электронная
120
печатная A5
313
18+
Антиэго

Бесплатный фрагмент - Антиэго

Объем:
70 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-7284-9
электронная
от 120
печатная A5
от 313

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1. Введение

Похоже, Маркс с его прибавочной стоимостью от промышленного пролетариата — безнадёжно устарел.

Зато через анализ функций денег он подсказал — как становиться олигархами без индустриального производства с прежними заботами о массовом пролетариате.

Пролетариату так и не удалось стать могильщиком капитала. И не мудрено, поскольку у него речь шла о пролетарском революционном повороте к равенсту и справедливости.

А от самых древних времён с рабством и господством и по сей день — торжествует принцип лишь выборочного обогащения любыми свободными способами, в котором каждый сам за себя.

Разумеется при этом, что преобладающее большинство простого трудового народа всего лишь карабкаются к подобному обогащению, уступая во всём меньшинству талантов.

Но вчерашние «рабы» всё настойчивее желают доступных благ для своего развития до высших талантов. А таковые теперь зарабатываются собственным коллективным трудом без частных посредников с роскошью, перекрывающей рыночный доступ к развитию — всем менее состоятельным.

Однако, самым универсальным источником беспроблемных и непрерывных прибылей и доходов — всегда была и есть разница между реальным трудом и идеальными образцами труда.

В которой всякое идеальное, будучи всегда впереди реалий, становится магически завораживающей властью, заставляющей верить на-слово и способствовать добровольному и безвозмездному прирастанию доходов от реального труда — на благо авторов идеальных ментальных конструкций.

А самая блестящая из них идея становится Маяком, освещающим единственный путь в хаосе бытия — на который стекается всё живое в устремлении постичь лучшую долю.

Но только добравшись до него, можно воочию убедиться — на чём стоит Маяк: на прочном бетонном фундаменте или на возвышении из костей и черепов.

2. Почему Анти — эго?

По энциклопедическим данным — понятие об эгоизме тесно связано с экономической теорией Адама Смита, сложенной из нескольких идей:

• — Идея, якобы, объективности экономических законов на базе внутренних механизмов, но не внешнего управления;

• — Понятие «экономический человек» — это, якобы, человек со стремлением к личной выгоде;

• — Естественный порядок — это рыночные отношения, якобы, основыванные на личных корыстных интересах. А именно они суммарно и в интересах всего общества — обеспечивают богатство, благополучие и развитие человека;

• — Естественный порядок, якобы, не может существовать без естественной свободы, в основе которой лежит частная собственность;

• — «Невидимая рука» — термин, который, якобы объективнее всего аргументирует автономность и самодостаточность эгоистической системы;

А далее идёт полное само-опровержение всего, что изложено — одной лишь фразой, которой А. Смит абстрактно (чисто мысленно) совместил несовместимое в том, что личная выгода вовсе не является личной выгодой, а чтобы прийти к общему богатству — к личной выгоде также необходим учёт интересов и потребностей и других людей.

И действительно, по Википедии (ru.wikipedia.org›Эгоизм) :

— эгои́зм (др.-греч. Εγώ, лат. ego — «я») — самолюбие, или поведение, ц е л и к о м определяемое мыслью человека о собственной пользе и выгоде. Но одновременно с этим эгоизм не ставит свои интересы выше интересов других?!?

Выходит, утверждение «целиком» — ложно? А тогда зачем начинать знакомство со столь популярным информационным полем — которое и само ещё страдает сомнительным раздвоением?

Мы же рискуем дискредитацией самой свободы, которую личности из разряда знатоков преподносят обывателям не как свободный выбор из нескольких, уже вполне определённых альтернатив, а как всего лишь простор для нескончаемых сомнений.

Как же всё-таки будет верно — «целиком», или пока с этим подождать?

Однако, по другим источникам и, очевидно, с учётом многовековой практики, эгоизм — есть понятие, противоположное альтруизму, из чего следует, что эгоист сориентирован на удовлетворение собственных потребностей, полностью пренебрегая интересами других и используя их как средство, благодаря которому достигаются корыстные личностные цели, без учета того, насколько его выгода может дорого обойтись другим.

Адам Смит оказался бы прав, если бы понятие о личной выгоде (прибыли) — тоже оказалось до беспредела абстрактным, не имеющим никаких источников прибыли от конкретной убыли у реальных людей и ими перерабатываемых природных богатств.

Особенно в ситуациях с частными междусобойчиками с коммерческими тайнами и невмешательством государства.

Вместе с тем Смит был убежден, что государственное регулирование необходимо лишь при выпуске банкнот, охране страны от внутренних и внешних посягателей на безопасность граждан, поддержании общественных дорог, создании системы образования и воспитания.

Для выполнения этих функций А. Смит предложил государству иметь бюджет, полностью основанный на налогах и сборах с населения, без учёта основных и сравнительно мощнейших доходов от труда по переработке природных богатств, предназначенных по А. Смиту для оседания в частных банках и фондах.

Однако, если говорить о современнном видении прежних идей А. Смита, то на первое место в прогрессе частной экономики выдвигается идея свободной конкуренции между производителями и потребителями, которая тем насыщенней, чем больше проводится де-национализация (приватизация) от целостного Государства.

А к слову сказать, именно Российское Государство когда-то и образовывалась и укреплялось на экстремальных поворотах судьбы — благодаря превалированию объединительных тенденций над разъединительными.

Но в Российское Государство вернулась и тотальная приватизация, а под предлогом заботы о повышении экономики и жизненных уровней граждан, началось одновременное нечто, так схожее с реваншем за возврат государственных природных богатств и ресурсов в лоно клановой аристократической Синекуры.

Чему осталось столько свидетельств со сносом памятников и переименованием улиц, пусть и не по всей стране, но в столицах — точно.

Только почему именно конкуренцией решили сгладить пороки дремучего эгоизма?

=======

Ведь если говорить о конкуренции в стихийной природе, то это не что иное, как дикая ожесточенная антагонистическая борьба за жизненное пространство, с уничтожением (вытеснением) менее приспособленных к выживанию особей, включая и прямые поглощения сильными более слабых.

А с другой стороны — налицо явно прогрессивные результаты конкуренции, великолепно демонстрируемые Олимпийским движением со спортивной состязательностью в равных весовых категориях!

Разница в конкуренции между дикой природой и цивилизованным разумным человечеством в том и состоялась, что первым условием состязательности было условие обязательности равных (квази-равных) весовых категорий (поскольку с неравными и без всякой конкуренции ясно, за кем победа и поражение).

Но и при категорическом исключении всяких летальных исходов в ходе состязаний, с неоднократными шансами на окончательное выявление сильнейшего, а в последующем с неоднократными новыми попытками становиться сильнейшим среди уже сильнейших. Чем и обуславливался непрерывный прогресс в конкуренции.

И эта разница весьма существенная: избавляться от конкурента в угоду собственной амбиции или последовательно усиливать обоих конкурентов по итогам очередных временных состязательных испытаний.

А известно, что приватизация общенациональных ресурсов для того и стимулировалась, чтобы как можно больше увеличить число частных компаний, которые непременно и заметно начнут состязаться между собой за высокое качество товаров с их более успешным доведением до потребителя.

======

Но давайте обратим внимание: — если производители товаров и услуг могут и способны организовываться в частные компании, то потребители — свободны по всему миру выбирать себе потребление в любой частной компании, и независимо от того, производит кто-то что-то или не производит — потреблять обязан каждый самой жизнью и разумеется с конкуренцией за наиболее выгодный для себя товар.

А теперь отметим не менее существенное: — если производители, как правило, — это высочайшие профессионалы, то потребители, в самом лучшем случае, имеют возможность получать одно-два высших образования по выбранной профессии.

Но это и означает, что именно на свободном рынке без вмешательства государства, остаются один на один с профессионалами производства — огромные контингенты профанов-потребителей, мало что соображающих в профессиях профессионалов-производителей, кроме как по одной-двум!

И далее по списку, с одной стороны: — озабоченные извлечением частной выгоды — юридически подкованные лица, свободные матёрые адвокаты, частные нотариусы, вообще многоопытные по сравнению с наивными индивидами, а прагматики и циники с романтиками.

То есть со всеми теми, для кого и явная убыль из кармана останется никак не заметной, а то и вполне законной нормой.

И, спрашивается, что же это за умники, ввергнувшие в горнило выгодного поглощения «слабых» более «сильными» — под предлогом свободного рынка на частных междусобойчиках?

======

Свободный рынок на частной выгоде, с поляризацией на богатых и бедных — это не просто следствие естественно природного разброса по способностям и возможностям.

А ещ и глубоко укоренившийся рукотворный принцип осознанной генерации и постоянного поддержания в обществе нужды в деньгах — дабы ещё больше приносили прибыли богатым частным кредиторам.

А поскольку никаких верхних пределов материальной состоятельности не существует и никто не заинтересован в том, чтобы явные излишки богатства бескорыстно распределялись с большей пользой для развития малоимущих, то под экономическим чудом свободной концепции А. Смита, которое кто-то примеряет для всеобщего развития и уверенного движения каждого к богатству — на самом деле осуществляется замысел сугубо выборочного личного обогащения, не имеющего никаких мыслимых пределов и способов накопления материальной состоятельности — исключительно за счёт организации далеко не равной конкуренции, в результате которой просто неизбежно непрерывное поглощение условно «сильными» конкурентами — массы всех, условно «слабых».

Где под силой и слабостью имеются ввиду уже не жищные порядки в дикой природе, а профессионалы, подготовленные либо высшим образованием, либо самим жизненным опытом и с котоыми частная концепция предлагает оставаться один на один с малограмотными, менее разворотливыми, нуждающимися в деньгах, находящимися в беде и иными более уязвимыми конкурентами, которыми и обуславливается не имеющее никаких пределов капиталистическое накопление материальной состоятельности.

В полное подтверждение движения к выборочному же монопольному империализму, которому по современным объёмам беспредельно накапливаемого выборочного капитала — и этого определения явно недостаточно.

Возможно нечто вроде высшей стадии империализма — импер-олигархизма, с его уже и нескрываемым протестным неприятием по всей планете.

3. Антиэго. Крест Маршалла

А между тем мысли о равенстве людей не давали покоя многим выдающимся философам, в том числе и в самой цитадели вестерн-концепции.

Особенно настораживало то обстоятельство, что таланты продвигались не собственным старанием, а посредством найма тех же самых бесталанных — в качестве трудоголиков на своём производстве, клерков в своих банковских делах, различной обслуги в своих семьях. Причём, с совершенно свободным рынком для отбора живого товара в этих целях.

И тогда пришла ещё одна блестящая идея, не покушаясь на свободный рынок — уравнять людей перед законом правовым полем.

И если каждому члену общества присвоить статус свободной Личности, а каждую такую Личность наделить р а в н ы м и со всеми и независимо ни от каких социальных признаков п р а в а м и — то вот вам и гарант всеобщего равенства перед законом!

Но, по сути — идеологи правового общества всего лишь продекларировали теоретические предпосылки к тому, как упорядочить общественные отношения юридическим путём, н е и з м е н я я свободных отношений экономических.

А что, например, даёт документ на право управления автомобилем, если этого автомобиля нет? Правильно — только голая надежда на будущее и неизбывная вера в то, что когда-нибудь, да свершится.

А если не просто автомобиль, а жилище, здоровье, образование, культура?

То есть, мало иметь разрешение на права. Их требуется практически реализовывать, а иными словами — иметь материальные возможности по их реализации.

Но эти то возможности как раз и зависят от индивидуальной ментальности и деловых способностей каждого. Круг замкнулся на том же неравенстве и прежде всего по имущественному признаку.

С той только разницей, что богатые и бедные теперь стали делиться на полноправных и бесправных!

=======

Нам-то внушают, что любой член общества может являться на свободный рынок и в непринуждёной состязательности производителей и потребителей осуществлять взаимный обмен по обоюдному желанию и удовлетворению — тем самым обеспечивая саморегулирование рынка балансом предложений и спроса, без какого-либо вмешательства извне.

И всё было бы благородным и приличным, если бы все эти благие пожелания и намерения не обуславливались сплошной зависимостью от денег! А в том и дело, что все пожелания и намерения без денег — никакой силы не имеют.

И теперь проблема: — понятно, откуда деньги у производителя, а откуда они у потребителя?

Очевидно и потребитель должен быть свободным производителем, чтобы стать платежеспособным на удовлетворение спроса.

Но парадокс в том и заключается, что потреблять предписано законом жизни всем без исключения!

Производить способны и готовы далеко не каждый.

Производителями физически не могут быть :

— все объективно нетрудоспособные, но полноценные потребители;

— те, кто уже отработал установленый законом трудовой стаж;

— те, кто занят благороднейшим делом на решении общих для всех государственных не производственных задач;

— далеко не малый контингент около творческих полноценных потребителей продуктов, не желающих, однако, их самим производить;

— те, кто оказывается в нужде из-за социальных и природных потрясений;

=======

Значит, вся эта армада общества ни в каком саморегулировании не участвует и участвовать не может!

А находится, по сути, в иждевенческой зависимости от свободных производителей, позволяющей таким образом манипулировать ценами на спрос для потребления — далеко не по обоюдному желанию и удовлетворению!

Но по тому, какую выгоду можно извлечь искусственным повышением рыночной цены, заведомо зная, что согласятся на любую непосильную, особенно когда хочешь жить — то куда ты денешься?

Выходит, и сам рынок не может саморегулироваться хотя бы по этой объективной причине

А он на самом деле и регулируется рукотворными монополиями. Вопрос лишь в том, кто является монополистом — государство, одно для всех или олигарх, в первую очередь для себя любимого?

=======

Но, разумеется, одними политическими лозунгами идея свободного продвижения ко всеобщему процветанию в индивидуальном порядке не была бы столь востребована — не будучи обоснованной солидными научными аргументами.

Одним из таких обоснований явились исследования профессора Кембриджского университета А. Маршалла, обобщённые графиком, известным под названием «Крест Маршалла».

На графике отражены кривые предложений и спроса в зависимости от количества товаров и цен на них, из чего явствует, что рост цен вносит дисбаланс в процесс саморегулирования.

Предложения растут, а спрос, наоборот, уменьшается.

Альфред Маршалл показал, что при движении кривых предложений и спроса навстречу одна другой — наступает такой момент, когда они пересекутся в точке рыночного равновесия, которая и определит цену объективную и справедливую как для производителей, так и для потребителей, без вмешательства властей извне.

Однако, спрашивается: подобное движение — оно кому для сведения и руководства? Очевидно, тем же свободным Личностям, подстать господину Маршаллу по образованию и кругозору.

Но и, конечно же, пониманию суровой необходимости двигаться н а в с т р е ч у друг другу.

А где это господин Маршалл нашёл свободный рынок, сплошь наполненый высшим экономическим образованием?

Кто из участников рынка способен из своего частного гнезда обозреть общую по стране ситуацию с движением производителей и потребителей навстречу друг другу?

Как заставить частника добровольно жертвовать долгожданной прагматической прибылью ради общего успешного движения навстречу?

Нигде и никак! Ждать требуется, когда свободный рынок станет экономически образованым, а его участники просвещёнными до государственного масштаба и высочайшей нравственности для движения навстречу одни другим.

А точно на таких же условиях сулили блага в далёком, но светлом будущем апологеты коммунистической идеи, признанной утопической!

И всё же одни продолжали упорно строить его, вдохновлённые Идеей, а другие уже в нём благодатно жили!

=======

Взятый за основу вестерн-концепции вывод «Отца экономического чуда» А. Смита о том, что если именно эгоизм человека и толкает его на расширение производства товаров, в том числе для других, для общества и государства — то только от собственной жадности. И был бы актуален исключительно в системе натуральных обменов.

Но с переходом на обмен товарно-денежный, прагматическая выгода начинает определяться не самими товарами, а рыночными ценами на эти товары, которые на свободном рынке устанавливаются по частному усмотрению максимальной выгоды от массового покупателя.

То есть, выгода от производства товаров дополняется выгодой от производства самих денег и подобное дополнение ведёт в кончном счёте к тому, что накопление капитала с односторонней выгодой — становится в каждой частной корпорации вообще возможным без какого-либо производства товаров для других.

Но даже продвигая товары для других — мы всего лишь этим обеспечиваем комфорт. А каждая банкнота — есть уже часть власти, которой, как ценностному эквиваленту любых товаров и услуг -заведомо подчинены любые товары и услуги, включая политические, экономические и идеологические — в прямой зависимости силы самой власти от большего или меньшего объёма капитала.

А если бы люди разных по имущественному признаку сословий существовали самостоятельными сословиями, достойными только своих сословий и независимыми от иных — это и было бы неким подобием свободного гражданского общества.

Но пока существует необходимость наёмной рабочей силы — ни о каком свободном труде и речи быть не может!

И ровно столько, сколько человечество существует — столько оно и будоражиться проблемой отношений разных по имущественному признаку сословий, образовавших в найме с другими перевёрнутый принцип потребления производимых благ высшим сословием обратно пропорционально вложеному в них труду- низшим.

А между тем, именно российская социалистическая революция предложила устранять эту несправедливость оценкой каждого труда по фактической затрате жизненной энергии и распределять общие итоги по результатам объединённого умственно-физического труда.

Что и позволило через совместно зарабатываемые фонды осуществить максимальную доступность к товарам, услугам и сферам социального развития не отдельным, судьбой избранным, а буквально каждого гражданина — в качестве стартовой ступени для последующего развития.


======

В подобной конъюнктуре с предвзятой оценкой международных событий — нет ничего странного. Сегодня не может быть никаких сомнений в том, что ещё со времён рабов и господ, стремление к частной прагматической выгоде было настолько свободным и безудержным, что не остановилось даже перед тем, чтобы к неодушевлёному торговому товару причислять и самих живых людей, со всеми, им присущими человеческими ценностями.

С тех пор все общечеловеческие ценности, такие как вера и доверие, опора на надёжность, дружба, любовь, семья и сама человеческая жизнь — полностью поглотились продажно-покупной системой свободного рынка с той же гегемонией максимальной выгоды от покупки и продажи чести и достоинства, убеждений и поступков. Не обошлось без таковых и в идейном советском истеблишменте.

На свободном рынке известных радетелей за демократию стали ещё более популярными двойные стандарты — общественные и частные эго-индивидуалистские.

За политикой прочно закрепился жупел грязного дела, а самым прибыльным бизнесом оказался тот, что подвизается — на стимуляции войн с современными оппозициоными разборками, дезорганизующими возможных конкурентов под бархатными и цветастыми покрывалами.

4. Антиэго. Унижение нацизмом

Индивидуали́зм (фр. individualisme, от лат. individuum — неделимое), а философия и идеология подчёркивают индивидуальную свободу и независимость личности от общества и государства. Характерен противопоставлением себя идее и практике подавления личности обществом или государством.

Однако самой существенной ошибкой философии и идеологии индивидуализма является укоренившийся стереотип, который зациклился на способности лишь п о д а в л я т ь свободу и независимость личности — другой личностью, более свободной и сильной, а тем более обществом и государством.

Не простительно, при этом, замалчивая всё то естественно-позитивное, которое закладывается при консолидации индивидов в коллективные формы отношений между людьми.

Включая и позитивное подавление личности, если только она слеплена не из одних мысленных высших идей и качеств, а способна и злоупотреблять свободой и независимостью по отношению к другой личности, к обществу и государству.

Ну а если от высокоидейного пафоса опуститься-таки на грешную землю, то, наверное, не будет никакого открытия в том, что испокон веков всякому философски-мыслящему индивидуалисту — самой судьбой предначертано добровольно делить и подчинять свою свободу и независимость — для того, чтобы самым естественным путём плодиться и размножаться с объединением в общества и государства.

Но не только для подавления тех, кто злоупотребляет личной свободой и независимостью, а и с целью более надёжного (гарантированного) выживания в коллективной форме — при различных экстремальных и особенно непредвиденных обстоятельствах.

А ещё никакая свободная личность не способна так разнообразно обеспечивать себя, своё собственное совершенствование и развитие — без выхода опять же на взаимные обменные отношения с общим для всех рынком и очевидными уступками идеалам личной свободы и независимости.

И тогда единственным итоговым уделом продолжения настаивать на свободном позитиве индивидуалиста — является если не преждевременная гибель в одиночестве, то жалкое прозябание в безрадостном одиночестве.

Но если и индивидуализму удаётся объединить массовые контингенты свободных и независимых личностей, тогда он как крайняя степень эгоизма, становится явлением эгоцентризма, угрожающего и обществам и государствам настырными поисками т.н. одной «чистой» нации — ни перед чем не останавливающимися, вплоть до поголовного истребления всех, инако зримых.

=====

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 313