к дворцовым воротам, он забарабанил: «Откройте, откройте!» — ни звука. Подбежал к караульной будке, постучал — с тем же результатом. Похоже, родители были правы. Мальчик присел на крылечко будки и задумался, вспоминая вчерашний вечер.

Когда Принц со своим адъютантом ушли, Артур остался, ревниво наблюдая за тем, как перевязывают его подопечного (мысленно он уже называл его Дракошей): руки городского лекаря тряслись от страха, и весь он дрожал крупной дрожью, но вполне удовлетворительно справился со своей задачей. Затем Дракошу общими усилиями погрузили на самую большую телегу, какую нашли в городе. А затем впрягли в неё тройку самых сильных оленей. Олени сопротивлялись до последнего, вставая на дыбы. Еле-еле с ними справились. Но везти дракона они отказались наотрез, как бы их ни понукали и ни толкали солдаты.

— Можно, дяденьки? — Артур подошёл к упряжке, шепнул каждому оленю на ушко что-то ласковое, погладил по голове, дал по кусочку сахара, у него всегда был запас — и они тронулись в путь.

Территория зверинца отделена от основной территории Замка высоким частым забором. А сверху он закрыт навесом от непогоды. Он располагается в дальнем правом углу двора, имеющего форму квадрата. С улицы в него можно попасть только через ворота, обычно закрытые на огромный замок. Но сейчас они были открыты настежь, у ворот стоял стражник с большой связкой ключей. Артур проводил повозку до самого зверинца: боялся, что Дракошу уронят, или затолкают в какую-нибудь грязную и тесную клетку. Но всё обошлось: ему предоставили самую большую клетку, налили чистой воды в большую бадью, осторожно развязали и поручили смотрителю всю ночь не спускать с него глаз — вдруг ему станет хуже.

Всё-таки Артур уходил с тяжёлым сердцем и дал себе слово завтра же навестить малыша. И только потом он побежал на ферму, чтобы сообщить родителям необыкновенные новости. Но они встретили его уже на въезде в город. Отец с матерью сидели на двухколёсной таратайке, отец подгонял оленя криками «Йо! Йо!» и даже замахнулся на него вожжами, чего никогда раньше себе не позволил бы. По-видимому, кто-то из соседей, ездивших в город, всё им уже рассказал — слухом земля полнится! Увидев сына, отец натянул вожжи, и олень остановился. Родители соскочили с телеги, и мать первой подбежала к сыну:

— Сыночек, где у тебя болит? А что с рубашкой? Тебя били?! — и стала ощупывать сына с головы до ног, пока он возмущённо не воскликнул:

— Мама! Со мной всё в порядке! И никто меня не бил!

— Не кричи на мать! — возмутился отец. — Тебя послали в лавку, а ты тут…

Артур остолбенел: он начисто забыл о данном ему поручении, из-за которого и оказался в городе. Но ведь произошло такое! Ну кто бы на его месте вспомнил о соли и спичках! От незаслуженной обиды у него навернулись слёзы на глаза:

— Я к вам бежал, чтобы всё рассказать, а вы… — он отвернулся. Родители смущённо переглянулись, и отец уже не так сердито продолжил:

— А если бы… а если бы дракон очнулся, что бы ты делал, а? Ты пойми, мы за тебя испугались. Вечно суёшь свой нос, куда не просят.

— Да ладно, хватит с него, — теперь и мать заступилась за сына, — пойдём. Видишь, уже люди собираются.

Действительно, вокруг них уже столпились любопытные горожане.

— Ладно, поехали! — они расселись. — Дома всё расскажешь.

Отец прищёлкнул языком, и олень укоризненно посмотрел на него: после недавней гонки он рассчитывал на более продолжительный отдых. К тому же он только что приглядел себе чудом сохранившийся пучок сочной травы у обочины и уже потянулся за ним губами. Колёса со скрипом повернулись, и таратайка тронулась, набирая скорость. Самые любопытные ещё некоторое время шли за ней, а потом, поняв, что ничего нового уже не узнают, отстали.

Подъехав к дому, отец распряг оленя и отвёл его в сарай, бросив в кормушку охапку сена: «Пойдёмте в дом. Мать, ты бы сообразила чего-нибудь на ужин, а?» — мать загремела горшками и кастрюлями, время от времени поворачиваясь к сыну. На её лице явственно читались нетерпение и предвкушение необыкновенных известий. Отец же не находил себе места: то сядет в самодельное кресло-качалку — его гордость, то встанет и подойдёт к окну, вглядываясь в него, как будто надеясь в нём разглядеть случившееся на городской площади.

Смеркалось. Солнце садилось за горы. Юноша подошёл к окну и встал рядом с отцом. Они молча любовались закатом, постепенно успокаиваясь: недавней размолвки как будто и не было.

Ужин готов. Все сели за большой деревянный стол. Мать наложила в оловянные тарелки каши. Ели молча. После ужина, пока мать убирала со стола, Артур добавил угля в камин, чтобы посильней разгорелся: весна, ночи ещё холодные. А затем придвинул к камину кресло-качалку — для отца, и два стула с высокими спинками — для матери и себя. Он оглянулся: на их лицах была написана такая простодушная радость от того, что наконец-то они обо всём узнают из первых уст, что юноша невольно улыбнулся. На протяжении всего рассказа они ахали и охали, а после похвалили за храбрость и добросердечие. Впрочем, он у них всегда был таким. О случае в лесу Артур решил умолчать: что-то ему подсказывало, что он напугает родителей даже больше, чем падение дракона чуть ли не на голову сына.

Беседа плавно перешла на то, что ожидает мальчика там, во дворце:

— Помни, сынок, везде есть и хорошие люди, и плохие. Держись хороших. Принц, видать по всему, человек добрый, но не беспокой его по пустякам, не жалуйся. Просто старайся со всеми поддерживать добрые отношения. Ни с кем не ссорься, но и себя в обиду не давай. Тебе когда было велено прийти?

— Утром. Я хочу с первым лучиком солнца подойти к воротам, — родители удивились:

— Что ты, сынок, виданное ли это дело, чтобы короли да принцы вставали с рассветом, хорошо, если к обеду поднимутся! — но Артур стоял на своём, он вообще был упрям:

— Принц не такой, раз сказал утром — значит, утром! — наконец родители отступились от него, и мать впервые высказала то, что, наверно, мучило её с самого начала:

— Как же мы теперь без тебя, сынок. Увидимся ли…

— Да ты что, мать, — урезонил её отец, — на войну что ли провожаешь?!

— Мама, я буду часто-часто прибегать, — твёрдо сказал Артур, хотя и сам не был в этом уверен. И вдруг неожиданно для себя добавил:

— Если хочешь, я откажусь.

— Да ты что, — накинулись оба родителя, — в своём ли уме? Кто же от такого счастья отказывается?! Даже не думай!

Мать неожиданно всхлипнула, а отец вроде бы держался, но и его глаза подозрительно блестели:

— Вот выйдешь в большие люди, а потом и нас, стариков, к себе заберёшь…

— Эй, парень, ты что там, задремал что ли? — Артур очнулся от раздумий. К нему обращался дюжий солдат с алебардой.

— Проходи, давай. Да не в ворота, в калитку. Ты ведь не в карете, чай, — и добродушно улыбнулся, шутливо отдавая честь парню.

Артур проскользнул в калитку. Когда он только подходил к воротам, окна дворца были ещё темны. Только в нескольких из них горели свечи — чей-то рабочий день уже начался. Теперь же солнце, вышедшее из своего ночного укрытия, окрасило окна в ярко — алый цвет, как будто замок очутился посреди нескончаемого поля маков. Налюбовавшись игрой красок, подросток вдохнул полную грудь прохладного утреннего воздуха и зашагал в сторону замка.

Глава 5
Знакомство с Питом

К замку вела широкая дорога, вымощенная диким камнем. Как только он ступил на неё, откуда ни возьмись, как чёртик из табакерки, выскочил невысокий худенький бойкий паренёк, на вид лет двенадцати:

— Привет! Ты к Принцу? Он ещё спит. Он велел проводить тебя в столовую, когда придёшь. Ну, и вообще — всё рассказать, показать.

— Да я не голоден, — начал было Артур, — может, лучше…

— Не хочешь есть?! — поразился он. — Ну, ты даёшь! А я вот всё время хочу. Мать говорит, это потому что я расту.

«Что-то незаметно», — подумал Артур, но благоразумно промолчал.

— Нет, я хочу сначала навестить Дракошу.

— Кого-о? — изумлённо протянул мальчик, не веря своим ушам. — Это ты дракона так зовёшь? Не, я к нему не ходок!

— Я тебя и не зову, можешь идти завтракать.

— Ага, конечно. Да ты знаешь, какие здесь лабиринты — что в замке, что на территории! Я родился и вырос здесь, и то не все ещё знаю, а ты через три шага заблудишься — и где тебя искать? Нет уж, пойдём вместе. Но к дракону ближе ста футов не подойду, так и знай!

— Ладно, — улыбнулся Артур. Они зашагали быстрее. Вскоре его провожатый повернул в тенистую сумрачную аллею. Пока шли, мальчишка трещал, не переставая, рассуждая обо всём на свете, перескакивая с одной темы на другую, но не забывая поворачивать, где нужно. Артур, вначале пытавшийся запомнить дорогу, вскоре потерял счёт этим поворотам, еле поспевая за своим проводником. Но тот вскоре сам резко остановился, хлопнул себя по лбу и повернулся к Артуру:

— Что же это я — не спросил, как тебя зовут.

— Артуром. А тебя?

— Меня? — паренёк отступил на шаг и низко поклонился, размахивая воображаемой шляпой с плюмажем так усердно, как будто подметал аллею.

— Питер Симпл к вашим услугам, милорд!

— Ну что ты болтаешь! — наполовину смутился, наполовину рассердился Артур.

— Какой я милорд… Я не из знати, мои родители — простые фермеры.

— Чудак, я же шучу! — засмеялся Питер.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 805