электронная
360
печатная A5
403
18+
Ars Poetica — 2015

Бесплатный фрагмент - Ars Poetica — 2015

Объем:
68 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6256-3
электронная
от 360
печатная A5
от 403

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Средний путь

Тело — храм. Алтарь — душа.

Чистоту блюдя,

Истым будь! И, не греша,

В мыслях не блудя,

Тело в святости держи,

Внутренней красе,

Чтоб ни пря, ни тля, ни ржа

Не коснулась. Се —

Путь умеренный тебе

Станет пусть. Иди!

Будь упорным! Не слабей! —

Благость впереди!

Тела храм разумно строй, —

Крепкий храм хорош!

От души делись добром, —

Как алтарь пригож!

Что за песня, что за смысл,

Что за скетч, эскиз?

Это ли поднимет ввысь,

Или свергнет вниз?

Нет, не свергнет, не подымет.

Это средний путь.

Бьёт умеренно навылет

Чистотою грудь!

Тело — храм. Душа — алтарь!

Просто всё! Давай!

Бог, дух, человек и тварь

Обретают рай!

23.06.2015 г.

Труд детский

Не знаю, хватит ли силёнок,

Поднять махину на стульчак,

Кряхтит и пыжится ребёнок.

Съел мало каши. Натощак

Осилишь разве эту штуку?

Но всё же взял вес наш силач!

Познал ещё одну науку.

В руках игрушечный тягач.

Вот так теперь приладил ношу:

Стоит станиной наискось

На стульчаке. И мальчик Гоша,

На своём детском произнёс,

Как восхищён своей работой:

Тягач отправлен на карьер!

Малыш-трудяга всё с охотой

Воротит дяденькам в пример!

Труд детский должен быть оплачен:

Пусть в банк родители спешат, —

Ему оклад спеца назначен.

Вклад демиурга-малыша

В архитектуру мирозданья

Велик. Наличные сластей,

И добрых благопожеланий

Вы инвестируйте в детей!

Ведь детки радуются, хаос

Свой креативный превнося,

Чтоб ничего не застоялось

Во взрослом мире. Всяк и вся

Чтобы на них смотря, менялись,

И перестраивались вновь,

Чтобы как дети мы смеялись,

Приемля радостную новь!

23.06.2015 г.

Губернский

Сергею Безрукову и его

театру

Ах, Серёга, браво! Бис!

Жару, драйва дал!

Как рванул из-за кулис

Зарядил весь зал!

Как играл! Как будто бил

Молотом булат!

Не играл! Пылал и жил!

Тронул душу, брат!

А твои ребята так

Завертели вихрь —

Так, что зритель на местах

Заразился лихом!

Полифония сердец,

Мастерства предел!

Поэтический венец

Нам Губернский сплёл!

Вот поэт. А вот артист

Слилися в одно!

А душа как чистый лист,

В светлый мир окно!

В храме муз Губернский гимн

Оглашает зал.

Браво им! Осанна им!

Нам — эмоций шквал!

Человек. Актёр. Мужик!

Я тебе скажу:

Ты, брат, из особых жил

Соткан! По ножу

В каждой из твоих

Рук. Клинки ролей

Режут прозу, стих.

Ты ведь Лицедей!

Лицедей лицом Пророк

Жжёт глаголом всех!

Ангел ты среди Серёг!

Труб Иерихон,

Услыхал твоих и пал, —

Сотни килотонн

Ты бросаешь в тёмный зал!

Кто ликует, кто в слезах, —

Равнодушных в зале нет! —

Что хотел, тебе сказал.

Ну, давай, привет!

Пусть ведомый, брат, тобой,

Процветает Одеон!

Оставайся, будь собой!

Мой тебе поклон!

23.06.2015 г.

Зимняя тайна

Зима-прелестница. Благоуханный дар

В твоём дыханье. Свежина бодрит.

Снег электрический взрывается, искрит.

Ярило зимний — он как поцелуй Стожар!

Деревья спят под ватным тюфяком

И видят вереницу вещих снов,

Как вырвутся из ледяных оков

И жизнью расцветут — таков закон.

И окоём безбрежной целины

Как ойкумена взору не даётся.

И Ветреница тонкой змейкой вьётся

Позёмкой филигранной белизны.

Покров волнистый — звёздчатый поток,

Душистый дождик — мягкий снегопад

Наш мир скрывает словно Китеж-град, —

В драпри из снега — схимницы платок.

Зима-кудесница узорчатую сень

Плетя, чудесит, волшебство творит.

Посмотрит дивно — тайну подарит, —

Копытом бьёт Серебряный Олень…

30.06.2015 г.

Эллада в бой

Эллада. Дельфы. Крит. Коринф

Афины. Хиос. Кос. Спорады.

Что за ЕС-плеяда Фив

На поводке ведёт Элладу?

Что тот Филипп, что Вечный Рим

И Schwarzenobersten режим?

Под ними всё ж не пал Эллин…

Ну, а сейчас предался Им.

Синедрион как Трибунал.

Фискальный ворох на руках.

Мол, вам, ЕС подпитку дал,

А вы спустили в пух и прах;

Казна не Тришкин, мол, кафтан.

Живи по средствам, с головой…

На должника уже капкан

Поставлен ямы долговой.

Где драхма? Лепта? Где обол?

Зароют в землю твой талант…

Забыли ль вы: небесный свод

Ведь держит греческий Атлант.

Попробуй небо подержать!

ЕС Геракла взять где сможет?

Такая у Эллады стать:

Всё выдюжит и превозможет!

Эллада вспомнит Марафон,

И Фермопилы, Саламин!

И повёдет Агамемнон

Ахейцев в бой на их Минфин!

Подхватят клич царь Леонид,

Алкивиад и Фемистокл,

И будет бряцать щит о щит,

И слышен звон Брюссельских стёкол!

ΔΟΥΡΕΙΟΣ ΙΠΠΟΣ брешь в ЕС

Пробьёт, и в небеса взовьётся;

Атлант под бременем небес

В улыбке счастья расплывётся!

30.06.2015 г.

Время псов

Как-то иду я по мосту.

Авто визжат и дребезжат.

Там у обочины гляжу:

Две собаченции лежат.

Большие псы всё знай себе,

Дремля, посапывают так,

Как будто в перерыв в обед,

Решили полчаса поспать.

Один пес чёрен и лохмат;

Второй лоснится, вроде пег.

Прильнув телами к брату брат,

Спят псы в объятьях сладких нег.

Средь этой мега-суеты

Так величаво разлеглись.

Идиллий псовой красоты

Давно мне не дарила жизнь!

Их обошёл, не разбудив,

И свой продолжил дальше путь.

Они всё спали позади,

Наверно, мысля: «Ну и пусть!

Привычен скрежет нам и гул.

Нам дорог час собачьих снов.

Большого Пса ведь не минул

Век, также время Гончих Псов»

Подумал: «Спящие собаки

Могли бы частью стать герба» —

Так геральдические знаки

Иной раз дарит нам судьба.

01.07.2015 г.

Зачем писать?

Пиши, Пиши. Так, для души.

Коль слов не жалко — поделись.

Стихи как зеркало души,

Легко ли, брат тебе дались?

Сыпь рифмой, знай себе, кропай!

Шедевры выдав на-гора,

Со Славой в салки поиграй!

Но это — мелкая игра…

Ну, а зачем, вообще, писать?

Так, бесполезный экзерсис?

Пегас устал всё подымать

Тебя в витийственную высь!

Нет, что-то благостное есть

В том, что ты делишься душой

С другими. Льётся твоя песнь

В благом порыве. — Хорошо!

02.07.2015 г.

Ars poetica

Узоры слов нанизывай на смыслы.

Когда раскроешь образы-глаза,

В неприхотливом коромысле

Увидишь Дух, что святит образа…

Пропить мужицкость

Как дух силён — не бледный спирит!

В нём впитан гидроксильный спирт!

Как кость и плоть крепка

И вязка кровь у мужика!

Куда характерец девать?

Тестостерон как обуздать?

И вот этиловая мреть

Дана ему, чтобы презреть,

Залить мужицкость и пропить,

Что так мешает жить!

Ярится дух — так остуди

Его хоть штофом! — Жар в груди!

Ещё сильней давай накал!

Огонь небесный он взалкал!

Дави, мужик упёртый гений,

Пока не станет на колени

Необоримый гордый дух!

Бутылок хватит разве двух?

И вот ведёт борьбу пропойца,

Пока нутро не успокоится!

Но прёт мужицкость, в раж идёт,

И пьёт напропалую чёрт!

Дойти ведь надо до конца!

Хватило бы характерца…

Конечно, хватит. Он — мужик.

Он хлещет всё — ведь надо жить!

Ну, а когда конечный пункт?

Уж скоро линию замкнут…

Мужицкость пропита за грош:

Нет мужика, а дух лишь сплошь

Какой-то утлый, неприютный,

Печальный, сирый и беспутный…

Суррогатная

Купите это! Шик — вещица! —

Ей с роду ввек не износиться!

Попробуй СНИКЕРС — яство рая, —

Нуга из караван-сарая!

Примите этот препарат —

Эффект лечебный во сто крат!

Приобретите вы авто:

Езда — комфорт, и зверь — мотор!

И мы на всё на это падки:

Сметаем с полок без оглядки

И тратим кровные рубли! —

Век Потребителей рулит!

Что нам дают, что в рот кладут,

Навязывая ассорти,

Всё загребаем как в бреду.

А, здраво мысля, не хотим…

Где эликсир? Где чистоган?

Где тот естественный продукт,

Что нам природой перводан

Из первых, не десятых рук?

Жизнь превратилась в суррогат.

Эрзац мы носим и едим.

Всё шелуха, отсев, обрат,

Что настоящим нам самим

Уже не стать и не воспрянуть

От жмыха времени и кануть

В технологическую пасть,

Терпя искусственную страсть.

Найти учителя

Давно я взрос и зрел годами,

Что разменял, пытливо — мудр.

Но не обрёл я в жизни свами,

Кто б разъяснил мне смысл мудр.

Я сам порою наставляю

Тех, кто неопытен и юн.

Но по пути идя, виляю,

Ища дорогу среди дюн.

Средь дюн, зияющих распадков.

В сомненьи, правильно ль лежит

Моя стезя. И я в догадках:

А вдруг плутаю я в мрежи?

Учитель нужен мне как воздух!

Учитель, гуру, проводник.

Чтоб для меня он вехи создал —

Неугасимые огни

Совета, дружеской поддержки,

Его бодрящего тепла…

Ну, а пока ищу я вешки,

Что жизнь-индейка поднесла.

Не жизнь ли учит? И химеру

Уроков облеку ль я в плоть?

— Не уподобься лицемеру!

Учитель — здесь. Он — твой Господь!

Рамка

Два указательных, больших два

Я пальца в окоём соткал.

Как замечательно, как чудно:

Я Солнце в объектив поймал!

Так охватил я всё светило,

И, щурясь, на него гляжу.

Мне малой площади хватило:

Я жизнь Земли в руках держу!

Навёл я объектив на небо

И отхватил мильоны вёрст.

Смогу я Арктура, Денеба

Поймать в ловушку среди звёзд!

Так рамка пальцевых секстантов

Мир мерит, что встаёт окрест.

И я, былинка средь гигантов,

Смотрю на мир чрез свой разрез.

Как тонкий блик я преломляю

Свет мира. Мир — иконостас.

Я Сущность олицетворяю.

Мерило всех вещей есмь аз!

Терпеливый

Я — терпеливый. Я — терпеливый.

Нераздражительный и негневливый.

Не попрекающий, и не встревающий.

Лишь в долготерпенье играющий.

Мягко спокоен, без оторопи.

Вторю себе: ты, терпи, брат, терпи!

Плачет народ от невзгод, и всё вóпит.

Жалобно ноет, обиды всё копит:

Жизнь тяжела, не фартит, безнадёга,

Дрязги, долги, — огорчений так много!

Люд уже горькую чашу испил.

Эхом твержу: Ну, а ты, брат, терпи!

Болен ли телом, иль болен душой,

Стонет народ, в болях так искушён:

Мол, мы слабы, бесхребетны, безвольны.

В боли живём. Как же можно без боли?

Я эту боль уж давно притупил,

Губы кусая: Давай, потерпи!

Так и терплю, всё как есть принимаю.

Долготерпеньем себя я пытаю.

Нет, я не мученик. Не страстотерпец.

Просто чрез тернии путь мой прочерчен:

Надо идти, падать и подниматься.

Надо унынию не поддаваться.

Ведь терпеливость — могучая сила.

Рвётся мой конь, закусивши удила,

Тянет поклажу, порой спотыкаясь,

Но по прямой, и с пути не сбиваясь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 403