электронная
360
печатная A5
425
16+
Апофеоз выбора

Бесплатный фрагмент - Апофеоз выбора

Объем:
318 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-6411-2
электронная
от 360
печатная A5
от 425

ПРОЛОГ

— Поганая тварь! — Сот прыгнул. В краткий миг полета выхватил меч, но, чувствуя, что замахнуться уже не успевает, ткнул им, как копьем.

Крысий Глаз откатился в сторону прежде, чем ноги Сота вновь коснулись земли. Острие меча ударило в камень, выбив искру — в следующий миг оно нацелилось в напуганное лицо: Крысий Глаз поспешно вскочил с земли.

— Подобную тебе тварь мы убили два дня назад! — зарычал Сот, яростно наступая на попятившегося человека. — Теперь твоя очередь!

— Это невозможно! — вскрикнул Крысий Глаз. — Я первый, кто пересек границу миров…

Сот ударил мечом, но цели не достиг. Замахнувшись во второй раз, с удивлением почувствовал на собственном запястье чужие пальцы, стиснувшие с жуткой силой — удивление мгновенно сменилось изумлением, когда после короткой вспышки боли Сот увидел, что Крысий Глаз держит его меч в своих руках.

— Я уверен, мы просто не поняли друг друга! — пальцы левой руки сжали лезвие меча, Крысий Глаз медленно протянул его Соту. Тот мгновенно кинулся отнимать свое оружие, промахнулся — резко развернувшись, вновь увидел, как Крысий Глаз протягивает ему его же клинок.

— Допрыгался! — Гхолал сказал это настолько тихо, что Сот ничего не услышал: прочитал по губам оборотня. Тот, неожиданно оказавшийся рядом, одной рукой стиснул запястье, заставив пальцы разжаться и выронить меч, другой вцепился в горло, и в следующий миг Крысий Глаз рывком оказался в воздухе.

Сот судорожно сглотнул — лютая мощь Мортема присутствует во всем, чтобы ни делал Гхолал, наполняя его мышцы нечеловеческой силой. Демон минувших эпох хитер, как дьявол, методично и незаметно для Гхолала завоевывает его тело клетку за клеткой…

Клинок звякнул о камни мостовой — в следующий миг Сот схватил его за рукоять.

Подняв глаза, он увидел, как скорчился у ног Гхолала Крысий Глаз.

— Нет! — коротко сказал оборотень, когда Сот вскинул меч над головой.

— Почему? — невольно вырвалось у него.

— Вспомни его слова…

— Моя жена вот-вот родит… — прохрипел Крысий Глаз, — мой сын — прямой наследник престола, занять который торопится мой брат…

— Это ложь, Гхолал! — оборвал Сот. — Неужели ты…

— Где та граница, что ты пересек? — голос Гхолала заставил человека перед ним торопливо встать.

— Могу создать ее под твоими ногами, — он не отпускал оборотня взглядом, — мой род смог подчинить бессмертных существ, что пересекают миры, как люди — реки…

— Создавай! — резко перебил Гхолал.

Крысий Глаз судорожно дернул кадыком, бросил взгляд на Сота.

— Вызвав Кнарралтора, перемещения не избежать!

— Впервые слышу это имя, — хмуро заметил оборотень.

— Потому что оно известно лишь тем, кому подчиняются эти существа, — Крысий Глаз несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул. Увидел мрачнеющее лицо стоящего перед ним оборотня, торопливо произнес: — Я отправлю вас назад сразу же, как только спасем моего не рожденного сына от смерти…

— Вызывай! — зарычал Гхолал.

— Ты что задумал?! — Сот с тревогой взглянул на оборотня.

— За нашу помощь ты расскажешь, как подчинять Кнарралторов! — Гхолал сделал шаг, взглянул в глаза. Крысий Глаз невольно попятился, но упавшая на плечо тяжелая рука остановила.

— Мой род поклялся, что эта тайна никогда не будет нарушена…

— Мир, в котором ты нашел нас, первый в твоем списке? — спросил оборотень.

— В каком списке… Нет, я сменил около десятка миров, не найдя ни в одном из них…

— Почему ты обратился именно к нам? — вновь перебил Гхолал.

Крысий Глаз мгновенно взглянул на Сота.

— В его перстне колоссальная магическая сила…

— В других мирах магии нет?

— Есть, но… другая. Ее не используют, лишь подчиняются ей, как богам…

— В этом мире не только у меня подобный перстень, — заметил Сот.

Крысий Глаз кивнул.

— Я нашел еще несколько источников невероятной силы. Два из них состоят из такой же магии, что скрывается в твоем перстне, третий… даже Кнарралтор отказался указать мне путь до него.

— Повторяю вопрос — почему ты обратился к нам? — Гхолал с силой сжал плечо, когда Крысий Глаз попытался освободиться от руки оборотня. — Почему вместо двух источников магии предпочел один?

— К иным источникам путь был закрыт настолько могучими заклинаниями, что я сгорел бы в их огне, так и не увидев того, что они охраняют! — резко выпалил Крысий Глаз. Вдохнул, сказал, глядя на Сота: — Сначала его перстень показался мне магической иллюзией, которую используют маги моего мира для поимки молодых неопытных или старых, но самоуверенных колдунов, чтобы отнять их силу и удвоить свою…

Гхолал отпустил пленённое плечо.

— Принимаешь наши условия?

— С какой бы целью ты не стремился подчинить Кнарралтора… — начал, было, Крысий Глаз, но невольно смолк, когда Гхолал развернулся к нему спиной и начал уходить.

Сот ударил мгновенно — кулак вонзился в бок, Крысий Глаз свалился на колени. Толкнул ногой, заставив человека растянуться на спине — острие меча уперлось в кадык.

— Ты потерял последний шанс остаться в живых!

— Принимаю!!! — истошно завопил Крысий Глаз. — Принимаю ваши условия.

Вонзил взгляд в Сота:

— В моем мире ты научишься управлять перстнем!

— С чего ты взял…

— Разве стал бы тыкать в меня мечом, если б мог швырнуть под небеса, чтобы я, пока падал, согласился со всем, чтобы ни сказал твой друг?!

Сот мгновение сверлил лежащего под ногой человека яростным взглядом.

— Перемещай нас в свой мир! — раздался голос Гхолала.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА 1

Резко поднялся ветер. Ледяной, пробивающий тело насквозь, от него стыла в жилах кровь — его порывы били все сильней, Гхолал вдруг обнаружил себя отступающим под неистовым напором ветра. Стиснув зубы, напряг мышцы, но очередной воздушный удар едва не сбил с ног, швырнул спиной на стену ближайшего дома.

Крысий Глаз что-то кричал, но его слова долетали обрывками:

— Закрой глаза! Кнарралтор не терпит…

Слова заглушил резкий свист обезумевшего ветра.

Взгляд оборотня нашел Сота. Но мгновенно оставил его, едва сбоку появилось огромное темное пятно, поглотившее свет уличных факелов…

Подавив мимолетное желание последовать совету, что дал ему Крысий Глаз, Гхолал, щурясь от ветра, повернул голову в сторону приближающегося Кнарралтора…

Острая боль ударила по глазам, вырвав из горла оборотня крик. Тело сковало жутким холодом, попытка шевельнуть рукой закончилась взрывом нестерпимой боли, на краткий миг оторвавшей внимание оборотня от собственных глаз, в которые словно вонзили раскаленные иглы. Ветер рвал тело, швыряя его из стороны в сторону, Гхолал смутно слышал, как с треском расползалась по швам одежда — лопнула кожа на отчаянно стискиваемых губах.

Холод проник в грудь, коснулся сердца…

«Если это предел, самое время шагнуть за него…»

Гхолал усилием воли заставил теряющий мысли разум сосредоточиться на собственном теле. Он практически перестал его чувствовать от жуткого холода, морозящего внутренности, но разжигаемая искра гнева к беспомощности плоти перед ударами ледяного ветра быстро превратилась в бушующий костер.

Онемевшие конечности медленно наполнялись жаром от неистово рвущегося на свободу Мортема — мышцы, едва не превратившиеся в заледеневшие деревяшки, взорвались болью, но вместе с ней в них вливалась чудовищная сила…

Глаза распахнулись, презрительно прищурившись потокам ледяного ветра.

Перед Гхолалом быстро появлялся фонтан. Его каменное основание в форме кольца возникло прямо из воздуха одновременно с множеством струй воды, льющейся вверх — туда, где мгновением позже появилась статуя неведомой птицы, широкие крылья которой и дробили вырывающуюся из камня воду. Основание фонтана стало богаче еще на два каменных кольца, от которых во все стороны хлынула аккуратно уложенная белым камнем площадка размером с маленькое футбольное поле. Ее границы быстро обозначились высокими стенами из темно-красного камня, у которых появлялись окна, двери и охранники последних. Недвижимые, подобно статуе фонтана, они держали перед собой топоры на длинных рукоятях. Незаметно появившийся потолок оброс множеством выступов и узких балконов, наполненных вьющимися растениями с ярко-желтыми бутонами неведомых цветов.

Изумленный взгляд выхватывал длинные скамьи вдоль стен, перепрыгивал с охранников у каждой из них на застывшие за окнами фигуры, но мгновенно остановился на вскочившей с одной из скамей пожилой женщине. Она была единственной частью строящегося на глазах Гхолала мира, которая двигалась — шаг, второй, тонкие, пронизанные множеством вен руки затряслись, когда женщина открыла рот. Но Гхолал не услышал ее голоса, лишь сейчас осознав, что его окружает абсолютная тишина. Она давила на уши с жуткой силой, сжимала виски пульсирующей болью…

Женщина сделала еще шаг, Гхолал попытался шагнуть ей навстречу. Издалека донесся грозный рев, оборотень почувствовал, как задрожал воздух, напрягся…

Затем услышал звук разбивающейся на множество капель воды, падающей на каменные кольца фонтана. Дыхание охранников, голоса за стенами и пораженный выдох пожилой женщины, что оказалась на расстоянии вытянутой руки от оборотня. Ее губы дрогнули:

— Кто…

— Перед тобой? Тебе этого лучше не знать!

Гхолал неожиданно почувствовал твердость пола под ногами, в ноздри проник запах пота — скосив глаза вправо, увидел могучих охранников в нескольких шагах от себя. Между ними — полуоткрытая дверь…

— Кто ты, если Кнарралтор позволил тебе открыть глаза во время перемещения?! — голос женщины обрел крепость благодаря безграничному изумлению, которое Гхолал услышал в ее словах, прочитал в глазах.

Оборотень вспомнил жуткий, убивающий холод и содрогнулся.

— Как ты проник сюда?! — грозный крик развернул Гхолала лицом к прыгнувшему на него одному из охранников. Он ударил топором с двух рук, изо всей силы, стремясь разрубить чужака надвое одним ударом — только там, где острое лезвие рассекло воздух, намеченной цели не оказалось. Гхолал, на удивление легко увернувшись от показавшегося неминуемым выпада, вдруг осознал, что теперь он полностью контролирует свое тело. Мышцы едва не рвутся от раздувающей их звериной силы, которая теперь подчиняется воле человека!

С улыбкой на губах Гхолал неожиданным и молниеносным рывком отнял у охранника топор и, заметив изумление в глазах последнего, лютым ударом разбил клинок о каменный пол. Швырнул обломок рукояти навстречу второму охраннику, презрительно сказал первому:

— Уходи сейчас, или я заберу твою жизнь!

— Остановитесь! — Гхолал обернулся на голос, сразу узнав, кому он принадлежит. Держа в поле зрения обоих охранников, коротко бросил:

— Твоя охрана никчемна! Оружия в руках удержать не могут…

Крысий Глаз недоуменно опустил глаза на пол, увидел осколки разбитого клинка и обломки раздробленной рукояти. Поднял взгляд на безоружного охранника, стиснул зубы — затем вновь посмотрел на Гхолала.

— Ты уже познакомился с моей матерью?

На этот раз оборотень услышал в голосе злость, которую Крысий Глаз тщательно старался скрыть.

Отвечать не стал, едва увидел кинувшуюся к сыну пожилую женщину.

— Кого ты привел в наш мир? Он не человек…

— Нет, Гхолал прав! — Крысий Глаз вновь взглянул на безоружного охранника, процедил с ненавистью. — Давно надо было набрать новых людей…

— Где Сот? — перебил оборотень.

* * * * *

Крысий Глаз шел вниз по узкой лестнице, Гхолал чувствовал взгляд его матери, словно клинок, в собственной спине. Ни она, ни ее сын не представляли угрозы, если только не смазали ногти смертельным ядом, который через крошечный порез на коже проникнет в кровь, медленно и мучительно убивая тело. То, что Крысий Глаз не ответил на прямой вопрос о местонахождении Сота, насторожил оборотня, но, вцепившись ему в глотку, перед этим разорвав на части его охранников, Гхолал вряд ли бы чего добился. Смутное чувство о том, что присутствие Мортема в этом, параллельном или вселенски далеком от Адолрона мире, известно лишь Соту и самому Гхолалу, подсказывало оборотню, как можно дольше держать это втайне.

Лестница закончилась дверью, открывшейся без единого звука. За ней Гхолал увидел серые стены и вырубленный в одной из них камин — пламени оборотень не увидел из-за спины Сота, сгорбившегося у железной решетки камина.

Слева — узкий стол и широкая скамья под ним…

Сота сильно трясло, он тянул руки к огню. Гхолал сделал шаг в сторону, пропуская пожилую женщину, что шла за ним, и заметил боковым зрением вставших по обе стороны закрывающейся двери огромных охранников. Эти были с мечами, чьи клинки спрятаны в длинных ножнах на поясе, но руки обоих гигантов на рукоятях — перехватив взгляд одного из них, Гхолал прочитал в нем ненависть.

— Понравилось путешествие? — голос Сота дрожал сильней, чем его руки. Повернувшись к нему, Гхолал ответил:

— Весьма необычное…

Сот резко взглянул на оборотня.

— Ты, я смотрю, не сильно замерз во время перелета из Адолрона в…

Он осекся, но в следующий миг выпалил со злостью:

— Какого черта ты притащил меня сюда? Захотел поиграть в героя, тебе вдруг стало мало Адолрона, ты решил спасти пару-тройку жизней в соседних мирах?! Это наверняка благородно, но без меня!

— Ты знаешь причину нашего появления здесь, — сказал Гхолал.

Боковым зрением поймал пристальный взгляд, который в него вонзил Крысий Глаз.

— Вряд ли нам позволят вернуться домой на Кнарралторе, — убито произнес Сот.

— Вряд ли в Адолроне вообще знают о нем, — ответил оборотень.

— О возвращении не беспокойтесь, — громко сказал Крысий Глаз, Гхолал невольно посмотрел в его сторону. Увидел его мать у стола, на котором появлялись тарелки, глубокие, исходящие паром миски, пузатые кувшины, — как только убьем моего брата, тем самым избавив моего сына от смерти из его рук, Кнарралтор вернет вас в ваш мир…

— Убьем твоего брата? — Соту показалось, будто ослышался.

— В тот мир, из которого Кнарралтор нас забрал, или в тот, который я ему назову? — прищурился Гхолал. — Ты научишь меня говорить с ним!

— Как договаривались! — едва заметно кивнул Крысий Глаз.

— Ты слышал, что он сказал? — Сот вскочил, приблизился к оборотню.

— Да, — взглянул на него Гхолал.

— И ты согласен?! — Сот выпучил глаза.

— Твоему брату пять лет? — Гхолал вопросительно обернулся. Крысий Глаз недоуменно раскрыл рот, затем отрицательно мотнул головой — в следующий миг Гхолал вновь посмотрел на Сота. — И он жаждет смерти не рожденного дитя — разве это не повод лишить жизни его?

— Да будь он хоть столетним стариком, — раздраженно отмахнулся Сот, Крысий Глаз смутился под недоуменным взглядом, — он же твой брат…

— Перестал им быть, когда решил занять трон после смерти нашего отца, — со злостью перебил он, — чуть позже он узнал, что моя жена вынашивает прямого наследника трона всей нашей страны — тогда началась охота на всех членов моей семьи, которые выжили после первого нападения Туггарта!

— Он знает об этом месте? — спросил Гхолал. — Ты держишь здесь столько охраны, потому что в любой момент ждешь…

— Вторжения? — вновь перебил Крысий Глаз. — Моя страна стала мне чужой в тот момент, когда я понял, что больше не могу ходить по улицам своих городов. Я пересекаю их, как преступник — ночью, закутанный в плащ, стараясь не выходить из тени домов, в которых меня всегда были рады видеть…

— Завязывай ныть! — морщась, оборвал оборотень. — Когда поймаем твоего брата, подвесь его на крючьях и выскажи все, что ты о нем думаешь, одновременно погружая в его тело раскаленный нож. Или убей без промедления, едва увидишь Туггарта — решать тебе, только сейчас скажи в какую сторону идти, чтобы…

— Сначала поешьте, отдохните, — Гхолал с удивлением услышал голос пожилой женщины, мягко, но властно прервавший его собственный. — То, на что отважились, за день не сделать — в одиночку тем более.

Крысий Глаз произнес:

— Туггарт собирает армию, подключает к грядущей войне всех, кто не прочь заработать мечом. Но это не простые наемники, что за высокую плату легко меняют нанимателя — мой брат ищет первоклассных убийц, воинов без страха и сожаления, чтобы учить их магии. Те, кто в одной руке держит меч, а в другой — смертельное заклинание, готовятся выступить: против меня, моей семьи и всех, кто в будущей войне будет не на их стороне.

— Насколько велика твоя армии? — спросил Сот.

— У меня нет армии, — взглянул на него Крысий Глаз, — лишь несколько верящих мне до боли в груди сотен против той толпы, что с радостью приняла предложенное Туггартом могущество…

— Среди них найдется хоть один маг? — спросил Сот с надеждой.

— Теперь — да.

Сот схватил едва поставленный пожилой женщиной кувшин, начал жадно пить. Темные струи хлынули по подбородку, залили грудь, но Сот продолжал шумно глотать, пока не закашлялся. Пожилая женщина ловко подхватила готовый упасть и разбиться об пол кувшин, бесшумно отошла, когда Сот обрушил разъяренный взгляд:

— Почему ты не сказал об этом в нашем мире?!

— А что бы вы мне ответили?! — удивился Крысий Глаз. — Я был бы послан подальше…

— На что ты рассчитываешь теперь, когда мы все знаем?! — вскричал Сот.

— На силу твоего перстня.

— Магия делает мысли реальностью! — пожилая женщина положила обе руки на плечи вздрогнувшего от ее прикосновения Сота. — Сильная воля позволяет человеку преодолевать боль, страх, противиться смерти, но эта же воля, питаемая магией, способна предотвратить все страшные события, могущие обрушиться на человека. Ты узнаешь заклинания, которые защитят тебя от стрел и клинков, научишься атаковать в ответ, не оставляя врагу ни единого шанса на спасение — каждый магический перстень стремиться сохранить жизнь своему хозяину, но не каждый хозяин может помочь ему в этом. Ты — сможешь!

* * * * *

После завтрака — или обеда? — Гхолал, так и не разобравшись, какое сейчас время суток, с трудом встал из-за стола. Желание завалиться спать крепчало…

Крысий Глаз провел его с Сотом через несколько коридоров, каждый из которых охранялся огромными воинами. Они отводили взгляд, когда на них смотрел молодой властелин все еще неизвестной Гхолалу страны, но с лютой злобой впивались глазами в следующих за ним гостей. Оборотень, оценив ширину плеч и размеры кулаков охранников, а также примерно сосчитав количество воинов, встреченных им с момента появления здесь, с досадой понял, что эти суровые гиганты и составляют всю сотню, что Крысий Глаз спрятал от глаз Туггарта в этих коридорах.

Когда свет факелов сменился солнечным, Гхолал почувствовал на лице тугие потоки горячего воздуха. Увидел невысокий каменный забор, за ним — спускающуюся к реке тропу, заканчивающуюся коротким деревянным помостом. У помоста качалась на слабых волнах узкая лодка с торчащими из нее двумя веслами, а рядом, свесив ноги в воду, сидел худой мальчишка и тыкал ножом в доски помоста.

— Бездомные, — произнес Крысий Глаз презрительно, — здешние места слабо обжиты, в основном используются для целей подобных моей — спрятаться от всего мира. Именно здесь, вдоль рек и озер, и живут эти брошенные родителями дети. Ловят рыбу, птиц в прибрежных кустах, но чаще стучатся в двери редких здесь домов и умоляют дать им работу. Готовы делать все, что угодно, за еду и крышу над головой.

Гхолал бросил взгляд дальше, миновал реку, скользнул по залитому, сверкающему в солнечных лучах ее противоположному берегу, добрался до невысокого леса. Чем дальше смотрел оборотень, тем толще и выше становились деревья, чтобы затем слиться в сплошную темно-зеленую полосу, подпирающую острые горы вдалеке.

— Скольких ты приютил? — услышал голос Сота.

— Лишь одного, — Гхолал невольно посмотрел на мальчишку на помосте, — он мне как сын, мать его любит, кормит как родного…

— И что ты заставляешь его делать? — спросил оборотень.

— Учиться драться на мечах и колоть копьем, — взглянул на Гхолала Крысий Глаз, — как только мы будем готовы уйти отсюда, мы уйдем, но я не хочу, чтобы он вернулся к прежней жизни с моим уходом.

Крысий Глаз вновь повернулся к мальчишке:

— Зная, с какой стороны браться за меч, он сможет прорубить себе дорогу в другую жизнь — или умрет, сражаясь за нее. Но не будет, как ничтожество, мыть полы в чужих домах и кормить свиней тем же, чем в тех домах будут кормить его…

Гхолал услышал, как заскрипела кожа на стискиваемых кулаках молодого властелина, затем услышал Сота:

— А ты спросил его, хочет ли он быть воином?

— У него нет выбора, — жестко ответил Крысий Глаз, — магии учиться дольше и сложнее без единой надежды на то, что она сможет тебе в чем-то помочь. Острый клинок гораздо понятнее — если ты не вонзишь его в тело врага, он вонзит клинок в тебя.

— Так почему ты так веришь в мою магию? — вновь спросил Сот, Гхолал отчетливо услышал в его голосе отчаяние. — Что будет, если после всех уроков я не смогу и мухи прикончить?

Крысий Глаз впервые взглянул на него.

— Тогда я совершил большую ошибку, переместив вас в свой мир.

* * * * *

Солнце начало клониться к земле, когда дверь, ведущая во внутренний двор, распахнулась. Через порог шагнул высокий могучий мужчина в грязной одежде, чьи длинные волосы были схвачены на затылке в пучок. На лбу — металлический обруч, с него тянулись вниз три стальные полосы, две из которых закрывали виски и уши, а третья скрывала лицо вошедшего, оставляя открытым лишь рот, что искривился в жестокой усмешке:

— Лазутчики Туггарта оказались не такими незаметными, как ты мне их описывал, Крысий Глаз. Либо меняй доносчиков, либо в следующий раз сам пойдешь искать разведотряды своего брата.

В следующий миг мужчина, скосив глаза, заметил Гхолала.

— Этот маг?

— Не похож? — спросил оборотень.

— Чем колдуешь? — хмуро ухмыльнулся вошедший. — Ложкой, которая у тебя в руке, или…

Он мгновенно смолк, уклоняясь от пущенной Гхолалом тарелки. Потратив миг на то, чтобы посмотреть, как она разобьется о стену, он развернулся с усмешкой на губах, готовясь продолжить язвительно речь, но вдруг почувствовал, как его собственный меч выскользнул из ножен на поясе. Улыбка исчезла, в голову хлынул гнев — сквозь его багровую пелену увидел того, кто мгновение назад сидел за столом, прямо перед собой.

Гхолал увидел метнувшийся к его лицу кулак мужчины, удивился скорости человека, и едва успел уклониться. За первым ударом последовал второй, третий, избежав которого оборотень ощутил стальные пальцы на собственной кисти. Незнакомец швырнул Гхолала с жуткой силой, чуть не вырвав руку из плеча, но упасть, не дал, жестко и сокрушительно врезав коленом в грудь. Оборотень взлетел в воздух, задохнувшись от острейшей боли хрустнувшего ребра, столкнулся спиной с чем-то твердым и растянулся на неожиданно появившемся полу.

Голоса, раздававшиеся над головой, искажались. Гхолал открыл глаза, увидел перевернутый стол, разбитую посуду и разлитое вино, сладкое, терпкое, которое с удовольствием пил минуту назад. Стиснув зубы, чтобы не захрипеть от режущей, словно ножом, боли в груди, медленно встал, нашел взглядом незнакомого мужчину.

— Знаешь, почему я не воспользовался мечом, что отнял у тебя?

— В противном случае ты бы не стоял сейчас передо мной, — человек, оказавшийся слишком быстрым для оборотня, лишь сейчас заметил, что его меч валяется где-то на полу в нескольких шагах от хозяина. Мгновенно найдя клинок взглядом, незнакомец взревел от ярости: с трудом поднявшийся на ноги после его удара человек одним движением схватил меч с пола, хотя только что был от него дальше, чем хозяин клинка.

— Я видел, как ты атакуешь без него, — Гхолал, взяв меч за лезвие, протянул его мужчине. Тот молниеносно рванул оружие на себя, люто заорал:

— С ним, я — сама смерть! Где твой меч?!

— Раз вы уже познакомились, — произнес Крысий Глаз, его голос дрожал от удовольствия, — я хочу, чтобы вы узнали имена друг друга. Гхолал, перед тобой начальник моей личной стражи, лучший воин из всех, кого я видел, человек, спасавший мою жизнь бессчетное количество раз, и которого я по праву считаю своим настоящим братом…

— Имя! — перебил оборотень. — Просто скажи его имя.

Он поднял скамью, на которой недавно сидел, и с облегчением опустился на нее.

— Боишься, что мои заслуги перед будущим правителем этих земель раздавят тебя, как муху, заставив чувствовать еще большее презрение к самому себе? — хмыкнул мужчина, со стуком кинув меч в ножны.

— Снова хочешь лишиться клинка? — поднял на него глаза оборотень.

Ухмылка исчезла, затем вновь заговорил Крысий Глаз:

— Элмтор, Гхолал вступает в ряды твоих бойцов!

— Мои убийцы будут рады свежему мясу, — вновь оскалился мужчина.

— Если они такие же, как ты, — медленно произнес Гхолал, ширя губы в хищной улыбке, — то лучше держи их подальше от меня…

— Заткнулись оба!! — заорал Сот, впервые обратив на себя внимание Элмтора.

Он резко выдохнул, Крысий Глаз, что внимательно смотрел на него, услышал.

— Начинай меня учить. Быть может, завтра Туггарт решит напасть…

* * * * *

За каменным забором Гхолала ждал конь. Черный, с роскошной гривой — Сот заметил, как оборотень чуть сбавил шаг. Элмтор коротко оглянулся на него:

— Ни разу не ездил верхом?

Его голос буквально истекал презрением.

Элмтор одним прыжком оказался в седле. Сильно дернул поводья, его конь захрипел, послушно повернулся в сторону спускающейся к реке узкой тропы.

Гхолал, вопреки собственным ожиданиям, с первой попытки забрался на своего коня. Чувствуя, как перекатываются могучие мышцы животного, скрывающие в себе дикую, необузданную силу, он стиснул в руках поводья, потянул влево, заставляя коня подчиниться всаднику.

— Ждем вас с третьим рассветом, — произнес Крысий Глаз, — Элмтор, бери с собой всех своих воинов. Я давно собирался перешагнуть границу миров, чтобы там искать помощи — скорее всего, Туггарт уже в курсе, а значит, бросил все свои силы на мои поиски. Через три дня мы отправимся в убежище, где сможем в безопасности подготовить план по убийству моего брата.

Элмтор ничего не ответил, ударил коня пятками. Сорвавшись с места, начал стремительно спускаться к реке — Гхолал, лишь коротко глянув на него, обернулся к Соту, что стоял в нескольких шагах:

— Тебе бы тоже не помешало научиться драться мечом.

— Магия защитит его от мечей и копий, — за Сота ответил Крысий Глаз, — поторопись, Гхолал — Элмтор не станет тебя ждать!

Гхолал, коротко взглянув на будущего правителя этих земель, почувствовал странный укол беспокойства. Внезапно расхотелось оставлять Сота одного — по прибытию домой Крысий Глаз изменился, и оборотень был уверен — не в лучшую сторону.

Когда по обе стороны узкой тропы, сначала бегущей вдоль реки, затем почти исчезнувшей среди невысоких густых кустов, замелькали деревья, Гхолал ощутил боль в груди. Последствия удара Элмтора отвлекали, мешали сосредоточиться на том, чтобы удержаться в седле — оборотень сваливался то влево, то вправо, не силах спокойно просидеть ни мгновения. Конь под ним разгонялся, буквально перелетал ямы и канавы, пересекающие расширяющуюся тропу, а Гхолал, взлетая в воздух и обратно падая на круп, стискивал зубы от вспышек острой боли.

Не сразу понял, что дорога, в которую тропа превратилась неожиданно для оборотня, резко пошла вверх. Скорость снизилась, Гхолал с превеликим облегчением крепче стиснул бока животного ногами, наконец-то сумев найти ту невидимую ранее точку равновесия на словно маслом облитом седле.

Река по правую руку медленно скрывалась за появляющимися деревьями, оборотень увидел стаи синих птиц, низко летящих над водой — боковым зрением вдруг заметил возникший впереди силуэт. Дернул поводья на себя, конь взвился на дыбы, сделал несколько прыжков на задних ногах, чтобы затем тяжело приземлиться на все четыре — в десятке шагов от него посреди дороги замер Элмтор. Гхолал зло крикнул:

— Чуть не растоптал тебя…

Оглушительный хохот всадника оборвал оборотня.

Пока тот смеялся, запрокинув голову, Гхолал сумел успокоить скачущего во все стороны коня. С третьей попытки подъехал ближе к Элмтору, произнес, едва тот перестал хохотать:

— Рад, что развеселил тебя. Мы приехали?

Элмтор, скаля зубы, взглянул на оборотня.

— Нет. Я ждал тебя.

Резко развернув коня, он помчался вперед, чтобы через несколько ударов сердца скрыться за широкими ветвями наклонившихся к дороге деревьев. Гхолал двинулся следом, только теперь не спешил — вряд ли тропа, ведущая его в темнеющем лесу, зарастет кустами, иначе Элмтор не стал бы играть с ним в прятки, то появляясь, словно из воздуха, то исчезая за ближайшими деревьями, будто торопясь перепрятать клад, который Гхолал мог вдруг увидеть.

Голову наполняли мрачные мысли. Глубоко внутри Гхолал умирал от дикого ужаса, тонул в бушующих волнах океана отчаяния — до последнего момента он не верил, что слова, которые произнес Крысий Глаз, окажутся правдой. Суровой правдой, выдернувшей из Адолрона, мгновенно ставшим чем-то близким, знакомым, в третий по счету мир — и вовсе не ради экскурсии. Желание вернуться домой любой ценой было так сильно, что швырнуло оборотня и Сота, который обучался магии перстня чуть быстрее раненной улитки, на помощь едва знакомому человеку, а по совместительству — будущему правителю земель, по которым Гхолал сейчас ехал…

Он удивился, увидев в нескольких десятках шагов впереди трех человек. Густой лес с тянущимися к одинокому всаднику ветками огромных деревьев все также сжимал узкую тропу с двух сторон, отчего лишь один из появившихся на пути оборотня людей стоял на ней. Тела двух других незнакомцев скрывала высокая трава по пояс — по локти в ней исчезли руки, мгновенно заставив Гхолала обратить на них внимание. Что сжимают невидимые ему кулаки?

Трое с закутанными в грязно-зеленую ткань лицами…

Оборотень дождался, пока расстояние между ним и незнакомцами сократится до дюжины шагов, чтобы затем во всю мощь легких заорать:

— Прочь с дороги!!!

Ни один из трех не шелохнулся, когда Гхолал на полном скаку направил коня на незнакомца, стоящего на тропе… одновременно с этим прыгнул на человека справа. Успев увидеть расширившиеся глаза в разрезе скрывающей лицо маски, оборотень вбил незнакомца в землю, в момент столкновения с которым, схватив последнего за плечи и не дав ему увернуться. Болью пронзило грудь, но в следующий миг Гхолал оказался на ногах, не выпуская из рук барахтающегося в траве незнакомца. Рывком подняв его, оборотень выхватил нож — подаренный Сотом, который этим жестом словно прощался с примитивным оружием обычных людей и официально переходил на сторону исключительно магических боевых искусств. Лезвие воткнулось в горло пленника, Гхолал почувствовал, как острая сталь на несколько миллиметров вошла в кожу, и остановил движение руки — взглянул на кинувшихся с двух сторон людей.

— Маски снять! — рявкнул оборотень. — Оба на колени…

— Можешь убить, — обладатель тонкого женского голоса, а заодно и пленник Гхолала дернулся, — только сам после этого не доживешь до заката…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 425