электронная
140
печатная A5
539
12+
Antidoteman. Начало

Бесплатный фрагмент - Antidoteman. Начало

Объем:
348 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-5321-5
электронная
от 140
печатная A5
от 539

— 1-


Итак, все началось в самом прекрасном городе на Земле… конечно, сейчас каждый вспомнил свой любимый город, но для нашей героини этим городом всегда был и остается, город Москва, столица нашей Родины, Златоглавая, если хотите.

Влада, как обычно в любой из будних дней, спешила на работу, хотя спешить было совершенно необязательно, так как запас времени был довольно большой. Но ходить медленно, к сожалению, или, как покажет наша история, к счастью (да-да, это, безусловно, история счастливая!), эта девушка не умела совершенно, поэтому и перемещалась на огромной скорости, независимо от того, мокасины были сегодня на ней или туфли на каблуке…

Хотя нет… ходить на работу в мокасинах было категорически запрещено.

Но, я думаю, наконец, надо уделить хоть несколько строк и рассказать Вам о нашей героине.

Можно было бы начать с того, что она достаточно высока и стройна (ах, как «небанально»), светло-русые волосы по плечам опускались чуть ниже лопаток, но, в первую очередь, мне хочется рассказать небольшую историю, а может быть высказать свое мнение, которое подтверждается и по сей день, о том, что людям, которые родились красивыми, изначально живется значительно легче, так как они с детства получали огромное количество комплиментов, не было проблем с безответными чувствами, и еще очень много плюсов. Вы скажете — зато можно «хлебнуть» проблем в будущем, стать человеком заносчивым и даже бессердечным, и будете совершенно правы, но все-таки красивым людям живется намного легче, и придется с этим смириться всем нам… остальным.

Но чтобы успокоить своего многоуважаемого читателя и убедить его в душевной чистоте героини, скажу, что уже в возрасте 12—13 лет героиня перестала понимать поступки своих сверстниц: их нелепые слезы и пустяковые обиды. Папа Влады, инженер по образованию, который и сегодня мог помочь с любым разделом высшей математики (благо, это не требовалось), всегда рассматривал любой вопрос с позиции здравого смысла и логики. Поэтому с ребятами общаться было намного интереснее, а взаимоотношения были стабильнее и явно понятнее… а может быть Владе просто не повезло со школой и окружением.

Соответственно, подруг из класса у нашей героини к ее 25 годам не было.

Становится кое-что понятно с характером и внешностью, верно?! Осталось только добавить, что мама Влады была идеалисткой до мозга костей, и пока на этой теме можно поставить точку, что я и сделаю.

С недавних пор Влада ездила на работу на метро, отмечу, что данной привычкой обзавелось большинство рядовых служащих, работающих в центре. Причиной этого, конечно, является введение платной парковки. Сколько всего нелицеприятного можно было услышать по этому поводу, однако, уже третий месяц Влада вместо того, чтобы по третьему разу объезжать квартал в поисках свободного парковочного места, вышла из метро Смоленская, подняла голову и залюбовалась потрясающей архитектурой советской Москвы — Смоленско-Сенной площадью, венцом которой, безусловно, является МИД — место, где и трудилась Влада.

Многим детям с детства внушают нелюбовь к Москве, и это очень обидно. Папа Влады, который, как Вы поняли, был умнейший человек, получил здесь образование, параллельно работая на двух работах, всегда говорил: «Студенчество — золотые годы», но при этом: «терпеть не могу Москву». Наша героиня недоумевала, куда пропадает логика у ее «примера для подражания» в этот момент. Ведь можно сказать: «Чудесный город, который столько мне дал, благодаря которому я познакомился с девушкой, с которой мы прожили уже больше 30 лет, но потом мне захотелось жить в более камерном месте и т.п.», но нет «терпеть не могу» и все. Но стоит отдать должное родителям, они часто и после переезда, ездили в Москву за продуктами, одеждой, мебелью и еще за очень многим. Хотя, что здесь удивительного, даже сейчас, когда на снабжение жаловаться не приходится, люди со всех уголков России и не только стремятся в Москву за теми же вещами, что уж говорить про 90-ые. Так вот, в детстве, когда они всей семьей проезжали на машине по Москве, Влада садилась у окна и, раскрыв рот, смотрела на все это великолепие: Кремль, Манеж, ВДНХ, Арбат, Дом Пашкова, Метрополь, Воробьевы горы, Третьяковка, но самое потрясающее — высотки Москвы.

Уже в раннем детстве Влада поняла, что хочет здесь жить и работать, но даже в мечтах ей не могло привидеться, что местом работы будет знаменитый на весь мир — МИД, и это при всем том, что она всегда тяготела к языкам. Математика у Влады тоже была одним из любимых предметов, поэтому со стороны решение пойти на экономический факультет не выглядит очень странным, но в возрасте 8 лет такое заявление не могло вызвать ничего кроме удивления и улыбки. После очередного такого выступления перед друзьями родителей, вечно пристающих к детям с вопросом «кем ты хочешь стать, деточка?», и, получив ответ, «экономистом и работать с иностранцами», кто-то сказал: «тогда тебе надо идти учиться в МГИМО»!

В принципе, рассказ о выборе места учебы можно считать закрытым, осталось только упомянуть, что 10 и 11 классы были страшные, ни о каком ЕГЭ тогда даже не слышали, и поступление было подобно чуду, так как английский в самой обычной общеобразовательной школе был на сомнительном уровне. Но усиленные подготовки, а также отказ позволять себе думать о неудаче, сделали свое дело.

Дальше было 4 года бакалавриата и 2 года магистратуры, параллельных занятий английским и итальянским, борьба за стипендию, летняя работа в Штатах, стажировки в Англии, а, самое прискорбное, что на любимый город времени не оставалось совсем. Дело в том, что ее молодой человек был из ее родного города, поэтому всё свободное время она тратила на поездки к нему и родителям. Но Влада была уверена, что все изменится, как только она закончит институт. Тогда они снимут квартиру и будут вместе строить свою семью, развиваться каждый в своем направлении, радоваться успехам друг друга, делать мир лучше (конечно, последнее заявления звучит очень высокопарно, но ведь каждый человек, который помогает, чем может окружающим и старается жить по совести, уже делает мир чуточку лучше). Ну, не наивно?!

И вот этот счастливый день настал. Красный диплом, гордые родители, Влад подарил огромный букет роз. Казалось бы, счастью нет предела, и Влада была, на самом деле счастлива, тем более что ей, как одной из лучших выпускниц курса, предложили работу в МИД. Ну, и пусть что зарплата небольшая, зато как престижно. Многие сокурсники Влады смеялись над ней, но наработки учеников, которых она обучала английскому, уже имелись, а теперь еще и какое-то свободное время организовалось. Вот, думала Влада, сейчас заживем, Влад обещал уволиться с работы и переехать в столицу. А с его образованием и хорошим опытом, в Москве Влада оторвут с руками и ногами. Будем, наконец, гулять не по четырем улицам, а откроем Москву Булгаковскую, Сталинскую, а самое главное — нашу.

Вот тут и начались… хм… казусы. Оказалось, что увольняться пока никто не собирался, а уж переезжать тем более. Ведь пока и жить негде, а дома чудесная собственная квартира, и еще квартира родителей, в которой Влад и предпочитал проводить основное время. Современные интерьеры и планировка, а в придачу ко всему чудесная мама, которая постирает, приготовит, утешит… Осознав, что правило «Надейся только на себя!» актуально и в таких, казалось бы, высоких отношениях, да и к тому же долго расстраиваться Влада не любила, она, порассуждав логически, как учил папа, поняла, что неизвестно смогла бы сама уехать от такой мамы, из такой квартиры, с такой работы неясно куда, зачем и почему. Поэтому она не начала ставить ультиматумы, не разорвала отношений, а начала действовать сама. Вот только чувство окрылённости ушло, и реальность стала понемногу проглядываться… впрочем, пока еще совсем неявственно!

Так как учеба закончилась, а работа появилась, родителям надо было сказать большое спасибо и пуститься в самостоятельное плавание. Проведя несложные вычисления, и, подведя неутешительный, но такой ожидаемый, итог, выяснилось, что если снимать квартиру, кушать будет нечего, поэтому вариант был один — снимать комнату, а лучше даже комнату на двоих с какой-нибудь девочкой. И дешевле и веселее. Тем более что был еще и остаток по кредиту за малолитражку. Комната отыскалась очень быстро. Влада знала и раньше, что ее дальние родственники хотят сдать комнату в двухкомнатной квартире. Район удаленный, зато люди чудесные, так что договорились, что в будущем можно будет подселить еще одну девочку. Во второй комнате жили молодые ребята, поэтому никаких проблем с взаимоотношениями не возникало. 2 недели спустя через общих знакомых нашлась соседка — энергичная девушка, знающая английский и китайский. Она приехала с Дальнего Востока, потому что… секундочку, Москва — ее любимый город, хотя она здесь впервые. После этого откровения, они с Владой не могли не проникнуться взаимной симпатией, и уже в ближайшее время Оксана перевезла свои вещи.

И тогда началась чудесная пора. Конечно, большинство одногруппниц Влады не поняли бы, как можно назвать чудесной порой проживание в этом районе Москвы, да еще и в подобных условиях, но ведь каждому свое. Но человек, знающий жизнь с обеих сторон, точно мог бы сказать, что в этой квартире было очень весело, шумно, а, самое главное, душевно. Благодаря этому или благодаря тому, что романтические отношения стали приобретать реальный контур, Влада стала уезжать на выходные из Москвы в два раза реже. И результат не заставил себя долго ждать — весной ее молодой человек все-таки решился уволиться с работы и переехать к Владе. А может быть все дело в том, что ребята из соседней комнаты съехали, и Оксана переехала в освободившуюся комнату?..

В любом случае начались те дни, о которых Влада давно мечтала. И только две вещи омрачали это счастливое время: Влад никак не мог найти работу (благо у него были хорошие запасы средств, и еще большие запасы средств были у его родителей), а также то, что при первой возможности он ездил домой к родителям. Почти каждые выходные собирал вещи и уезжал, и конечно, такой поворот не мог не расстраивать Владу, которой тоже хотелось провести пару дней только вдвоем. Многие ее знакомые недоумевали, как можно не получить работу в Москве, где больше половины людей приезжие… но Москва принимает далеко не всех, и Влада в свое время тоже это поймет.

Ну, да ладно, ведь в итоге нашлась престижная и высокооплачиваемая работа… пусть почти через полгода, но разве это важно?!

Шло время, первые два года работы в МИД дались Владе очень нелегко. Низкая заработная плата, работу новичкам дают совсем неинтересную, дома в обиходе появилось выражение «высокоинтеллектуальный труд». Но ощущение, которое возникало, когда она проходила по изысканному вестибюлю со стенами облицованными светлым мрамором, когда ее каблуки стучали то по черному граниту, то по ковровому рисунку пола, помогало ей чувствовать себя причастной к чему-то великому, и это состояние не отпускало еще несколько часов подряд.

Итак, Влада медленно, но верно приближалась ко дню икс, сама того не зная. Заработавшись, как обычно до позднего вечера, она опомнилась только, когда, пойдя за очередной чашкой чая, увидела, что весь этаж пуст.

— Девять вечера, — посмотрев на часы, вздохнула она. — Сегодня дольше обычного, — и стала быстро собираться домой.

Конец сентября с еще недавним бабьим летом оставлял ощущение дня бесконечного, и хотя затяжные дожди обещали со дня на день, никто этому не верил, ведь погода за окном и погода прогнозируемая совпадали лишь в исключительных случаях, каким и оказался сегодняшний.

На проходной стоял знакомый охранник.

— Пока, Макс. Отличных выходных.

— И тебе. Зонт есть? Пока до метро доберешься, промокнешь до нитки, — заботливо пробасил он.

— Ничего. Добегу.

Выйдя из МИДа, Влада подняла папку над головой, чтобы хоть немного ориентироваться в темноте и потоках дождя, которые, казалось, обрушивались на нее со всех сторон. Ловить машину в такую погоду было бесполезно, нужно было каким-то образом добраться до метро. Повернув направо, и, двигаясь вдоль здания МИДа, Влада с каждым шагом была все ближе к цели, как вдруг почувствовала пустоту под ногами, а в следующее мгновение уже полетела вниз.


— 2-


Очнулась она от того, что капли дождя затекали ей в нос и рот, детский страх захлебнуться, от которого Влада старалась убежать все эти годы, вернулся с новой силой, и она закричала… что было, конечно, совершенно напрасно, ведь услышать ее никто не мог.

Когда приступ прошел, Влада попыталась встать, левая нога тут же отозвалась острой болью. Пошарив руками вокруг, под которыми оказалась неясная пустота, Влада, собрав оставшиеся силы, отползла от места падения, куда все еще лились потоки дождевой воды. И тут водоворот разнообразных запахов, начиная с запаха дождя, и, заканчивая запахом метро, который невозможно спутать ни с каким, захлестнул ее.

— Неужели где-то обвалился тоннель? — подумалось ей. Но пол под ней был довольно ровный, никаких обломков вокруг она не заметила, значит, есть надежда, что это просто канализационная шахта или что-то подобное. Боль в ноге все нарастала, но навык мыслить спокойно и рационально, выработанный благодаря частым форс-мажорам на службе, возвращался. Сверху все еще грохотали раскаты грома, Влада шарила руками вокруг, пытаясь нашарить границы своей темницы, как вдруг обратила внимание на одну странность — вода, которая лилась сверху, не скапливалась, а уходила куда-то вниз. Мысль о канализационной шахте зазвучала в голове с большей надеждой, но, как она не пыталась разглядеть лестницу, ничего не получалось. Наконец, ее рука наткнулась на что-то, похожее на стену. Перебирая по стене рукой, пришло странное и нелогичное понимание того, что стены явно каменные. Тогда, подтягивая себя на руках, по-пластунски она начала исследовать все вокруг. Оказалось, что лестницы, чтобы вылезти наверх, нет, но есть тоннель, который ведет только в одну сторону. Оставалась единственная надежда, что этот тоннель выведет ее наружу. Надо только доползти. Тоннель был не шире метра и уходил резко вниз. Через несколько часов Влада с чувством того, что она проползла как минимум несколько километров, окончательно выбилась из сил (на самом деле расстояние едва могло дотянуть до 50 метров, что, конечно, тоже немало). И тут она поняла, что не слышит звук грозы и дождя, который преследовал ее все то время, пока она ползла. Что-то мягкое, едва уловимое, появилось в воздухе. Она хотела попросить помочь, закричать, но какой-то инстинкт не дал ей сделать это. Наоборот, она вжалась в угол между полом и стеной и постаралась дышать, как можно тише. Цепенящая тишина повисла вокруг, прошло, казалось, много часов, Влада уже начала подозревать, что она от всего пережитого начала терять рассудок, но тут кто-то схватил ее за левую ногу. Боль и новая волна страха накрыли ее, и Влада потеряла сознание.


— 3-


Открыв глаза, и, ожидая увидеть знакомое постельное белье и не самые модные обои, она вместо этого увидела довольно большую комнату, обшитую деревянными панелями, огромный камин с тлеющими углями и белое постельное белье. Влада сначала подумала, что все еще спит, но тут тупой болью отозвалась нога, воскресив в памяти все события знаменательной ночи. Миллион мыслей закружил ее, но одна самая отчетливая была слышна явственнее всех — надо БЕЖАТЬ.

В этот момент дверь открылась.

Он вошел почти беззвучно, мягко ступая по деревянному полу, подошел к камину и остановился к ней спиной. Лица его она увидеть не могла, тем более что предусмотрительно прикрыла глаза, чтобы не выдать своего пробуждения. Высокий, можно даже сказать, очень высокий, и явно спортсмен… уж слишком тихо двигается, хотя заметно, что красться и не пытается.

— Как ты узнала, что я буду там? — прозвучало внезапно. — Не стоит молчать. Я знаю, что ты не спишь, — голос был очень странный, по нему невозможно было определить возраст, Владе даже показалось, что он намеренно меняет его.

— Я ничего не знаю, шла с работы домой и куда-то провалилась, — понимая, что сейчас не стоит молчать, с вызовом ответила Влада.

— Так ты работаешь в МИДе?

— Да.

— И твой начальник — Волконский?

Вошедший человек обернулся, но свет падал сзади, поэтому разглядеть его лицо Влада, как ни старалась, не смогла.

— И да, и нет. Он первый заместитель министра, а я работаю в департаменте по вопросам новых вызовов и угроз. Директор департамента Лиха..

— Да, я знаю, кто такой Лихачев, — перебил ее незнакомец.

— А Волконский, как и сам Сараев, начальник для всех нас.

— Значит, непосредственно на него ты не работаешь. Или так говоришь…

— Какой смысл мне врать? Меня не интересуют Ваши взаимоотношения, я просто хочу домой. Меня даже не интересует, кто Вы, только — где ближайшая станция метро, — поднимаясь на подушках, сказала она.

— Тебя здесь никто не задерживает, Влада. Во всяком случае, пока, не задерживает. Но сейчас три утра, и метро еще закрыто, хотя оно (тут ей показалось, что он слегка улыбнулся) даже ближе, чем ты думаешь. Ты сильно потянула связки, и хотя я сделал тугую перевязку и вколол обезболивающее, утром все равно нужно будет показаться врачу. Я отвезу тебя.

— Не нужно, я вызову такси. Кстати, где моя сумка? Она ведь у Вас, раз Вы знаете мое имя.

— Я нашел ее в тоннеле, — он взял сумку со стола и протянул ее Владе. — Но я бы на твоем месте не стал отказываться от помощи, это неразумно, тем более что адрес твой, как ты понимаешь, я тоже знаю. У тебя разрядился телефон, но я смог его включить, тебе звонили много раз.

Влада стала медленно опускать с кровати ноги, машинально подумав о том, что колгот на ней больше нет, зато на больной ноге есть повязка. Взяла у него сумку и сказала: «Хорошо. Идем».

Он подал ей руку, она не хотела на нее опираться, но, почувствовав острую боль в ноге, и, услышав «Не глупи», подумала, что хуже не будет. Так они вышли из комнаты и пошли по длинному коридору. Свет вспыхивал и гас, провожая их.

«Где же это мы?» — постоянно проносилось у нее в голове. «Сплошной лабиринт, неужели это дом?! Больше похоже на гостиницу или коридор какого-то замка. Вот только мрачновато. Темные деревянные панели, а пол звучит, как каменный, хотя выглядит деревянным».

Наконец, они подошли к какой-то двери, Он нажал на кнопку, дверь открылась. Это оказалась дверь лифта.

На кнопках не было ни одной цифры, но Он ориентировался в них и без цифр. Кабина моментально спустились вниз, дверь открылась, и перед глазами Влады предстал подземный гараж или парковка, но такого она еще не видела. Пол не бетонный, а деревянный, такой же, как в доме. Опять мелькнула мысль «во всяком случае, он так выглядит». Да и вообще, то, что это гараж, можно было определить только по наличию большого количества машин… одна мощнее другой. И так как Влада не была знатоком в машинах, она смогла узнать только Феррари и то, по логотипу.

Они подошли к темно-синей, почти черной, машине. Он открыл пассажирскую дверь.

— Садись.

Влада села.

Он обошел машину и сел за руль, тут Влада обратила внимание, что ключ вставлен в зажигание.

— «Так это его гараж!! Куда же я вляпалась?».

Но она продолжала молчать, даже когда они подъехали к воротам, и те самостоятельно открылись, не выдав своего движения ни единым звуком. Даже когда Влада, обернувшись, узнала дом, в котором побывала, построенный в Большом Козихинском переулке, часто привлекающий ее взгляд своей таинственностью и строгостью форм, и поняла, что они в минуте от Патриарших прудов, она продолжала молчать, боясь только, что ее мысли выдаст неровное дыхание или бешено колотящееся сердце.

Он не спросил ее ни как проехать, ни уточнил адрес. Ничего. Машина уверенно летела по Москве, скорости Влада не чувствовала, но, по проносившимся мимо домам, понимала, что она очень высокая. Украдкой она разглядывала его: темно-русые волосы, прямой нос, правильный овал лица. Его можно было бы назвать привлекательным, если бы не холодный недоверчивый взгляд.

Ночная Москва пролетала за окнами слишком быстро… Влада поняла, что ей хочется хоть ненадолго продлить это мгновение, так редко ей удавалось побыть в центре города ночью. Хотя Москва — город неспящий, глубокой ночью ритм города все же стихает, и это придает ему особенное очарование.

Но поездка закончилась очень быстро. Он остановил машину у подъезда Влады, помог ей вылезти из машины и спросил: «Сможешь дойти?»

— Да.

— Тогда всего хорошего. Еще увидимся. Кстати, меня зовут Андрей, — и он уехал, а Влада зашла в подъезд.


— 4-


Дверь в квартиру оказалась открыта. Влад говорил по телефону и не заметил ее.

— Привет, — сказала Влада.

— Влада, что случилось? Ты где была? Я места себе не находил. Уже позвонил в полицию, но они не приняли вызов, сказали ждать. Обзванивал сейчас все больницы и… морги. Маме срочно позвони, мы тут все с ума сходим.

В этот момент зазвонил телефон, Влад ответил: «Да, Елена Петровна, Влада дома. Все хорошо. Еще не знаю, сейчас дам ей трубку».

— Привет, мама. Все хорошо. Вышла с работы поздно, гроза была, я в открытый люк провалилась, — и сделала паузу, явно выслушивая переживания мамы. — Нет, ничего не сломала. Только связку потянула. Мне помогли. Я очнулась и сразу домой поехала. Не переживай. Зря Влад тебе позвонил. Со мной все хорошо. Честно. Не волнуйся. Хочешь фото скину на телефон?! — Влада засмеялась. — Смеешься, но не отказываешься. Люблю тебя, давай спать ложиться.

И положила трубку.

— Что значит спать? Ты мне объясни, пожалуйста, кто этот спаситель. Во сколько нужно было с работы выйти и сколько без сознания пробыть, чтобы приехать домой почти в 4 утра?!

— Давай поговорим после того, как поспим. Не устраивай сцен, это не в твоем стиле. Я в душ и спать. Помоги мне, пожалуйста, я еле стою.

Влад довел ее до ванной комнаты.

— Может, поговорим, пока ты будешь в душе?

— Я прошу тебя, давай, не сейчас, — устало произнесла Влада.

— Сегодня уже суббота, и в 6 утра я должен ехать к родителям, ты забыла? Может, поедешь со мной?

— Мне утром в больницу нужно, ногу показать и снимок сделать.

— Хорошо. Тогда я поеду сейчас. Все равно не засну, а ты позвони, как проснешься. Договорились?

— Да, — прошептала Влада.

Он поцеловал ее и вышел, а Влада встала под душ и зарыдала. Чувство одиночества захлестнуло ее, она поняла, что даже в такой момент Влад думает в первую очередь не о ней, а о своих планах. Капли воды, казалось, единственные понимают ее, немного смягчая боль, смывая переживания дня и ночи.

________________________________________________________________________


Когда Влада вышла из душа, за окном светало. Она закрыла шторы, накрылась одеялом с головой и моментально заснула. Проснулась она от стука в дверь. Посмотрела на стену, где висели часы — стрелки указывали на цифру 5. Неужели я не поспала, подумалось ей. Накинув халат, Влада подошла к двери и посмотрела в глазок. Там стоял какой-то мужчина средних лет.

— Вы к кому? — спросила Влада из-за двери.

— По-видимому, к Вам, — ответил незнакомец.- Вас ведь зовут Влада Воронцова?

— Да… — Влада все еще вела диалог через дверь.- А Вы, простите, кто?

— Меня зовут Моисей Петрович, я врач ортопед-хирург в Первой Градской больнице. Приехал Вас осмотреть. Пытался Вам весь день дозвониться, но безуспешно.

— Что, простите? Я никого не вызывала, — про себя Влада подумала, что все это звучит, как какой-то бред. Возможно, она еще не проснулась…

— Все верно, мне позвонил главный врач нашей больницы и сказал, что я должен Вас осмотреть. Дал номер Вашего телефона и адрес. У меня сегодня вообще выходной, но с начальством не спорят. Вы не брали трубку, и мне пришлось приехать.

Влада открыла дверь. Что-то подсказывало ей, что она должна это сделать, что бояться нечего.

— Проходите. Вчера я немного повредила ногу, мне вкололи какое-то обезболивающее, но, видимо, действие заканчивается. Нога болит, если честно.

Они прошли на кухню.

— Присаживайтесь. Хотите чая или кофе?

Моисей Петрович помотал головой, присел, и начал осматривать ногу.

— Итог не самый утешительный, — наконец, сказал он. — Перелома, конечно, нет, но ушиб достаточно сильный, и связки потянули серьезно. Завтра нужно будет приехать ко мне, сделаем УЗИ и, на всякий случай, рентген, а сегодня я выпишу только мазь и обезболивающее. Есть, кому сходить в аптеку и завтра привезти Вас?

— Есть, — сказала Влада, — то есть, нет…

— Вы уж определитесь. Вам нужен полный покой, на ногу компресс, а затем давящая повязка. В аптеку я схожу, а завтра на такси приезжайте, — после своих слов, он собрался и ушел.

«Что же это за Андрей такой, если врачи на дом приходят и в аптеку ходят сами?.. Сомневаться не приходилось, это все он, вопрос только, зачем он это делает. Либо рассчитывает получить какую-то информацию о моей работе, не зря же спрашивал, кто мой босс, либо думает, что я что-то знаю, и вчера не случайно оказалась там, где оказался».

Вернулся Моисей Петрович. Усадил Владу на диван, сам сделал компресс, дал таблетку обезболивающего, положил рядом мазь, а еще бутерброд из лавки «Братьев Короваевых».

— Сейчас принесу чай. Поешьте. Через 30 мин компресс снимаем, мажем ногу мазью, обматываем эластичным бинтом и спать. А завтра пораньше ко мне. Вот моя визитка. Утром, если будут боли, а я думаю, что они будут, можно выпить еще таблетку. Все понятно?

— Да. Вот только я проснулась 2 часа назад. Может пока рановато.

— Поверьте, Вы заснете. Организму нужно восстанавливаться, он все сделает за Вас. Но можете посмотреть телевизор, если хотите. У Вас есть еще какие-то вопросы или пожелания?

— Нет. Я вообще не понимаю, почему Вы со мной возитесь.

— Признаться, я тоже. Но смысл есть, я уверен. Дверь я захлопну, не думайте вставать, — деловито сказал он и направился к двери.

Влада включила телевизор, съела вкуснейший бутерброд, сделала все процедуры и уснула, даже не вспомнив, что телефон опять разрядился и выключился, и что Владу она так и не позвонила.

________________________________________________________________________


Проснувшись в 6 утра, ощутив невероятную бодрость, и, не ощутив никакой боли в ноге, Влада чуть не вскочила на ноги, но, вспомнив события вчерашнего дня, все-таки аккуратно наступила на больную ногу. Было все же больно. Приняв душ, выпив таблетку и одевшись, Влада собралась было вызвать такси, и закусила от досады губу, осознав, что телефон она так и не зарядила… как мама и Влад еще не приехали проверять ее — вопрос. Даже странно и немного обидно.

— Ладно, заряжу телефон, пока буду пить чай, — вслух сказала она.

Смс начали валиться сразу же. Последнее от Влада «Я буду вечером. Никак не могу уехать. Очень надеюсь, что ты просто не зарядила телефон и отдыхаешь. Перезвони срочно мне и своей маме».

Влада уже хотела набрать номер мамы, как вдруг пришло новое смс «Машина ожидает Вас у подъезда».

— Странно, — опять вслух подумала Влада.

Написала смс Владу, что вчера приходил врач, а сейчас она едет в больницу делать снимок, что все хорошо, и, успокоив маму, сказав примерно то же самое, Влада вышла из дома.

Андрей стоял у машины. Машина была не та, на которой он отвозил ее в прошлый раз, но выглядела не менее эффектно, да и Андрей произвел бы на Владу впечатление: высокий, безукоризненно одет и обут, если бы не тот же внимательный, пронизывающий взгляд, находиться под которым было очень некомфортно. Влада понимала, он не просто так приехал, он в чем-то ее подозревает, вот только в чем.

— Доброе утро, — сказал он. — Садись, поговорим по дороге в больницу.

Влада сказала «Доброе утро», села в машину, но задавать вопросы не стала, зная по опыту, что сами все спросят.

— Как тебе Моисей Петрович? — с ходу начал он.

— Спасибо, он очень помог, а я проспала в сумме больше суток за полтора дня.

— Ты голодна? — никак не прореагировав на информацию о спячке Влады, спросил Андрей. — Можем по дороге в больницу перекусить.

— Нет. Спасибо. Я не очень понимаю, зачем Вам все это нужно. Спасибо за все, но завтра рабочий день, мне нужно подготовиться.

Андрей улыбнулся.

— Хорошо. Поговорим об этом позже.

Заехав на территорию Первой Градской, он подъехал к какому-то корпусу, по лестнице уже спускался Моисей Петрович.

«Мало того, что охрана пропустила без вопросов, так еще и доктора сами вызвали…», — мысли роились в голове у Влады. Все это было чересчур странно, такое с ней просто не могло произойти.

Осмотр занял несколько минут, итог в этот раз оказался утешительным — вмешательство не требуется. Покой, мази, тугая повязка, физиотерапия, через 2 недели — массаж. Больничный также входил в набор приятностей, хотя Влада протестовала, как могла.

— У меня завтра очень важный день, я презентацию готовила почти месяц. В любом случае мне нужно быть на работе.

— Я не могу Вам запретить, все мои рекомендации Вы услышали, но я, конечно, их еще и записал. Физиотерапевт позвонит Вам завтра утром, чтобы обсудить время его посещений, массажист свяжется с Вами через 2 недели, как и договаривались.

— Как это — обсудить время посещений с физиотерапевтом? Разве мне не самой придется ездить к Вам?

Моисей Петрович улыбнулся.

— Не в Вашем случае, Влада Романовна. Вопрос оплаты также не должен Вас волновать, — и отдав ей бумажку с рекомендациями по уходу за больной ногой, он удалился.

________________________________________________________________________


— Теперь едем завтракать-обедать, думаю, нам есть, о чем поговорить, — Андрей развернулся на Ленинском, и поехал в сторону центра, повернул налево на Садовое, затем еще несколько поворотов, и вот они уже проезжают Петра, паркуются и поднимаются в один из известнейших кафе-баров в Москве, главной достопримечательностью которого был вид на Москва-реку. Андрея, как показалось Владе, тут же узнали, во всяком случае, стол предложили отличный, хотя людей в такой ранний час кроме них не было (а может кафе в принципе открыли только для них, но какое это имеет значение…). Владе принесли плед, тут же возник вкуснейший чай с ягодами и свежей мятой.

— Я знаю, ты пока не любишь кофе, — как что-то совершенно обыденное, сказал Андрей.

— Меня пугает не столько то, что ты это знаешь, сколько слово «пока».

— Ничего, привыкнешь.

— Слушай, я не хочу ни к чему привыкать. Ты ведешь себя, как будто мы знакомы долгое время, а я даже не успела заметить, как перешла на «ты». Давай я еще раз повторю, что провалилась случайно в какую-то яму, скажу спасибо, что ты мне помог, и что в МИДе я совсем мелкая сошка, ничего не знаю, — поднимаясь из-за стола, сказала Влада. — Теперь мы попрощаемся, хорошо?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 140
печатная A5
от 539