электронная
360
печатная A5
485
18+
Антихрист

Бесплатный фрагмент - Антихрист

Объем:
188 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-6921-6
электронная
от 360
печатная A5
от 485

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Если вы думаете, что эта история о герое, то вы ошибаетесь. Если вы думаете, что эта история о злодее, то вы ошибаетесь еще больше.

Человек, о котором я хочу вам рассказать… Впрочем, я не уверена, что к этому существу применимо понятие «человек». Да, у него тоже две руки, две ноги, два глаза, два уха, десять пальцев на руках и столько же на ногах, одна голова, один нос, один рот. В общем, у него все как у людей. Но он появился на свет другим путем…

Нет, нет, все не так! Он появился на свет таким же путем, как и большинство из нас (а если не считать «детей из пробирок», то как все мы), но не на том свете…

Опять не так! Не знаю, как описать этого удивительного… Пусть будет, «человека». Полагаю, вы сами поймете, что я имела в виду… Если, конечно, дочитаете до конца.

Так, на чем я остановилась? Ах да, человек, о котором я хочу вам рассказать, пристрелил бы любого, кто назвал бы его героем, и проигнорировал любого, кто назвал бы его злодеем.

Впрочем, наверное, в глубине души… Нет, он не верил в наличие души. Тогда так: в глубинах своего подсознания он считал себя злодеем.

Пожалуй, он имел на это все основания. Недаром его все-таки прозвали Антихристом. И недаром он с гордостью носил это имя. Возможно даже, что его настоящее (а можно ли считать «настоящим» его имя или прозвище, если он сам был, так сказать, «не совсем настоящим» — не знаю, но это и не важно) имя знала только я.

Почему он открылся мне, спросите вы. Ответа я не знаю. Возможно, я была ему симпатична, но это вряд ли. Возможно, он знал, чем все для него закончится, и хотел, чтобы хоть кто-нибудь поведал миру правду о нем. Но и это вряд ли.

И все-таки лично мое мнение таково: он не был злодеем. Кто-то из вас (возможно, большинство), узнав обо всем, что он натворил за свою не слишком долгую, но чрезвычайно насыщенную, жизнь, со мной не согласятся. Я не намереваюсь оправдывать все то, что он когда-либо сделал, но во мне теплится надежда, что хотя бы один человек поймет, что в какой-то момент своей жизни Антихрист, незаметно даже для самого себя, изменился. Возможно, его поведение и не претерпело каких-нибудь существенных отличий, но вот его цели уже никак нельзя было назвать «злодейскими».

Впрочем, и на это всегда найдется возражение. Достаточно хотя бы вспомнить поговорку: «Благими намерениями вымощена дорога в ад». Да и многие из ужасных тиранов и диктаторов тоже, наверное, хотели сделать мир лучше.

В общем, как и каждого из нас, Антихриста можно оценивать по-разному. Для меня он был тем, кто боролся за счастливую жизнь для других (хотя сам он бы в этом даже под пытками не признался), боролся теми методами, что были ему доступны, прекрасно осознавая, что восстановит ими против себя почти всех (кроме разве что кучки идиотов, которые захотят повторить его действия, не ведая о скрытых мотивах этих кровавых акций, и тех немногих, кто знал правду), и, тем не менее, не отступил.

Вероятно, кто-то подумает, что своим рассказом я оправдываю всю ту жестокость, что продемонстрировал Антихрист на пути достижения своей цели. Это, разумеется, не так. Его действия были ужасными, но если бы не они, то с большой долей вероятности можно утверждать, что вы бы сейчас не читали этих строк.

Конечно, успеха можно было добиться и другим, менее кровавым, путем, однако, как вы увидите (надеюсь!) из моего рассказа, не Антихрист выбрал его. Этот вариант решения той проблемы, что возникла у нашего общества, предложили куда более миролюбивые и даже можно сказать весьма уважаемые представители человеческого рода. Антихрист был лишь орудием, но не творцом этого замысла.

Впрочем, я не могу быть объективной, да и не хочу таковой быть. Просто прочтите этот рассказ и сами сделайте вывод, кто в нем герой, а кто — злодей.

Началась эта история в году две тысячи шестьдесят четвертом (хотя, как вы вскоре поймете, ничего общего с нашим летоисчислением эта дата не имела. Или имела? Не важно, я и так, полагаю, слишком утомила вас своими рассуждениями) приблизительно так…

***

Антихрист с любопытством осматривал будущее место преступления. Это была гостиная в двухэтажном комфортабельном доме. Окна в ней выходили только во двор, так что входящий в дом человек заметит его не раньше, чем подойдет к дверному проему, а тогда будет уже поздно.

«А неплохо они устроились!» — садясь в мягкое кресло, расположенное в центре комнаты, подумал Антихрист. — «Интересно, чей вклад больше: Кристи или Джеймса?»

Кристи и Джеймс Монтгомери являлись владельцами особняка, в котором в данный момент пребывал Антихрист. Джеймс — талантливый детектив, за три года доросший от рядового до руководителя Департамента по расследованию особо важных дел Нью-Йорка. Кристи — ученый-биолог, возглавляет одно из подразделений Особого отдела при Пентагоне и уже совершила ряд интересных (с военной точки зрения) открытий.

«Излишний талант тебя и погубил», — подумал Антихрист, рассматривая белокурую, голубоглазую и длинноногую красотку, обнимавшую своего мускулистого мужа, державшего на одном плече их маленькую дочурку Джесси (кажется, ей через неделю исполнится шесть).

Фотография, запечатлевшая счастливое семейство, стояла на одной из полок книжного шкафа, и взгляд Антихриста скользнул по книгам. Литература была собрана самая разнообразная: от Гете и Достоевского до Толкиена и Роулинг. Впрочем, в нынешние времена, когда книг не печатали вовсе, увидеть даже самый обычный букварь в переплете было большой удачей.

«А вы, как и я, любите сесть в уютное мягкое кресло рядом с камином, раскрыть книгу и долго читать ее, пока глаза не станут слипаться от усталости», — хмыкнул про себя Антихрист.

Откровенно говоря, он не ожидал, что у него с четой Монтгомери есть хоть что-то общее. Кто он, а кто они!

Хотя, если уж на то пошло, то ему мало с кем было себя сравнивать. Среди тех, кто был близок к Антихристу по роду занятий, мало было людей с уровнем интеллекта, хотя бы приближавшимся к среднему. Нет, в своем ремесле некоторые из них были очень талантливы и искушены, но вот общий кругозор у всех хромал на обе ноги.

Если же рассматривать тех, кто по степени развитости интеллекта был сопоставим с Антихристом или превосходил его, то никто из них не выбрал себе столь ужасную, но столь притягательную лично для него профессию. Поэтому мужчине трудно было примерять на себя мерки этих людей.

Антихрист тряхнул головой, прогоняя неизвестно от чего посетившие его философские мысли, и перевел взгляд на устройство, которому отводилось центральное место в комнате.

Это был «Проекционал-500», самая новейшая модель фирмы «Техникал», владевшей патентом на это изобретение и производившей всю линейку подобных приборов.

Если быть весьма и весьма условным, то «Проекционалы» были теми же телевизорами, что стояли в домах у большинства обычных граждан. Но в отличие от старых бабушкиных аппаратов и даже пришедших им на смену 3D-телевизоров, «Проекционалы» не просто делали картинку необычайно реалистичной: они прямо-таки переносили зрителя в этот выдуманный мир. Говорят, что степень реализма была такова, что при испытании самой первой модели (а было это пятнадцать лет назад) во время просмотра одного из фильмов ужасов две трети испытуемых сошли с ума. Был грандиозный скандал, вылившийся в затяжные судебные тяжбы, но в результате фирма «Техникал» только укрепила свои позиции.

Впрочем, фильмы ужасов Антихриста интересовали мало. Как и большинство других жанров. Он, как отмечалось выше, больше предпочитал чтение. Приключений хватало ему и в реальной жизни.

Единственный вопрос, периодически всплывавший в голове у Антихриста при виде «Проекционалов», был таков: как на этом приборе смотрятся так называемые «фильмы для взрослых»? Насколько они выглядят реалистично и насколько зритель ощущает себя участником действа?

Антихрист вновь хмыкнул и, наклонившись, провел рукой по гладкой пластиковой поверхности небольшого куба (30х30х30 см), который представлял из себя «Проекционал». Не включенный в сеть прибор на ощупь был прохладным, хотя солнечные лучи должны были падать на него весь этот день.

«Любопытно», — подумал Антихрист, убрал руку от «Проекционала», подошел к встроенному в стену бара, достал из него бутылку шотландского виски и стакан, вернулся к дивану и, плеснув себе немного, задумчиво уставился в стену.

По правде говоря, его интересовало еще одно обстоятельство, касавшееся технических свойств «Проекционалов». Ходили слухи, что искусственный интеллект (примитивный, но все-таки интеллект), находившийся в них, мог, пользуясь кадрами, снятыми с разных камер, восстановить даже то, чего не было видно ни с одной камеры.

Больше всего во всем этом Антихриста занимал тот факт, что с использованием этой технологии можно реально рассмотреть тела актеров и актрис, снимавшихся в эротических сценах, даже если они предприняли все меры предосторожности против такого вторжения в личную жизнь.

«Может, теперь они и вовсе не снимаются в постельных сценах?» — думал мужчина. — «Возможно, теперь в них снимаются исключительно дублеры?»

Кажется, сейчас в парламенте идут жесткие дебаты по этому поводу с целью запретить кампании «Техникал» снабжать «Проекционалы» такой функцией, но вряд ли эта затея увенчается успехом. Тем более, что официально кампания «Техникал» отрицает наличие такой функции в своей продукции.

К сожалению, возможности проверить правдивость этого утверждения у Антихриста не было. Он вел кочевой образ жизни, нигде надолго не останавливаясь, и заводить даже самый простенький телевизор в таких обстоятельствах было попросту глупо. К тому же, он, как уже говорилось не раз, больше любил читать.

Антихрист допил виски, посмотрел изучающим взглядом на бутылку, раздумывая не выпить ли еще, но по здравому размышлению пришел к выводу, что до окончания акции пить больше не стоит. Он, конечно, умел пить, не пьянея, но все же риск напиться и провалить задание существовал, а ставить пятно на свою репутацию мужчина не хотел.

Антихрист поставил бутылку и стакан на куб «Проекционала», посмотрел на отчетливые отпечатки, оставшиеся на стекле, и усмехнулся. По законам детективного жанра, да и по правилам преступного мира, киллер должен был уничтожить все следы своего пребывания в доме, чтобы на него не смогли выйти полицейские и, соответственно, чтобы он не загремел за решетку.

Однако Антихрист не был обычным киллером, и отпечатки его пальцев, как и образцы его ДНК, имелись в архивах правоохранительных служб большинства стран мира, но это нисколько не помогало им его поймать.

Ну а если кому-то все-таки улыбнется удача и он сцапает всемирно известного Антихриста, что ж, значит, такова его, Антихриста, судьба. Все равно рано или поздно он схлопочет пулю в лоб или попадет на электрический стул (впрочем, этот вид казни теперь применяется только в слабо развитых странах типа Нигера и тому подобных, так что скорее он получит смертельную инъекцию) — это мужчина чувствовал своим шестым чувством.

В этот момент размышления Антихриста были прерваны скрипом ключа в замочной скважине, а следом скрипом отворяемой двери. Послышались шаги и веселые голоса, один из которых был детским. Похоже, госпожа Монтгомери вернулась домой вместе с дочерью Джесси.

Мужчина невольно поморщился. По роду занятий ему приходилось убивать и детей, так что в этом плане проблем у него не было, и все-таки он не очень любил, когда свидетелями его преступлений становились несовершеннолетние. Тем более, когда эти преступления были направлены против их родителей.

Шаги зазвучали совсем близко, и секунду спустя в дверном проеме застыли длинноногая блондинка с пышными формами и ее миниатюрная копия в возрасте шести лет. Единственным отличием между матерью и дочерью были глаза: у Джесси они были, как у отца, серыми.

— Привет! — пискнула девочка, совсем не испугавшись незнакомого дядечки (странно, что отец не научил ее опасаться незнакомцев).

— Кто вы такой? — голос Кристи Монтгомери был напряжен.

Должно быть, служба в военном министерстве (или, выражаясь точнее, в научной лаборатории при военном министерстве) привила ей некоторую осторожность, потому что она тут же сделала шаг назад.

— Привет! — улыбнулся Джесси Антихрист. — Скажем так, ваш муж и его коллеги знают меня под именем, которое начинается на букву «а», а заканчивается на букву «т». — Это он уже обращался к матери. — И я крайне настоятельно рекомендую вам не делать резких движений!

На какую-то секунду лоб Кристи Монтгомери прорезала морщинка, но потом она сообразила, кто сидит в ее гостиной, машинально оглянулась на входную дверь, и поняла, что столь опытный убийца не даст ей шанса выйти из дома.

Знаменитый ученый посмотрела вниз, на крутившуюся у ее ног Джесси, а затем кинула взгляд на Антихриста. Тот все понял и произнес дружелюбным тоном (если, конечно, тон убийцы, пришедшего в ваш дом, вообще может показаться вам дружелюбным):

— Думаю, Джесси стоит пойти поиграть в свою комнату, пока мы будем с вами беседовать!

Кристи моргнула, не то выражая благодарность, не то демонстрируя удивление, затем присела на корточки, чтобы сравняться в росте с дочерью, и, повернув ее к себе, произнесла немного дрожащим голосом:

— Джесси, иди, поиграй в своей комнате!

Шестилетняя девочка широко улыбнулась, махнула на прощание Антихристу маленькой ручкой и вприпрыжку побежала вверх по лестнице на второй этаж, где находилась ее комната.

Мать проводила ее взглядом, затем выпрямилась и гордо (хотя в глубине ее голубых глаз затаился страх) посмотрела на Антихриста.

— Вы пришли, чтобы убить меня и Джеймса? — спросила Кристи Монтгомери после секундной паузы.

— Нет, — мотнул головой Антихрист. — Только вас.

Такого ответа ученый, по всей видимости, не ожидала: ее глаза удивленно расширились, а на лице застыла маска недоверия.

О Господи (хотя Антихрист в него и не верил), неужели она думала, что работа на военных настолько безопасна, что она не может стать мишенью для наемного убийцы? Неужели она настолько наивна?

— Вы хотите убить меня, чтобы сделать больно Джеймсу? — сделала собственный вывод Кристи.

— Неужели вы считаете меня настолько мелочным? — усмехнулся Антихрист. — Я — профессионал, мадам, и не опускаюсь до уровня личной мести! — строго произнес он. — Просто вы моя очередная задача. Очень высокооплачиваемая задача! — добавил мужчина.

— Я?! — удивилась девушка. — Но кто меня..? О нет…, — похоже, до нее все-таки дошло.

И впрямь, с ее мозгами было бы удивительно, если бы она так и не сообразила.

— Я не буду называть вам имена тех, кто вас заказал, — произнес Антихрист. — Но вы правы: ваше убийство связано с вашей профессиональной деятельностью. Знаете ли, иногда быть очень умным ученым опасно для здоровья!

Кристи юмора мужчины не оценила. Во всяком случае, на лице ее не появилось даже тени улыбки.

Впрочем, Антихрист был бы сильно удивлен, если бы в столь напряженный момент девушка стала бы улыбаться. За всю его практику был лишь один человек, который на пороге смерти улыбнулся своему убийце, и это настолько поразило Антихриста, что с тех пор он тайно помогает семье того мужчины.

— Мне жаль вас убивать! — честно признался Кристи Антихрист. — Но это мое ремесло, и в нем нет места сантиментам! Прощайте! — он встал с дивана, достал из кармана пистолет и нажал на курок.

Возможно, в последнее мгновение у девушки и мелькнула мысль броситься в сторону или назад, чтобы хоть как-то увернуться от пули, но она его отбросила и приняла смерть достойно.

Пуля вошла ей точно в лоб и вышла через затылок, чтобы затем застрять в одной из стен холла.

Какую-то долю секунду уже безжизненное тело Кристи Монтгомери стояло, потом оно пошатнулось и рухнуло на пол, заливая алой кровью, хлещущей из раны, белоснежный ковер.

— Мама? — раздался вслед за этим тоненький детский голосок откуда-то с лестницы, а вслед за ним послышались торопливые детские шажочки.

Антихрист закрыл на секунду глаза, чтобы мысленно выругаться, а открыв их, обнаружил, что маленькая Джесси присела возле головы матери и пытается остановить кровь, закрывая рану своими детскими ладошками.

— Мама, ты упала? — должно быть, девочка еще никогда не видела, как людей убивают, и не поняла, что рана в голове ее матери от пули.

Антихрист вздохнул и шагнул вперед. В ту же секунду маленькая девочка обернулась к нему, ее глазки расширились, а на лице застыл ужас. Наверное, своим детским чутьем она ощутила, что ее мама упала из-за этого страшного человека.

— Запомни, Джесси! — обратился к ней Антихрист, пряча оружие в карман. — Смерть — это только начало!

Затем он, как всегда, перекрестил себя левой рукой, глядя на тело очередной жертвы, а потом, перешагнув через него, зашагал прочь.

Когда мужчина вышел из дома, за его спиной раздался детский плач.

Глава 1

Майкл Роуз проснулся после первого же сигнала будильника. Нажав ладонью на кнопку выключения звука, парень натянул одеяло на голову и уже собирался вздремнуть еще, как…

— Майкл Генри Джуниор! — раздался требовательный голос его матери. — А ну вставай!

Майкл состроил жуткую гримасу, которую, впрочем, никто не мог увидеть, и скинул с себя одеяло. Опять ему придется где-то болтаться два часа прежде, чем идти на встречу с Итаном Ньюманом, Аланом Сильвестри и Генри Томасом!

Эта четверка (а до недавнего времени троица, ведь Майкл вошел в их компанию совсем недавно) собиралась сегодня пойти на дело, которое нашел для них Итан, бывший главой их маленькой банды.

Разумеется, мать Майкла ничего не знала об этой стороне его жизни. Она искренне верила в то, что сын добросовестно ходит на занятия в школе, а не пропадает невесть где в компании уголовников (Итан отсидел два года за кражу).

Поэтому парню и приходилось вставать каждый день в шесть утра, чтобы якобы добраться до школы, расположенной в одном из престижнейших районов современного Лос-Анджелеса.

Ради того, чтобы обеспечить сыну возможность обучаться в этой школе, миссис Роуз работала на двух работах без выходных дней и, наверное, поэтому выглядела старше своих сорока лет.

Майкл в глубине души понимал, что по-свински относится к стараниям матери дать ему превосходное образование, но ничего с собой поделать не мог. В школе он был одним из пятерых чернокожих ребят на весь их курс и, хотя они и старались держаться вместе, чувствовал себя «белой вороной» («Какая ирония», — иногда думал Майкл, глядя на себя в зеркало).

Именно из-за того, что он чувствовал себя неуютно в школе, Майкл и связался с бандой Итана, в которую его привел его старший товарищ Генри Томас.

В детстве, когда разница в два года ощущалась не так сильно, Майкл с Генри много времени проводили вместе, и их крепкая дружба считалась образцом для остальных.

Позже, когда мать Майкла вместе с ним и его младшим братом Оливером переехали (миссис Роуз как будто чувствовала, что друзья ее старшего сына втянут его в дурную компанию), их пути разошлись, но буквально месяц назад они случайно встретились в одном из супермаркетов, где Майкл покупал продукты, а Генри, как позже выяснилось, подворовывал.

Старые приятели обрадовались неожиданной встречи, заскочили в одну кафешку неподалеку и в непринужденной беседе провели полтора часа.

Уже под конец разговора Генри спросил с немного насмешливой интонацией:

— Ну а твоя матушка до сих пор заставляет тебя грызть гранит науки?

Майкл поморщился от его тона, но все-таки ответил:

— Не совсем. Учиться мне и самому нравится, — пояснил он, так как на лице Генри отразилось непонимание. — Но вот если бы я учился в обычной школе, среди таких же, как я, то это было бы другое дело. А среди этих белокожих снобов я чувствую себя как свинья, забравшаяся по ошибке в курятник!

— Ну, так скажи матери, что ты хочешь перевестись! — предложил выход его старый приятель.

— Нет! — покачал головой Майкл. — Это не вариант. Мать хочет, чтобы я поступил в университет и выбился в люди, а с дипломом обычной школы сдать экзамены очень трудно. Так что о переводе не может быть и речи!

— Понятно! — протянул Генри, и они оба замолчали.

В тишине прошло около пяти минут, в течение которых Майкл допил свой апельсиновый сок, а Генри — темное пиво, а затем Томас поставил свой бокал на стол и, перегнувшись через него, прошептал заговорщицким тоном:

— А не хочешь вместо своей нудной зубрежки отправиться на настоящее дело?

— Какое дело? — тут же насторожился Майкл.

Он не видел Генри довольно давно, но догадывался, что тот вошел в какую-то банду. Такая судьба была практически у каждого из парней их района.

— Которое принесет много денег! — ухмыляясь, ответил Генри и откинулся на спинку своего стула.

Майкл задумчиво подергал мочку правого уха (он всегда так делал, когда было необходимо принять нелегкое решение).

С одной стороны, соблазн заработать много денег был очень велик. Как уже говорилось, мать Майкла работала на двух работах, стараясь обеспечить сыновей всем необходимым, но денег их семье все равно хватало с трудом, и братьям приходилось и есть дешевую пищу, в которой не было ни грамма натуральных продуктов, и носить одни и те же вещи по пять и более лет (особенно нелепо это выглядело, когда один из них сильно вырастал, и одежда становилась ему мала). К тому же Генри — его старый приятель, можно сказать, друг, так что зла он ему точно не желает.

С другой стороны, заработать много денег Генри мог только одним путем, и законного в этом было очень и очень немного. В планы же Майкла попадать в тюрьму никак не входило. Зря он что ли столько лет учился только на «отлично»!

И вот когда Майкл уже собирался ответить на предложение друга отказом, Генри внезапно произнес:

— Впрочем, если ты трусишь, то можешь и отказаться!

Это было равносильно удару ниже пояса. Майкл всегда считал себя храбрецом и уже несколько лет увлекался паркуром, так что трусом назвать его было нельзя.

Но если он откажется, то Генри как пить дать разнесет весть об этом среди всех их общих приятелей, и в их глазах Майкл станет посмешищем.

— Я согласен! — ответил Майкл приятелю.

— Вот и отлично! — ухмыльнулся тот. — Я знал, что ты согласишься!

Потом уже выяснилось, что первое дело было не столь уж и прибыльным, хотя за один раз Майкл таких денег все равно заработать больше нигде бы не смог.

Генри представил Майкла своим друзьям (а вернее, наставникам) Итану Ньюмену и Алану Сильвестри.

Первый был худощавым чернокожим пареньком, всегда ходившим в одной и той же майке и джинсах, с бритой наголо головой и огромной замысловатой татуировкой на левой руке, тянувшейся от запястья до плеча.

Алан же был кем-то вроде телохранителя Итана. Огромный, более двух метров ростом, с невероятными мускулами на руках и ногах (которые, правда несколько портила общая полнота его тела), он выглядел по-настоящему свирепо, чему в немалой степени способствовал шрам, шедший через всю его левую щеку.

— Вот что, Майкл, — сразу же после того, как Генри представил своего друга подельникам, заявил Итан, — ты в нашей компании самый младший, поэтому твоего мнения тут никто не спрашивает. Хочешь быть одним из нас и иметь много денег — делай то же, что и мы, не хочешь — свободен!

В этот момент еще не поздно было отказаться, но Майкл скосил глаза на Генри, который выжидающе смотрел на него, представил, что будет, если он откажется, и кивнул.

Сразу же после этого Итан потерял интерес к новому члену банды, и опеку над Майклом взял Генри, который и ввел приятеля в курс дел.

Оказалось, что Итан и его маленькая шайка промышляет тем, что угоняют дорогие автомобили, перегоняют их в гаражи, принадлежащие некоему мистеру Доновану, где их разбирают на запчасти с целью последующей продажи, и получают за это скромный процент. Впрочем, и этих денег им было не заработать, решив они устроиться на легальную работу.

В первый же день Майкла в шайке произошло и его «посвящение» — так по прихоти Итана называлось первое дело новичка.

Итан и Алан присмотрели на одной из подземных парковок новую модель «Ауди» бизнес-класса, за которую можно было выручить много денег, и банда приступила к реализации плана по угону.

Главная роль в этом мероприятии отводилась Итану и Алану, которые брали угон непосредственно на себя. Генри должен был стоять на стреме, а Майклу было поручено отвлечь на себя внимания охранника, чтобы его подельники могли незамеченными проникнуть на территорию парковочного комплекса.

Майкл с возложенной на него миссией справился блестяще. Еще в детстве он славился тем, что с поражавшей даже профессиональных медиков достоверностью мог изобразить приступ эпилепсии. Естественно, что охранник, на глазах у которого семнадцатилетний чернокожий паренек рухнул на асфальт и забился в диких конвульсиях, не мог не покинуть свой пост ради оказания первой помощи, и в этот момент Итан, Алан и Генри и проникли на парковку.

Майкл же быстро «пришел в себя» и, поблагодарив охранника за помощь и отказавшись от вызова медиков, отправился на заранее оговоренное место встречи. Через полчаса там же был и Генри, и они уже вдвоем дожидались Итана и Алана, которые появились спустя еще два часа.

Выручка Майкла после первого дела оказалась порядка семисот долларов, что было большим подспорьем для его семьи. Разумеется, матери об истинном происхождении этих денег он ничего не сказал, выдумав историю о выполненных на заказ лабораторных работах (чем, кстати, еще больше укрепил в матери мнение о правильности ее решения отправить сына в престижную школу).

Кстати, для сравнения Генри также получил семьсот долларов, а вот Алан и Итан положили в свой карман соответственно тысячу и полторы тысячи, объяснив это тем, что на их долю выпала самая сложная работа.

В последующие три недели Итан и его банда, в которой Майкл теперь был полноправным членом совершила еще несколько угонов, и Майкл заработал на этом почти четыре тысячи долларов. Можно было заработать и больше, если бы они угоняли больше машин, но Итан разумно полагал, что лучше хорошенько подготовиться и угнать одну приличную тачку, чем впопыхах брать первую попавшуюся и рисковать угодить в полицейский участок.

Однако четвертая неделя началась с неожиданного собрания, которое объявил Итан и которое проходило у него на квартире.

— Пацаны, — бодро начал глава шайки, — я тут подумал и решил, что нам пора переходить на новый уровень. Сколько можно угонять крутые тачки и довольствоваться теми крохами, что нам отваливает Донован!

Его подручные встретили это заявление молчанием. Конечно, было бы весьма неплохо ни с кем не делиться своим заработком, но мистер Донован контролировал половину мастерских города, где разбирали угнанные автомобили на запчасти. Другую же половину контролировал его конкурент по кличке Слепой, и вряд ли он дал бы банде Итана больший процент.

Так что для Алана, Генри и Майкла оставалось загадкой, как их главарь собирается увеличить их выручку.

— Я все продумал! — глядя на озадаченные лица подельников, заявил Итан. — Мы будем грабить магазины!

— Магазины?! — переспросил немало удивленный Алан, а Генри и Майкл обменялись недоуменными взглядами.

Разумеется, угон автомобилей требует немалых навыков и сноровки (если, конечно, вы не хотите попасться), но и ограбление магазина требует продуманного подхода, иначе есть риск загреметь в тюрьму. А самое главное, что за вооруженный грабеж дадут больше, чем за угон даже самой крутой тачки.

— Да, магазины! — кивнул невероятно довольный собой Итан.

— Но где мы возьмем оружие? — осторожно спросил Алан, стараясь не спровоцировать обладавшего крутым нравом босса. — Да и вообще, не кажется ли тебе, что это не лучшая идея?

— Это отличная идея! — взвизгнул Итан. — Мы начнем с маленьких магазинчиков в нашем районе. Заявления их владельцев все равно не будут тщательно проверяться полицией. Набравшись же опыта, мы возьмемся за крупные супермаркеты с солидной выручкой. А потом, возможно, и за банки! — мечтательно закатил глаза глава банды.

Алан, Генри и Майкл обменялись нерешительными взглядами. Затея босса не казалась им столь же блестящей, как ему самому, но все трое знали, что загоревшегося идеей Итана не переубедить.

Поэтому им необходимо было решить, оставаться ли с Итаном и дальше или попытаться уйти в свободное плавание? И судя по лицу Ньюмена, решать надо было быстро.

Проблема заключалась в том, что именно Итан был и мозгом их компании, и главным специалистом в области угона. Алан мог справиться с некоторыми тачками, но в большинстве своем тут требовалась ювелирная работа, к которой он был совершенно не приспособлен. Генри же с Майклом просто не обладали необходимым опытом.

Таким образом, расставшись с Итаном, они вставали бы перед выбором: либо завязать с угонами и, как следствие, отказаться от весьма солидного заработка, либо идти к главарю какой-либо другой банды и занимать в ней менее значимое место.

Ни то, ни другое ни одного из троих не устраивало (разве что Майкл на секунду задумался о том, не стоит ли выйти из игры, становившейся все более и более опасной), и потому им ничего не оставалось, как сказать хором:

— Как скажете, босс!

Через два дня (то есть, в минувший понедельник) их банда вышла на свое первое дело в новом качестве. Мишенью для ограбления был выбран небольшой продуктовый магазинчик, который держала семья выходцев из Ливии.

Около восьми вечера, когда хозяин магазина собирался его уже закрывать, Итан и Алан вошли внутрь под видом покупателей. Генри оставался в машине, которую они одолжили в обмен на десять процентов выручки у одного из приятелей Итана по тюрьме, а Майкл прогуливался по улице, чтобы в случае неожиданного появления полицейских предупредить своих подельников.

Однако все прошло без сучка без задоринки. Последний настоящий покупатель вышел из магазина, Итан и Алан тут же выхватили скрытые до этого под майками пистолеты (откуда он их взял, Ньюмен подельникам не рассказал) и, наставив их на хозяина магазина и его жену, помогавшую ему во время наплыва посетителей, заставили их лечь на пол и обчистили кассу.

— Ха! — выдохнул Итан, вываливаясь из дверей и одновременно прикидывая прибыль. — Здесь больше, чем по две штуки на брата!

— Быстрее! — повернувшись к ним, прошипел Генри. — пока никто не заметил!

— Не ссы, пацан! — расхохотался Итан, запрыгивая на заднее место автомобиля. — Все путем!

Майкл и Алан также заскочили в машину, и Генри рванул с места. Уже поворачивая на ближайшем перекрестке, он увидел в зеркало заднего вида, что ограбленный ими ливиец провожает автомобиль взглядом.

«Хорошо, что номерных знаков на тачке нет», — подумал в этот момент Майкл, также следивший за хозяином магазина.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 485