электронная
200
печатная A5
530
16+
Антология любви

Бесплатный фрагмент - Антология любви


Объем:
110 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0051-6069-0
электронная
от 200
печатная A5
от 530

Светлана Кунакулова

Я за тобой…

Ночь опрокинула чашку с рассветом,

День расплескал горький кофе,

Каплей сиропа вишневого цвета

Твой корректирую профиль.

Ты потерпи, мой родной, то — не впору:

Сжатое фактами в сферах

Время крадется, подобное вору,

Тонет в объятий размерах.

Голос стучится твой шепотом робко,

Бьется о стену обмана.

Наши пути обособлены скобкой

Где-то в чертах океана.

На перепутье: что есть и что было.

Память преследует, строго

Смотрит на то, что в сердцах я разбила.

В стёклах — к тебе та дорога.


Гордость меня провожает с укором —

Вымыслом ложь не измеришь.

Ты потерпи, мой родной, это — скоро,

Я — за тобой! Ты мне веришь?


***

Недолюбила я тебя, недоласкала…

Всему виной стена минувших дней.

Безудержно, неистово искала.

Просроченное счастье, как лекало,

Я подгоняла под сюжет. Больней,

Чем было — нет, увы, не стало,

И на исходе срок, как ни кружись…

Разбитую ступень у пьедестала

(Я думать о тебе не перестала)

Мне в переходе предлагает жизнь.


***

Порой тяжелые мне снятся сны,

Тревожные, пустые временами.

Замаливает в зной грехи весны

И топит образ твой любви цунами.

Бегу и падаю, бегу вслед за тобой

И снова падаю, кричу, чтоб обернулся.

Но, видимо, начертано судьбой:

Ты есть — ушёл, он был — вернулся.

Теснит нутро, советует остыть

И заставляет верить снам, значениям,

Проклятий знакам, по изменам плыть,

Покуда не прибьет мечту течением…

Но неизвестность угнетает волю:

Молчание твоё — моя печаль.

Венчает время нас, осыпав болью.

Обречены:

Не та…

Не тот…

А жаль!


***

Помоги мне тебя разлюбить,

Научи… Ну, чего тебе стóит!

Помоги отпустить и забыть —

Вероятность иллюзии строит.

Помоги мне распутать узлы,

Что связали и руки, и ноги.

Научи обойти те углы,

Что твои разместили пороги.

Помоги мне во снах утонуть,

Что приходят с тобой каждой ночью…

Научи грусть мою обмануть,

Без тебя очень чтоб и не очень.

Помоги расплескать яд и ложь,

Что свободе пророчат неволю.

Научи, бесноватую дрожь

Чтоб унять, управлять страхом, болью!


И усталость (кричи — не кричи),

Рассекая папирус словами,

Вторит мне: «Помоги, научи

Всё забыть — всё, что было не с нами…»


Чужой мой

Безмолвие. И в каждом вздохе точка

Спешит оставить след забытых фраз.

Волнует вопрошающая строчка:

«Чужой отныне?»

Блеск любимых глаз

Зовёт — ни отвернуться, ни слукавить.

В них жизнь берёт начало, в них покой

Уничтожает тех, кто должен править

Тревогой, непременно, и тоской.

Имею право! Не хоронят — дважды,

И верят не на зло, а вопреки!

Закономерность — это не однажды,

Обрыв — не значит — только у реки.

Я знаю всё: с кем спишь, что ешь на ужин,

В каком часу торопишься домой,

И даже то, что ты ей очень нужен.

Чужой отныне? Да, чужой… Но мой!

Вероника Богданова

Напишите музыку к словам…

Напишите музыку к словам!

Вы — знаток неведомых гармоний,

Потому без лишних церемоний

Обращаюсь с этой просьбой к Вам:

Напишите музыку к словам!

А о чём слова — хотите знать?

Обо всём, что ночью спать мешает,

Что стыда и разума лишает,

Проливая в душу благодать…

Вам ли, сударь, этого не знать?..


* * *

По потёмкам души моей робко, наощупь блуждай.

В ней — дверей нараспашку и наглухо запертых — поровну,

А за ними — поют соловьи или каркают вороны —

Не раскрыв эти самые двери — поди, угадай!

Я бы рада тебе подсказать, да не помню сама,

Что за птицы гнездятся в душе, то пугая, то радуя.

И дана в наказанье тебе иль, напротив, в награду я,

От восторга иль боли сойдёшь ты со мною с ума.

Ты движеньем единым сомненья мои разрешил,

Разомкнув все замки, — и теперь я, от нежности тая,

Провожаю глазами свою лебединую стаю,

Что в свободное небо взметнулась из плена души…


Моя Одиссея

Я помню день, в котором счастлива была

И так легко постигла этой жизни суть:

В ней всё по-доброму, в ней места нет для зла!

И я поверила. А ты сказал: «Забудь».

Я помню ночь, в которой обнулился мир.

Зачем мне вакуум, где счастью места нет,

Где вместо звёзд — лишь вечный голод чёрных дыр?

И я шагнула к ним. А ты сказал: «Привет!»

Как ты поймёшь, коль бесшабашный зов дорог

Однажды принял за судьбы колокола:

В разбитом сердце места нет для новых строк!

А ты в ответ: «Но Пенелопа ведь ждала,

Когда вернётся к ней бродяга — Одиссей,

Хоть в ожиданье — сколько лет прошло — бог весть!

И, чтоб забыть любовь, не хватит жизни всей,

Коль та любовь на самом деле в сердце есть,


Что тот, кто любит, непременно бы простил

Слепого странника, прозревшего в пути:

Он у порога появляется без сил…»

Я промолчала. Ну, а ты сказал: «Прости…»

Я помню всё: и белым — день, и чёрной — ночь,

Слова, которыми бросался ты легко…

Знал Одиссей, что от Итаки мчался прочь:

Уходит он не навсегда, — а далеко.

И, Пенелопу в сердце бережно храня,

Он не бросал ей вслед холодное: «Забудь!»

Ответь, чего теперь ты хочешь от меня?

Ты промолчал. А я сказала: «В добрый путь!»


Золотая струна

В сердце моём ты звучишь золотою струной

Так давно…

Пусть говорят, что тебе по судьбе быть со мной

Не дано, —

Есть ведь иные миры, где иная судьба

Правит бал,

В эти миры нам любовь открывает портал.

Звёзды нам там разошьют беспросветность небес

Серебром,

Чтоб ощутить посчастливилось мне и тебе

Всем нутром

Зов первобытной любви, — в этом зове тех звёзд

Голоса…

Где-то бескрылые — там воспарим в небеса…

Только слова мои ты всей душою на веру

Прими,

Ведь на пути у любви создаются барьеры

Людьми…

Только любые барьеры помочь одолеть


Нам должна

Сердце зовущая ввысь золотая струна…

В сердце моём ты звучишь золотою струной

Так давно…


Песня о настоящей любви

Когда изменится день — хоть на минутку — но в плюс,

Когда светило начнёт стремиться к новой весне,

Нам отворив небеса, — я всей душой помолюсь,

Чтоб ты из плена дорог вернулся снова ко мне.

Я в доме вымою пол и приготовлю постель,

А ты усталость свою, как плащ, повесишь на гвоздь.

Я не спрошу, с кем делил ты ночи дальних земель, —

Я знаю, в доме моём хозяин — ты, а не гость.

И это знание ты с собой положишь в рюкзак,

Когда, шагнув за порог, опять отправишься в путь.

На убыль солнце пойдёт, мир погружая во мрак, —

Но в сердце будет светло, ведь в этом — памяти суть.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 530