электронная
160
печатная A5
316
18+
АННА: Квартал Б

Бесплатный фрагмент - АННА: Квартал Б

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0055-0827-0
электронная
от 160
печатная A5
от 316

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Недалекое будущее. Спустя двадцать лет после окончания Третьей мировой войны

Глава 1

— А с чего начался хаос? — спросила темноволосая женщина. — Борьба за мировое лидерство, сверхоружие? Кто на кого напал первым, Вы знаете?

Пожилой прокурор в форме с золотой нашивкой откинулся на спинку стула:

— Каждое из уцелевших государств клянется, что лишь ответило на удар. И сегодня мы имеем то, что имеем.

— А не имеем мы почти ничего, — произнесла женщина с серыми, как металл, глазами.

— Когда-то было слово «мудрость», — хрипло ответил он, — но потом оно забылось, и началась Третья мировая…

Лучи утреннего солнца пробивались через молодую зелень, касаясь спины мужчины. Неизвестный находился у обрыва горы, прикручивая оптический прицел к винтовке.

За сотни метров от него располагался частный сектор с коттеджами. Стрелок лег на землю, выставил оружие и взглянул в прицел. Из всех домов его интересовал только один — дом городского прокурора Константинова.

Человек с оружием остановил взгляд на трех фигурах в окне кухни.

Он наблюдал, как городской прокурор Константинов — сплошь седой к своим шестидесяти годам — разговаривал с брюнеткой лет тридцати по имени Анна.

Со своим испытующим взглядом, сдержанной мимикой и неспешной речью, Анна производила впечатление делового и уверенного человека. Женщина без единого украшения была одета в черный джемпер и утепленный жилет с воротником- стойкой.

Рядом за полупустым столом сидел ее помощник Лу, метис с черными, как ночь, глазами, в кожаной куртке, застегнутой до самого подбородка.

На фоне спартанской обстановки кухни люди продолжали свой разговор под чужим прицелом вдалеке.

— Планета дает нам меньше двенадцати процентов от прежних ресурсов, — с горечью заметил прокурор Константинов, — а что тут удивительного, если большая ее часть уничтожена и не пригодна к жизни. Постарались все. И планета отозвалась чередой землетрясений и извержений вулканов.

Лу, сидевший справа от Анны, тоже вступил в разговор:

— Меня как раз эвакуировали из города, который ушел под воду. Следующий город накрыло лавой, и только потом перебросили сюда, в Даринск.

— Так, может, дело в тебе, а, Лу? — иронично приподнял бровь городской прокурор.

Лу недовольно поджал губы.

— Лу, — продолжил прокурор, — скажи-ка, что быстрее забывается — расовая или социальная несправедливость?

— Я не забыл ни того, ни другого.

Анна молча наблюдала за ними. Эта женщина редко показывала свои эмоции.

— Время покажет, что люди готовы простить после войны. У каждого свои раны, — закрыла она тему.

— В любом случае, — пожал плечами прокурор, — теперь мы все на одной территории. Границы стерты, людям нужно где-то жить.

— Да, но живут в Вашем квартале А… — медленно произнесла она. — А в моем квартале Б люди выживают, уважаемый прокурор.

Лицо Константинова стало откровенно недовольным:

— Они оба — мои кварталы, Анна. Но то, что ты делаешь, меня устраивает. Пока устраивает.

— Знаю, — спокойно ответила она, — Вы все видите на два шага вперед, потому Вы и городской прокурор.

— И давай к делу, Анна Рос, мне в Управление пора. Ты же не поболтать в шесть утра приехала.

Тут Анна отчетливо произнесла одно имя:

— Кон Ши.

— Ты здесь из-за Кон Ши?! — подался вперед прокурор. — Он убил директора аптеки из квартала А, это исключено! Его уже ищут!

— Прокурор, — Анна стойко выдержала паузу, — Кон Ши писал заявление…

— Нет в Управлении никакого заявления!

Анна исподлобья посмотрела на него и постаралась вернуть диалог в спокойное русло:

— Кон Ши писал заявление. У последствий, тем более убийства, всегда есть причина.

— А почему ты не остановила его?! — сказал Константинов и уперся руками в стол, — Он же из твоего квартала Б, как ты любишь говорить? А там все идет через тебя, не отрицай!

— Я остановила, прокурор, — ответила она. — И направила в Ваше Управление. После него он и совершил преступление. Так что последним с ним разговаривал Ваш полицейский. И поэтому я здесь.

Константинов некоторое время рассматривал Анну, затем вытащил пистолет из кобуры на поясе и положил на стол перед собой. И его посыл был вполне ясен.

— Знаю, мои слова неприятны для Вас, — сказала Анна уже мягче. — Но таковы факты. Я прошу Вас не торопиться в своем расследовании с Кон Ши.

— Расследовать нечего, все свидетели в аптеке указали на него. И камеры в квартале А.

— Мы снова возвращаемся к началу разговора, уважаемый прокурор…

— О чем ты просишь, Анна! Ты берегов не видишь — приходишь ко мне с таким разговором?

— Тогда я прошу Вас не стрелять на поражение при его поимке, прокурор.

— Ты забыла, к кому пришла, Анна Рос? — встал он, уперев руки в бока, — Не советую тебе раскачивать лодку, пока наш гребанный мир не треснул по швам.

Анна посмотрела на оружие между ними, и ее прежде спокойные серые глаза блеснули сталью в ответ.

Она знала — этому человеку нужно время, чтобы его здравомыслие вышло на первый план и оттеснило задетую гордость, поэтому она вынужденно покинула его дом. Прокурор Константинов демонстративно проводил Анну и Лу, после чего закрыл замок и вернулся в кухню.

Чуть поодаль Анну Рос ждал черный тонированный автомобиль, дверь которого придержал Лу, пока она присаживалась на заднее сиденье.

— У тебя впереди еще две встречи, Анна, — напомнил Лу, — и надо бы охрану увеличить.

Анна хранила полное молчание. Лу обошел машину и сел рядом с ней. Водитель без напоминания завел машину, он знал свою работу. И на кого работал.

Отъехав на значительное расстояние, они не услышали звука разбитого стекла в доме прокурора. Как и самого выстрела.

Глава 2

Весна обещала быть теплой. Но даже на фоне распускающихся душистых почек обстановка в квартале Б безбожно угнетала — обветшалые дома, кое-где с затянутыми полиэтиленом окнами, разбитый асфальт и люди… люди с печатью неизбежности на лицах.

Даже красивый закат не мог добавить романтики этой части города, как и привлекательный помощник, сидевший по правую руку от Анны, не мог взять на себя все ее заботы этого дня, да и всей жизни в целом.

Солнце клонилось к закату. День Анны был почти завершен. Здесь, в этом неспокойном квартале Б.

Черная машина Анны Рос остановилась у барака. На крыльце сидел мальчик-азиат лет восьми.

— Николай, — сказала Анна водителю с заднего сиденья, — остановись, мы за ребенком.

Водитель кивнул, останавливая автомобиль среди ухабов.

Из дома торопливо появилась мать мальчика, худенькая, босая, в потрепанном платье. Женщина начала кланяться в сторону машины, прижимая сына к себе. Мальчик, похоже, все понимал, он поднялся с места и тоже обнял мать.

Анна дала им несколько минут, затем приоткрыла дверь машины. Ребенок боязливо подошел к ней и с молчаливого разрешения сел на сиденье рядом с Анной Рос.

Мальчик до последнего наблюдал за матерью в окно, сдерживая слезы.

— Тебе же все объяснили? — обратилась Анна к ребенку.

— Да, госпожа, — ответил он.

Спустя полчаса они покинули квартал Б и через контрольно- пропускной пункт въехали в кардинально иной мир — «Квартал А», как гласила табличка над воротами.

Машина неспешно ехала по чистым улицам. Ребенок, сидевший рядом с Анной, теперь с открытым ртом разглядывал высокие здания и детские площадки во дворах, провожая взглядом людей и яркие вывески магазинов. Анна больше не проронила ни слова.

— Николай, ну что, чисто? — Лу спросил у водителя.

— Да. Слежки нет, — ответил мужчина за рулем, — только пара дронов мелькнули вначале.

— Тогда езжай на окраину.

И там, где начинался лес — среди молодых берез и раскидистых кустарников, обещавших смородину в конце лета — их уже ждала семейная пара азиатского происхождения.

По их обычаю они принялись кланяться, как только машина остановилась.

Анна скупо погладила мальчика по волосам и открыла перед ним дверь. Ребенок, одетый более чем скромно, выбрался из дорогого автомобиля и неуверенно пошел к людям впереди. Женщина- азиатка в модном светлом пальто тут же присела перед ним и мило улыбнулась. Ее муж кивнул мальчику и протянул руку в знак знакомства. Затем мужчина взглянул на Анну и направился к ней.

Анна первой начала разговор с главой семейства через окно, не выходя из машины:

— Вашего сына звали Чён?

— Да… Мы Вам так обязаны, госпожа, — с поклоном ответил он.

— Теперь вы обязаны ему, — Анна кивнула на ребенка, — но не дай Бог, с этим Чёном что-либо произойдет… в общем, берегите его.

Его жена, услышав это, быстро подошла к ним.

— Госпожа, мы будем относиться к нему как к родному… — взволнованно заговорила она, — Вы же знаете, что у нас произошло… наш сын случайно…

И женщина заплакала. Анна кивнула, закрыла окно и отдала приказ водителю уезжать.

Некоторое время Анна, Лу и водитель ехали, не нарушая тишины, каждый в своих мыслях.

— Семейка точно без подводных камней? — наконец, повернула Анна голову к своему помощнику.

— Обижаешь, Анна, — Лу поднял брови, — я трижды все проверил. Для него это реальный шанс в жизни.

— Паек и господдержка на детей увеличены, — согласилась она, — так что эти оба тоже заинтересованы оставаться родителями.

— Это хорошая семья для мальчишки из Б-квартала, сама знаешь. По-другому отсюда не выбраться. Когда-нибудь он сможет помочь и матери.

Анна перевела в окно взгляд, и в нем отразилась ее извечная боль.

— Слушай, может, домой? — вздохом предложил Лу.

— К доктору заедем. И домой.

У нее оставалось еще одно дело в квартале А. По крайней мере, она так думала.


На первый взгляд могло показаться, что Анна и доктор Копылов просто прогуливаются на фоне темнеющего неба у здания больницы.

Немолодой врач периодически снимал очки и протирал их, храня молчание рядом с собеседницей. Анна с невозмутимым видом на ходу пролистывала медицинскую карту. Лу, стоявший в стороне от них, выглядел недовольным.

Доктору было неуютно с представителями квартала Б, Анна это знала, но сейчас ее это не волновало.

— Значит, и правда, случайная смерть… — подняла она глаза, дочитав карту.

— Да, да, я уже говорил Вашему помощнику, тут без криминала. Жаль мальчика… и его родителей, — вздохнул доктор.

— Сегодня у его родителей появился сын, тоже восьмилетний Чён, — сообщила Анна.

Она захлопнула медкарту, убрала ее за спину и многозначительно посмотрела на врача. Доктор Копылов уловил ее мысль и кивнул:

— А… понял Вас. Сделаю, как в прошлый раз.

— Благодарю Вас. И еще кое- что, доктор. За последнюю неделю Вы не передали информацию о поступивших в морг. Раньше Вы меня никогда не подводили.

— Да, да… завтра я как раз хотел направить к Вам человека.

— Значит, жду завтра до обеда, — подвела итог Анна Рос.

Она пожала руку доктору Копылову и кивнула Лу в сторону машины.

После их отъезда Копылов расправил плечи и двинулся обратно в сторону больницы.

Мелькали дома ухоженного квартала А, который Анна с помощником покидали почти в полночь.

Впереди замаячил знакомый контрольно- пропускной пункт, разделяющий два до боли разных квартала «А» и «Б». Лу, сидевший рядом с Анной, повернулся к ней:

— Ты специально у врача спросила про ребенка?

— Нет, Лу. С тобой или без тебя я бы это сделала. Не принимай на свой счет.

Она спустила резинку с высокого хвоста, и устало положила затылок на подголовник сиденья. Лу некоторое время рассматривал ее, пока внезапно водитель не сказал:

— Анна, Лу! Впереди!

И вдруг со стороны КПП послышалась громкая команда:

— Остановиться! Всем выйти из машины!

Как только водитель затормозил, Лу выскочил из машины с возмущением:

— Что за черт?..

И осекся. Их машина оказалась окружена отрядом полицейских с оружием в полной боевой готовности. Такого поворота никто не ожидал.

По правде говоря, раньше такого себе никто и не позволил бы по отношению к Анне Рос.

От вооруженного отряда отделился неизвестный мужчина, командующий местной полицией. Новое лицо с такими значительными полномочиями, тем более в удаленном городе Даринске, было событием. Глава отряда был высок и одет в форму, которую здесь никто раньше не видел.

Представитель власти внимательно посмотрел на Лу, затем подошел и постучал в окно Анны.

— Выходим все! Знакомиться будем, — скомандовал мужчина.

Анна с присущим ей спокойствием появилась из машины и остановилась перед ним, чуть вздернув брови.

— Следователь Лим Дан Хо, Ведомство Следственного Аппарата, — представился он, — Ваши документы?

После этих слов Лу даже приоткрыл рот от удивления, а затем бросил тревожный взгляд на Анну.

— Значит, следователь, — кивнула Анна, — что ж, давайте знакомиться.

И Анна протянула следователю свой паспорт. В ее поведении не было агрессии по отношению к нему, лишь терпение, приправленное усталостью этого дня. Однако следователь был настроен с точностью да наоборот: он знал, для чего приехал, и знал, кого сейчас остановил.

Глаза Лим Дан Хо указывали на явно корейские корни и были на редкость выразительными, но вот, что они выражали, видеть не хотелось.

Даже не взглянув в ее документ, Лим Дан Хо демонстративно засунул его в боковой карман своего кителя. Анна проследила за этим жестом, скрывая усмешку, и подняла на него глаза, заняв выжидательную позицию.

— Ну начнем, Анна Рос, лидер квартала Б, — с сарказмом сказал следователь.

К нему подошел кинолог, держащий овчарку на поводке. И Лим Дан Хо, кивнув ему, повернулся к Анне:

— Осмотр машины. Открываем, показываем. Руслан, отпускай собаку!

Водитель Николай открыл багажник, исподлобья взглянув на новоявленную власть, и отошел в сторону к Лу.

Ситуация накалялась, пока собака исследовала машину, а ее владельцев держали на прицеле.

— Поаккуратней можно с салоном? — не выдержал Лу.

Лим Дан Хо проигнорировал мужчину и повернулся к Анне.

— Вы, Анна, известная личность в городе.

Она лишь на мгновение взглянула на него и продолжила хранить молчание, смотря в сторону своей машины.

— Молчите? Может, сразу адвоката? — спросил он.

— Зачем? — пожала она плечами, — Мы ведь оба ждем, что покажет обыск машины. Но, к Вашему сожалению, в ней ничего нет…

— Точнее, пока не найдено… — перебил он ее.

Черты его лица можно было бы назвать гармоничными, но приятными — никогда. Периодически появляющееся выражение превосходства в его глазах отталкивало не меньше, чем откровенная злоба.

Анна подняла на него свои внимательные серые глаза:

— Пусть так. Но я даже не попрошу у Вас ордер на этот осмотр. Я не буду накалять обстановку. И, честно, не понимаю, зачем Вы это делаете.

Наконец, кинолог увел пса, отрапортовав следователю, что осмотр ничего противозаконного не выявил. Лим Дан Хо, похоже, это нисколько не смутило, и его недоброжелательный взгляд снова вернулся к Анне Рос.

— Зачем Вы приезжали к прокурору сегодня утром?

— Вы здесь из-за него? — уточнила Анна, — У прокурора проблемы?

— Он убит. Отвечайте, Анна Рос.

Она воззрилась на Лим Дан Хо, затем попыталась собраться с мыслями:

— Еще раз, следователь, что Вы хотите узнать?

— С какой целью Вы приезжали к нему утром? — повторил он.

— Цель Вам ничего не скажет, — с некоторой горечью сказала Анна. — Я знаю, что над входом в его дом есть камера. А значит, Вы видели, как он проводил нас до порога, и что на момент моего отъезда он был жив.

Несколько секунд она испытывала его молчанием, затем продолжила:

— И теперь начинается Ваша головная боль — где взять виновного? Хочется найти улики и побыстрее покинуть наш провинциальный городок? И я для этого идеально подхожу, не так ли?

— Вы тратите мое время впустую, — сказал он. — И да, Ваша встреча в доме прокурора бросает тень на его репутацию. Но это меньшая из проблем убитого.

— Но мы с Вами не в камере для допросов, а значит, я не задержана, и мы просто разговариваем.

Острый взгляд следователя показал, что она подошла к опасной черте в диалоге с ним.

— Желаете продолжить разговор в Управлении?

— Не заводитесь, я отвечу на Ваши вопросы в любом месте. Я понимаю серьезность Вашего расследования. Просто Вы не там ищите убийцу.

— Отвечайте: какие общие дела были у Вас с прокурором города? — резко сказал он.

— Сколько презрения… Вам ведь все равно, что прокурор сделал для Даринска?

— Я приехал сюда не честь ему отдавать.

— Я уже поняла, следователь Лим, — разочарование послышалось в ее интонации.

— Ну и?..

— У меня были кое- какие предложения, — нехотя ответила она, — по поводу снижения уровня напряженности в квартале Б.

Лицо мужчины приняло откровенно враждебное выражение:

— Эта территория — юрисдикция прокурора, и такие вопросы не решаются с членами преступной группировки!

Лу, слыша их разговор, в возмущении ударил ладонью по крыше машины. Лим Дан Хо угрожающе- медленно повернулся к нему, и тут же помощник Анны был взят полицией на мушку.

— С гражданскими, имеете ввиду?.. — поправила Анна с поразительной выдержкой.

Анна понимала, что никто, кроме нее не разрядит обстановку здесь и сейчас.

— Успокойтесь, следователь Лим. Буду честна, у меня была просьба к прокурору Константинову.

— Можете озвучить ее мне.

— Могу… но не обязана. Вы здесь первый день, поймите правильно.

— И надолго, поймите правильно, — с иронией ответил Лим Дан Хо.

Анна устало прикрыла глаза, затем вытянула руку в ожидании своего документа:

— Паспорт, следователь Лим Дан Хо, Вы не забыли?

— Нет, у меня хорошая память, не переживайте.

— Но это не всегда на пользу, — сказала она ему так ровно, словно дала совет.

Анна выдержала его нападки и теперь желала поскорее распрощаться с этим новым представителем закона.

Следователь вытащил ее паспорт из кармана и небрежно вернул владелице. Анна несколько секунд пристально изучала его, затем повернулась к машине.

— Лу, Николай, поехали! — окликнула она своих людей.

— Я Вас не отпускал, — понизил голос Лим Дан Хо.

— Вы меня и не задерживали. Сегодня в Вас много агрессии, следователь Лим. Будем считать, что просто такой день. Возможно, завтра будет он лучше. И для Вас, и для меня.

Ей осталось только похлопать его по плечу после такой миротворческой фразы, чтобы окончательно выбить его из колеи.

Лим Дан Хо, играя желваками на челюсти, проводил ее автомобиль долгим взглядом, пока тот выезжал с контрольно- пропускного пункта.

Глава 3

Кабинетом следователя теперь служил кабинет бывшего городского прокурора Константинова. Находился он в здании городского Управления Квартала А и был достаточно обширным, чтобы вместить в себя громадный стол с ноутбуком, стеллажи с папками и даже шкаф с запасной одеждой и амуницией.

Лим Дан Хо перелистнул страницу очередного дела, не отрываясь, нашел рукой кружку на столе и сделал глоток остывшего кофе. Рядом завибрировал мобильный, он недовольно отнял глаза от документов и некоторое время смотрел на неизвестный номер, но звонок принял.

— Следователь Лим Дан Хо слушает, — сказал он.

— Добрый вечер, — поприветствовал его собеседник с небольшим акцентом.

— Кто это? — враждебно спросил Лим Дан Хо.

— Важно не мое имя, а к какому кварталу я принадлежу…

— Ты звонишь по поручению Анны Рос? — догадался он. — Пусть позвонит сама, если есть что сказать.

— Следователь Лим, Анна не в курсе этого звонка.

— Я с ее шестерками разговаривать не намерен.

— И тем не менее я могу помочь избежать осложнений между кварталами, — постарался быть «политиком» неизвестный.

— Вы уже наворотили дел, одним звонком это не решить.

— Следователь, это попытка решить все миром. Я близкий к ней человек…

— Слушай, ты, близкий человек, мне дела нет до твоих попыток. Ты даже имени своего не называешь, — сказал Лим Дан Хо, — с чего я должен тебе верить?

— Хорошо, мое имя Лу, — наконец, представился звонивший.

Следователь тут же достал папку с его досье из верхнего ящика стола. А их было там немало…

— Я смотрю, юность у тебя была интересной, — после некоторой паузы сказал следователь, — весьма внушительный список правонарушений с твоей стороны. И это данные только в городе Даринске. А что было до него?

— «До» были сложные времена, как у многих после войны. Полагаю, у нас с Вами, следователь Лим, одни корни. И когда-то была даже одна страна.

— Я защищаю мирных граждан, тех, кто живет по правилам, и эти правила и нормы не зависят от географии. Так что нет, не пытайся сыграть на этом, Лу! — жестко ответил Лим Дан Хо. — Между нами нет ничего общего.

— Я бы многое хотел исправить в своей жизни, — сказал помощник Анны Рос, — но именно мои ошибки в молодости заставляют меня предлагать Вам сотрудничество.

— То есть ты уверяешь, что Анна не желает войны… — заключил следователь и откинулся в своем кресле, — но, тем не менее, она убила городского прокурора, к которому была вхожа в дом.

— Нет, Константинова она не убивала.

— Пусть не она, значит, ее люди.

— Вот какая у Вас линия, — ухватился за информацию Лу.

— Если это все, то разговор окончен. В любом случае, моего доверия ты не заслужил.

— Как я могу это исправить?

— У человека с твоим прошлым есть два варианта: либо ты действуешь за ее спиной в своих интересах, либо ты до одури верный, но при этом не уверен, что Анне нужен мир. Убеди ее прийти с поличным, тогда я увижу, сколько у тебя власти и с кем имею дело.

— С поличным? Это сложно с такой женщиной, как Анна.

— Не сомневаюсь, но ты же близкий к ней человек… — хмыкнул Лим Дан Хо.

Повисла пауза со стороны Лу, он явно раздумывал, как сделать все правильно.

— Или можешь начать с малого, — вдруг добавил следователь, — дай мне информацию об Анне, что-нибудь интересное. Тут главное, начать, Лу.

Лу нахмурился, отключил телефон и подошел к окну.

Он смотрел невидящим взором во двор дома, в котором прожил более десяти лет; на высокий мрачный забор, обрамлявший территорию Анны Рос, который так соответствовал ее статусу.

Лу старался услышать голос своей интуиции, стоит ли доверять этому следователю, и насколько жестока будет война с ним, потому что его мозг больше ничего не мог предложить. В любом случае, все это сильно расшатывает власть Анны, и справится ли она на этот раз?

В комнату после тренировки вошла Анна в спортивных штанах и мягких кроссовках, расстегивая на ходу утепленный жилет. Лицо ее было раскрасневшимся, а дыхание глубоким, она выхватила внимательным взглядом своего помощника у окна:

— Ты все это время был у меня?

— Да. Решал кое- какие дела.

— И какие?

— Я пока только в процессе, не хочу забивать тебе голову. Как твоя тренировка? — сменил он тему разговора.

Анна прошествовала мимо него, и Лу обратил внимание, что под верхним слоем одежды на ней была облегающая майка.

— Лучше. Сегодня лучше, — кивнула она.

— То есть победа за тобой?

— Лучше в том смысле, что соперник был не в курсе, кто я. Можно было реально оценить свои силы.

— А ну да, тебе же этого парня с другого города привезли, — вспомнил Лу, — ну и как он?

— В своем деле он хорош, — ответила Анна, — злобный пес. Рада, что он не из моего квартала. Пришлось бы контролировать или убрать.

— Так ты уложила его на лопатки? — растянул Лу губы в подобие улыбки.

— Почему тебе это так важно?

— Победа всегда важна.

Анна открыла дверь в ванную комнату, настраивая воду и разговаривая с ним оттуда.

— Ну если цель жизни в этом.

— В твоей нынешней ситуации, Анна, тебе нужно больше агрессии, чтобы добиться победы, — подошел он к ней. — И я говорю не о тренировке перед сном, а кое о чем посерьезней.

— Лу, агрессия допустима, как ответная реакция, точечный удар, но никак не постоянное состояние лидера. Это уже нездоровая психика.

— Из всего этого ты правильно сказала — ты лидер, Анна.

— Это все, что ты услышал? — оглянулась она на него. — Если я буду слишком агрессивна, как я смогу упрекнуть в этом людей вокруг себя? В любом случае, ты очень амбициозен, Лу, не замечал за собой?

— А что в этом плохого?

— Амбиции — это жадность и неудовлетворенность тем, что имеешь, — ответила она, — подумай об этом.

— Моя голова забита другим, Анна. С появлением этого следователя из Центра всколыхнулись ненужные тебе люди, кольцо вокруг тебя смыкается. У нас под носом растет пара очень влиятельных парней со своими личными шавками. И каждый из них…

— …чем-то недоволен, — опередила Анна его. — Я ничего не упускаю, Лу. Я наблюдаю.

— Мне нужно знать твои планы, чтобы я смог защитить твою спину в нужный момент.

— Пока я не хочу раскрывать свои карты. Я не первый год живу в квартале Б, — пожала она плечами. — Хочешь помочь, дай мне имя того, в ком они видят потенциальную замену мне. Кто-то же начал воду мутить…

Ванна постепенно наполнялась, Анна вытерла руки полотенцем и расстегнула свой жилет. В его внутреннем кармане виднелась рукоять ножа.

— Ты даже в доме не снимаешь оружия, — заметил он, — хотя я увеличил охрану.

— А кто защитит меня от охраны? — подняла она брови, — Ладно. Не накручивай, ты все делаешь правильно. Это временная мера. Пока вокруг меня новые люди, я должна быть внимательней вдвойне.

Лу стоял на пороге ванной комнаты, задумчиво рассматривая Анну.

— Ты сильно устала?

— Да. Сегодня да, — кивнула она.

Глава 4

Несмотря на раннее утро в квартале Б пахло гарью после пожара. Зеваки толпились около одноэтажного дома с рухнувшей крышей и прожженными стенами. Несколько человек собирали среди обломков то, что еще могло пригодиться семье погорельцев, вынося и складывая утварь около машины скорой помощи. Остальные печально качали головами и переговаривались, пребывая в состоянии депрессии.

Имея меньше малого, люди поневоле здесь держались друг за друга и имели коллективную поддержку куда большую, чем в богатых кварталах.

Неподалеку отряд пожарных в составе шести человек сворачивал шланги, убирал инвентарь, он сделал свою работу.

В машине скорой помощи медперсонал заканчивал делать перевязку девочке двенадцати лет. Перед этим доктор уже осмотрел ее мать, которая эмоционально вернула ему кислородную маску и снова принялась всхлипывать, оглядываясь на свое недавнее жилище. Женщина размазывала по щекам слезы вперемешку с сажей.

Это и увидел следователь Лим Дан Хо, когда остановил машину на обочине. Ну и то, что при появлении представителя власти жители квартала Б начали покидать место происшествия. А поскольку это был квартал Б, то следователь не удивился, когда обнаружил неподалеку Анну Рос, разговаривающую с медперсоналом.

Поверх ее черного джемпера была накинута кожаная куртка, темные волосы скручены в кольцо у основания головы, она вдумчиво слушала доктора. Рядом с ней неизменно находился Лу, он держал в руках два пледа, очевидно, для матери и дочери из сгоревшего дома.

Анна выхватила взглядом следователя еще издали и едва заметно кивнула в знак приветствия. Однако Лим Дан Хо гордо отвернулся и направился к главе пожарного отряда. Мужчины пожали друг другу руки и, не теряя времени, перешли к разговору:

— Приветствую. Что скажете — поджог или нет? — спросил Лим Дан Хо.

— При беглом осмотре не похоже на криминал, хотя в этом квартале… — ответил глава пожарного отряда.

Тут он замолк, непроизвольно метнув взгляд за плечо следователя. Лим Дан Хо обернулся туда же и задержал взгляд на Анне, наблюдающей за ними.

— Ну, что замолчали? Продолжайте… — с вызовом сказал он пожарному.

— Эксперт уже едет сюда, с ним лучше поговорите.

И глава пожарного отряда, опустив глаза, обошел следователя, созывая свой отряд. Не прошло и двух минут, как пожарная служба покинула это место, а следом — и машина скорой помощи.

Лим Дан Хо сопроводил их отъезд ироничным взглядом и направился в сторону пострадавших. Он заметил, что Лу накинул на них покрывало, а Анна, поддерживая мать и дочь за плечи, уводила куда-то с собой. Лим Дан Хо почти нагнал их, когда Лу обернулся к нему нос к носу, тем самым защищая спину Анны. Следователь ухмыльнулся ему в лицо, обогнул их и в своей резкой манере преградил погорельцам путь. Он сразу обратился к женщине с дочерью:

— Здравствуйте, я следователь Лим Дан Хо. Вам уже лучше? Тогда проедем со мной в Управление.

— Но я ничего не поджигала! — испугалась женщина.

— Никто и не вменяет Вам это в вину. Куда Вы сейчас направляетесь? Ваш дом подлежит восстановлению?

— Отец был с клеймом, так что страховка дома на нас не распространяется… — понуро сказала женщина, а затем вдруг перешла к возмущению, — но ведь я не сделала ничего противозаконного, у меня клейма нет! А жилье нам из-за этого все равно не восстановят! А потом отберете ребенка, скажете — нет условий для его содержания?!

Женщина даже подняла руки, держащие края пледа, но Анна тут же перехватила ее за локти:

— Лиза, ты не пострадала, дочь в порядке. Остальное — решим. Просто расскажи в Управлении, с чего начался пожар. Не нервничай, твои эмоции тут не нужны.

— Простите, — всхлипнула она.

Тем временем следователь уже подвел ее с дочерью к своей машине.

— Госпожа Анна, а я могу потом… — обернулась женщина к Анне Рос.

— Да. Приезжайте, — кивнула она.

Лим Дан Хо открыл дверь машины перед погорельцами и сказал им:

— У нас есть временное жилье для пострадавших. Вы не останетесь на улице, я беру это на себя.

Следователь устроился на водительском месте и угрюмо посмотрел на Анну через лобовое стекло. Она подняла на него глаза. Поединок их взглядов отражал враждебность в высшей степени. Если бы дождь захотел остудить их, в эту секунду ему бы стоило стать снегом…

Лим Дан Хо завел машину и уехал в Управление, увозя с собой пострадавших.

Анна и Лу некоторое время молча смотрели вслед удаляющейся машине.

— Этот точно тебя прикончит… — констатировал Лу.

— Пусть очередь займет, — ответила Анна, не моргнув и глазом.

— И как с ним быть?

— Это не твоя задача, — сказала она и направилась к себе.

— Понятно, то есть твоя. И что ты собираешься делать? — спросил помощник, догоняя ее.

— Как обычно, — бросила она через плечо, — приручать.

Он повернул голову — в десяти шагах от них пара парней мрачного вида провожали их. Это была их охрана. Лу подумал, что Анна впервые даже не запросила досье на тех, кого он предложил ей на защиту. Что это было с ее стороны — полное доверие или проверка после стольких-то лет?

Лу в молчании двигался за ней, пока Анна не оглянулась на него на самом пороге, ощутив спиной его взгляд:

— Давай в кабинете обсудим планы.

И Лу направился вместе с ней в обширную комнату на первом этаже, когда-то служившую библиотекой прежнему хозяину во времена, когда еще печатали книги и даже коллекционировали.

Двухметровый охранник в дверях проводил Анну долгим взглядом, Лу заметил это.

Как можно объяснить, что в надвигающемся хаосе и среди такого скопления мужчин женщине было бы лучше отойти на второй план?

Когда Лу зашел, Анна лично закрыла дверь кабинета за ними на ключ.

— Про вчерашнее, — начала она, — подбери кого-то из новичков, пусть разведают информацию про готовящиеся взрывы.

— Неужели Михаил дал тебе все сведения? — недоверчиво спросил Лу.

— Да. Все, что знал. Включая имена, — кивнула Анна.

— Давай я тебе напомню, Анна, взрывы планируются не в нашем квартале. Может, не стоит…

— Зато в нашем городе, Лу, — послала она недовольный взгляд своему помощнику, — и тут гадать не нужно, что под подозрение нового следователя первой попаду я. Надо бы как-то выйти с ним на мировую.

— А ты действуешь на опережение. Я об этом не подумал. Пусть тогда Николай с этим разберется, он хорошо ориентируется между А и Б кварталами.

— Нет. Его не надо светить в таком деле.

— Ты не хочешь рисковать им?

— Конечно, — присела она в кресло.

Лу покосился на этот старый атрибут мебели:

— Может, ты его уже выбросишь, Анна?

Анна рассмеялась и погладила лопнувшую кожу на подлокотнике кресла, которое так нервировало ее помощника.

— Имеешь ввиду кресло или Николая?

— Кресло, конечно, — улыбнулся он.

— Нет, — стала она серьезной вновь, — это кресло отца. И пока я жива, оно будет в этом доме. Это первое.

Лу отвел глаза и размял плечи и шею круговыми движениями.

— И второе: все знают, что Николай — мой человек. Так глупо я не подставлю ни себя, ни его. Он мне верен.

Лу вдруг посмотрел на нее, словно, что-то травило его душу.

— А я нет? — вдруг выдал он.

Анна вздернула брови. Повисла пауза, обнажая суть его вопроса.

— Тебе не хватает моего доверия? Или… моего внимания?

Лу просто отошел к окну, поправив куртку, под которой его плечи сводила система скрытого ношения ножа.

Когда-то Анна сказала, что в ее доме никто, кроме внешней охраны не будет носить огнестрельного оружия. И Лу был вынужден следовать ее правилам. Она мотивировала свое решение тем, что на спусковой крючок пистолета в пылу эмоций можно нажать слишком быстро и тем самым получить необдуманный результат. А нож или клинок требует большой собранности от хозяина, как и доступа в личное пространство, потому оставляет шанс обеим сторонам на трезвый взгляд…

— Сыграем в шахматы? — повернулся он к ней от окна.

— Я каждый день это делаю, — усмехнулась она.

— Тогда ты должна видеть, что партия усложнилась с появлением Лим Дан Хо.

— И поэтому нельзя делать ошибок, Лу, — ответила она, — нельзя разделяться и рисковать основными игроками.

— Ну да, мы просто игроки на твоем поле… — с вынужденным согласием кивнул Лу.

— Что тебя не устраивает, Лу? Моя фраза? Или то, что я защищаю своих людей?

— Я пытаюсь понять твои планы, твое отношение к происходящему. И куда ты нас ведешь.

Анна мягким кивком головы подозвала его к себе:

— Речь не о моих планах, я поняла. У тебя была тяжелая жизнь, сложные люди, которым не стоило доверять. Но сейчас ты со мной.

— Точнее, работаю на тебя.

Вдруг прежде ровная Анна «выстрелила» в него таким взглядом, что от ее мягкости не осталась и следа. Это длилось всего пару секунд, но Лу мгновенно уловил перемены в ее настроении.

— Так ты просто хочешь крылья расправить?

— О чем ты, Анна? — поднял он брови, — Я хоть раз тебя подвел?

Лу закрыл жалюзи на окне рядом и снял с себя куртку.

Наблюдая за ним, Анна медленно сбросила обувь и поднялась навстречу ему, расстегивая жилет.

Тот самый жилет с ножом во внутреннем кармане…

Глава 5

В своем кабинете Лим Дан Хо склонился над раскрытой папкой на столе, оттянул воротник одной рукой, другой — перелистнул страницу. Его явно что-то заинтересовало в одном из дел. Поэтому он не сразу оторвался от содержимого, когда зашел Влад, молодой человек лет двадцати пяти в форме лейтенанта полиции. Его сотрудник принес еще две папки и встал по стойке смирно перед начальством. Лим Дан Хо кивнул и забрал новые отчеты из рук помощника.

— Есть что-то новое по человеческим останкам на территории старого завода? — спросил Лим Дан Хо, увлеченно просматривая папки.

— Да. Они принадлежат мужчине, слепок зубов дал имя. И на нем числится три убийства… Вы заняты, следователь?

— Он из квартала Б? — не отрываясь от чтения, задал он вопрос.

— Так точно.

Следователь поднял глаза, откинулся в кресле, и под его недовольным взглядом молодому сотруднику захотелось провалиться под землю.

— Прошерстить все видеокамеры — какие машины, чьи номера ездили по дороге на старый завод в ту неделю. Для машин там одна подъездная, судя по карте.

— Уже работаем, — сообщил лейтенант.

— И свяжись с энергетической службой — с завтрашнего дня они будут проверять электрические проводки в домах моего теперь любимого квартала Б.

— В каких домах? — насторожился Влад.

— Во всех, лейтенант, во всех домах без исключения. Один пожар с его потерями не сравнится и с сотней осмотров. Готовь приказ.

— Но люди в этом квартале могут остро реагировать на вторжение в их собственность! — округлил глаза Влад.

Лим Дан Хо тогда сказал нарочито медленно:

— Значит, кроме дронов сама полиция будет чаще патрулировать квартал. Вы привыкните, и нервные жители квартала тоже, гарантирую.

— Но это в конец разворошит Б-квартал, следователь Лим!

— Да, разворошит! И что-то всплывет! — опустил он ладони на стол с хлопком. — Меня очень интересует, как Вы с прокурором Константиновым это допустили? М- м?.. столько власти у местной банды. Пожарные, врачи — все оглядываются на эту Анну Рос!

Влад прочистил горло и стойко отрапортовал:

— Уровень преступности в городе снизился втрое, прокурор Константинов делал все, что мог. А относительно квартала Б — папка у Вас на столе. Там все зыбко.

— Да я уже ознакомился, лейтенант, — возмущенно поднял он брови. — Неделю назад в Б-квартале пропадает человек, который въехал в машину Анны Рос. Есть свидетель, который видел, как его втаскивали в ее дом. А движений со стороны полиции нет?

— Свидетель изменил показания через час.

— А родственники похищенного?

— Родные и сам пострадавший пока не выходили на связь. Дела по факту как бы и нет.

— Что, все самоустранились? Или им помогли, пока мы тут лясы точим? — понизил голос Лим Дан Хо.

— Если бы были доказательства — прокурор давно…

— Ну так их искать надо, доказательства! И не в Управлении! — прервал следователь, — А что насчет пропажи детей и переездов их родителей в другие регионы?

— Тут еще меньше данных, — опустил глаза Влад. — В большинстве случаев с родителями нет связи, как и заявлений о похищении самих детей. Но мы держим это на контроле.

— А убийца по имени Кон Ши? Смерть его жены, исчезновение дочерей?

— Его ищем.

Лим Дан Хо уже не выдержал и поднялся со своего места с папкой в руках:

— Вот же его фото с камер Б-квартала! И так понятно, где скрывается Кон Ши все эти дни! Вы, вообще, тут какого х…

Внезапно он замолчал на полуслове.

На его пороге стояла женщина- погорелец с дочерью и во все глаза смотрела на раздраженного Лим Дан Хо.

— Я подписала все бумаги, — едва слышно сказала она, — отпустите уже нас, следователь Лим. Пожалуйста…

Лим Дан Хо кивнул Владу, отпуская его, затем попытался улыбнуться вошедшим. И это далось ему нелегко. После предложения присесть, мать с дочерью нехотя подчинились, переглядываясь друг с другом.

— Елизавета, я определю Вас с ребенком в безопасное место… — начал он ровно.

Но женщина вдруг вскочила с места:

— Не надо! Я хочу вернуться обратно. С дочкой!

Следователь сделал вдох, постарался сохранить терпение и снова указал рукой на стул, наградив их наимилейшей улыбкой в своем небогатом арсенале.

— Вам необязательно возвращаться в свой район. Я могу предоставить вам достойные условия. Просто давайте поговорим с Вами об одном человеке.

— О ком это?

— Вы поможете нашему расследованию, а я помогу Вам.

— А… Вы, наверное, говорите про Анну Рос? — напрямую спросила женщина.

— Вот видите, как хорошо мы понимаем друг друга, Елизавета, — и тут он вполне искренне улыбнулся.

Теперь женщина с интересом посмотрела на него.


Снаружи двухэтажный дом Анны Рос выглядел вполне мирно в этот поздний час. Однако внутри была разлита подозрительная тишина, просторный холл дома был пуст, железные ставни наглухо закрыты. Но даже при слабом освещении в дальней части коридора были заметны осколки лампы на полу и следы крови на стене.

И в этот момент зловещего ночного покоя в железную входную дверь раздался громкий стук. Гул от него мгновенно разнесся эхом по дому.

Из двери внутренней комнаты, прихрамывая, появился водитель Анны — Николай, угрюмый мужчина лет около сорока. Он придерживал марлевую повязку в районе предплечья, откуда струилась кровь. Николай взглянул в дисплей камеры у входной двери и увидел во дворе Лим Дан Хо с отрядом из четырех полицейских.

— Анна, гости! — позвал он и проворчал себе под нос, — толку от этой охраны у дома…

Снова послышался нетерпеливый стук представителя власти с другой стороны двери.

Наконец, из-за плеча водителя появилась сама Анна, она оценила взглядом картинку с камеры, зажала кнопку и сказала в дисплей:

— Я Вас слушаю, следователь Лим.

Вместо ответа Лим Дан Хо припечатал бумагу в развернутом виде к камере над входной дверью:

— Выходите, Анна Рос. Это официальное приглашение в Управление.

После паузы Николай закрыл дисплей рукой и повернулся к Анне, тихо сказав:

— Тебя надо сначала нормально зашить.

Она приподняла край рубашки, где была видна повязка с проступающими каплями крови. Затем покусала губы и опустила одежду в задумчивости:

— Некогда.

— Так ты долго не протянешь.

— Знаю, Коля, знаю и сама. Но, думаю, час на допросе у меня есть.

— Вот упырь… этот Лим роет, как экскаватор.

— Наверняка, уже готовят и ордер на обыск моего дома, — обвела она взглядом стены. — В общем, игра пошла по-крупному. Николай, теперь на тебе все, не подведи.

— Я все сделаю, — с готовностью ответил он.

— У тех… — кивнула она на внутреннюю дверь дома за своим плечом, — узнай все, что сможешь… любыми путями.

— Понял.

— Михаила пока не выдавай. И за Кон Ши следи.

Николай кивнул, затем исподлобья взглянул на нее:

— А что с Лу?

— Ну что, — медленно набрала она воздух в грудь, — пока спрячь в бункер.

Глава 6

В полицейском управлении была специально оборудованная комната для допросов подозреваемых: прикрученные к полу стол и два стула на площади три на три метра. Туда следователь Лим Дан Хо и препроводил Анну Рос — лично и с нескрываемым удовольствием.

В гробовом молчании они расположились за столом напротив друг друга. Когда она поморщилась от яркого света лам, следователь поинтересовался с сарказмом:

— Вам некомфортно?

— Да ничего, а Вам? — ответила она, слегка улыбнувшись.

— Вы здесь впервые?

— Какая разница. Это не самое худшее место, переживу.

Лицо Лим Дан Хо приняло холодное выражение. И он приступил:

— Анна Рос, первое: дети. Это фото с дронов, где Вы в своей машине увозите восьмилетнего ребенка. Данные о переезде его семьи поступили на следующий день. То же самое с другими семьями. Подтверждений достаточно, что именно Вы их забираете из законных семей.

Анна придвинула к себе фотографии на столе и стала молча рассматривать их.

— Здесь нет ни одного фото, куда мы едем. Дрон закреплен за конкретным районом, он не следит за перемещениями людей. Поэтому это только половина Вашего карточного домика. И на каждой фотографии есть законные представители детей, силой я никого не увозила. Почему Вы решили, что я причиняю им зло?

— Паршивая репутация всегда дает подозрения.

Анна молча моргнула, изучая черты лица мужчины в форме, затем запахнула длинный кардиган, скрывающий рану в боку. Она всегда старалась оценивать ситуацию без эмоций, отстраненно, с пользой, в первую очередь, для своего дела.

Лим Дан Хо просто выполнял поставленную перед ним задачу, ей же нужно было время, чтобы дом привели в порядок до следующего визита полиции.

— А что насчет парнишки, который поцарапал Вашу тачку? — продолжил он.

— С Михаилом все в порядке, — заверила его Анна.

— Свидетель утверждал обратное.

— Он ошибся. Завтра родители Михаила заедут к Вам в Управление, если Вас это так тревожит.

Лицо Лим Дан Хо приобрело неприязненное выражение:

— Чем Вы их запугали?

— Ничем.

— Тогда где сам Михаил?

— Я не в курсе.

— Не верю.

— Тут я Вам не помогу, — ответила она, — у Вас просто такой характер.

Лим Дан Хо вдруг угрожающе подался вперед:

— Пока я лично не увижу Михаила, пока не пересчитаю его пальцы, я не спущу тебя с поводка, Анна Рос.

Возникшая пауза показала, что даже в этой ситуации Анна была само спокойствие и рассудительность.

— Как скажете, следователь.

— Ты же понимаешь, что тебе светит?

— В любом случае, Вы не самый страшный человек в моей жизни.

Несколько мгновений Лим Дан Хо рассматривал ее в упор, пока Анна сама не сказала:

— Ладно, насчет Кон Ши…

Лим Дан Хо придвинул ей чистый лист и усмехнулся:

— Что, пишем признание?

Анна отодвинула лист ему обратно. Хотелось ответить ему такой же издевательской улыбкой, но ее силы иссякали. С каждой секундой она становилась все медлительнее.

— Следователь, я так понимаю, Вы расследуете последние дела прокурора, чтобы найти его убийцу? — спросила Анна, прикрывая глаза от света ламп.

Следователь промолчал, бросив на нее внимательный взгляд.

— Я приезжала к прокурору из-за Кон Ши, — вдруг сообщила Анна, — я попросила его изучить всю информацию перед тем, как устроить травлю на человека. Но, как видите, он не смог помочь. И теперь у меня нет выбора, и я прошу это сделать Вас.

— И Вы считаете это нормальным? — удивился Лим Дан Хо.

— Да. Таким и должно быть отношение к любому делу, — и Анна слабо кивнула, — сейчас три часа ночи, и Вы на работе. Видимо, Вам не все равно. И это уже хорошо для нашего города…

С грозным видом он поднялся с места, Анна же поплотнее запахнула кофту, наблюдая за ним. Но он налил стакан воды из кулера в углу и поставил на стол перед ней.

— Я поднимал вопрос по Кон Ши, — сказал Лим Дан Хо, — у него клеймо, и это проблема.

— Следователь, он был подростком во время Третьей мировой. Тогда всех осужденных клеймили без разбора…

— Тяжелое детство не дает человеку право на преступление! — прервал он, — И да, я знаю, что он приходил в Управление перед убийством.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 316