электронная
36
печатная A5
307
18+
Антиан и зведная война

Бесплатный фрагмент - Антиан и зведная война

Объем:
114 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-7766-1
электронная
от 36
печатная A5
от 307

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Алекс

Из-за Луны вышел звездолет звездного флота землян. Он не был совершенен. Нападающие на него летающие НЛО среднего размера с футбольное поле, словно ураган, громили наши батареи и антенны. И казалось — все, гибель предначертана, но из другой стороны Луны скрытно вылетел звездолёт адмирала Антиана и стал расстреливать лазерными лучами мелких шкодников инопланетян.

Так начинается легенда об этом славном парне Антиане. Казалось, все забыли его происхождение, то, что он недавно бегал голым волосатым чудовищем, которое все называли снежным человеком. Но Антиан стал моим другом и соратником, и наши судьбы изменились. Мы стали другими, мы вскарабкались по лестнице судьбы вверх: я до президента мира, а до моего советника. И его военные заслуги перед планетой стали огромны. Все говорят, что в нашей стране нет большего героя. И не важно, что его раньше в моих краях никто не видел кроме моей прабабушки, и не важно, что было раньше — главное то, что происходит сейчас.

Антиан живет тысячу лет. У них средней период в жизни 800 лет — как было до потопа, я же в силу того, что являюсь полукровкой, тоже могу прожить лет 500. Не знаю, как дальше будет, посмотрим, а пока хочу рассказать, как мы готовились к звездным войнам.

В те годы мы даже и не подозревали, какая опасность летела к нам просторами космоса. Иногда в прессе проскакивали наблюдения астрономов, что, мол что-то большое летит к нам, и с такой скоростью, что может сегодня, а может завтра или через месяц оно по траектории пролетит мимо нашей планеты. Но никто и представить не мог, мы являемся его целью.

Мы тогда беззаботно зарабатывали на своей ферме деньги, но, не смейтесь, это наше прикрытие. Деньги нам принесло золото, которое мы нашли целые горы, так что хватило мне стать миллиардером. И благодаря знакомому банкиру мы приумножили наши денежки. Тогда я и решил баллотироваться в президенты. Пока я занимался предвыборной программой, Антиан увлекся своим делом. Ему захотелось построить звездолет.

— В играх есть, в фильмах есть звездолеты, а вот в нашем городе нет и на планете нет. Нам нужны звездолеты истребители, а не те пассажирские корабли, что делает НАСА. — заходя ко мне в кабинет говорил Антиан.

— Привет, дружище, — протянул я ему руку, стараясь не отвлекать его от разговора по мобилке.

Антиан начал седеть, лицо запустил — бреет, но не до блеска, или это его снова носило этими подземельями. Вбил себе в голову, что видел там летающий аппарат и может найти его, чтобы ученные сделали что-то подобное в нашей стране. А я считаю иначе: что мы найдем цивилизацию, которая нам просто даст технологию, и мы будем в топе.

— Алекс, я думаю, что я пойду в сектор 203. Там, возможно, я найду то, что ищу. Мне кажется, я его там видел. Ты будешь потрясен! Согласно нашим легендам этот истребитель может летать как в атмосфере, так и в космосе, и на 10 скоростях.

— Антиан, я тебе верю, деньги даю. Но ты просто помешался на звездных войнах. Ты что, предсказаний начитался?

— Я не верю предсказаниям, а вот если читать регулярно писателей фантастов, то можно понять, как устроен мир и все вокруг. И ты будешь сам прорицателем. Скоро будет четвертая мировая война, с инопланетянами. Люди еще не отойдут от гибридной третьей мировой, а я говорю о четвертой.

— Антиан, ты говоришь страшные вещи. Ты надеешься найти кого-то, кто тебя подержит в таком разговоре. Все устали воевать, не хотят даже и думать о войне. Я скажу тебе, друг, что ты не умеешь врать. Но политики и отличаются от людей мастерством вранья. Думаю, ты извинишь меня и станешь как все притворяться, что ничего не происходит, — заговорил я всего лишь для того, чтобы немного подшутить над другом, — На дворе другой век, политики — олигархи ушли в прошлое. Сейчас миллиардеры благодаря хорошему воспитанию, в отличии от своих предшественников, работают на народы все планеты. И ты приложил к этому много усилий. Она так и называлась — антимажорная революция.

— Алекс, не люблю твои словестные разводы. Сначала веришь, а потом понимаешь, что ты прикалываешься. Тебя левое око выдает, — это уже Антиан прочитал мои мысли. Но хоть на пару секунд мне удалось его развести. Что касается антимажорной революции, то в учебниках про это не написано. Просто один профессор придумал для всех студентов мажоров обязательную практику — пойди в народ. найди народное горе и предложить решение. Молодежь подхватила это начинание и молодые управленцы, несмотря на свой статус, работали над тем, чтобы помочь бедному народу стать среднем классом. Теперь у нас средний класс есть, а бедного слоя нет. Нет бомжей. Все чем-то заняты, имеют жилье и за этим следят специальные органы. Ну а догадались, кто был профессором? Естественно, Антиан. Он лично возглавил операцию антимажор. Теперь Антиан мой первый помощник, а я первый президент планеты, избранный всеобщим голосованием по интернету. Сейчас интернет стал круче во много раз, чем в то время, когда он начинался. И проголосовать за президента просто — найди нужного кандидата и отдай голос. Голос можно отдать один раз. Подтасовки исключены. Одно отличие — раньше президента выбирали в один день, а сейчас в интернете на протяжении нескольких месяцев. Так придумали для того, чтобы все желающие могли отдать за свои голоса за понравившегося кандидата.

— Друг, знаешь, ты, наверное, один, кто не подчиняется мне, — сказал я правду.

— Ну ты не очень и расстраиваешься, — отшутился Антиан. Дружба дружбой, но это Антиан нашел золото в лабиринтах подземного мира и теперь мы, благодаря его многомиллиардному капиталу, правим планетой.

— Алекс, вечером можно взять жен и посидеть в ресторане, — предложил Антиан.

— Я бы взял свою секретаршу.

— Алекс, хоть раз в году своди жену в ресторан, — грозно посмотрел на меня Антиан и добавил, — ты же джентльмен.

— Извини, я парень из села, а такие как я, в селе таскают всех подряд девок на сеновалы, иногда и незамужних молодух, — вспомнил я молодость.

— Ты, как наш отец, гипнотизировал женщин и делал детей по всем нашем селе, — добавил Антиан.

— А как ты думал — если бы он показал свое лицо, то ему бы их гипнотизировать не пришлось. Они бы просто падали в обморок, увидев настоящего снежного человека. И как он до такого догадался? Только иначе бы меня не было. Вот ты, Антиан, не сделал в нашему селе никакой бабе детей, а почему?

— Отец планировал тебя, чтобы ты спас мир, а я не вижу смысла делать детей в нашем селе. Нет необходимости. Да я и так был загружен. У меня 65 женщин племени и большинство из них хотели меня в мужья.

— Да не отказывайся, ты просто не мог от возбуждения загипнотизировать сельскую бабу. Что, угадал?

— Может и так. «Какая теперь разница?» — сказал Антиан, но я услышал в его голосе дрожь.

— Значит, был кто-то? А ну, признавайся! — приказал я.

— А, что из того? — вдруг сказал Антиан, — я же тоже человек и могу любить. Может когда-то и расскажу, — а может он соврал, чтобы мне хотелось знать. Интрига — понимаете.

Я размеренно веду свою жизнь. Как-то мне не по плечу это президентство, но когда-то было иначе. Я любил смотреть на звезды, и больше всего нам мне и Антиану хотелось завести свой звездный флот. О том, как мы побывали на планете оборотней, которые подарили нам звездолет и чертежи, я рассказывал. Но их технологии, можно сказать, средней величины, а нам для войны с иногалактианцами нужно более развитое вооружение и истребители, то есть совершенная технология не помешает. Я буквально вчера услышал один рассказ от посла с Марса. Где он такое слышал, не знаю, но он немного дружит с послами разных инопланетных цивилизаций, бывает на приемах у разных великих людей. Посол сам не помнит, где услышал, но мне рассказал о том, что есть в нашей солнечной системе цивилизация, возраст которой исчисляется миллионами лет и что у них можно поживиться технологиями, ранее невиданными в галактике. Я жадный до технологий, но нужна зацепка по серьезней того, что в кольцах Сатурна есть космопорт. Если бы он там был давно, то я бы знал, но, если это реклама черного рынка космопортов, я бы тоже об этом знал. Все же стоит туда полететь и испытать наш новый сканер, который мы сделали совсем недавно.

Кольца Сатурна выглядели заманчиво. Прямо-таки хотелось коснуться их руками, но наши желания разбегаются с возможностями. Были астронавты, которые хотели освоить эти кольца и устроить на них жизнь. Но этой идее не суждено было воплотится в жизнь. Хотя на больших астероидах жить вполне реально. Я не знаю точно, как люди используют астероиды — нет данных и нет статистики. На Земле свободная политика разрешат частному сектору добывать полезные ископаемые, где угодно, и, естественно, такие объекты как Марс, Венера, Юпитер — все заняты корпорациями. Марс вообще уже объявил себя планетой. Венера тоже собирается стать планетой, но там не хватает несколько тысяч людей к миллиарду.

— Сэр, что мы ищем? — спросил меня капитан моего личного звездолета. Как президент планеты я имею право на такую роскошь.

— Ты лучше спроси, как нам найти то, что мы ищем, — перевернул я вопрос и не зря.

— Ну что, профессор, ваш новый косом сканер готов к использованию? — обратился Антиан к профессору Михайлову.

— Да, сэр, могу запускать, — сказал профессор и нажал кнопку на планшете. На всех мониторах в капитанской рубке появилось изображение. Правда, разные на цвет, но все равно прослеживалась какая-то одинаковость в этих замысловатых картинках.

— Капитан, малый ход вперед. Необходимо облететь Сатурн за несколько месяцев. Если будим лететь быстро, то можем что-то пропустить. Каждый знает за каким монитором наблюдать. Экипаж! Притупить к работе. Если кто- что-то увидит, сразу «стоп» и мы с Алексом будем анализировать изображение. У нас есть бронированный робот, с помощью которого мы можем все рассмотреть на близком расстоянии. Я его сделал его по прототипу р2 из Звездных войн. У него есть реактивная тяга, и он может слетать туда и посмотреть аномалию ближе. Все поняли — ищем аномалии. У нас сорок мониторов и каждый из них показывает изображения с разных ракурсов. Мы как бы будем иметь 3д сканер, который видит среду несколькими глазами. Есть еще 5 способностей у моего сканера, но они засекречены, и я не буду о них говорить.

Еще долго профессор Михайлов инструктировал команду, но главное то, что мы двигаемся и сканируем метр за метром. На расстоянии 5о тысяч километров от ледяного пояса. Ближе никто не рекомендует приближаться к ледяным глыбам, потому что можно и погибнуть.

Десятый день я сидел у мониторов попивая кофе. Поначалу было интересно, но с каждым днем было все тяжелее смотреть на мониторы, от который уже начинало тошнить. Мы даже пару раз останавливались и посылали робота, но ничего стоящего не обнаружили. Пару раз попадались обломки какого-то чужого звездолета, погибшего в этом месте сотни лет назад. Это радует — значит кто-то здесь летал. Возможно, он летел к тому месту, которое я ищу.

— Сэр, — подошел молодой лейтенант.

— Говори, — коротко разрешил я.

— У меня есть сестра, которая в вас влюблена. Пожалуйста, поговорите с ней. Она работает на кухне. Я понимаю, что любовь у нее безответная или максимум на ночь потянет. Но она хорошая девушка и вы бы могли сделать ее счастливой, лишь бы поговорили с ней, — выпалил лейтенант.

— Лейтенант, вы обнаглели, — рявкнул вошедший капитан звездолета.

— Капитан, не стоит, пусть молодой человек выскажет свою мысль до конца. Думаю, что я выполню его просьбу. Но не уверен, что влюблюсь в вашу сестру. Как ее зовут?

— Марина!

— Я поговорю с ней, прочитаю ей лекцию, тем боле мне надоело сидеть, всматриваясь в монитор. Пойду к вашей Марине. Нет, вы неправильно меня поняли. Она повар и я закажу ей пирожков. Пока она будет их месить и печь, я поговорю с ней и постараюсь чтобы она меня разлюбила, — принял я решение и в шутку объяснил всем, что действительно мне необходимо с кем-то поговорить. На душе у меня кошки скребут. В семье напряжена. Жена постоянно ворчит, считает, что я гуляю, а сама недавно встретила своею старую юношескую любовь. Нужно согласиться на просьбу Антиана. Он уверен, что я должен один подымать демографический баланс планеты. Антиан считает, что мне нужно много детей помощников, то есть я должен создать программу. Легально заводить жен и давать свои образцы на искусственное оплодотворение. Ну как бы стать быком осеменителем.

На кухне вкусно пахло. Здесь не варят по старинке борщ или месят пирожки. На кухне стоит большой кухонный комбайн — принтер и печатает что угодно из еды. Но я любитель старины. Поэтому приказал поставить обычную электрическую печь, много посуды и теперь тут можно потихоньку придаваться кулинарному разврату.

— Марина, здравствуйте, — сказал, делая вид, что я зашел сюда случайно. Я понял, что лейтенант просил за сестру, а сам не сказал ей об этом. Конечно, он нарушает устав, и капитан звездолета может его покарать.

Рыжая как солнышко Марина, вся в веснушках, с маленьким курносым носиком, карими глазами и большой грудью, была похожа на пышку. Она же повар и выглядит как повар.

— Что Вам угодно, сэр? — спросила она, еле сдерживая радость.

— Пирожков, только без принтера, а по старому рецепту. Марина, бывая здесь, я частенько представляю, как ты готовишь мне, а я сижу рядом, смотрю в твои карие глаза. Понимаю, что ты не можешь сдерживать свои эмоции. Ты повар, а не артист. Но я стесняюсь наших отношений. Ваш брат наверняка что-то заподозрил. Вы мне нравитесь. Вы классная девушка и мы хорошо проводим время. Я бы даже женился на вас, но я лицо планеты, и мне не хочется портить репутацию, да и мои советники мне не позволят. Для всех — я хороший семьянин.

— Но я беременна, — сказала Марина прямо в лоб.

— И брат ваш знает?

— Все знают. Корабельный доктор растрепал всем.

— Я рад, — сказал я и подумал, что таки Антиан победил — я открываю программу демографической помощи планете.

— И вы не будете меня ругать?

— Раз все знают, то, думаю, вам следует переехать в мою каюту. Я женат и поэтому не могу предложить вам узы брака. Но Антиан что-то придумает, и вы будете официально моей женщиной, рожающий моего ребенка. И вы, и ребенок можете получить мою фамилию. Потом я обязательно устрою вам пожизненное содержание и все, что нужно для ребенка, чтобы он был воспитан настоящим гражданином планеты. Думаю, лет через 25 он станет мои помощником, получит должность, соответствующую рождению.

Не надо было больше ничего говорить — девушка повисла на моей шее.

— И как долго вы будете со мной? — спросила она.

— Ну, сколько выдержишь. Ты знаешь, у меня нет отношений с моей женой — она сама по себе и ясам по себе. «Но тоже имею право на счастье», — говорил я, а у самого кошки скребут на душе. Я люблю жену. Просто в дурацкие рамки меня кидает жизнь, девушки сами липнут ко мне, а Антиан настаивает оставить как можно больше сыновей. Дочек почему-то у меня нет.

Полет продолжался. Я все реже ходил на мостик чтобы следить за работой команды. Да я там и не нужен был, только создавал лишние напряжение своим присутствием. А в нашем случае его не должно быть. Мы должны слышать каждый звук, каждый шорох льда, потому что нам необходимо знать все об этих кольцах. Тогда они выдадут нам свою тайну.

Я находился в постоянном напряжении, мне становилось то жарко, то холодно. Есть у меня свои наблюдения в этом мире, и я если сильно чего-то захочу, то получу. Сейчас я хочу портал, я чувствую что-то, но не вижу. Вся команда уже глаза надорвала, пялясь в иллюминаторы, но все лед и лед, который изредка врезаясь в защитное поле, сгорает, не нанося вреда звездолету.

— Стоп! — приказал я капитану, и все засуетились, выполняя мой приказ.

— Сэр, мы начали тормозить, и так как скорость у нас сейчас маленькая, то через полчаса мы остановимся.

— Слушайте меня внимательно — поворот на девяносто градусов по моей команде, — приказал я и все стали готовиться. У меня отличная дисциплинированная команда.

— Мы готовы, — отрапортовал капитан.

— Право руля, и полный ход. Два космических варпа, и переходим на десять варпов, — мой приказ выглядел как самоубийство.

— Поворот совершен, щиты на максимуме, приготовиться к энергосберегающему режиму, всю лишнюю энергию на щиты.

Потом рывок. Все были в креслах привязанными ремнями безопасности, и никто ничего себе не повредил. У меня в душе затаилась паника. Я видел перепуганные глаза команды, даже капитан не смотрел мне в глаза. Неужели я сглупил, неужели я сдуру просто так повел корабль на гибель? Полная тишина. Все поплыло перед глазами, но это не разрушение звездолета. Просто страшная перегрузка. Казалось, корабль летит на немыслимой скорости. Я даже посмотрел на панель скоростей — там все индикаторы зашкалили за красный сектор, то есть скорость определить не представляется возможным. М ой звездолет не знает таких скоростей, он на них не рассчитан.

Десять минут прошли как целая вечность. Все молча терпели перегрузку. Но ботовой компьютер — врач не обзывался — значит все в порядке, люди в безопасности.

Но ощущение такое, словно я падал в пропасть несколько дней. Так, а что показывает время? Все хронометры остановились, время стоит. Но это часы остановились от магнитной перегрузки, а время идет вперед с бешенной скоростью. Надеюсь, мы нашли то, что искали, но оказались совершенно не готовы к такой перегрузке. Сейчас важно моим ученным, находящимся со мной на корабле, оценить ситуацию и все быстро решить — как уберечь людей и как правильно распорядиться полученными результатами исследования. На борту тысячи приборов и все они что-то записывали и измеряли.

— Немедленно ко мне весь ученный совет, — сказал я, как только пришел в себя и смог заговорить.

Ученые медленно сходились в мою каюту. Для экономии места для научной деятельности я жил в одной каюте, и это был мой рабочий кабинет и так далее.

— Друзья, — сказал я и это была правда — все ученные умы нашей планеты просто были моими друзьями, несмотря на то что нас связывала работа.

— Алекс, спешу сообщить, что эксперимент удался. Мы проникли в коридор, только вам нужно решить, как нам назвать этот тоннель между мирами. Предлагаю что-то вроде мгновенного метро. Кто его построил непонятно, но то, что это дело рук человеческих, совершенно ясно, — начал говорить профессор и глава физиков Андрей

— Думаю, что название «Мгновенного метро» подойдет. Вот только в метро должны ходить поезда, -пошутил я.

— Алекс, вы угадали. Мы наблюдаем в этом тоннеле много точек или, другими словами, мгновенно перемещающихся объектов. Они снуют по всей вселенной. Полагаю, это метро вселенной, которое и не ограничивается только галактикой.

В этот момент прогремел сильный взрыв и наступила невесомость. Я полетел в угол комнаты, ударился о боксерскую грушу и потерял сознание. Сон снился или не снился — не могу понять, но вскоре я почувствовал, что лежу на песке, а ноги лижет теплый прибой. Чувствовался запах моря, который ни с чем не перепутаешь.

Я хотел поднять голову, но она была словно каменная и не слушалась. И ноги словно привязаны. Я что, парализован? Да нет, я связан. Я начал ощущать на себе веревки, которыми я привязан к какому-то предмету. В голове шумит то ли прибой, то ли это сотрясение.

— Шепот, ты кто? — спросил я сразу, когда понял, что кто-то рядом шепчется.

— Оно еще и говорит, — перешептывались дальше две девушки, — Откуда он знает наш язык? Папа выловил его в дальнем космосе, в подпространстве, а он знает наш язык.

— Это эффект как кирпичом по голове, с анекдотов история. А может это и правда была. А то наши предки, те, что не прилетели к нам.

— Это просто бандит, не чипованый и все.

— Так, зверь, меня зовут Алиса, а это подруга моя, Салня, — сказала Алиса.

— Меня зовут Алекс. Я президент галактических миров с планеты Земля.

— Скажи, как твоя галактика тогда называется? — вцепилась в меня Алиса.

— Просто Галактика. Можно попить воды? Я не могу шевелиться, у меня болят все кости.

— Твое тело восстановили из кусочков, так что ты привязан специально к медицинской кровати, и она решает, когда давать тебе воду. Поэтому нас ни о чем не проси. Это может помешать выздоровлению, — объяснила Салня, — я здесь главная медсестра.

— Ты хорошо разговариваешь на нашем языке Выканов. Признавайся, ты с какого сектора или с какой планеты? Ты пират? — продолжала допрос Алиса.

— У нас есть книга «Алиса в стране чудес» Я попал в книгу?

— Не говори чушь. Я Алиса, дочь президента нашей галактики.

— Тогда, где я?

— Ну ты, мужик, и артист, — шепнула Салня, так чтобы я не рас слышал. Так говорят про себя если не хотят обидеть собеседника. Ну что ж, радует то, что я в плену у добрых людей, а не у злых.

— Я в плену? — спросил я коротко. Мозг начал приходить в себя, и я начал вспоминать. Понятно, что мой корабль взорвался. Я уже слышал, что меня подобрали, но так трудно говорить и болит каждая косточка. Что же будет дальше? Просто лежу и слушаю.

— Тебе нельзя много говорить. Понимаешь, Алиса — влиятельная личность. Ее отец президент Галактик. Кстати, тебе лучше ее не передразнивать. Мы знаем, что ты пират, а никакой ни президент галактики.

Да у меня так все болит, что мне плевать на все на свете. Я закрыл глаза и стал терпеть боль. У НИХ ЧТО, НЕТ ОБЕЗБАЛЮЮЩЕГО? А, ДА ЭТО ЖЕ ПЫТКИ! Тогда буду держаться до последнего, но мне нечего с ними говорить. Моя галактика очень далеко от сюда, но запах моря такой же, как и на Земле. Как хочется воды… А это кресло для пыток не дает мне воды. Ладно, можно терпеть, можно жить, главное, что я не погиб, а как же остальные члены моей команды? Черт, там же беременная моя повариха! Там куча моих друзей! Как же так… Нужно спросить, что с моим экипажем.

— Что с другими? — еле выдавил я.

— Кто другие? Ты был один. На тебе был скафандр прошлых веков, то есть ты хочешь сказать, что вас там было много? — переспросила Алиса.

— В моей команде 3602 члена экипажа звездолета Земля, — сказал я и решил немного помолчать. Каждое слово давалось с трудом. Боль во всем теле стояла невыносима.

— Он хорошо держится. Все идет согласно плану. Не знаю, как и сколько на то уйдет времени, но нужно, чтобы он полностью восстановился. Тогда он сможет предстать перед советом ученных. «Я тоже думаю, что он не врет», — говорила Алиса с кем-то по телефону.

— Эй, девушка, медсестра! — позвал я.

— Что, президент Алекс? — саркастически с веселой ноткой в голосе отозвалась девушка.

— Мне так больно. Что, у вас нет обезболивающих? — спросил я.

— Да ты и вправду не из нашего мира. Тебя собрали по кусочках буквально. Боль стимулирует ускоренное заживание. Тебе дают обезболивающие, иначе бы ты здесь кричал. Я медсестра, а не препод. Придёшь в себя и пройдешь ускоренный курс обучения на компьютере, тогда будешь знать все о нашей медицине. Если тебе оно надо. Ну ладно, не смотри на меня так, я не злая. Можешь говорить со мной — тебе будет легче. Но не задавай тупых вопросов. Я как смогу, так помогу облегчить твои страдания.

— Зовут тебя как? — спросил я.

— У медсестер нет имен. Называй меня сестра, а то я схлопочу за то, что заигрываю с пациентом. Наши люди всегда молчат, порой скучновато, но ты как радио — все время говоришь и говоришь. Хотя я тебя понимаю — ты прошел через нашего хирурга с лазерным скальпелем. Он чудеса делает, но это когда там нос подправить или щеки подтянуть, вырезать аппендицит. Но ты был буквально разорван на кусочки. Как такое может быть? Ты в скафандре, а сам разорван. Такое впечатление, что тебя порезали на куски пилой и сложили в скафандр.

— Сестра, я не могу вспомнить, что случилось, но кажется была тревога на корабле и я успел одеть скафандр, верней по тревоге сам скафандр наделся на меня. Стоп, был взрыв, мощнейший взрыв, а скафандр наделся на меня во время взрыва, и я та и вылетел в космос, когда мой звездолет превратился в развалины.

— Вы не волнуйтесь. Алиса уже в пути со спасателями. Они обязательно отыщут всех, только бы они были живы. А ваш скафандр, как он так странно устроен? Я так поняла, что это он не давал вам умереть, пока вы летали в космосе и вас случайно подобрал наш звездолет капитана Гарина.

— Как-то странно — у вас такие же имена и фамилии как на моей Родине. Но я же не попал в будущие? Такого не может быть.

— Не знаю, все может быть. Но вы выздоравливайте и потом все поймете.

Прошло несколько часов, и я понял, что полностью здоров. Сразу же потихоньку начал пробовать ходить. Мне на помощь пришла медсестра, которую про себя назвал Машей — первое имя, что пришло в голову. Толком я не думаю, пока мозги еще не перезапустились. Я уже осознал, какую операцию перенес, и что пережил не одну клиническую смерть. Да, планете Земля такие технологии не помешают. Даже представить не могу, какие тут военные технологии. Но как убедить их помочь?

— Сэр, я военный советник президента Шимашака, — вошел в комнату офицер в форме и погонах, но я не знаю, что они означают, да и какая разница.

— Алекс, президент планеты Земля. У нас даже язык одинаков. Что это означает?

— Это легко объяснить, — ответил посетитель, — мы с вами находимся как бы в разных мирах. Вы играете в игры на компьютере?

— Я люблю играть в танки, самолеты, в любую игру, лишь бы время было.

— Так вот, мы с вами в разных игровых мирах. Игра одна, но процессоры или, вернее, компьютеры разные. Вы сюда попали по интернет сети, что, конечно, парадокс, но факт. В нашем мире сюжет тот же: все есть, как и у вас. И есть проблема — приближается космический Титаник с другой галактики. Еще одна проблема — мы не имеем того военного потенциала, который необходим в данной ситуации. Как-то так получилось, что наш игрок больше занимался развитием медицины, строительством городов и благополучием людей. У наших народов есть все. На планете нет ни одного голодного.

— И что, нет бомжей? — удивился я.

— Ни одного уже пару тысяч лет. В 2000 годах были. Но после революции шипов, когда искусственный интеллект поднял народ против его настоящих угнетателей чиновников, все изменилось. С тех пор все наши чиновники Иботы, роботы или боты заменили чиновников во всех сферах.

— А, вы, извиняюсь, — спросил я, — Ибот тоже?

— Да, я Ибот, и тем горжусь, а медсестра настоящая. Она из волонтеров, самая, как бы сказать, добрая на нашей планете. Вот попали бы вы к тете Оле, то вам не позавидовали. Жесткая старушка, но никого не убила, так что продолжает работать. У нее принцип — пациент всегда не прав.

А может я умер и все это мне сниться? Но так реально. Вот она, медсестра с большим размером груди и уникальными бедрами. Такие женщины у нас становятся королевами красоты. Этот Ибот сказал, что медицина у них на высоком уровне и что возможно, моя медсестра прошла не одну пластическую операцию. Если меня по кусочкам собрали, то почему им не собрать такую женскую красоту?

— Что от меня нужно? — спросил я напрямую. Моя смекалка пока не работает, но знать я должен.

— Нам нужно оружие, которое может убивать много людей одновременно.

— И что, действительно у вас нет пушек, автоматов, лазерных пистолетов?

— К сожалению, нет.

— И у вас не знают о атомных бомбах?

— Мы атомную энергию используем в холодном синтезе. У нас много потребностей в электроэнергии.

— Понятно, вы большие ботаны, любители мира. А война у вас, когда последний раз была?

— Да не воюем мы.

— А сосед с соседом, когда спорит — куда он идет на его жаловаться, в суд?

— Ну да, суды у нас есть. И они перегружены множеством жалоб.

— Стукачи ботаны. Хорошо, я помогу вам, а вы поможете мне вернуться в мой компьютер и дадите ваши технологии лечения людей.

— Мы дадим вам технологию телепортации. Но она у нас как бы секретная и широко не применяется. И только для Иботов. Так уж получается, что создавал ее Ибот, а про людей забыл, на себя настроил. Не хотел жертв — если бы кто пострадал из людей во время экспериментов.

— Хватит отмазываться. Давай сюда ваших гениев и сканер мозга. Я дам все, что вам нужно. В моем мозгу храниться все. Я видел чертежи любого нашего оружия.

— Сканер мозга! И как мы раньше не догадались! Теперь я понимаю, почему именно вас выбрали президентом вашего мира.

— Планеты. Президентом планеты, а до президента галактики мне еще далеко, очень далеко. Да я и сам об этом не думал, тем более, мне хватает планеты. Я человек и живу какую-то сотню лет, так что мне не успеть так много.

— Хочу поправить, — почесал затылок Ибот-генерал, как я понял с его нашивок. Постепенно в моем мозгу появляются новые знание их мира. Наверняка они мне их туда скопировали, — вы, сэр, теперь будете долго жить. Мы перепрограммировали ваши ДНК, и теперь одному Богу известно, сколько вы тысяч лет вы сможете прожить.

Теперь многое становиться ясным. Виртуальный мир, процессор компьютер. Но главное не то, что сюжет игры везде одинаковый. все зависит от навыков и желаний игрока. Тогда почему я верчусь как идиот туда-сюда? Это загадка. Но я всегда как бы побеждаю, не знаю, почему. Это странно. И еще вопрос к создателям игры — как обстоят дела с любовью к женщине?

Правда и женщины теперь у меня под вопросом. Неужели все спрограммировано? Может и наш любимый слабый женский пол просто программа — Иботы? Это не сходит с мысли. Но, впрочем, какая разница. Иботы они или не иботы — мне плевать. С прекрасным полом мне нравится общаться.

В этот момент ко мне повернулась спиной моя медсестра и была так близко, что я не выдержал и ляпнул ее ниже спины. Ну не могу я пройти мимо такого чуда. Эта часть тела у медсестры была такая прекрасная, что я не смог удержаться и не потрогать.

— Сэр, у вас хорошая реакция, — сказал медсестра и как ни в чем не бывало пошла проверять показания приборов дальше.

— И что со мной будет? «Меня посадят за домогательство?» — спросил я и посмотрел на Ибота Генерала.

— Нет, вы слишком важный человек. Вам это сойдет все с рук. Тем более мы вас понимаем — такой красоты в вашем мире нет, если учесть уровень ваших научных знаний в области медицины. Мы сканировали все данные в вашем мозгу. Многое мы понимаем, а многое нам не понять. Вот поэтому нам нужна ваша помощь. Вам придется стать учителем для наших ученных. Уверен, что это вас позабавит, ведь процентов 40 у нас будут женщины ученные, а там такие чудеса хирургии! Приятно вам развлечься.

Я посмотрел на Ибота как на идиота. Это он мне советует трахать всех подряд! И мне ничего не будет?

— А если некоторые из них забеременеют, — спросил я. Кажется, моя соображаловка заработала в моей голове.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 307