электронная
160
печатная A5
369
18+
Анархии знамя

Бесплатный фрагмент - Анархии знамя


Объем:
128 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-7279-1
электронная
от 160
печатная A5
от 369

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Этот сборник я составил из своих наиболее протестных по натуре, вызывающих, скандальных и просто эмоционально сильных стихов. Первые стихи в сборнике — они именно исторически одни из первых, написанных мною — грешат в определённой мере нескладностью, перегруженностью кричащими, нестандартными образами и экзотическими словами… в общем, всеми атрибутами творческой неопытности. Но это мои стихи. От них никуда не уйти. И, кроме того, они чётко демонстрируют моё непримиримое отношение к… господам, к «крутым князьям»… отношение, которое с годами только радикализируется.

Но в сборник вошли не только социально-политические протестные произведения, но и некоторые взрывного характера философские, гротескные, и довольно личные… в которых так же присутствует протест. Протест против моральных ограничений, сексуальных табу. Секс — самая важная почва для творчества. Собственно — единственная творческая энергия… энергия жизни. И, если бороться за свободу, то прежде всего — за свободу проявления любви. За ней уже идут все остальные свободы.

В качестве бонуса в сборник вошёл также сценарий не снятого пока ещё короткометражного фильма «Великое сидение в подвале». Автором идеи и названия сценария является Бурумпополинг Шварц («Блудный оборотень», «Сила зелёного разума»). Но, так как писал сценарий я, характеры персонажей, высказываемые мысли и сам сюжет в деталях, исходят от меня.

Право публиковать сценарий соавтор предоставил…


Я издаю этот сборник в нелёгкий час пандемии коронавируса. То, что вся эта затея искусственна, нет уже никаких сомнений. Власти, не довольствуясь имеющимся господством над народами, под видом борьбы с вирусом, скапливают в своих руках ещё больше ресурсов, вгоняя огромные массы в бедность… усиливают системы контроля, увеличивают силовой контингент, расширяют полномочия полиции. Государство лишает нас даже тех скудных свобод, которые у нас ещё оставались.

Что мы можем сделать в данной ситуации? Как минимум — понимать, что государство нам не друг. И этот недруг слишком силён, чтоб открыто бороться против него в одиночку. Чтоб выжить, довольно часто придётся идти на компромисс. Но, если выжив, ты сможешь совершить большее, то внешняя покладистость того стоит. Когти следует выпускать тогда, когда другого выхода нет и терять уже нечего.

Во всяком случае, насколько это возможно:


1. Не принимай прививок!

2. Не позволяй устанавливать поблизости вышки 5G!

3. Всеми легальными способами коси от армии и занимайся самостоятельно боевой подготовкой!

4. Питайся правильной, здоровой пищей — по возможности!

5. Развивая тело, не забывай развивать ум! — Читай книги; читай разные книги, но преимущественно — философию… политическую, контркультурную… читай классику, читай антиутопии… читай Шопенгауэра, Ницше, Фрейда… читай Маркса, Олдоса Хаксли, Джорджа Оруэлла, Тимоти Лири, Эдуарда Лимонова… читай Гюго, Достоевского…

6. Если есть творческие позывы, развивай их, твори!

7. Не смотри телевизор! Пользуйся интернетом для получения информации. Пользуйся интернетом умеренно, своди к минимуму развлечения. Помни, что развлечения лишают тебя огня, делают тебя успокоенно-равнодушным потребителем.

8. Не покупай вещей, которые тебе не нужны для жизни, для саморазвития, для творчества.

2000 ГОД

Сторонник малых форм

Сторонник малых форм,

Любитель исключений,

Он ждёт иных учений

Лишённых всяких норм.


Он входит в старый дом,

Садится рядом с дверью,

Подверженный поверью,

Как бородатый гном.


Он вечно при делах,

Он никогда не плачет;

В кармане пряник прячет,

И плеть в его руках.


Тарелки в небесах,

Стаканы в поднебесной, —

Ему везде чудесно:

И в поле и в лесах.


Он саблезубый тигр,

Он мамонт длинноносый;

Он любит плести косы,

Он знает много игр.


Открой ему глаза,

Расправь лихие кудри,

Узнай, как в сердце шудры

рождается гроза!


Он знает твой секрет,

Но никому не скажет;

Он мир тебе покажет,

Он даст тебе ответ.

Мой город и я

Этот город взрастил моё грешное я,

Влил огонь в мою тонкую душу.

И расплавился воск, и расплакался я,

Орошая тоской своей сушу.


Тишина старых стен, новых русских дворцы,

Гасиенды высокого вора,

Лица сытых гостей, да родные дельцы.

А над нами лишь серые горы.


А над нами лишь камень, уносящийся вверх;

Облаками омыты вершины.

Видишь, птица кружит! Коршун то или стерх?

Или братьев залётных машина?


Я стою на краю, я не в силах уйти,

Я не знаю, как выразить боль;

Злые песни пою о последнем пути.-

Уж такая мне выпала роль.


Уж такая судьба: не взлететь, так упасть;

Раствориться в ночной черноте.

Я теперь без тебя, мне к тебе не попасть.

Остаётся идти по черте.

P.S.

Наши горе — отцы, всё — шпана, подлецы.

Что ни князь, то с отстойника родом.

Налепили себе из лаврушки венцы,

И глумятся над бедным народом.


Им приятны льстецы, им по сердцу лжецы.

Так сподручней жиреть год от года.

Но у птицы весны уж созрели птенцы.

Близок день, близок час перехода.

Ветер в городе

Ветер гонит по улицам листья и пыль

Ветер знает пути и истоки.

Мы поём: харе пура, Vivat notre ville!

Словно anthrax твои новостройки.


То — крутые князья, — новой власти друзья, —

Ветераны ЦК и Таганки,

Верноподданный люд Золотого Козла,

И, как он, — всё пустые болванки.


А на лунной дороге вновь стоит КПП,

Медсестра снова ищет медбрата.

На трубе диспут ярый ведут А и Б:

Что же лучше ООН или НАТО?


И пока на нас смотрит с небес пистолет,

Пока гибнут в авариях дети,

Что мы можем сказать, кроме «да» или «нет»?

Все мы схвачены общею сетью.


Если ты знаешь, как…, если ты видел дверь,

За тобой наблюдают огни.

Может воющий птах, может стонущий зверь,

Но тебя забракуют они.


Я пытался взлететь, — мне состригли крыла,

Во мне пела любовь, — мне стреножили сердце.

В моих лёгких лишь сажа, труха да зола,

В голове — «Матерь Мира», Де Сад и Освенцим.


Наша жизнь — Second Hand, наше хобби — Sex-Shop.

И во рту — Sugarfree, Doublemint.

Спросишь ты: «почему?» и отвечу я: «чтоб…»

Ведь «The answer is blowing in the wind».

2001 ГОД

Мои очи присыпаны пеплом

Мои очи присыпаны пеплом,

Мои слёзы прожгли в сердце брешь;

Я стою обдуваемый ветром,

Наблюдаю грозу in my flesh.


Уж на шее петля лежит плотно.

Стоит прыгнуть, чтоб был happy end.

Прозвучит предпоследняя нота,

И вперёд в дивный край — Wonderland.


Но ещё не закончилось лето,

И со мной ещё Лель Сяо-Мэй.

Я рождён к ликвидации veto,

And I’ll try go on long my way.

За тобою следит старший брат

Since I walked in the difficult rows,

Since I knew what would happen to me,

I’ve become just a dew on your rose,

Just a dew from the meadow and free.


Наверху хороводили звёзды,

Снизу таяли древние льды,

И лечиться уже было поздно,

Надо мною висел знак беды.


Мы шептали приветствия снегу,

Мы читали «аум синрикё»,

Наш ачарья нас ждал в храме Пегу,

На душе у нас было легко.


Но потом прозвучали фанфары,

Заигравшие дикий набат.

За углом галогеновы фары;

«За тобою следит Старший Брат»

2002 ГОД

Недостреленный птах

Что осталось мне ждать?

Что осталось мне петь?

У меня нет сил жить,

И нет сил умереть.


Недостреленный птах,

Недобитый медведь;

Пред собой вижу пряник,

На себе чую плеть.


И нет силы в руках,

И нет правды в глазах;

Вместо веры, надежды —

Лишь скованный страх.


Но внутри бьётся пламень, —

Но внутри бьёт огонь.-

Да восстану я вновь,

Огнедышащий конь;


Заиграет гроза,

Засияют глаза,

Снизойдёт в моё стойло

Свободы звезда.


И укроется тень,

И поднимется день;

Над тобой, надо мной

Зонта белого сень.

Мир воды и сна

Моей звезды свободный ветер,

Моей воды пьянящий сон;

Я был в тебе, и было лето,

И пела ночь святым огнём.


Но мир воды и сна утерян.

И стёрты все его следы.

Разбита трасса в чистый терем.

Теперь царят там злые льды.


Мы долго мучились от жажды,

И ели вместо хлеба пыль.

Придёт пора; узнает каждый

Стихи любви — печали быль.


Покрыты снегом силы вехи,

И путь Гандхарвы искривлён.

Лишь snickers да его орехи

Мы можем положить на кон.

Чудо-цветы

Когда-то мы были как дети,

И верили в древо своё.-

Теперь нам в лицо дует ветер,

И снежная дева поёт.


Все старые замки в руинах,

Всё прошлое вышло в трубу,

Но местная знать на машинах,

Как прежде, решает судьбу.


Быть может, мы слишком отстали

От бега сверхновой волны,

И джунгли бетона и стали

Не трогают наши умы,


Но есть среди общего смрада…

Встречаются чудо-цветы.

Их нежность сильней силы ада,

Их запах — окно пустоты.


Их власть нам велит быть собою,

Их свет освещает наш путь.

Зовём мы их нашей судьбою,

Ведь в них наш огонь, наша суть.

Мы преступили все запреты

Мы преступили все запреты,

В нас перевёрнуты умы;

Мы — дети будущего лета,

Мы — дети огненной зимы.


В нас нет тепла, но много света;

В нас веры нет, но есть мечта;

Мы — не герои, не поэты,

Но мы займём свои места.

2003 ГОД

Серный дождь

Серный дождь ещё не пошёл,

Но уже ноздри жжёт едкий дым.

Посмотри-ка, куда он зашёл!

Этот жалкий ободранный Рим!


Все колодцы забиты песком,

В каждом теле зловонная гниль;

Скользки камни от чьих-то мозгов,

И в церквах собирается пыль.


Всё вокруг — первозданное «shit»,

Всем вокруг пулемётное «fuck!».

Я стою, я отбросил свой щит,

Я стою перед Хаосом — наг.


На ресницах засохшая кровь,

На губах то ли пыль, то ли прах.

Я стою и смотрю вновь и вновь,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 369