электронная
60
печатная A5
412
18+
Армейские воспоминания в дембельский альбом

Бесплатный фрагмент - Армейские воспоминания в дембельский альбом

повесть

Объем:
220 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-7468-3
электронная
от 60
печатная A5
от 412

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Об авторе

Родился в 1960 году на Украине. В детстве занимался всем: музыкой, выступал в агитбригаде, играл на аккордеоне, трубе, делал мопеды, самопалы и взрывпакеты. Как и все сельские дети приучен к труду в саду и огороде. Успешно закончил школу и поступил в институт. В институте бас-гитарист группы Пилигрим. В это время появились первые стихи, песни. На четвертом курсе женился, а на пятом появилась дочь, через четыре года сын. Сейчас радуют внуки. Служил на Дальнем Востоке. О трудовых буднях в моих рассказах. Много публикаций в различных газетах и интернет-изданиях.


Публикации на сайте проза.ру собрали много читателей. Финалист и дипломант конкурса Народный писатель, 2013 — 2016 г. г. Пишу о том, как вижу мир, как подсказывает сердце.


Из увлечений: фотография, домашнее кино, музыка, путешествия, проза и стихи.


Рождение — это подарок Бога человеку, а прожитая жизнь — это подарок человека Богу.

Армейские воспоминания в дембельский альбом

В повести ведётся откровенный разговор о службе в армии, о проблемах, о реалиях того времени.


Много аналитики, размышлений, суждений и личного отношения.


Все события реальные. Служба проходила в советское время: 1983—1984 г.г.


В написании повести оказали помощь однополчане.


Многих сослуживцев потерял с распадом Союза. Жаль.


Не теряю надежду, что с выходом повести к широкому читателю, я смогу надеяться, что судьба нас снова сведёт за круглым столом, и вспомним Дальний Восток и годы нашей службы, годы нашей молодости.

Нет, ребята, я не гордый.

Не загадывая вдаль,

Так скажу: зачем мне орден?

Я согласен на медаль.

А. Т. Твардовский, «Василий Тёркин»

Глава 1. Институт — военкомат

В фильме «Офицеры», один из героев — командир отряда, борющегося с басмачами, произносит фразу, ставшую легендарной: «Есть такая профессия — защищать Родину». И в самом деле, ведь солдат — это не просто человек с автоматом, а офицер — не просто человек, которому подчинены солдаты. Чтобы стать солдатом, тем более офицером, нужно учиться, овладевать знаниями. Но чтобы овладеть знаниями, нужно желание. В наши годы говорили, что парень, не побывавший в армии, считался неполноценным и девочки таких мальчиков вообще не любили.


Учёба в институте закончилась успешной защитой дипломного проекта. Конец марта, весна и с первыми лучами солнца пришлось прощаться со студенческой скамьёй, со студенческой жизнью, прощаться с друзьями, прощаться с Харьковом. Выпускной вечер шумно отгуляли в ресторане «Мир». Тосты, здравицы, песни, танцы, слёзы, воспоминания. Всё это здорово! Пару дней попили в общаге на прощанье пива, провели домой кубинцев, провели поляков, немцев, чехов и сами разъехались по домам. Мне, как и многим другим выпускникам, нужно было готовиться к службе в армии, т.к. военной кафедры у нас не было. Сейчас не об этом. Спешу домой, дома ждут любимая супруга и дочурка, которой ещё нет и годика. Алинка родилась, когда Татьяна уже окончила наш институт, а я был на пятом курсе. По приезду домой, через парочку дней я поехал в военкомат для постановки на учёт. Там же сразу заявил, что готов к службе. Отсрочки мне не светили, льгот никаких я не искал. Служить!


— Заберите меня немедленно, а то передумаю. Как есть — передумаю, и потом Вы будете меня долго и нудно искать.


— Ваше семейное положение? — спросил меня в военкомате начальник отдела Матвиенко. Такой бравый капитан, всегда с улыбкой, с туповатым солдафонским юмором и немного под мухой. Сколько его помню, он всегда выпивши и в состоянии: «сейчас спою».


— Женат, супруга и дочь будут меня ждать, полтора года Родине отдам, «Отслужу как надо и вернусь». Спеть? — вспомнились слова песни.


Вот так и решили. На самом деле у нас в роду мужики всегда служили Отечеству, и я не хотел быть исключением. Дед мой славно прошёл три войны, отец служил на флоте. Грустно было расставаться со своими родненькими девочками. Но решено — служить! Вместе со мной в военкомат поехал мой одноклассник Володя Троценко. Он тоже только окончил Днепропетровский институт, по такой же, как и у меня специальности, тоже женат. Но вот так получалось, такие совпадения. Пауза была не очень большой, и нам пообещали, что в начале мая на нас оденут сапоги.


Впереди был месяц. Мы устроились на работу в совхоз-комбинат. Нам посоветовали не прерывать стаж, чтобы институт, работа и служба в армии были записаны в трудовую книжку. Это было самым верным решением, да и заработать какие-то деньги нужно было для семьи. Вот с таким настроением мы ожидали повестки. Жизнь продолжалась.


Дочурка подросла. С ней уже интересно было погулять. Смеётся, поёт песенки. Зная, что я не увижу её длительный период, сделал много фотоснимков, заснял на кинокамеру. Татьяна не могла меня остановить. Было решено — служить Родине. Лучше уж сразу отдать свой долг. За девочек был спокоен, они в то время жили у моих родителей, своего жилья у нас ещё не было.

Глава 2. Традиция — служить Отечеству

Я вспоминал, и буду повторять, что служить Отечеству — это семейная традиция. В первую очередь хочу рассказать о своём дедушке. К. Хаббард говорил: «Нет человека более разумного, чем незваный гость». Это точно сказано о моём дедушке.


Мой дедушка Устинов Григорий Кириллович родился 31 января 1898 года. Семья у Кирилла Николаевича и Ульяны Фёдоровны Устиновых была большой — шестеро детей. Жили очень бедно, но не голодали. Тяжёлый труд на земле в российской глубинке дети познавали с самого детства. В 1916 году, по истечении 18 лет, дедушку призвали в действующую армию Российской империи. В этот период шла Первая мировая война, её ещё называли империалистической. Это была война за передел Мира и сфер влияния большого капитала. Но молодому Григорию об этом никто не говорил, воевали все за Царя и Отечество. Война была тяжелой, кровопролитной, изнурительной, она уносила миллионы человеческих жизней, убитых, раненых, умерших в результате эпидемий. Дедушка рассказывал, что солдаты на фронте голодали, были разуты и раздеты. В письмах из дома писали, что стали жить очень бедно, голодали. Все это вызывало ненависть и озлобление среди рабочих, крестьян, солдат.


Уже в начале 1917 года мой дед стал на сторону большевиков, был агитатором, читал в окопах безграмотным товарищам газеты. Во время Октябрьской революции 1917 года был на стороне Большевиков. По сути это было началом гражданской войны. Вот в таких тяжёлых условиях пришлось быть очевидцем событий моему дедушке. В 1918 году он вернулся в родительский дом и сразу стал за плуг. Село обеднело, лошадей практически не было, скот с голоду вырезали. Тяговой силой были оставшиеся ещё быки. Нужно было посадить хлеб, нужно было кормить детей. Уже к концу 1918 года дедушка был в действующей Красной армии. И снова бои, снова окопы, снова ужасы уже Гражданской войны.


После Гражданской войны семья Устиновых проживает в Таганроге, потом в Иловайске. Здесь же мой дедушка берёт в жёны уроженку Ростовской губернии Приходько Нину Степановну. Работает на железной дороге, на ремзаводе. Здесь рождается их первый сын Иван, а в 1935 году второй — мой отец, назвали его Анатолием. В семье было четверо детей.


В поисках лучшей жизни, семья Устиновых в 1938 году переезжает в Запорожскую область. На берегу Днепра жизнь была хорошей. Дедушка идёт работать в колхоз кузнецом. Дома заложен фруктовый сад, кустарники, виноградник. Сами по себе Днепровские плавни кормили людей: рыбалка, охота, сбор ягод, грибов. При доме был большой надел земли — около гектара. Главной кормилицей для семьи была корова, держали птицу и кролей. В том же 1938 году дедушку избирают председателем колхоза.


О начале войны дедушка узнал по радио. Рассказывал он, что это был шок. Немного пожили без войны. А жизнь на деревне только налаживалась. И вот она Великая Отечественная война. У него это третья по счёту. Не много ли для одной жизни? Уже 23 июня дедушка в действующей армии. Успел только передать печать колхозную да с детьми попрощаться. Война. Много дедушкиных рассказов и сейчас оживают в памяти. А ведь он это снова и снова пережил. Бои, ранение, награды, Европа, Победу встретил в Вене. Домой вернулся в конце 1945 года. Побыл дома несколько дней, сад обрезал, виноградник привёл в порядок. Самые главные слова благодарности были бабушке, она очаг сохранила, дети живы. Пошёл работать в родной колхоз на должность заместителя по строительству, а уже через месяц Григория Кирилловича избирают председателем колхоза, председателем родного колхоза. Возглавлял он его до самой пенсии, до 1960 года.


Теперь у него было много времени на домашние дела. Перестроил дом, заложил новый сад, новый виноградник, завёл пасеку, голубей, кроликов. В свободное время любил столярничать. Какие он делал табуретки? Самые лучшие табуретки в округе! Резные. И когда их в доме стало много, он продолжал их делать и дарить людям. Наверное, и сейчас у кого-то сохранились. А ещё Григорий Кириллович очень много читает, каждую неделю ходит в библиотеку. По субботам всегда топилась баня, на лёгкий пар приходили кумовья, а вечером ставили огромный семейный самовар. Вот мне кажется, что лучшего и ароматного чая я никогда и не пробовал. К заварке бабушка всегда добавляла вишнёвые веточки и травы. Это сказка. Стаканы в подстаканниках, а пили из блюдца. Конечно же на столе было несколько вазочек с вареньем, у бабушки оно самое вкусное в мире.


Ещё при жизни Григорий Кириллович говорил моей бабушке, а я запомнил на всю жизнь:

— Нина, никогда не спрашивай «кто там?», открой дверь, пригласи гостя, посади за стол, угости, чем богаты, а потом задавай вопросы. Делай так всегда. Мой дед так делал, мой отец тоже придерживался этого правила. Мы, Нина, должны эту традицию передать детям и внукам. Это очень важно. Ты ведь, милая, меня понимаешь?


— Гриша, всегда так поступать буду. Только рада буду поделиться куском хлеба.

Однажды дедушка качал мёд. Я пришёл домой с друзьями, их было человек 15.

— Деда, мы пришли с пацанами пробовать мёд.

— Вот и отлично! А ну, давайте, братва, мойте руки и быстро за стол. Нина, приглашай детвору.


На столе был огромный таз с мёдом, деревянные ложки, несколько буханок свежего хлеба и холодная колодезная вода. Лакомство, я вам скажу… Напёрлись мы сладкого от пуза и гулять. А дедушка провожал нас взглядом и радовался.


Григорий Кириллович Библию не читал, а постоянно говорил о гостеприимстве, как о своём долге.


Дедушка по маминой линии Житник Василий Алексеевич возвратился с войны в чине капитана с полным набором боевых наград.


Мой отец Анатолий Григорьевич и его браться служили на флоте. Бабушка как реликвию хранила в комоде дедушкину фуражку времён войны, флотские воротники и бескозырки. Я это запомнил с детства. Наверное, с этого времени глубоко в душе, была мечта когда — то надеть военную форму.

Глава 3. Призвали в армию 8 мая

Месяц после института быстро пролетел. Мы с Володей устроились на работу. Работа не очень престижная, да и кто решится поставить на короткое время на солидную должность. К нам на работу подтянулся Саша Любченко. Он тоже окончил институт, побывал в военкомате и ему тоже пообещали, что заберут в армию в мае. Я работал этот месяц бригадиром в селе Зелёный Луг. Сейчас этого красивого села нет — снесли. Строили племенной репродуктор, и снесли. Кому оно мешало? Такое прекрасное село было. Работа так себе. Ничего интересного, ничего особенного. Рабочие были разные, со своими причудами, могли не выходить вообще, могли что-то своровать на ферме. Но ничего не поделаешь, на эту работу особо никого и не загонишь. Была у меня там такая цыганка Аза. Всегда «весёленькая», на работу приходит часов в девять — десять.


— Начальник, будешь на меня звездеть — уйду. Не грузи меня, прошу, мне так хреново. Вот сейчас выпью стаканчик вина и буду работать как вол.

— Ладно, Аза, давай без цирка. Допивай своё вино и вперёд на работу. Я тебя воспитывать не буду, не хочу.


Аза допивала вино и шла на работу. Работала хорошо, всегда всё выполняла, и у меня к ней претензий не было. Про неё говорили, что она из очень богатого старинного цыганского рода. Имела высшее образование, много читала, декларировала наизусть Пушкина. Когда была трезвая, то рассказывала целые романы, и главное рассказывала грамотно и очень увлекательно. Носила необыкновенной красоты старинные серьги и перстень с камнем. Как она ни бухала, а золотом никогда не рассчитывалась. Наверное, понимала и знала ему цену. Говорить с ней было интересно, человек грамотный. В жизни у неё как-то не сложилось, от цыган ушла, совершенно непонятный брак, потом скандалы, гулянки, запои, с мужем развелась. И вот дочь у неё, говорят, тоже необыкновенного склада ума и память удивительная.


Работа на Зелёном Луге меня сильно не обременяла. Каждый день мог получить повестку в армию. Менять сложившийся уклад за такое короткое время просто практически не получалось. Показатели в работе были средние. Сводку передавал вовремя. А большего и не нужно было.


В начале мая получаем мы с Володей повестки в армию. В военкомат нужно прибыть 8 мая. Хорошенькое дело. Пишем заявления на расчёт, сдаём дела. Шестого мая у нас семейные проводы. Без пышных столов, в узком кругу устроили скромные вечеринки. Рано утром, попрощавшись с родными, женой и дочерью, отец повёз нас в военкомат. В сумках, как и велели, взяли продукты на сутки, по бутылке водки, предметы первой необходимости. В военкомате всех молодых (те которые после школы) проверили на предмет спиртного, изъяли и возвратили провожающим. Те в свою очередь умудрились прямо там это выпить, плеснув незаметно и виновникам. Нас не проверяли. Зашли мы в кабинет этого капитана Матвиенко, прихватив с собой бутылку коньяка. Капитан до нас, наверное, несколько раз приложился к стаканчику, но не отказался, когда заприметил хороший коньяк. На столе у него уже была закуска. Выпили по одной, помолчали, потом по второй. Начали выпытывать служивого о нашей предстоящей службе.


— Товарищ капитан, а что у нас за команда?

— Нормальная у вас команда. Наливай.

— Где служить будем. Куда нас повезут?


— Мужики, чего волнуетесь? Вы ведь после института идёте в армию, попадаете в Киевский военный округ. Это ведь дома, на Украине. Вам крупно повезло. Вот и весь секрет, что вы хотели у меня выпытать. А сейчас наливайте ещё по одной стопочке и буду отправлять вас на Днепропетровск. Время поджимает, к 10 должны быть в Днепре. Вперёд.


Мы выпили ещё по стопке, закусили, обрадовались хорошей новости и пошли к автобусу. Все прощались, пели песни, играл где-то баян, кто-то играл на гитаре. Всё, поехали! По дороге немного подремали, так как проснулись очень рано. В областном военкомате начался настоящий цирк, просто комедия, то нас на комиссию, то в одну группу, то в другую, то построение, то перекличка. Такое впечатление, что эти военные и не военные, а так парикмахеры. Под вечер объявили группу, и мы с Володей попали вместе в одну команду. По какому принципу из большого количества призывников отбирали, мы не знали, но случилось так, как нам хотелось.


Автобусами отправили всех на ЖД вокзал Днепропетровска, а что к чему не говорят. Хотели узнать направление следования, но из этого ничего не получилось. Нашу группу построили на перроне и запретили отвлекаться. Но мы с Володей проголодались и незаметно отправились в ресторан. Посидели, заказали графинчик, грибочки, соляночку. С собой взяли несколько бутылок пива. Через часок появились на вокзале, а нас, оказывается, не могут досчитаться. Но не беда. Подали на первую платформу поезд, Днепропетровск — Киев. Всех призывников усадили в отдельный общий вагон. Поехали. Вот и славно, не подвёл нас капитан Матвиенко, хоть и выпившим был, но всё верно сказал, едем то в Киев. По дороге новобранцев сопровождало пара офицеров и несколько сержантов. Они нам точно ничего не говорили о направлении следования. От этого появился азарт выпытать и эту тайну. В купе нас было четверо. Естественно накрыли стол из обильной домашней пищи, на стол выставили спиртное, пиво. Кто-то резал домашнюю колбаску, кто-то разделывал жареную курочку. На столе появились пирожки, котлеты, отбивные, банка с пельменями. Кто-то достал голубцы, жареную рыбу, маринованные огурчики, редиску. Посредине стола был огромный каравай и бутылка водки. Накатили по парочке стопок, закусили. Разговаривали, знакомились. Планы не менялись, нужно затащить сержанта, покормить, подпоить и выпытать военную тайну. Так и сделали. Им оказался сержант по имени Сергей, пригласили его к нам на ужин. Он тоже служил после окончания института. Нормальный общительный парень, его не несло, и он не говорил, что он сержант, а значит начальник. В нём мы не ошиблись. Это был правильный ход и везение. Предложили ещё покушать, налили ещё по стопочке. Хороша домашняя еда. Через некоторое время вся тайна была раскрыта — нас везут на Дальний Восток. Но как? Этого ещё никто не знал. Возможно, офицеры были в курсе дела, но их мы приглашать не собирались. У них и без нас было весело, так как уже пели военные песни. Кто-то из ребят предложил в противовес запеть «Марусю», хотя мы и знали хорошие студенческие песни, от этой идеи отказались. Пусть отдохнут и они от службы. Для них ведь командировка, это такая разрядка от будней. Поезд тем временем несет нас в столицу Украины, колёса стучат, а мы под их стук уже дремлем.

Глава 4. День Победы в Киеве

Утро. Киев. День прекрасный, солнечный. Настроение хорошее. Сегодня 9 Мая, День Победы! В этот день мы всегда ходим на митинг к Мемориалу Славы, чтобы почтить память освободителей. Было немного скорбно, то торжественно. На трибуне ветераны, звучит музыка военных лет, море тюльпанов и сирени. Потом собираемся в семейном кругу и поминаем наших родственников, которые принимали участие в Великой Отечественной войне.


На 9 мая всегда хорошая погода и после всех официальных ритуалов собираемся с друзьями на природу. На свежем воздухе варим уху, жарим шашлык, играем в футбол, волейбол, поём песни, фотографируемся. Первой стопка поминальная, а потом за мир и хорошее праздничное настроение. Так делают все. Я считаю это хорошей и доброй традицией. Наши дети сейчас это понимают, и дай Бог передадут внукам. Мы тем временем в Киеве. Вот ведь как получилось всё. Но это лучше, чем быть на территории областного военкомата. И где бы мы там перебивались, никто не представлял. В праздничный день в лучшем случае покормили бы в дешёвой столовке да смотреть телевизор заставили, а может, и этого не было. Ведь если всех отпустить, то потом и за месяц не собрать. Был план призыва, и нарушать график никто не хотел. План, есть план. А здесь Киев. Пока всё складывается хорошо.


Из ЖД вокзала автобусами нас куда-то везут. Все в молчании. Но мы знаем военную тайну. Хотя, по большому счёту, ничего не понимаем. Везти нас будут не на ЖД транспорте. Едем. Остановка. На автовокзале Борисполя капитан опять пересчитал нас. Хотя куда мы могли деться из автобуса в дороге? Но видимо, по его усмотрению были и такие случаи. Город Борисполь. Всё ясно, это недалеко от аэропорта Борисполь, чего здесь голову ломать. Нас ждёт большая авиация и грандиозный перелёт.


Попили киевского пива, отличное, свежее, холодненькое. Тогда мы уже знали, что Жигулёвское с Оболони очень приличный напиток. Купили по парочке бутылок с собой, когда теперь случится попить такого пивка? В армии ведь не дают пиво. А почему? После небольшой остановки мы поехали дальше. И через некоторое время мы увидели аэропорт. Нас не довезли немного, высадили возле берёзового парка. Появился старший офицер, нас построили, сделали перекличку, потом почему-то для перестраховки пересчитали. Зачем? Никто ничего не понял. Это, наверное, в армии так нужно, подумали мы. А может быть праздничная шутка?


— Вроде бы все! — облегчённо пробормотал капитан и повёл нас дальше. Ему явно хотелось попить пива. Вид у него был слабый. Но он долго и не терпел, они тоже присели в холодке и прапорщик сразу открыл пару бутылок пива. Капитан уже ничего не слышал. Пиво его заворожило, отключило от мира сего. Всё это напоминало фильм «Белое солнце пустыни», а в роли Сухова был этот смекалистый прапорщик.


После этого зачитали инструкцию о поведении в общественных местах города, поздравили с Днём Победы. Такое впечатление сложилось, что нас собирались возить по столице и показывать достопримечательности города. Этого не произошло, сказали, что этот парк для нас будет местом обитания до вечера. А ночью мы вылетаем. Отлучаться запрещалось, так как переклички намечалось делать каждые два часа. Это нас практически не расстроило. Мы выбрали укромное место в холодке берёзок, достали домашние запасы съестного, позавтракали, естественно, выпили за Победу. Отлично. Погода была прекрасной, солнечно, тепло.


Через некоторое время появился какой-то военный, такой подвижный и общительный. Мы его покормили вкусной домашней едой, налили 100 грамм за праздник, угостили пивом. Так всегда относились к военным. Даже будучи студентами, мы при случае угощали солдат всем, чем могли. В сознании было одно — они защитники нашего мирного неба. Так вот, военный рассказал нам, что он водитель из автобата, служит около Киева, возит в аэропорт призывников и сейчас у него свободное время. Старший офицер отлучился по своим делам, возможно где-то на шашлыках, никто этого не знал.


— Мужики, а давайте я вас покатаю по Киеву. Город я знаю, уже год как служу.


— Братуха, так ты уже сотку накатил, да и пиво пил. Не боишься?


— А кого мне бояться? Праздник сегодня, ментов нигде нет. А если остановят, что-то придумаю. Скажу, что прав нет, забыл. А что ещё? В части ничего не будет мне. На эту машину никто не хочет садиться. Короче, выкрутимся. Сегодня ведь праздник. Ну, как?


— Ладно. Поехали кататься. Чего время тянуть.


И мы отправились. Часа два мы колесили по праздничному городу, любовались красотами столицы. Больше всего мне понравился Киев утопающий в цветущих каштанах. Это просто сказка. Как нам повезло, что именно на 9 Мая так зацвели в этом году каштаны. Мы делали несколько остановок, что-то покупали в ларьках, послали письмо домой, что мы в Киеве пока. Потом рассматривали достопримечательности столицы. Так военная машина уверенно путешествовала по улицам столицы. Никто нас не останавливал, никому мы не нужны. Все отдыхают на природе, день ведь просто чудесный. Через некоторое время мы поехали за город на какое-то озеро. Водила и говорил, но не запомнилось. Да и зачем? Какая же там красивая природа. Покупались, позагорали, отдохнули. Кто мог подумать, что этот служивый устроит нам такой экскурс. Смелый парень.


В благодарность мы дали ему несколько бутылок пива, спрятали за сидушками автомобиля, положили домашней колбаски, пирожков, редиски и десяток варёных яиц. К вечеру мы приехали в аэропорт и сразу направились к нашему парку. Все на месте, кто спит, кто в карты играет, кто с пивком продолжает застолье.


— Мужики, перекличка была?


— Конечно, была. Несколько раз строили, проверяли. Надоело уже, так они нас не строят, а так перекличку делают. Лежачая проверка, даже смешно.


— И что? Нас искали? Что говорили? Как капитан себя ведёт?

— А мы сказали, что вы пошли в ресторан обедать. Эта шутка прошла и никто кипишь не поднимал. А капитан в теме, прапорщик приносит ему пиво и водку. От этого он добреет, лежит в траве и улыбается.


— Спасибо, пацаны, за такую подстраховку.


— Вотя, а не пойти ли нам действительно? Эко нам намекнули. Когда ещё сходим теперь в ресторацию?


— Именно это я хотел предложить.


— Тогда пошли.


Одеты мы были прилично. Молодёжь в армию одевалась в старую одежду, которую не жалко выбросить, и теперь им кроме этого берёзового парка никуда не сойти с места. Вид не тот. А мы уверенно пошли в аэропорт. Походили, посмотрели, позаглядывали в ларьки и киоски. Но наша цель была одна — ресторан. Да, ресторан там приличный, всё по высшему классу. Заказали столик на двоих. Сидим. Хорошо сидим. Заказали разную вкуснятину, напитки. Причащаемся. Уже и музыка начала играть, а мы всё обедаем. Но время поджимало, да и так целый день пропадали. Выходя из ресторана, выпили «на коня» по фужеру шампанского. Потом заказали с собой пару бутылок хорошего вина, и пива. Это снова было Оболонь. А вдруг в самолётах не продают спиртное.


В парке нас уже ждали, искали, и вероятно тревожились, что мы окончательно сбежали. Но всё уладилось, когда мы явились живые и здоровые. Мы объяснили, что ходили в ресторан немного перекусить. Слово «немного», вероятно, начальству не очень понравилось, так как можно было и так догадаться, что делают в ресторане, и что там кроме еды есть спиртное. Мы молча взяли свои сумки, переложили в них вино и стали в строй. Теперь порядок, мы с Володей никуда и не собирались пропадать. Мы ведь в армию сами просились, и нам было по-приколу добраться до места службы в хорошем настроении. Нас снова построили и пересчитали, как в мультфильме. Мы вспоминали этот праздничный майский день, поездку по Киеву, озеро и ресторан. Это был наш последний день на гражданке. Не понятно почему, но немного шумело в голове. Это ресторанные напитки, наверное, немножко подействовали. А может грибочки? Нет, это как в анекдоте: « … вот, что ваша булочка натворила».


Через некоторое время мы отправились в зал для регистрации, так положено за час до вылета. Но это всё было формально. Паспортов ведь у нас не было, офицер показал на контроле списки призывников, приказ и пачку наших военных билетов. Билеты нам сразу вернули. Теперь мы были в зале ожидания. Чтобы люди не подумали, что мы с Володей из той компании неряшливых допризывников, мы ушли на другую лавку. Достали вино и решили выпить для храбрости. Я ранее летал только на АН-2 (кукурузник), а Вотя вообще не летал. Вот нам и пригодилась бутылка вина. Вторую мы оставили, чтобы отметить благополучный взлёт. В этом была логика. За взлёт ведь обязательно нужно отметиться.


Всё. Нас объявили на посадку. Пошли.

Глава 5. Перелёт Киев — Хабаровск

Снова контроль, снова проходы через дугу. Сначала на металл, потом сумки, личные вещи. Спрашивают, что, мол, в сумках везёте? Так мы как начали «лепить дурачка», кто говорит, что целая сумка яиц варёных, кто начал нахваливать домашнюю колбасу и пирожки, кто показывал огурцы, кто тряпье какое -то. Словом потешили всех там, насмеялись от души. Наше сопровождение в лице капитана, прапорщика и сержанта тоже было в праздничном настроении. Капитан пытался вставлять какие — то несвязные звуки.


— Это мои парни. Они хорошие. Я купил их в Днепропетровске. Даю слово офицера. Поздравляю всех с Днём Победы. Счастья вам, родные, и благополучия, — окружающие думали, что это тост. А наш купец продолжал веселить весь аэропорт. Он был значительно веселее нас. Это и понятно, он ведь офицер. В зале ожидания гусар объявил тост за дам. Прапор сказал, что это святое дело и разлил какую-то жидкость по стаканам.


Так мы с Володей, шутя, пронесли бутылку вина и бутылку водки на лайнер. Должен сказать, что те проверки по сути ничего не стоили, ничего не искали, разве что взрывчатку. А зачем? Угонов тогда не было, захватывать самолёты никто не хотел. Рейс был Киев — Хабаровск. Этот маршрут нам очень понравился. Это не маршрут, а удивительная шутка. А слово Хабаровск никак и ничем не напоминало о Киевском военном округе, куда нас отправил по пьяному делу капитан Матвиенко. Самолёт на самом деле был огромным. Размеры приятно впечатляли. В нашем шикарном салоне были только допризывники, в других летели гражданские пассажиры. Ил 86 выруливал тем временем на взлётную полосу.


Я заметил, что Володя немного волнуется. Первый его взлёт. Я предложил немножко раньше выпить по глотку для смелости. Так и сделали. В этот момент самолёт начал набирать скорость и отрываться от земли. Володя это тоже почувствовал и с тревогой издал грозный окрик:


— Гриша, ити его мать! Поле-те-ли-и-и-и-и-и!

— Воца, этот крик у нас песней зовётся! Споём?

— Немного позже. Давай ещё для смелости, а то на первой остановке выйду. Стрёмно мне что-то.

— По глотку можно и выпить. Слушай, а кто такой Гриша?

— Гриша Латкин! Лётчика звать Гриша Латкин! Это наш водила самолёта.

— Понятно. Ты знал, что он Гриша? Давай за полёт, за самолёт, за Гришу Латкина! За здоровье пассажиров и лётчиков. За нас, бравых ребят. А?

— Давай. Я за Гришу Латкина. Наливай.

— Больше тостов говорить не будем, а то подумают, что у нас торжество какое-то. Да и Гришу Латкина больше не вспоминай, скажут, что мы с лётчиком знакомы, а это панибратство. Согласен?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 60
печатная A5
от 412