электронная
230
печатная A5
746
16+
Аномалия Франго

Бесплатный фрагмент - Аномалия Франго


5
Объем:
350 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-3712-2
электронная
от 230
печатная A5
от 746

Моим чудесным детям: Яне, Мише и Себастьяну

ЧАСТЬ 1. Космопарк, настоящее время

ГЛАВА 1. Райдер Анри

Видели новую читалку Mind Jump Reader? Похоже, это именно то, что я искал. Ее главная фишка — беспроводное подключение к мыслеобразующим центрам коры головного мозга. Теперь мне больше не надо использовать затылочный разъем, который я вообще хочу удалить — устарел. Новую читалку положил в карман, активировал — и можно спокойно слушать метакниги во время работы. А работаю я, ребята, пилотом Аттракциона №8 в парке космических развлечений «Космопарк Франгō».

Скорее всего, вы не слышали о нашем космопарке, ведь он расположен на задворках изученной Вселенной, рядом с планетой Франгō, прямо в центре одноименной аномалии. Как говорит мой друг Тимур Хмельков по кличке Бывалый, мы ужасно популярны… среди местной группы галактик! Думаете, парк пустует? Как бы не так — парк посещают сто миллионов туристов в год, каждый из которых тратит кучу π-астров на дорогу и оплату входного билета. Просто во Вселенной чертова прорва народу.

Смена моя только-только началась. Посетителей у моего райдера не было, как, впрочем, и у большинства остальных пилотов Аттракциона №8. Лишь несколько райдеров, загруженных туристами, направлялись к шлюзам купола для выхода на трассу. Скоро туристы получат то, зачем приехали за миллионы световых лет — экстремальную гонку среди хаоса астероидов с риском для жизни.

Я активировал читалку, облокотился на борт райдера и углубился в настройки. В ближайший час на планету должен прибыть корабль связи с новой порцией данных из глобальной сети. Там будут и метакнижные новинки. Надо настроить AI — искусственный интеллект читалки, чтобы он автоматически запросил и начал выкачивать метакниги нужной мне тематики. Проблема в том, что, когда прибывший корабль связи подключится к сети планеты, сотни миллионов жителей примутся выкачивать эксабайты информации. Ух и тормоза будут! Но пусть с этим разбирается AI читалки, надо только сообщить ему свои жанровые предпочтения.

В самом разгаре мысленной беседы с AI я услышал вполне реальный робкий женский голос:

— Здравствуйте…

Подняв глаза, я увидел перед собой четверых посетителей: двух девушек и двух мужчин. Дежурная улыбка включилась на моем лице. Не то чтобы я улыбался каждому встречному, скорее наоборот, но космопарк имеет свой кодекс поведения персонала с посетителями. И почувствовав немой укор камер слежения за работниками, я постарался сделать улыбку более убедительной и принялся озвучивать заученный до рвоты текст:

— Добро пожаловать на Аттракцион №8! Самый экстремальный аттракцион во всей Вселенной! Только у нас вы сможете испытать запредельные перегрузки в 10g, проходя головокружительные виражи по древним трассам в настоящем райдере колонистов планеты. Райдеры управляются пилотами-людьми!

Это была ключевая фраза, после которой полагалось сделать паузу. Дело в том, что во всех развитых цивилизациях Вселенной техника управляется исключительно SupremeAI — искусственными интеллектами с самосознанием. Они на несколько порядков превосходят человека в пилотировании. За тысячи лет эксплуатации их мастерство оттачивалось многократно. Люди уже и представить себе не могли, что человек может управлять техникой сам!

Но на моей родной планете Франгō, SupremeAI не могли функционировать из-за окружающей планету аномалии. Аномалия выводила из строя любой квантовый процессор. Процессоры на кораблях Франгō были транзисторными! Никакой SupremeAI не может работать на таких схемах. Только примитивный AI, с трудом справляющийся с обсчетом небольшого числа траекторий бешено летающих в аномалии астероидов. С самого детства я летал на этой допотопной технике, пока не устроился в космофлот и не улетел с планеты…

Положенные три секунды на паузу для осмысления туристами информации закончились, и я, вздохнув, радостно продолжил:

— Корабль, на котором мы с вами сейчас полетим, представляет из себя модификацию райдера-корабля первых колонистов планеты, которые две тысячи лет назад сумели пробиться к планете сквозь кишащую массу астероидов аномалии Франгō. Наш четырехчасовой заезд будет похож на американские горки, только каждый следующий вираж будет случайным. Ни я, ни бортовые AI не сможем рассчитать траектории летящих со всех сторон астероидов более чем на секунду вперед. От моей реакции, а также от вычислительной мощности AI зависит наша с вами жизнь, ведь столкновение с астероидом — это стопроцентная смерть!

Теперь надо было сделать паузу подольше, чтобы туристы осознали риск и начали испытывать страх за свою жизнь. По большому счету туристы ехали к нам именно за этим. Наши аттракционы давали людям две вещи. Во-первых, это чувство животного страха смерти. Во-вторых, понимание, что их жизнь находится в руках другого человека. Ни то, ни другое нельзя было ощутить в развитых цивилизациях человечества, две тысячи лет не знающих войн, где любая опасность жизни человека исключается как таковая. Технологии и искусственные интеллекты SupremeAI бережно оберегают тело и сознание человека в социуме центральных цивилизаций. Здесь же, на окраине, прямо в центре аномалии, слабомощные AI не могли полностью застраховать человека от его ошибок, а также от ошибок других людей и техники. Я продолжил:

— Но не переживайте! Я опытный пилот, закончивший школу полетов имени Юрия Красильникова — лучшую школу пилотов во Вселенной. Одна миллионная доля процента — всего лишь такой шанс. Что мы. Сегодня. Погибнем… Ха-ха-ха!

Именно таким дурацким смехом каждый пилот обязан был закончить вступительную речь для посетителей аттракциона. Знали бы они, сколько погибло пилотов на этих трассах до того, как здесь построили космопарк.

Раньше на октаэдре, астероиде, на котором построен космопарк, располагалась тренировочная база школы полетов. Пилоты разной степени подготовки тренировались на трассах разной сложности. Самой сложной была трасса номер восемь. На ней восемь сотен лет назад легендарный пилот Юрий Красильников установил рекорд прохождения, который не может побить до сих пор никто. Хотя попыток было много. Более семи тысяч пилотов погибло, пытаясь превзойти время Юрия. Кто-то погибал от перегрузок — не рассчитал мощность акселерации при маневре. Кто-то разбивался об астероид — бортовые AI не успевали рассчитать приближающиеся камни. Кто-то пропадал без вести…

Маркетинговая служба космопарка в полной мере использовала трагическую историю трасс в целях рекламы. Сразу после открытия, сорок лет назад, было объявлено о призе в пятьдесят миллиардов π-астров тому заезду, который побьет восьмисотлетний рекорд. Приз будет разделен поровну на всех участников заезда, включая пилота. За сорок лет существования аттракциона было только тридцать попыток установить новый рекорд. Два корабля разбились.

К моему сожалению, последние несколько лет не совершалось попыток установить рекорд. Дело в том, что по установленным правилам космопарка для участия в рекордном заезде необходима полная загрузка корабля посетителями. Самый малый райдер вмещает четырех пассажиров. Каждый должен заплатить миллион π-астров за участие в рекордном заезде. И да… Вероятность разбиться насмерть составляет почти 7%. Это запредельный уровень риска для большинства жителей современных цивилизаций человечества.

Кстати, мой райдер вмещает только четырех пассажиров. А если вы спросите, почему я, лучший пилот Вселенной, торчу в этом месте и нянчусь с привередливыми туристами, так подумайте о моей доле в десять миллиардов π-астров. Достойная причина? Осталось только дождаться «туристов-смертников». Ну и еще побить рекорд.

Вот, например, эти четверо. Очередные из тысяч мажоров, решивших добавить перца в свою жизнь? За те годы, что я здесь работаю, посетители давно слились для меня в серую массу. Дежурные улыбки, дежурные слова, скучные медленные полеты…

— Папаша! Кончай лить воду. Нам сказали, что ты тут самый мощный драйвер. Я миллион π заплатил не для того, чтобы выслушивать всякую шнягу. Запрягай да поехали за призом!

Эту неожиданную тираду выдал высокий плотный парень лет тридцати. Я заставил себя сфокусировать взгляд на подошедшей четверке потому, что произнесенная фраза была нетипичной. Рассмотрев получше подошедших посетителей, я понял, что сегодня будет не совсем обычный день.

— В том, что я лучший пилот, вас, безусловно, не обманули! Однако вы сказали, что заплатили миллион π-астров для участия в рекордном заезде?

— Ну да, так я и сказал! Или ваша аномалия отрубает еще и слух у аборигенов? Хотя зачем драйверу слух? Ха-ха-ха!

Парень определенно нарывался на грубость. Неожиданно в голове прозвучал сигнал интеркома космопарка, и я узнал знакомый голос Бывалого:

— @ Диспетчерская | Тимур Хмельков. Слушай, Анри, мы тут забегались совсем и забыли тебя предупредить… хм… сейчас к тебе подойдут четыре посетителя, они все оплатили рекордный заезд. Представляешь, выложили по миллиону π-астров! Тут суматоха уже. Телевидение приехало. Трассу расчистим тебе минут через двадцать. Ты это, прокати их чуть побыстрее, пусть прочувствуют каждый свой π-астр. Но без фанатизма, хорошо?

Ха, без фанатизма. Конечно, без фанатизма. Несколько лет я готовился к тому дню, когда четверо пассажиров вот так подойдут ко мне для рекордного заезда. И теперь все будет идти по моему плану, который начнет реализовываться… вот прямо сейчас:

— @ | Анри. Конечно, Бывалый, все будет чики-тики. Не переживай.

— @ Диспетчерская | Тимур Хмельков. Анри, я знаю твое желание побить рекорд и получить приз. И уважаю причины. Но ты же понимаешь, что это невозможно. Суицидальных настроений я у тебя никогда не замечал. Будь паинькой. Ок?

— @ | Анри. Доставлю пассажиров в целости и сохранности. Но будь на блокираторе!

— @ Диспетчерская | Тимур Хмельков. Не нравится мне это… ладно, тут к нам гости странные в диспетчерскую пришли. [Конец связи]

Прозвучал сигнал прекращения связи. Про блокиратор — это я так, пошутил. Дело в том, что на каждом райдере был установлен блокиратор. В любой момент диспетчерская могла его активировать. В этом случае контроль над кораблем переходил дублирующему пилоту в диспетчерской, который из-за задержки сигнала, конечно, не мог продолжать заезд в том же темпе. Его задача была ме-е-е-дленно вернуть корабль на старт в случае возникновения проблем у пилота на райдере. Такой дублирующий пилот в диспетчерской был у каждого пилота в каждом заезде. Так как Бывалый связался со мной по официальному интеркому из диспетчерской, значит, наверняка он будет моим дублирующим пилотом.

Знаете, что я сделал в первую очередь после разговора с Бывалым? Запустил скрипт, который незаметно отключит блокиратор от управляющих интерфейсов райдера. Мне нужен полный контроль. Но кто же эти «туристы-смертники»? Пора познакомиться.

— Только что диспетчерская подтвердила, что вы все оплатили участие в рекордном заезде. Это смелый шаг, на который давно никто не решался. Вы подписали договор, в котором снимаете ответственность с космопарка за возможные травмы и смерть. Прежде чем мы сядем на райдер и испытаем судьбу, давайте познакомимся.

Я расправил плечи и включил голографии орденов, полученных на космофлоте. Те, кто в ближайший час с вероятностью 50% получат серьезные травмы, а с вероятностью 50% погибнут, заслуживают уважительного отношения. Да и награды хоть раз пригодятся.

— Позвольте представиться, меня зовут Анри, лид-пилот дальней разведки космофлота в отставке. Мне шестьдесят лет, хотя вы вряд ли дадите мне больше сорока, а я себе — больше двадцати. Некоторые люди считают меня лучшим пилотом-человеком во Вселенной, но я бы с этим поспорил. Хотя нет, не буду.

Я замолчал и вопросительно взглянул на туристов. Они переглянулись между собой. Слово взял высокий плотный парень, назвавший меня папашей:

— Ну а я — Антон Карпенко, бизнесмен с Андромеды. Дела мои шли отлично, но потом не задалось… ха-ха! Десять ярдов исправят ситуацию по-любому. Я слышал, шанс разбиться 7%. Готов поставить жизнь на выигрыш, 93% — хороший расклад.

Казалось, веселый, улыбчивый парень этот Антон. Только вот его странный цепкий взгляд не сочетался с напускным радушием.

Следующей слово взяла бледная девушка с точеной фигурой в элегантном черном платьице:

— Мое имя Евгения Колобухова, я актриса. В вашей дыре… Ой. На вашей планете про меня, конечно, не слышали. Я поспорила с друзьями, что буду участвовать в заезде. Деньги меня не очень-то интересуют.

Так, похоже, это скучающая селебрити, тут много таких.

Я посмотрел на долговязого небритого брюнета в очках.

— Называйте меня Иван Герасимчук, остальное… не имеет значения.

Тут долговязый ошибался. Для меня как раз желательно знать, кто будет сидеть у меня за спиной. Но Иван замолчал и не собирался сообщать что-либо еще.

Последней туристкой была высокая фигуристая девушка, обладательница робкого голоса:

— Я Виктория Шишкина, мне просто надо кое-кому кое-что доказать.

Да-а-а, странная компания, не похожая на обычных посетителей. С другой стороны, посетители, идущие на рекордный заезд, не могут быть обычными. Пора рассказать, что им предстоит:

— Дорогие пассажиры. Сейчас мы сядем в райдер, подключим аппараты контроля жизнедеятельности, наденем нательные гравикомпенсаторные костюмы и пристегнем фиксаторы. Наша трасса номер восемь пересекает почти всю полустабильную зону. Мы должны добраться до крайнего астероида, который является финишем трассы. Если мы доберемся туда быстрее, чем за двадцать пять минут и четырнадцать с небольшим секунды, то получим по десять миллиардов π-астров. Идти будем на пределе. Возможны кратковременные перегрузки в 150g. Главная задача — не терять сознание на долгий период. Сейчас мы сядем в райдер, и я продолжу инструктаж.

Вот теперь пассажиры заволновались. Число 150g, конечно, пугает. Правда заключается в том, что с такой максимальной перегрузкой невозможно и близко подобраться к рекорду. Перегрузки будут ЗНАЧИТЕЛЬНО выше. Но у меня есть план, как установить рекорд и оставить в живых как можно больше пассажиров.

Ребята начали заходить на борт. В глазах брюнетки Вики читался ужас. Остальные были спокойны. Слишком спокойны. Мне не понравились их глаза. Это глаза профессионалов. Вряд ли они обычные бизнесмен, актриса и вообще непонятно кто. Но мне было по большому счету все равно. Главное, чтобы фиксаторы работали надежно, катетеры системы жизнеобеспечения были подключены к кровеносно-сосудистой системе туристов и они ничего не пронесли на борт. А вот для проверки последнего у меня был специальный аппарат.

Каждый турист, прибывающий в космопарк, проходит множество кордонов. Их так много, что пронести оружие, взрывчатку или другие запрещенные вещи нереально. Датчики установлены по всей территории. Они непрерывно сканируют проходящих мимо пассажиров. И все-таки я установил на свой райдер дополнительный сканер — прихватил с боевого крейсера.

Суммарный отчет сканеров космопарка для моих пассажиров показывал четыре нуля. Однако AI моего бортового сканера показал статус «умеренная настороженность». Такое было в первый раз. Нужно было обыскать пассажиров, что я и сделал, помогая надевать гравикомпенсаторные костюмы. Не нашел я ровным счетом ничего.

Может, через катетеры системы жизнеобеспечения добавить им в кровь сыворотку правды да поспрашивать? Были у меня и такие системы на райдере, не удивляйтесь. Но, взвесив все за и против, я отказался от этой мысли — сыворотка, введенная всем пассажирам, может вызвать конфликтную ситуацию. Мало ли, что они начнут рассказывать. Все, что я сделал, — это включил более строгий режим работы фиксаторов, при котором не то что сложно было что-либо достать — руками пошевелить было сложно.

Внезапно активировалась читалка Mind Jump Reader. Наверное, начала закачку метакниг с корабля связи. Но вместо отчета о закачке я услышал голос Бывалого:

— #0. Анри, не пугайся, это Бывалый. Я подключился к тебе через твою новую читалку. Мое сообщение — это как бы метакнига. Ты меня слышишь, я тебя — нет. Один из пассажиров — диверсант, нанятый конкурентами нашего космопарка. Он или она хочет устроить что-то плохое. Отмени заезд! Администрация запретила сообщать тебе эту информацию. Тут в диспетчерской еще и военные с космофлота. Они как раз хотят, чтобы ты начал заезд. Пожалуйста, не начинай. Ты имеешь на это право. Тут что-то не чисто! Надеюсь, ты меня слышишь…

Конечно, слышу, мой друг. Но даже наличие диверсанта ничего не меняет. Мне нужно поставить рекорд, и ты знаешь, зачем. Чтобы выяснить, что случилось сорок лет назад.

Смелых пилотов она убивает

Лучших пилотов — себе забирает.

Фольклор планеты Франгō

ГЛАВА 2. Диспетчерская космопарка

Директор космопарка Наталья Матвеева бодрым шагом вошла в огромный зал диспетчерской и направилась прямиком к консоли Бывалого. Почти с десяток миллионов туристов развлекались сейчас на площади в восемьдесят шесть квадратных километров. Все восемь граней октаэдра — астероида, на котором располагается космопарк, — были заполнены посетителями более чем на 90%. Обеспечение безопасного функционирования всех аттракционов — это то, чем ежедневно занимались в диспетчерской сотни сотрудников. Но сегодня был необычный день.

— Здравствуйте, Тимур, — обратилась Наталья к Бывалому.

— Приветствую, директор.

— Спасибо, что по моей просьбе прервали отпуск!

Наталья села на соседнее кресло, закинула ногу на ногу и продолжила:

— Вы уже знаете, что четыре человека оплатили участие в рекордном заезде?

— Конечно, об этом знают уже все, даже последний AI робота-уборщика.

— Ну вы понимаете, в чем наша задача? Нам нужно громкое событие!

— Если они сегодня разобьются — это действительно будет громкое событие.

Наталья поморщилась. За пять лет работы в космопарке она добилась двукратного роста числа посетителей и трехкратного роста прибыли. Парк буквально ломился от богатых туристов. Все было хорошо до того момента, когда у соседней звезды открылся парк-конкурент «Люкс Спэйс». Конкуренты хорошо рассчитали место и услуги, плотно присосавшись к потоку туристов в космопарк. «Люкс Спейс» — обычный роскошный парк. Да, туристы, как и раньше, ехали в космопарк на Франгō за экстримом, но… заодно заезжали ненадолго окунуться в привычную роскошь удачно близко расположенного «Люкс Спейс».

Последние два месяца темпы прироста числа туристов стали отрицательными. Что еще хуже, выручка с одного посетителя стала падать, потому что среднее время пребывания сократилось с месяца до трех недель. Наталья планировала новую рекламную волну, но нужно было событие. И драматический заезд за огромным призом, который тем не менее закончится без жертв, ну… может, с небольшими травмами — именно то, что нужно!

— Я вам сколько раз предлагал, давайте сами организуем рекордный заезд. Подберем как бы туристов. Сделаем красочную картинку.

— А потом журналисты из центра докопаются до правды, и все рухнет! Не мне вам рассказывать, какие там работают волки и какие сейчас полномочия у журналистов.

— Откуда тогда так удачно взялись эти четверо? Три года никого не было, а тут раз — и сразу четверо заплатило по миллиону.

Наталья задумчиво посмотрела на Бывалого, решая, какую часть информации ей выгодно раскрыть. Инстинктивно понизив голос, она решила рассказать почти все:

— Неделю назад в глобальной сети на форуме «Экстрим Универс» появилась запись некоего Антона Карпенко, разорившегося бизнесмена с Андромеды, который искал троих компаньонов для участия в нашем рекордном заезде. Удивительно, но через пару дней нашлись еще трое желающих. И вот сегодня они встретились, подали заявку и тут же ее оплатили.

— Допустим, они действительно собрались сами по себе. Тогда это для нас просто удача. Но вас что-то тревожит. Что-то не так?

— Еще как не так! В заявке они заполнили необязательный пункт «Пилот заезда». Догадайтесь с одного раза, кого они указали?

— Ох…

— Вот именно. С ними мягко поговорили, но они настаивали именно на Анри!

Наталья наклонилась к Бывалому и заговорила еще тише:

— Тимур, вы знаете Анри с самой школы полетов. Вы были его наставником. Пожалуйста, поговорите с ним. Надо, чтобы он просто помотал этих туристов немного сильнее обычного и спокойно вернул их назад. Пусть он забудет о своем рекорде! Я выпишу ему большую премию! Очень большую!

Тимур Хмельков по кличке Бывалый действительно был наставником Анри в школе полетов сорок лет назад. Именно поэтому он точно знал, что управлять Анри невозможно.

— Хорошо, Наталья, я сейчас свяжусь с Анри и поговорю с ним. Но вы же понимаете…

Тимур прервался, так как к его консоли подошли двое военных в форме космофлота, мужчина и женщина. Их голографические знаки отличия показывали, что перед ним стояли самые настоящие генералы. И лица их были знакомы Бывалому. Обращаясь к Наталье, заговорил мужчина:

— Доброго времени суток. Мы ищем директора космопарка Наталью Матвееву, это вы?

— Да, это я.

— Разрешите представиться, Владимир Каталов, генерал космофлота, командующий восьмым легионом дальней разведки. Рядом со мной — генерал Алла Храмцова, руководитель аналитического отдела дальней разведки.

Наталья, на лице которой отчетливо читалось: «Только военных тут еще не хватало», встала, пожала руки генералам, подозвала два кресла-бота и сказала:

— Прошу, садитесь и объясните мне, чем обязана визиту столь важных гостей.

Пока гости рассаживались, Бывалый провел беззвучный диалог по интеркому с Анри, который пообещал, что все будет чики-тики. Поймав скептический взгляд Натальи, он понял, что она слышала разговор и ни на йоту не поверила Анри. Не поверил и он сам.

Тем временем, удобно устроившись в кресле, генерал Каталов обратился к Наталье и Бывалому:

— Как вы знаете, по закону содружества центральных цивилизаций человечества, космофлот может вводить режим чрезвычайного положения при проведении спецопераций. Если вы, Наталья, сейчас заглянете в свой почтовый ящик, то увидите соответствующее официальное уведомление с важностью «абсолют».

Секунда потребовалась директору, чтобы мысленно зайти в свой почтовый ящик, прочитать уведомление о ЧП и удостовериться в его подлинности. Лицо ее вытянулось от удивления. Генерал продолжил:

— Режим чрезвычайного положения вводится на всей территории космопарка. Управление переходит к нам. На время проведения спецоперации главным тут буду я.

Бывалый довольно громко хмыкнул. Что опять затеяли эти сорванцы из «сумасшедшей четверки»? Более сорока лет назад студент выпускного курса школы полетов Тимур Хмельков по кличке Бывалый был назначен наставником четверки молодых сорванцов: веселого Владимира Каталова и доброй Аллы Храмцовой, которые стали сейчас генералами космофлота, возмутителя спокойствия Анри и целеустремленной до фанатизма Екатерины Кирик. Ох и навела шороху «сумасшедшая четверка» в школе полетов. Чего они только не вытворяли! То угонят новые экспериментальные атмосферники — покататься вокруг планеты со скоростью 30 000 км/ч. То устроят пикник на запрещенной стабильной зоне аномалии, до которой даже профессиональные пилоты боялись пролетать. Других бы давно отчислили, но у ребят было то, что ценилось на планете Франгō больше всего, — врожденный талант. Бывалый подружился с четверкой и покрывал их шалости, как только мог. До самого выпуска. До той злополучной гонки.

Тем временем директор космопарка Наталья Матвеева взволнованным голосом спросила:

— В чем заключается спецоперация?

— Вы не переживайте! Это небольшая операция, в которой будут участвовать только здесь собравшиеся, — успокаивающим голосом ответил генерал.

Бывалый обвел взглядом окружающих и спросил:

— И что мы будем здесь делать, друзья-генералы? Ловить пиратов, которых космофлот гоняет по Вселенной уже три с половиной тысячи лет?

Генерал Владимир Каталов нахмурился, генерал Алла Храмцова посмотрела на Бывалого с интересом, а Наталья посмотрела с удивлением, не понимая, почему Бывалый так дерзко разговаривает с высокопоставленными представителями космофлота.

Вздохнув, генерал пояснил:

— Все будет быстро и легко. Мы здесь, в диспетчерской, посмотрим, как пилот Анри с четырьмя пассажирами на борту установит рекорд трассы. Сразу после этого спецоперация закончится и управление перейдет вам, Наталья. Все очень просто, не так ли? Ваша задача — не вмешиваться. Спокойно полчаса посидеть в этих замечательных креслах вам под силу?

Генерал в упор посмотрел на Бывалого, который ответил таким же прямым взглядом. Затем Бывалый перевел взгляд на Аллу и спросил:

— Вам что, мало того, что вы списали Анри с космофлота? Вы хотите, чтобы он еще и разбился?

— Не я его списала! — громко ответила генерал Храмцова.

— Спокойно, Алла, — тихо сказал генерал Каталов. — Бывалый, мы с тобой не виделись несколько десятков лет, но вспомни нас и подумай, желали бы мы зла Анри?

Генерал Каталов достал из внутреннего кармана мундира небольшой криптокуб:

— Знаешь, что это? — обратился он к Бывалому. — Это активатор полномочий Анри. Решение об отставке отменили. Ему вернули все его награды и повысили в звании. Но… он отказывается возвращаться! Вдолбил себе в голову какие-то сказки и…

— Это не сказки! А легенды планеты Франгō, Владимир.

— Да, легенда… Анри должен вернуться в космофлот. Его помощь очень важна сейчас. Во Вселенной происходит нечто странное, Бывалый, и ты бы знал что, если бы не застрял на планете.

Директор космопарка Наталья Матвеева внимательно слушала разговор и теперь решила вмешаться:

— Господа, разрешите мне внести ясность в один вопрос. Если Анри разобьется сегодня вместе с пассажирами, это будет очень сильный удар по репутации космопарка. Что повлечет проблемы с экономикой планеты. Сенатор планеты Франгō будет недоволен.

— Мы понимаем, Наталья, но, могу вас заверить, ситуация под контролем.

Закусив губу, директор обдумывала, сообщить ли имеющиеся у нее сведения. Подумав пару секунд, она все-таки решилась:

— Мои информаторы сообщили, что один из участников заезда является не тем, за кого себя выдает. Мы подозреваем, что в заезд внедрился диверсант наших конкурентов — парка «Люкс Спейс». Есть сведения, что они готовят теракт. Возможно, они хотят угнать райдер и врезаться в какой-нибудь отель.

У консоли Бывалого повисла тишина. Военные обдумывали ситуацию, беззвучно совещаясь друг с другом. Наконец генерал Каталов объявил решение:

— Наталья, спасибо за сотрудничество! Мы проанализировали вашу информацию. Несмотря на ваши подозрения, ситуация по-прежнему остается под контролем. Единственная просьба и… приказ, не сообщайте Анри о возможном диверсанте на борту. Это может помешать ходу операции.

— Слушаюсь, — ответила Наталья и улыбнулась. Что бы ни случилось, ответственность она за это не несет. Она просто выполняет приказы, как и положено при ЧС.

— Вот и славно! — генерал Каталов продемонстрировал обаятельную улыбку. — Бывалый, могу я рассчитывать на твою помощь?

— Скорее да, чем нет, — ответил Бывалый и тоже улыбнулся.

Последние несколько секунд Бывалый лихорадочно пытался наладить не отслеживаемую связь с Анри, который был буквально обложен следящей аппаратурой. На взгляд Бывалого, был только один способ разрешения ситуации — отказ Анри от гонки. Помочь незаметно доставить Анри сообщение, обойдя мощнейшие защитные AI космопарка, мог только один человек на Франгō — директор вычислительного центра школы полетов, профессор Надежда Москвина по прозвищу Провидец. Но чтобы связаться с Провидцем, потребуется время…

В диспетчерской послышались необычайно громкие голоса и шум. Все вопросительно посмотрели в направлении входа. К консоли Бывалого приближались репортеры. Сверкающие голографические знаки над их плечами показывали принадлежность к официальному пулу журналистов содружества, а это означало широкие полномочия. Над оператором светился красный знак прямого эфира. Однако здесь, в центре аномалии, это была условность. Сделать проброску сигнала из аномалии наружу, до ретранслятора, было фантастически сложно и дорого. Это под силу только космофлоту. Поэтому остальная Вселенная увидит запись только тогда, когда журналисты выберутся из космопарка.

Вокруг высокого оператора вился рой камер-дронов. Репортер, стремительная девушка с длинными вьющимися волосами, окруженная дронами локального освещения, стремительно приближалась к безошибочно найденному месту событий — удаленной консоли Бывалого. Послышался ее уверенный, хорошо поставленный голос:

— …и вот мы приближаемся к консоли сопровождения рекордного заезда. Здесь дублер пилота будет страховать пилота на райдере, но в сегодняшнем заезде на пятьдесят миллиардов π-астров дублер вряд ли поможет…

Все еще вышагивая последние метры, репортер метнула взгляд на Бывалого:

— …но что мы видим, дублером пилота Анри будет бывший владелец космопарка Тимур Хмельков…

Взгляд девушки молниеносно перескочил на Наталью, а затем на военных:

— …здесь же находится директор космопарка Наталья Матвеева, а также… ничего себе, два генерала космофлота…

Репортер и оператор наконец дошли до консоли и остановились. Дроны-камеры и дроны освещения рассредоточились вокруг места съемки. Не прерывая речи, репортер затараторила дальше:

— …здравствуйте, официальный пул журналистов содружества, репортер Владислава Малинова и оператор Дмитрий Высоцкий, не могли бы вы представиться и рассказать, какое отношение имеет космофлот к рекордному заезду в парке развлечений? — бесцеремонно обратилась девушка к военным.

Генерал Каталов, ослепительно улыбнувшись, чеканно заговорил уверенным голосом:

— Здравствуйте, Владислава и Дмитрий. Посмотрите, пожалуйста, внимательно на ваши голографические знаки полномочий вот сейчас.

Генерал щелкнул пальцами, и буквально на глазах окружающие журналистов знаки, включая знак прямого эфира, стали тухнуть.

— Пожалуйста, выведите журналистов из помещения, в котором они уже не имеют права находиться, — обратился генерал к охранникам.

Ничуть не смутившись, репортер продолжила:

— Похоже, здесь что-то намного более серьезное, чем просто рекордный заезд. Мы выходим из диспетчерской, так как военные, как вы только что видели, одним движением пальцев отменили наши полномочия по допуску. Такое возможно только в экстренных случаях, например при чрезвычайной ситуации. Давайте направимся непосредственно к райдеру пилота Анри…

Журналисты вместе с роем дронов направились к выходу. Однако генерал Храмцова неожиданно их остановила:

— Стойте. Присоединяйтесь к нам. Отсюда вы сможете лучше наблюдать за происходящим.

Генерал Каталов вопросительно взглянул на свою спутницу. Она же обратилась к нему по беззвучной связи:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 230
печатная A5
от 746