электронная
120
печатная A5
315
16+
Ангел света

Бесплатный фрагмент - Ангел света

Объем:
74 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-5020-7
электронная
от 120
печатная A5
от 315

…сам сатана принимает вид

Ангела света

(2Кор.11:14)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

«Львы в основном охотятся ночью. Они тихо подкрадываются к жертве на достаточно близкое расстояние, и хватают её… Но бывают случаи, когда львы охотятся на людей. Люди в отличии от животных более легкая добыча… Легко пережёвывается и далеко не убежит»…

— Да кто мне ещё звонит, — с какой-то непонятной раздраженностью сказал я, — да ещё и на домашний… Не дают даже нормально передачу посмотреть, — буркнул я опять.

Я ещё немного посидел на диване, думал, что телефон перестанет звонить, но он не переставал.

«Ну, я сейчас им всё выскажу, — подумал я».

Я подошел к телефону и взял трубку. И вот я уже собирался спросить кто это, как меня перебил довольно знакомый голос.

— Здорово, дружище! Я на твой сотовый звонил, а он оказался выключен. Пришлось звонить на домашний. Ну, как ты поживаешь?

— Женька?.. Ты что ли? — радостно спросил я. — Ты где был так долго? Два месяца тебе пытался дозвониться. Ты как?

— Дааа… — протянул Женя. — Лучше всех как всегда… Еду домой, — сказал он.

— Правда? — обрадовался я. — И когда ты приедешь?

— Сегодня в два часа ночи. Так что завтра жди меня к себе в гости.

— Конечно, буду ждать! Только попробуй не прийти, — засмеялся я. — Только перед тем как пойдешь мне позвони.

— Хорошо позвоню, — сказал он.

Я положил трубку и вернулся обратно в свою комнату, досматривать передачу… Ведущий ещё говорил про спаривание львов, про то, что в основном львицы охотятся, а львы ждут, когда им принесут пожрать… Но я этого уже ничего не слушал. Я ждал завтрашнего дня. Ведь приезжает мой друг, которому я могу опять пожаловаться на свою жизнь… на свои проблемы, да и просто пообщаться… Наконец-то приезжает мой друг… И с таким радостными мыслями я лег спать.

                                                ***

На следующий день примерно часов в двенадцать позвонил Женя, но уже на сотовый.

— Приветствую тебя, брат. Торт будешь? — спросил он.

— Конечно, буду, — с улыбкой сказал я.

— Ну, тогда я сейчас куплю торт, и сразу к тебе.

— Всё жду, — сказал я.

Женьку пришлось ждать не долго, так как магазин находился недалеко от моего дома, так что я минут через двадцать услышал звонок в дверь.

                                                ***

— Чайник я уже поставил, — сказал я Жене. — А ты пока проходи в мою комнату и располагайся. Ну, как живешь? — начал я разговор. — Не женился еще?

— Ну, как я живу? Лучше всех, — сказал он. — Женился? Так рано еще, мне только 30 лет.

— А как работа? — спросил я. — Всё также работаешь поваром в гипермаркете?

— Да, — с грустью ответил Женя.

— Что… какие-то проблемы?

— Да… как сказать. Сейчас из-за этого кризиса, у нас на работе начались сокращения. Так что может быть, и меня сократят…

— Давай помолимся, за то, чтобы ты работу не потерял? — спросил я его.

— Давай, — ответил он.

— Ладно… пошли чай пить, — сказал я, — чайник уже вскипел. И заодно помолимся.

Мы прошли на кухню. Женя отрезал по кусочку торта. Налил мне и себе по чашке чая… И перед тем как мы начали уплетать торт, мы помолились: за работу Жени, за то, чтобы все люди покаялись и примирились с Богом, за власти, чтобы они правили с мудростью, а закончили молитву благодарностью Богу за чай и торт.

— Так, ты мне так нормально и не ответил, — начал я, — ты вообще собираешься жениться?

— Не… пока не собираюсь… — ответил он. — Ты знаешь, я же живу только для себя и ради женщины я ничего в своей жизни менять не собираюсь.

— Ладно… — улыбнулся я, — давай серьезно…

— Ну,… если серьезно.… То я к браку подхожу с большой ответственностью, как бы смешно это не звучало. Это же получается, что ты в ответе не только за себя, но и за свою жену, а если появятся дети, то и за них тоже. Женщине этого никогда не понять.… У них, конечно, другие функции в семье, но то, какие проблемы ложатся на мужчин, может понять только мужчина. Я тут недавно смотрел один фильм, так там один герой сказал интересную фразу: «Жены и дети могут быть беспечными, но мужчина никогда». Понимаешь, о чем я говорю? — Женя откусил кусочек торта, запил его чаем и продолжил. — Ведь за то, как складываются твои отношения в семье, тебе придется еще отвечать и перед Богом. Нет… пока я не готов к такой ответственности. К тому же… я очень люблю играть в компьютерные игры, а ты сам знаешь как жены относятся к этому… И менять ради них свои привычки я не хочу…

— Так вот в чем дело, — перебил я его.

Мы оба разразились сильным хохотом. Даже чуть тортом не подавились. Откашлявшись, Женя продолжил:

— А если серьезно, то тут надо говорить о другом. Ты не заметил, что в нашем братстве больше разводов, чем по всей России?

— Да как тут не заметить, — ответил я с грустью, — в нашей церкви только уже два развода, а она не такая уж большая: всего 15 человек.

— Вот… А в моем городе пять баптистских церквей, и в каждой по три-четыре развода, чуть ли не каждый год. И если углубляться, то чуть ли ни в каждом разводе инициатором становится жена… И я думаю… — Женя опять откусил кусочек торта и запил его чаем, — что мужья не любят своих жен. Отсюда и проблемы. А мы еще учим, что мы должны быть светом этому миру… А как быть, если такие проблемы в церквях? Сначала пусть научаться любить своих жен, а потом учить, каким я должен быть этому миру.

— Ну… здесь я с тобой согласен, — сказал я, — но надо учитывать, что и жены виноваты тоже.

— С этим я и не спорю, — сказал Женя. — Но если ты уж женился на такой женщине, то будь любезен неси ответственность. Как вот пример с Самсоном. Он женился на Далиде, и что он не знал какая она? Знал. И попался на этом. Если помнишь.

— Да, помню, конечно, — ответил я.

— Жена, которая изменяет своему мужу, конечно понесет ответственность перед Богом, но за свою семью будет отвечать перед Господом муж. Как Адам. Помнишь? Ева откусила от плода первая, а перед Богом за свою жену и за себя понес ответственность Адам. А сейчас у нас, что? Сейчас у нас в церквах, мужья делают инициатором своих разводов жен, разводятся с ними, а потом ищут в Библии, чтобы женится еще раз. И находят же, хотя Иисус нигде не говорит о повторных браках… Единственное место это у Матфея 5:32. Помнишь этот стих? Иисус сказал: «А Я говорю вам: кто разводится женою своею кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует». Где здесь Иисус говорит о повторных браках? Нет таких мест. А если взять слова Павла в первом послании к Коринфянам… Он там вообще говорит: «А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, — если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, — и мужу не оставлять жены своей». А в наших церквах как? Развелись, а потом так хитро используют места из Библии, чтобы заключать повторные браки. А потом еще говорят, что это сложный вопрос, что надо каждую ситуацию отдельно рассматривать. Всё, хватит! Дорассматривались уже, что в церквах и блуд, и прелюбодеяние, и так далее. Если сказано в Библии, что нельзя разводиться, значит нельзя.… Ух, что-то я завелся, — сказал Женя, допивая чай.

— Да всё нормально, — сказал я, — я с тобой полностью согласен. О, а вот и мама пришла.

— Здравствуйте Ольга Сергеевна… Как ваше ничего? — спросил Женя.

— Здравствуй Женя. Да… нормально, — ответила мама. — А ты давно приехал? — спросила его мама.

— Сегодня ночью, — ответил Женя.

— Мама, мы тебе тут торт оставили, поешь, если хочешь, — сказал я.

— Хорошо сынок. Я поем чуть позже. Пойду, полежу немного, а то устала очень.

Мама ушла в свою комнату.

— Как она? — спросил меня Женя.

— Да, как-то не очень, — грустно ответил я. — Неделю проторчала дома, а вот сегодня решила погулять… Слабость какая-то у неё странная. Ладно,… что всё, попили чай? Давай пойдем в мою комнату и там поговорим.

Женя кивнул головой. Мы помыли за собой чашки, убрались на кухне и прошли в мою комнату, где продолжили беседу.

                                                ***

По телевизору шел мой любимый детектив. Я сел на кровать, а Женя сел на кресло, которое стояло напротив меня. Я выключил телевизор. Мы молчали примерно минуту. Первым нарушил тишину Женя.

— Знаешь, я пока ехал к тебе, немного прикорнул. Кондуктор объявлял остановку, чтобы люди заранее нажимали кнопку, а иначе автобус проедет ее. Ну, так вот… я задремал, никого не трогаю, и тут кондуктор объявляет остановку: «Следующая остановка „КЛАДБИЩЕ“! Есть на выход?». Я даже глаза открыл. «ЕСТЬ!» –закричала одна бабулька.

Мы разразились хохотом.

— Да. Давно ты не был у нас, — сказал я. Здесь уже все привыкли к этому.

Прошла мимолетная тишина.

— Ладно… — опять первым нарушив тишину Женя. — Что у тебя с Наташей?

— Да… ничего.

— Что произошло? — спросил Женя.

— Да… ничего, — опять ответил я, вздыхая.

— Так, давай «колись» уже… — с легкой раздраженностью сказал Женя.

— Ты помнишь, я тебе рассказывал историю, где я признался в своих чувствах к Наташе через письма, которые ей писал?

— Да, помню, — ответил Женя. — И ты еще говорил, что из этого ничего не вышло. А потом я уехал в другой город.

— Да. Только ты не знаешь, что потом произошло. После этого мама даже перестала к нам в церковь ходить, чтобы их не видеть… — с грустью ответил я.

— Так, давай рассказывай, что случилось, — сказал Женя, расположившись поудобнее в кресле.

Я лег на диван, чтобы легче было рассказывать. И что самое интересное, было такое чувство, что я нахожусь не в своей комнате, а в кабинете психолога.

                                                 ***

Я даже не знал с чего начать мою историю, но я знал одно, что я могу полностью довериться Жени. Он мог слушать. Да и в моей церкви не было никого, кому я мог вылить то, что у меня на душе. Сам Женя, в отличие от меня, мало кому рассказывал о своих проблемах. Неверующие люди в основном ходят к психологам или того хуже: к психотерапевтам, которые только и делают, что пихают вам какие-нибудь таблетки, от которых не только бывает зависимость, но и многие думают, что это решают их проблемы с депрессий, со стрессом, с проблемами в семье, и так далее, и тому подобное.

Но у нас в церквах занимаются духовными проблема человека. И разница заключается лишь в том, душепопечители, в отличие от психологов и психотерапевтов, учат тому, что только Бог и Библия может помочь решить их проблемы, а психологи учат, что человек сам может справиться, только ему надо показать как.

— После того как я отправил ей два письма, через несколько дней пришли ко мне домой ее отец Николай Петрович и Василий наш дьякон. Мама как раз была дома. Мы прошли в мою комнату. Мама, конечно, была к моему несчастью дома… и слышала наш разговор.

— Слушай, Сергей, — начал разговор Николай Петрович. У меня всё внутри перевернулось, и я знал, что сейчас начнется. — Я пришел к тебе не как пастырь, а как ее отец. Это касается твоих писем к моей дочери. Она, конечно, не знала, как на это всё реагировать, и поэтому не смогла сама прийти. Она попросила меня прийти и дать тебе ответ на эти письма… — он немного помолчал, потом продолжил:

— Ответ таков… — Николай Петрович хотел скрыть грубый тон, но у него это не очень хорошо получилось. — Она сказала, что не хочет выходить за тебя замуж. И это не потому, что ты инвалид или что у тебя нет нормальной работы. Дело во все не в этом. Всё дело в том, Сергей, что ты духовно слабый человек.

— Что прям так и сказал «духовно слабый человек»? — удивленно спросил меня Женя.

— Представь себе, — тихо ответил я Жене. — Я был так возмущен тем, что мне сказали, что я, Женя, не выдержал такой наглости. Я с ними уже не мог спокойно разговаривать…

— Вот, что я скажу вам, братья… — сказал я. Вы и понятия не имеете о том, что у меня творится внутри…

— Нет! Мы имеем понятия. Но мы видим, что с тобой происходит. Ты всё время жалуешься на Бога. Ты… ты все время говоришь о том, что Бог тебя не любит, что Он с тобой поступает несправедливо… что…

— Я еще раз повторяю… Я не собираюсь с вами это обсуждать, — грубо ответил я им.

— А я хочу тебе сказать, что ты не можешь быть мужем моей дочери. И я уже тебе сказал почему, — резко высказался Николай Петрович. — Ладно. Я надеюсь, что ты нас понял.

Мы разговаривали еще часа полтора, но мы не пришли ни к какому мнению. Беседа, чуть ли не переросла в ругань, поэтому мы решили просто закончить наш разговор.

— До свидания, Ольга Сергеевна, — попрощался с моей мамой Николай Петрович, выходя из квартиры.

Моя мама ничего им не ответила. Потом, конечно, они приходили просить у нее прощения за их поведение, но она просто выпроводила их из квартиры.

— Дааа… — протянул Женя, — ну и история.

— Я после их разговора всю ночь не спал. Не знаю, что делать после всего этого… Я даже в церковь не хочу ходить. Не знаю…

— Ну, конечно они немного переборщили с твоей «духовной слабостью», — говорит Женя. Я даже думаю, что они слукавили где-то. Потому что честно сказать, дело не в том, что «духовно слабый» ты человек или нет… Я за себя могу сказать, что ты сильный человек. И дело даже не в этом. Всё дело в том, что они не хотели тебя обидеть. И, я думаю, чтобы тебя не обижать они заговорили о твоей духовной слабости, а не об инвалидности.

— Да… лучше бы они сказали, что Наташа не хочет за меня замуж из-за моей инвалидности, чем обсуждать какой я духовный человек.

— Да. Здесь ты прав, — согласился со мной Женя. — Но давай кое-что проясним. Возможно, ты и прав, но знаешь, возраст тоже имеет значение. Тебе 43 года, а ей всего 23… Ты прости конечно, но это большая разница возрасте… И…

— Вот, что я тебе скажу Женя, — перебил я его. — Я 15 лет молился Богу о том, чтобы у меня была семья, хорошая работа, а не сидеть дома и заниматься ремонтом сотовых телефонов. И я думал, что Наташа и есть моя любовь…

— Ты мне рассказывал, что когда вы ездили с молодежью в миссионерское путешествие, ты, Серега, с Наташей разговорился в автобусе. И ты говорил, что как-то вы посмотрели друг на друга, и ты из этого понял, что она и есть твоя любовь.

— Я не просто понял, Женя, — я немного повысил голос, — Я был уверен, что Господь просто услышал мою молитву. Ведь все так хорошо складывалось.

Когда Наташа поехала в город N учиться на миссионера, то я поехал следом за ней. Я учился вместе с ней полгода. Мы с ней общались, хорошо проводили время за чаем. Она мне рассказывала о своих проблемах, а я ей давал советы. А потом все изменилось в один прекрасный день, а лучше сказать… это был сам несчастный день в моей жизни.… Однажды я решил просто прогуляться на улице. Я должен был подумать, как признаться Наташе в своих чувствах…

— А письма были потом? — спросил Женя.

— Да… потом… Не перебивай меня, пожалуйста, — попросил я его. — Ну, так вот… Я шел по улице, все обдумывал, и вот решил перейти дорогу. Посмотрел по сторонам. Машин не было. И вот я прохожу половины дороги, и… тут, откуда не возьмись, появляется машина и сбивает меня. Полгода я провалялся в больничке, и пока лежал я все думал, почему Бог со мной так поступил? «Почему?» «Почему?» — повторял я снова и снова, вставая с дивана. Немного походив по комнате, я сел на диван, и продолжил:

— Понимаешь, Женя я думал, что это воля Божья, что Бог видит меня в этом служении, и что Бог нашел для меня жену — Наташу. Ты знаешь, сколько я молился, Женя, об этом. И вот эта ДУРАЦКАЯ АВАРИЯ!

— Можно разговаривать потише?! — крикнула мама из своей комнаты.

— Прости, мам, больше не будем, — и я продолжил уже немного потише. — Понимаешь, Женя… Я вдруг осознал, что Бог меня не любит…

— Опасное заявление, — спокойным голосом, но утвердительно сказал Женя.

— Что тут опасного?.. Я думаю, что Бог похож на моего отца. Когда я родился, мой отец ушел от нас, когда увидел, каким я родился. Инвалидом. С детским церебральным параличом. И практически всё мое детство было трудным. По больницам со мной бегала мама. Потом, когда мне исполнилось лет четырнадцать, я с мамой узнал, что мой отец замерз на улице, после очередной пьянки. Я не видел ни заботы от отца, ни его любви… Ничего. А мне просто хотелось совета, просто поговорить, пообщаться. И когда я уверовал в Бога, я начал читать Библию. И вот, когда я начал ее читать, я увидел, что Бог там назван Отцом. Небесным. Отцом! И я не знаю, что, Женя, на меня нашло, но я вдруг осознал: «вот Кто мне заменит моего отца». И я начал молиться, чтобы Господь мне дал жену, хорошую работу, чтобы можно было обеспечивать мою семью. Я просто хотел поделиться с кем-то той любовью, которую я не получил от своего отца. И что в итоге? НИ-ЧЕ-ГО. Я уже не могу смотреть на Бога как на любящего Отца. Я не могу читать Библию так, как раньше… — я попросил Женю взять со стола Библию и дать ее мне. — Я не вижу Его любви ко мне. Когда я читаю слова Иисуса о молитве. Например, такие: «И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю»… Или такие: «Если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю»… А когда Иисус приводил примеры молитвы, например такие: «Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? Или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы? Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона?». Я даже, Женя… короче, я тебе хочу сказать, что у меня были даже мысли о самоубийстве. Я не могу уйти от Бога, но Библию я тоже не могу читать… не знаю, как быть. Что мне делать? — спросил я Женю, но при этом я посмотрел на него так, как будто от его ответа зависела вся моя жизнь.

                                              ***

Но он, как бы ни услышав мой вопрос, спросил меня:

— Может, еще пойдем и попьем чаю?

Я улыбнулся и сказал:

— Пойдем.

Мы тихонько прошли на кухню, чтобы не разбудить маму. Женя поставил чайник и посмотрел на часы.

— Уже три часа… ничего себе, — присаживаясь на стул, сказал он. — Знаешь, Серега я пишу стихи.

— Неужели? — спросил я, но почему-то не удивился этому. — Я всегда знал, что в тебе, что-то есть.

— Я бы не сказал, что это вдохновение. Все это началось после того, как я посмотрел фильмы про поэтов: Есенин, Маяковский и про Пушкина. И представь, что тут на меня что-то нахлынуло.

Чайник уже вскипел и автоматически выключился. Женя налил нам по чашке чая. Я попросил сделать нам бутерброды с маслом, и мы принялись все это уплетать.

— Почитаешь? — попросил я его. — Если конечно помнишь?

— Смешно, — улыбнулся Женя. — Ладно.… Сначала расскажу про поэтов:

                             Есенина убили

                   И Маяковский застрелился.

                 Не любят поэтов при жизни,

                  Но любят их после смерти.

— Ну, как? — спросил он.

— Нормально. Но… как-то не в рифму.

— Ой! — махнул он рукой, а затем улыбнувшись сказал, — тебе только все, чтобы было в рифму, а так не всегда бывает… Я тут недавно передачу смотрел про эволюцию, сотворение человека. Оказывается, Серега, мы вообще из воды вышли какими-то амебами. А потом у нас на берегу начали расти через несколько миллионов или миллиардов лет, ноги, руки и что-то там еще. И главное, верят этим ПСЕВДОУЧЕНЫМ, которые вводят людей в заблуждение. И главное, что людям в голову не приходит, что слова которые говорят эти псевдоученые, это не какие не факты. Какие слова они говорят? «Возможно», «может быть», «вероятнее всего», «примерно», а люди все это проглатывают. И я, смотря на все это, написал стихотворение. Хочешь, расскажу?..

— О, мама, ты уже проснулась?

                                              ***

— С вами поспишь, — буркнула мама.

— Прости мам, мы думали, что мы тихо разговариваем.

— Ладно, ничего страшного, — больным голосом сказала Ольга Сергеевна. — Я просто с вами чаю попью, и, наверное, к соседке схожу. К Лидии Михайловне. А ты, Женя как живешь? Не женился еще?

— Нет, — с улыбкой ответил Женя, — но я думаю об этом.

Мама ехидно улыбнулась, затем налила себе чашку чаю. Отпив немного из своей чашки, мама посмотрела на Женю таким взглядом, что я сам бы не захотел с ней не то, что разговаривать, а вообще обошел ее стороной. Я из этого понял только одно, разговор будет очень сложный.

— А ты все также ходишь в эту секту? — спокойным голосом спросила мама, но было видно, что у нее внутри, все колыхало.

— Мам.… Пожалуйста…

— Не перебивай меня… — таким же спокойным голосом поставила меня на место мама.

— Ну,… я бы не сказал, что эта секта Ольга Сергеевна, — спокойным голосом уточнил Женя.

Надо еще добавить, что Женя держался очень стойко.

— Для меня только существует православная церковь, а все остальное секта, — сказала мама. — А в вашу баптисткую церковь я больше ни одной ногой не вступлю после того, как они поступили с моим сыном… — потом посмотрела на меня, — и я тебя, Сережа, не понимаю, как ты до сих пор можешь ходить туда? — с гневом спросила меня, но оставалась такой спокойной, что меня даже начинало уже это злить.

— Мам хватить уже… — громким голосом сказал я. — Они же попросили прощения.

— Да плевать я хотела на их прощения! — голос уже не такой был спокойным. И посмотрела на Женю так, как будто это он виноват во всем этом. — Ладно… не буду вам мешать общаться… Пойду, все-таки схожу к соседке… Так что общайтесь. — Она встала из-за стола, так и не допив свой чай. Затем повернулась и добавила, — если вдруг захотите поесть, все есть в холодильнике. До свидания, Женя.

— До свидания, Ольга Сергеевна.

                                               ***

Мы обратно прошли в мою комнату. Женя сел также в кресло, а я на диван.

— Не обращай внимания Женя… Она что-то не в духе.

— Ничего страшного, — спокойным голосом сказал Женя. — Вообще-то ее можно понять.

— Да… Ладно давай не будем об этом. Лучше расскажи стих, который ты хотел рассказать на кухне.

— Да, конечно, — улыбнулся Женя. — Я назвал его «Доказательство существования Бога»:

                    Люди спрашивают меня:

                    «Бог есть или нет,

                    Докажи нам это?»

                    И я им отвечу:

                    Природа — это творение Бога.

                    Леса, моря и поля,

                    Всё сотворил Он!..

                    Меня спросят снова:

                    «Дай нам еще,

                    Доказательства

                   Существования Бога».

                   И я им отвечу:

                   Есть чудо одно.

                   И это чудо — Спаситель!

                   «Спаситель?» — удивленно спросят они.

                   Спаситель! — повторю я снова.

                   Спаситель!

                   Который и есть,

                   ДОКАЗАТЕЛЬСТВО
             СУЩЕСТВОВАНИЯ БОГА!

— Ну, что скажешь? — поинтересовался у меня Женя.

— Да… ни че так, — ответил я. — Конечно не в рифму, но все равно интересно.

— Не в рифму? Серега, я тебе кое-что скажу. Не всё бывает в жизни «в рифму». Понимаешь.… Давай я приведу тебе пример. Мы привыкли к стихам Пушкина, к поэмам Шекспира, которые действительно были гениями в литературе, но их жизнь отличается от того, что они так хорошо писали свои произведения. И ты сам Серега посмотри, что они жили совсем не «по рифме».

— Что ты хочешь этим сказать? — с каким-то непониманием спросил я его.

— А ты разве не понимаешь? У меня есть еще стихи, и поверь, все мои стихи, которые я написал они вообще не в рифму. И ты, кстати, не первый кто мне это говорит. И когда я тебе их прочитаю, может тогда ты поймешь.

— Почитаешь еще? — спросил я его.

— Давай в другой раз. Хорошо? Я просто хочу тебе кое-что сказать. В жизни, Серега, иногда кажется, что с одними Бог поступает, не очень справедливо, как с другими. Возьмем банальный пример из моей жизни. Я играю в лотерею. И не надо на меня так смотреть, как будто я совершил смертный грех.

— Ты просто знаешь, как я смотрю на такие вещи, — сказал я.

— Сергей, я не хочу об этом спорить. Я просто хочу привести один пример. Ты мне позволишь?

— Хорошо. Говори…

— Я помню один анекдот про лотерею и про Бога. Один человек хотел выиграть в лотерею, и молился Богу о том, чтобы Он помог ему в этом. Он молился, молился, но ничего не выходило. Потом после смерти он попадает в рай и спрашивает у Бога: «Господи, я так долго молился Тебе о выигрыше в лотерею, но почему Ты мне не помог?» А Господь говорит: «А ты почему билет не покупал?». Я после того, как услышал этот анекдот, начал покупать лотерейные билеты. И перед тем как покупать, я молился Богу о том, чтобы Господь благословил меня на большой выигрыш. «Сорвать» джек-пот, так сказать. Но ничего.… Совсем ничего. И вот однажды кто-то выигрывает джек-пот. Кто-то, но не ты. И знаешь кто? Одна семейка. Муж и жена. И не просто одна семья: где муж обычный работяга, жена сидит дома и воспитывает двух детей, а муж еще вкалывает на двух работах, чтобы выплачивать ипотеку. Нет. Это муж и жена, которые оба просто бухают! И знаешь, как они его купили? Просто продав несколько бутылок, из которых они пили. Так вот… Они, купив этот билет, выигрывают джек-пот. Представляешь? Выигрывают джек-пот!!! А потом узнаешь по новостям, что через несколько месяцев после их выигрыша, они оба, напившись, умирают в своей новой квартире от того, что не выключили газ. Хорошо, что вообще газ не взорвался, а то было бы проблем еще больше. Понимаешь, когда я это узнал, то я не мог понять… Я даже съел за раз две больших плитки шоколада, так меня колотило все внутри. А ты знаешь, что у меня мало здоровых зубов, в основном одни дырки. И когда я успокоился, мне пришлось из них вытаскивать весь шоколад. Потом зубы болели, даже пришлось один вырвать… Ну, это ладно…

Женя немного скривился от воспоминания, махнул рукой и продолжил рассказывать:

— Так вот… когда я это узнал, я себя спрашивал: «Почему они, Господи, выиграли, а не я?». Я, Серега, молюсь, чтобы Господь мне даровал выигрыш, а этого нет. А потом я узнаю, что выигрывают какие-то бомжи, которые не то, что Бога не любят, а вообще себя не любят. Вот поэтому скажи мне Серега, почему именно таким людям везет, а мне нет?

— Откуда я знаю, — сказал я.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 315