электронная
72
печатная A5
290
16+
Аргентинское танго

Бесплатный фрагмент - Аргентинское танго

Современный детектив


Объем:
86 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-9109-9
электронная
от 72
печатная A5
от 290

«…я допускаю, что мысль существует отдельно от мозга, а он только улавливает ее из пространства и считывает»

Н.П.Бехтерева

академик, нейрофизиолог

1

Мадлен Бежар, пухленькая, невысокого роста блондинка, лет тридцати, как обычно, возвращалась вечером домой.

Вместе с тремя другими девушками, она работала в мастерской по подгонке одежды при большом аутлет-центре.

От работы до дома приходилось добираться общественным транспортом, и хотя от усталости нещадно «ныла» спина и «гудели» ноги, Мадлен предпочитала выйти из автобуса чуть раньше своей остановки, и немного прогуляться пешком.

После душной мастерской, она с наслаждением вдыхала прохладный вечерний воздух, изредка останавливаясь возле ярко освещенных витрин дорогих магазинов, чтобы не спеша поглазеть на красивые дамские туалеты и украшения.

Но вот и ее дом… Девушка с сожалением толкнула тяжелую дверь парадной.

Мадлен снимала двухкомнатную квартиру в старом османовском доме на третьем этаже: с прекрасной гостиной, уютной спальней, ванной и кухней.

Мимо стеклянных дверей кабинета консьержки Мадлен прошла в просторный вестибюль и направилась к застланной ковровой дорожкой, винтовой лестнице с металлическими перилами. Возле лестницы — парадный лифт, но девушка редко им пользовалась, разве что когда возвращалась домой очень уставшая и с тяжелыми покупками.

Мадлен поднялась на свой этаж и достала из сумочки ключи. Этажом выше громко хлопнула чья-то дверь. Девушка зашла в свою квартиру, небрежно бросила на банкетку в прихожей жакет, скинула туфли и прошла в кухню. Здесь все было идеально чисто, как у любой, уважающей себя хозяйки, и вся кухонная утварь стояла на своих строго определенных местах.

Из кухни вел запасной выход на другую лестничную площадку, где находилась «черная» лестница и технический лифт. Ими жильцы пользовались, если надо было спуститься на первый этаж, где напротив кабины технического лифта были установлены мусорные баки, стоящие во внутреннем дворике под открытым небом. Кроме того, этим же путем, можно было подняться на последний этаж, где располагались знаменитые парижские мансарды. Эти мансарды «прилагались» к каждой квартире и часто сдавались хозяевами квартир внаем.

Мадлен поставила на плиту чайник и достала из сумки коробочку с пирожными. В спальне она переоделась в просторный шелковый халатик и заглянула в гостиную, мельком кинув взгляд на свое старое фото, висевшее на стене в изящной деревянной рамочке. Она любила эту фотографию, потому что многие, кто ее хорошо знал, говорили, что здесь она очень похожа на одну знаменитую американскую актрису.

На плите призывно засвистел чайник и Мадлен поспешила в кухню. Тщательно вымыв руки, налила себе чашку чая, включила телевизор и достала из коробки пирожное. Она понимала, что пирожные вечером это совсем некстати для ее фигуры, но отказать себе в удовольствии не могла. Пирожными она снимала дневной стресс! Бывший муж всегда подтрунивал над нею, из-за привычки есть сладкое на ночь, обещая, что в итоге она растолстеет так, что он ее бросит. В конце концов он выполнил свое обещание, но не из-за ее полноты… а, впрочем, теперь это неважно. Что было, то прошло. Хотя в сердце осталась заноза, которая иногда напоминала о себе, особенно одинокими вечерами.

Мадлен еще немного посмотрела телевизор и решила лечь спать пораньше. На улице рядом с ее окном горел фонарь и, поэтому в комнате было совсем светло. Во всем доме стояла полная тишина. Мадлен долго ворочалась под одеялом, пытаясь заснуть, отгоняя нахлынувшие вдруг грустные мысли. Так прошел целый час. Пришлось встать и выпить снотворное.

Внезапно где-то наверху, послышалась тихая музыка, а затем ритмичные шаги, как будто там кто-то танцевал. «Интересно, у кого это? — подумала девушка, прислушиваясь к непонятным звукам. — Кажется… над моей квартирой?» Странно… Мадлен наверняка знала, что эта квартира давно пустует.

В комнате было ужасно душно: женщина приоткрыла высокое до пола окно и снова легла в постель. Снотворное, вероятно, постепенно начало действовать и Мадлен стало клонить ко сну. Под звуки тихой музыки, которая лилась сверху, Мадлен все-таки заснула и, ей приснился удивительный сон. Таких снов она раньше никогда не видела. Он был настолько отчетливым и ярким, что проснувшись утром, она вспомнила малейшие его детали.

«Огромная комната полутемна и полупуста, на окнах тяжелые темные портьеры, но они не задернуты. За окном ночь. На низком столике, в металлических подсвечниках горят три желтые свечи, в ведерке со льдом — запотевшая бутылка шампанского, рядом два высоких бокала и ваза с фруктами; возле столика — два черных мягких кресла.

На полу стоит старинный граммофон с начищенным до блеска металлическим раструбом, в котором отражаются колеблющиеся блики от свечей. Играет музыка, сначала тихо, а потом все громче и громче. Что-то очень знакомое… кажется… это аргентинское танго…

В центре комнаты, под старую пластинку танцуют мужчина и женщина. Почти бесшумно они скользят по натертому сияющему паркету. Она — жгучая брюнетка, в вечернем ярко-красном платье с разрезом на боку почти до бедра. Женщина молода и хороша собой: голубые глаза с длинными ресницами, умело наложенный румянец на скулах, на пухлых губах — глянцевая помада в цвет платья. Блестящие, прямые, забранные в тугой узел волосы; смуглое тело, которое видно в глубоком декольте на спине.

Мужчина — шатен, его спортивную, подтянутую фигуру облегает черный смокинг. Он легко ведет в танце свою очаровательную партнершу. Заметно, что он немного старше ее.

Они двигаются плавно, в такт музыке, свободно, непринужденно и темпераментно, подчиняясь энергичному четкому ритму. Шаги танцующих, то убыстряются, то замедляются, головы неожиданно сближаются и губы сливаются, как будто в страстном поцелуе. Иногда, в глубоком разрезе платья девушки, появляется стройная смуглая ножка в серебристой туфельке и чувственно скользит по ноге мужчины. Красавица откидывается назад, пластично прогибаясь в спине, показывая красивую длинную шею. Между партнерами чувствуется глубокая страсть, они оба получают наслаждение от танца. Так могут танцевать только влюбленные друг в друга мужчина и женщина».

Мадлен проснулась от ненавистного звука будильника и сразу вспомнила свой сон.

— Привидится же такое, — подумала она и недовольная тем, что надо все-таки вставать, вылезла из-под одеяла. Сладко потянулась (быстрее бы выходной!), помахала руками, присела пару раз, изображая видимость зарядки, и бодро побежала в ванную умываться.

Заперев за собой дверь квартиры, Мадлен посмотрела на лестницу, ведущую на следующий этаж. Все было как обычно.

2

Сегодня утро порадовало Мадлен отличной погодой: ярко светило солнце, весело щебетали птицы; мокрый асфальт, трава на газонах и листва на деревьях блестели после непродолжительного ночного дождя. Из ближайшей булочной доносились приятные запахи свежеиспеченной сдобы.

Возле аутлет-центра Мадлен присела за столик уличного кафе. Знакомая официантка кивнула ей по-дружески, и не заставив себя долго ждать, принесла ей чашечку кофе и два маленьких хрустящих круассана. Все как любит Мадлен!

Девушка медленно, как истинная ценительница прекрасного, смакует вкуснятину с привкусом топленого масла, затем не спеша выпивает чашку кофе. Ей всегда так нравится этот момент, когда щурясь от теплого солнца, можно еще пару минуток посидеть на столиком кафе и понаблюдать, как по водной глади Сены спешит речной трамвайчик.

Когда Мадлен зашла в свою мастерскую, женщины уже переоделись в легкие халатики и оживленно болтали перед началом рабочего дня, обсуждая какой-то новый фильм. На работе Мадлен звали Мэди, так проще. Она не возражала.

— Мэди, привет!

— Привет, девочки! Что обсуждаете?

— Мы вчера с моим парнем ходили на отличный фильм, — радостно сообщила всем Полин, высокая стройная девушка, с модной короткой стрижкой, самая юная из мастериц.

Ей было двадцать, у нее недавно появился парень, и она с удовольствием при любом удобном случае вставляла эту фразу: «мы с моим парнем».

Колет, симпатичная шатенка, после родов несколько потерявшая форму, но все равно очень привлекательная женщина, мать двоих малышей, снисходительно и устало улыбнулась, видимо вспомнив пору, когда и она так же гордо и весело говорила — «мы с моим парнем».

— Диана, — Полин обратилась к брюнетке с очень яркой запоминающейся внешностью, — а вы с женихом смотрели этот фильм?

Диана, была старше Полин всего лет на пять, но уже второй раз собиралась выходить замуж.

— Ну конечно, — немедленно откликнулась Диана, поправляя прическу и внимательно рассматривая себя перед зеркалом, висевшим на стене, — нам фильм очень понравился. Мэди, тебе тоже надо сходить в кино, а то ты после развода живешь как затворница. Хочешь, я познакомлю тебя с приятелем моего жениха? Он такой… ничего…

— Как-нибудь в другой раз, — улыбнулась Мадлен и включила утюг. — Я и одна могу сходить, хоть сегодня. Какой фильм и где?

— О, это в соседнем кинотеатре, а называется «Любовь зла»! — с жаром произнесла Полин.

— Я непременно схожу, — пообещала Мадлен. — Пора и за работу, — вздохнула она и сняла с плечиков нарядное платье, у которого надо было укоротить подол и аккуратно его отутюжить.

День сегодня пролетел как-то особенно незаметно. Мадлен несколько раз порывалась рассказать девушкам о своем странном сне, но каждый раз ее что-то словно останавливало.

После работы Мадлен решила все-таки последовать совету девушек и сходить в кино, чтобы отвлечься от повседневной рутины… да и в пустую квартиру особенно не тянуло. Ужасно хотелось чего-нибудь перекусить! Она купила в кинотеатре мороженое и нашла в зале свое место. Через минуту погас свет. Это была обычная мелодрама о несчастной любви, но она тронула сердце Мадлен, и девушка даже чуть всплакнула (благо, что в темном зале никто этого не заметил), вспомнив и свои непростые отношения с бывшим мужем.

Было уже довольно темно, когда заплаканная Мадлен, вышла из кинотеатра. Она села в автобус и через несколько остановок была возле своего дома. На улице уже зажглись фонари. Мадлен подошла к подъезду и нечаянно подняла глаза на свои окна. Странно, но в квартире этажом выше в окнах горел свет. «Наверное, все-таки, наконец, кто-то въехал в пустующую квартиру, — подумала Мадлен».

В вестибюле, за приоткрытой стеклянной дверью своего кабинета сидела старушка-консьержка, мадам Арно, седая, с короткой стрижкой и большими очками в темной оправе. Она всегда выглядела строгой и озабоченной, и Мадлен без нужды никогда с нею не заговаривала. Но сегодня пришлось сделать исключение.

— Добрый вечер, мадам Арно, — учтиво обратилась к консьержке Мадлен.

Старушка, оторвав взгляд от газеты, которую она увлеченно читала, вежливо кивнула ей в ответ.

— Скажите, мадам Арно, а кто поселился в квартире надо мной?

— Что вы такое говорите? — удивилась старушка. — Там никто не живет!

— Но я только что видела свет в окнах!

— Не может быть! Вам просто показалось. Во всяком случае, я об этом не осведомлена.

Мадлен молча пожала плечами и пошла к лестнице.

Вечер прошел как обычно, то есть скучно. По телевизору шла какая-то ерунда, читать не хотелось, а рукодельничать она не любила. Вернее, любила, но ничего интересного и оригинального у нее не получалось. Послонявшись без дела по квартире, девушка легла спать. Сон не шел. Она вспомнила только что просмотренный в кинотеатре фильм, бывшего мужа и тихонько заплакала, крепко обнимая подушку. О чем она плакала, она и сама не понимала. Просто накатило… Всхлипывания постепенно прекратились и, девушка не заметила, как заснула.

Сегодняшнее «видение» снова было такое же отчетливо-яркое, как и в прошлую ночь.

«Большой зал… и снова мужчина и женщина танцуют аргентинское танго под старую заезженную пластинку. Однако сегодня что-то пошло не так. Между ними вдруг вспыхнула ссора. Красавица отчего-то была вне себя: она с размаху ударила мужчину по щеке и, что-то крикнув ему, подошла к столику, налила себе в бокал шампанского и выпила его залпом.

Послышался звон разбитого стекла… это женщина уронила пустой бокал, потому что внезапно руки мужчины оказались на ее тонкой шее. В глазах женщины вспыхнул испуг и недоумение! Она схватила своего партнера за запястья, пытаясь оторвать от шеи его руки. Но ей это не удалось… Мужчина с ненавистью сдавливал горло женщины все сильнее и сильнее. Она все еще пыталась сопротивляться этому неожиданному нападению, но судя по искаженному от боли и ужаса лицу, ее силы были уже на исходе.

Через минуту все было кончено, и женщина безвольно повисла в руках своего убийцы. Мужчина медленно опустил ее бездыханное тело на пол, потом сел в кресло, закрыл лицо руками, и его тело задергалось от рыданий. Убийца безутешно плакал! Однако, через какое-то время, успокоившись, он встал и медленно подошел к шкафу, достав оттуда ярко-зеленый плед».

Мадлен проснулась посреди ночи от какого-то громкого звука возле задней двери, ведущей из кухни ее квартиры на «черную» лестницу. Как будто на лестничной площадке упало что-то тяжелое? Девушка, протирая глаза, села на кровати, все еще не понимая: где сон, а где явь. Она долго и внимательно прислушивалась к неясной приглушенной возне, доносившейся со стороны кухни, но ничего не могла понять. Потом все стихло. «Почудилось, наверное», — только подумала Мадлен, как вдруг ей показалось, что она слышит удаляющиеся от ее квартиры вниз по лестнице чьи-то шаги. Девушку охватила дрожь от волны нахлынувшего на нее страха, и она, как маленькая девочка, с головой спряталась под одеяло. Может позвонить в полицию? Но что она скажет? Никому не запрещено ходить ночью по лестнице. Подожду немного…

До утра она крепко так больше и не заснула, временами впадая в дремоту, вновь просыпаясь и снова проваливаясь в чуткий сон.

3

Мадлен встала утром совершенно невыспавшаяся после бессонной ночи. Она машинально оделась, умылась, причесалась, вышла на лестничную площадку и спустилась на следующий этаж, едва не столкнувшись с соседкой, пожилой дамой, живущей под нею, которая в этот момент выходила из своей квартиры. Они поздоровались и начали вместе спускаться по ступеням вниз. Соседка слегка прихрамывала, опираясь на деревянную палочку с круглым набалдашником.

— Почему Вы не пользуетесь лифтом? — удивилась Мадлен.

— Не люблю лифты, — улыбнулась женщина. — Ходить пешком гораздо полезнее для здоровья.

— Согласна, — ответила Мадлен и осторожно добавила. — Скажите, а сегодня ночью Вы не слышали каких-то странных звуков на «черной» лестнице?

— Нет, не слышала. А что случилось? — обеспокоенно спросила женщина.

— Мне, наверное, просто показалось, — смутилась Мадлен. — До свидания. Хорошего Вам дня.

— И Вам, — откликнулась соседка. В вестибюле они расстались.

***

На работе Мадлен была непривычно молчалива.

— Ты чего такая сегодня, Мэди? — озабоченно поинтересовалась Диана.

— Какая?

— Сонная, вялая, — сказала Полин. — Что-нибудь случилось?

— Все нормально, просто не выспалась. Сон страшный приснился, а потом никак не могла заснуть.

— А я, — рассмеялась Колет, — так выматываюсь со своими мальчишками, что стоит мне только коснуться головой подушки, сразу засыпаю.

— Не обращай внимания, Мэди, — посоветовала Диана. — Плохой сон — это всего лишь сон!

Мадлен хотела было все-таки рассказать девушкам про свое ужасное видение, но разговор как-то сам собой перешел в другое русло, и она решила больше не вспоминать свои ночные кошмары.

Сегодня был вечер пятницы, завтра выходной и вполне можно расслабиться, сходить с подругами в какой-нибудь уютный бар. Они выбирались вчетвером очень редко. Сегодня был как раз такой случай, когда все могли задержаться на пару часиков после работы… так уж сложилось.

В баре было уже полно народу, но одна молоденькая официантка, все же нашла для них местечко и усадила их за столик рядом с барной стойкой. Девушки заказали по бокальчику охлажденного шардоне с сыром. Болтали ни о чем. У Мадлен отлегло от сердца, когда она слегка расслабилась от выпитого вина и от беззаботной болтовни подружек. Однако уже через полчаса позвонил муж Колет и сообщил, что заболел ребенок, а еще спустя минут десять позвонил жених Дианы. Мужчины не любят, когда их любимые гуляют где-то без присмотра. Девушки с сожалением распрощались до понедельника, пожелав друг другу хороших выходных.

Полин, слегка опьянев от вина, начала жаловаться Мэди, что разругалась со своим парнем в пух и прах. Мадлен слушала ее в пол уха, поддакивала ей время от времени, чтобы поддержать разговор, с интересом рассматривая подвыпившую пеструю публику наводнившую бар.

— Пошли, закажем еще вина, — жалобным голосом предложила Полин, — мой бокал уже пуст.

— А может тебе хватит? — засомневалась Мадлен.

— Я знаю свою меру, и я давно уже не ребенок, — обиженно ответила Полин.

— Хорошо, давай закажем, — согласилась Мэди. Ей совсем не хотелось спорить с девчонкой.

Они подошли к барной стойке и присели на высокие стулья. Бармен налил им еще по бокалу вина. За спиной мужчины на стене висел небольшой плоский телевизор. Судя по всему, показывали вечерние новости.

Полин опять о чем-то жаловалась Мадлен, но та уже ничего не слышала: она впилась глазами в телевизионный экран и не могла отвести взгляд. Шли криминальные новости. Полицейский показывал рукой на что-то лежащее на траве в парке, накрытое ярко-зеленым пледом. Вот… кромку пледа приподняли, и Мадлен увидела брюнетку в красном платье. Оператор слегка задержался на лице, лежащей на траве женщины, и Мадлен, вцепившись пальцами в столешницу стойки, потрясенная не верила своим глазам. Это была девушка из ее сна!

Затем картинка на экране сменилась: мужчина с микрофоном о чем-то говорил, бурно жестикулируя свободной рукой и кивая на кого-то позади него. Крупным планом пошли кадры, на которых полицейский выводит из здания какого-то тщедушного парня. Бармен, увидев заинтересованность Мадлен, взял со стойки пульт и прибавил звук телевизора. Теперь ей стали слышны комментарии репортера: оказывается, этот парень арестован за убийство брюнетки! Но это был совсем не тот мужчина, которого Мадлен видела в своем сне! Совсем не тот!!!

— Мэди, что с тобой? — обеспокоенная Полин дергала девушку за руку. — Ты в порядке?

Мадлен отвела взгляд от экрана телевизора и уставилась невидящим взором на Полин.

— Мэди, ты меня пугаешь! Тебе плохо? Что ты там такого увидела? — девушка кивнула на экран телевизора.

— Полин, я должна рассказать об ЭТОМ хотя бы тебе…, — Мадлен говорила медленно, мучительно подбирая слова.

— Что рассказать?

— Я не знаю, что мне делать и как поступить правильно. Помнишь, сегодня на работе я говорила вам о том, что ночью видела страшный сон.

— Сон? Какой сон?! Ах, да! При чем здесь твой сон?

Девушки вернулись за столик. Мадлен придвинула свой стул к подруге и близко наклонилась к ее лицу, чтобы больше никто не услышал их разговор.

— Я расскажу тебе о своем сне. Я видела в квартире этажом выше моей, как танцевали женщина с мужчиной.

— Танцевали? — растерянно переспросила Полин. — Что танцевали?

— Аргентинское танго… но не в этом суть.

— А в чем?

— Не перебивай меня, Полин, мне и так трудно тебе все это рассказывать.

— Хорошо, я слушаю.

— Они танцевали, женщина ударила мужчину по лицу и, он стал ее душить. Он задушил ее, а потом достал из шкафа зеленый плед… я думаю, он завернул ее в этот плед, чтобы вынести тело из дома. И вот сейчас… в новостях я увидела эту женщину.

— Не может быть! — воскликнула потрясенная Полин. — Как ты могла это увидеть?

— Я не знаю… Но дело в том, что парня, которого арестовали… понимаешь… это совсем не тот человек, которого я видела во сне. Арестовали абсолютно невиновного человека!

— Мэди, ты уверена? — недоверчиво спросила разом протрезвевшая Полин и приложила свою ладонь ко лбу девушки.

— Перестань! — воскликнула Мадлен и, поморщившись, отвела ее руку. — Я понимаю… ты не веришь… и я бы, наверное, на твоем месте, тоже не поверила. Забудь, что я тебе сказала!

Расстроенная Мадлен допила из бокала вино, бросила деньги на стол, вскочила и направилась к дверям.

— Постой! — Полин догнала ее и снова усадила за столик. — Успокойся и дай мне успокоиться. Ты совсем меня ошарашила! Я понимаю, что ты не врешь. Ты никогда не врешь…, я тебя знаю. Но как это может быть? Не понимаю…

— Думаешь я понимаю? Не знаю каким образом я все это увидела… как пришли ко мне эти видения… или сон… даже не знаю, как это все назвать. Но ты же видишь, это все правда. Девушка мертва, я помню ее лицо, ее платье, этот… дурацкого цвета плед, который убийца достал из шкафа. И почему несчастный парень, который теперь за решеткой, будет отдуваться за чье-то преступление?! За чей-то смертный грех!

— Я согласна с тобой! Но что же делать? Может тебе позвонить в полицию?

— В полицию? И что же я им скажу? Что увидела сон? Какой дурак мне поверит? Если даже ты мне не веришь!

— Тоже верно! А ты сделай вот что: позвони анонимно сейчас из бара и просто скажи адрес квартиры, где убили эту несчастную. Полиция приедет, и сама во всем разберется.

— А вдруг они догадаются, что это я позвонила?

— Как? Ты быстро скажи и положи трубку. И совесть твоя будет чиста.

— Не знаю… мне страшно…

— Чем меньше думаешь, тем лучше, — уверенно сказала Полин. — Иди, вон у них аппарат на стене висит, — и она подтолкнула Мадлен к телефону.

То ли выпитое вино оказало влияние на девушку, то ли чувство справедливости по отношению к невиновному человеку, то ли железная логика Полин, но Мадлен сняла трубку и набрала номер полиции.

— Алло? — раздался строгий мужской голос на том конце провода.

— Я… по поводу… убитой девушки в парке, которую сегодня показывали по телевизору, — оробевшим голосом произнесла Мадлен.

— Смелее, — прошипела Полин, теребя Мэди за локоть.

— Сейчас я переведу звонок на кабинет, где занимаются этим делом. Подождите минутку, не кладите трубку…

— Хорошо, — тихо ответила Мадлен. Раздались гудки… и кто-то снова взял трубку.

— Инспектор Бошан, слушаю Вас, — ответил другой мужчина.

— Запишите адрес, где была убита девушка из парка, — и Мадлен быстро протараторила адрес. — Записали?

— Записал. Откуда Вы знаете адрес? Вы свидетель? — девушка слышала, как полицейский прикрыл рукой трубку и насмешливо сказал кому-то. — Еще одна сумасшедшая свидетельница. — Алло? — мужчина снова обратился к Мадлен.

Расстроенная Мэди бросила трубку.

— Ну! Что тебе сказали? — нетерпеливо спросила Полин.

— Что я очередная сумасшедшая. Пошли домой, зря я все это затеяла.

Девушки расплатились по счету и вышли на улицу.

4

Комиссар Реми Маре, вырвал трубку из рук инспектора Бошана, но там уже раздавались гудки отбоя.

— Для нас, Бошан, каждый звонок сейчас важен, а ты! Кто звонил и что сказал?

— Звонила какая-то девушка, — растерянно ответил инспектор, впервые увидев комиссара таким разгневанным. — Она не представилась, но сказала адрес, где убили Клэр Меро.

— Так запиши мне его на бумаге! И не дай бог, если неправильно запомнил! Я проверю!

— Да, конечно, — инспектор Бошан быстро записал адрес и отдал бумажку Маре.

Комиссар был очень зол на Бошана, считая его про себя «тупым качком», который держался в уголовной полиции, только благодаря своему отцу, бывшему полицейскому, который приходился каким-то дальним родственником начальнику угро. Будь воля комиссара, Бошан никогда бы здесь не работал.

— Она, конечно, слышала твой дурацкий комментарий, поэтому и бросила трубку, — Маре все еще не мог скрыть своего раздражения.

Комиссару недавно исполнилось 45 лет, он был в разводе с бывшей супругой, детей у них не было, поэтому к своим инспекторам он старался относиться тепло, по-отечески, и когда кто-то из них не оправдывал его доверия, очень переживал и расстраивался.

— Лоран, — обратился Маре к другому инспектору, — сейчас же узнай, откуда только что звонили.

Марк Лоран, хотя и выглядел как долговязый подросток, был исполнительным и расторопным парнем, на которого вполне можно было положиться.

***

Комиссар вместе с Лораном зашел в бар и направился прямо к стойке. Бармен был занят протиранием бутылок с алкоголем.

— Уголовная полиция, — представился Маре. — Кто примерно минут двадцать назад звонил с вашего телефона?

— Понятия не имею, мне некогда следить за этим, — не скрывая своего недовольства, пробормотал бармен. — Да и телефона отсюда не видно. Эй! — крикнул он пробегающей мимо официантке.

Девушка с подносом, полном грязной посуды, остановилась и недовольно фыркнула:

— Что тебе?

— Ты не видела, кто недавно воспользовался нашим телефоном?

— Какие-то две женщины.

— Как они выглядели? — обратился к официантке комиссар. — Это очень-очень важно.

— Да не помню я! Одна высокая, худенькая, молодая, вторая постарше и… такая полненькая.

— А их лица, Вы не запомнили?

— Я мельком их видела, когда они сидели за столиком, а у телефона, они вообще стояли ко мне спиной. Помню только: волосы у той что старше очень кудрявые, то ли от природы, то ли завивка. Да… и еще… она крашеная блондинка.

***

Мадлен, расставшись с Полин, прогулялась немного по улице, пытаясь привести в порядок свои мысли, но потом, чувствуя себя совершенно разбитой от переживаний, взяла такси и доехала до дома, вся погруженная в свои невеселые мысли.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 290