электронная
144
печатная A5
508
12+
Амазонки Земли и Смарагда

Бесплатный фрагмент - Амазонки Земли и Смарагда

Альтернативная история

Объем:
374 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-6405-5
электронная
от 144
печатная A5
от 508

Часть I. Эрис

Пролог

Бескрайняя чернота космоса пронзается яркой вспышкой пространственного портала. Из него медленно появляется огромный диск.

В командной рубке перед большим монитором сидит командир экспедиции. Его молодое лицо прорезают морщины, выдавая недосыпание и усталость.

Появляется хрупкая фигурка в серебристом комбинезоне.

— Куда нас занесло? — спрашивает красивая девушка с длинными золотистыми волосами, заплетёнными в косу.

— Арти! Зря ты так быстро встала, — говорит высокий мужчина с резкими чертами лица.

— У меня нехорошее предчувствие.

— Мы вышли не в той системе, но техники пытаются выяснить причину, — отвечает мужчина, щёлкая кнопками приборов. — Иди, найди Апа, он мне нужен.

— А Дио?

— Он у техников.

Через несколько минут появляется молодой человек, очень похожий на девушку. Он приглаживает белокурые кудри, садится в кресло рядом с командиром. Тот, не отрывая глаз от монитора, спрашивает:

— Что там?

— Система жёлтого карлика с девятью планетами. Ближайшие к звезде могут быть обитаемы.

— Сигналы послали?

— Да, но ответа нет.

— Значит, аборигены ещё не вышли в космос, даже если они там есть.

— Арти понравилась третья планета. Она утверждает, что там есть гуманоиды.

— Интуиция у неё отменная. Стоит прислушаться.

Глава 1

Необычно круглая комната с прозрачными стенами. Вокруг большие вазы с красивыми цветами. На полу ярко-зелёный ворсистый ковёр. Кажется, что это не ткань, а трава. Зелёный край протянулся к бассейну в середине комнаты.

У бассейна две молодые женщины. Они чем-то неуловимо похожи: то ли необычным разрезом глаз, то ли бархатистостью кожи, то ли мечтательной улыбкой ярких губ, то ли красиво обрисованным профилем.

Красавицы протянули руки, пропев несколько слов необычной мелодии. Послышался звук журчащей воды.

И вот уже бассейн наполнился чистой прозрачной водой.

Укутавшись в прозрачные одежды, девушки устремили взоры вверх. Здесь потолок представлял огромный иллюминатор. Сначала показалось бескрайнее звёздное небо, потом его закрыли всполохи северного сияния.

— Так и хочется походить по изумрудной траве, — проговорила юная блондинка.

Девушки знали, что стоит подпрыгнуть — и по воздушному туннелю перенесутся в любую точку родной планеты.

— Нет, дорогая — время вышло.

— Знаю, пора одеваться.

Девушки направились в противоположные стороны. Возле стены остановились, топнув ногой. Открылась ниша, куда обе и шагнули. Послышалось неясное гудение, как будто работал невидимый прибор. Через несколько минут обе подруги направились к другой стене, закрытой прозрачным пологом. Теперь они были одеты в серебристые комбинезоны, с прозрачными шлемами, откинутыми на спину.

И вот уже молодые очаровательные девушки стоят у больших дверей из неизвестного материала, который поблескивает при неярком свете дневных ламп.

— Эрис, ты уверена?

— Улада! Сколько можно проводить эксперименты в лаборатории?! Приборы показывают, что всё идёт нормально. Ещё миг и мы вступим на родину предков.

— Я восхищаюсь тобой, Эр! Ты такая сильная и уверенная!

— Прекрати, Ул, иначе мы поссоримся. Всегда видела в тебе не только подругу, но и коллегу, соратницу. Разве это не так? Или ты не хочешь приблизиться к мечте всех жителей нашей планеты?

Хрупкая девушка с длинными светлыми локонами, красиво обрамляющими её лицо, смущённо потупила яркие голубые глаза, прикрыв их длинными пушистыми ресницами.

— Прости, прости. В последний момент робость одолела. А вдруг ничего не получится? Что если расчёт неверен, и мы попадём не туда, куда наметили?

— Ул, ты знаешь, мы проверили столько раз, биомагиком выдаёт один и тот же результат, уверяя, что ошибки быть не может.

— Эр, не психуй! Просто нервы сдали. Это ты у нас с железными нервами, а я простая девушка, совсем не воин.

— Неправда! — высокая брюнетка с роскошным хвостом блестящих чёрных волос вскинула карие глаза на подругу.

Вглядевшись в небесную глубину глаз подруги, она взяла её за руку, прижала к себе.

— Дорогая, я верю тебе, как себе. Ты моя совесть. Ты самое светлое и чистое, что есть в нашем мире. Прости, что я напираю на тебя. Если ты не уверена, то должна остаться. С такими мыслями нельзя отправляться в рискованное путешествие. Ты же знаешь — мысль материальна. Я не позволю, чтобы с тобой случилась неприятность. Я слишком дорожу нашей дружбой и твоей жизнью.

Улада решительно высвободилась из объятий, нахмурила тонкие брови.

— Я не маленькая, не надо меня успокаивать! Просто мелькнула мысль, что это очень сложно — переход из одного измерения в другое. Ещё ни один человек не делал этого, только предметы перемещали. И то проверить их переход сможем только мы. Не перебивай, я верю в наш умный-разумный биком. И знаю, что нужно проверить наши гипотезы. Тебя я не отпущу одну, мы не только подруги, но и сёстры! Я с тобой.

Эрис одобрительно хмыкнула, пробормотав под нос:

— Кто бы сомневался! — и громко добавила:

— Застегни скафандр!

Улада натянула прозрачный шлем на голову, чиркнула молнией и положила руку на плечо подруги.

Эрис тоже застегнула комбинезон, подняла руку в тонкой чёрной перчатке, чтобы пробежаться пальцами по клавиатуре пульта управления. Появился непонятный символ, напоминающий древние руны.

Теперь девушки переговаривались с помощью рации, встроенной в скафандры.

— Ула, где твой ключ?

Подруга молча показала большой предмет, напоминающий красивый артефакт древности. Он и был таким, ведь эти предметы — последние из вещей, принесённых предками девушек с далёкой родины. Именно они должны стать связующим звеном, которого не хватало для открытия портала.

Учёные планеты Смарагд после долгих споров и экспериментов решились соединить части древнего артефакта с новейшими технологиями. Новый предмет назвали коротко — Ключ. Он стал новейшей разработкой, сложнейшим аппаратом с множеством функций, от открытия портала до защиты своего обладателя от любой опасности.

Молодые женщины подняли Ключи, соединив их в древнейший символ — Крест, преимущественно космический символ. Линия вертикальная — небесная, духовная и интеллектуальная, активная, мужская. Линия горизонтальная — земная, рациональная, пассивная, отрицательная, женская.

Замелькали с новой силой знаки, символы на дисплее, теперь они соединялись в картины, которые невозможно рассмотреть из-за быстроты смены кадров. Девушки же видели родную планету в этих мимолётных неясных видениях.

Глаза Эрис выхватили высокую вершину горы, усыпанную рогами, панцирями, раковинами огромных животных, принимавших участие в большой битве магов Смарагда.

Здесь погибла её мать, когда девушка была совсем юной. На этой горе обитали духи умерших. Они охраняли планету от завоевателей. В минуту душевного волнения или отчаяния здесь можно получить совет или ответ на любой вопрос, увидеть будущее.

Эрис произнесла певучую фразу на забытом языке древних космических путешественников, появился яркий шар, представляющий глобус далёкой планеты, родины предков. Она любила рассматривать его в минуты душевного волнения.

Материки представляли собой огромные участки суши, покрытые лесами, горами и реками. Голубые океаны омывали землю, словно несли на своих волнах сквозь время и пространство.

— Какая же она голубая, планета предков! Как наш Смарагд — зелёный от лесов и лугов!

Послышалось тихое ржание. Это проявились на облаках единороги, приглашая поиграть. Они стали для юной девушки не только друзьями, но и семьёй после гибели матери. Белолобка выкормила малютку своим молоком, кентавр Сивый научил обращаться с луком и мечом.

Долгое время девочка жила в непроходимом лесу среди лесных братьев-кентавров. Именно здесь она постигала законы бытия, училась понимать планету. К девяти годам она овладела всеми премудростями лесной жизни. Именно тогда Лесной маг поведал ей о горе Памяти.

Впервые появившись здесь, девчушка упала без сознания, едва ступив на гору. Да и как юная душа могла вместить столько печали! Сколько невинных жизней унесла война! Сколько невыполненных желаний и стремлений погибло! Зачем? Кому это нужно? Кто управлял магами в той войне? За кого они сложили жизни?

Нет ответа на этот вопрос, да никто больно-то и не интересовался. Выжившие привыкли жить сегодняшним днём. Не с кем посоветоваться Эрис, некому излить душу.

Белолобка громче повторила призыв. Девчушка взмахнула рукой, прогоняя видения, и легко взлетела на спину белоснежной красавицы.

Ветер свистел в ушах, под ногами великолепного скакуна мелькали луга, леса и реки.

Бешеная скачка помогала забыть о сомнениях и невесёлых думах.

А на завтра всё начиналось заново.

Несколько месяцев прошло, прежде чем девочка смирилась и стала спокойно смотреть видения, что показывала гора. Теперь они не казались бессмысленными и хаотичными.

Вскоре Эрис нашла закономерности и выстроила их в правильном порядке, соединив отдельные фразы в диалоги, диалоги — в эпизоды.

Она увидела, как сражались и умирали на этом поле жители планеты. Да-да, здесь раньше было ровное поле, на котором сеяли и убирали урожай крестьяне из близлежащей деревеньки.

После битвы поле представляло свалку из конских сёдел, щитов и костей. Никто их не собирал, никто не хоронил, потому что некому было, ведь здесь лежали жители почти всех стран. Это была не просто битва, а сражение на выживание. Тёмная и светлая стороны отстаивали свои идеалы. Ни одна не хотела договариваться, да и разве это возможно, если каждая сторона придерживалась противоположной точки зрения на все вопросы мироздания.

Эрис по какому-то наитию находила останки погибших и приносила их в определённое, только ей ведомое место. Здесь она аккуратно складывала кости и черепа, посыпала их землёй и произносила заклинание, которому научила её мать в раннем детстве.

Это произошло, когда девочке исполнилось три года, но она запомнила увиденное на всю жизнь. Тогда Эрис летела рядом с матерью на жеребёнке, сыне Белолобки. Мать же восседала на гнедом коне, быстром и выносливом. Вдруг кони заржали и устремились вниз. Девочка разглядела огненные взрывы и поняла, что сражаются маги.

Пространство вокруг кривилось и дрожало, молнии летали одна за другой, выжигая окрестный лес дотла. И вдруг стало тихо.

Когда амазонки оказались на месте сражения, то увидели седого человека в чёрном одеянии, лежащего вниз лицом.

Мать Эрис одним прыжком слетела с коня и подбежала к раненому, который издал тихий стон. Осторожно перевернув его, она положила голову мужчины на колени. Он вздохнул прерывисто и открыл глаза.

— Энея… Хорошо, что ты услышала мой зов…

Мать Эрис с недоумением смотрела на мужчину, ожидая продолжения, девочка пристроилась рядом, она залюбовалась строгим профилем, мужественным подбородком и роскошными седыми волосами незнакомца. А тот приподнялся, морщась от боли, посмотрел на девочку:

— Вот и свиделись, доченька!

— Доро! — воскликнула Энея. — Ты! Что случилось? Почему…

— Дорогая, у меня… мало времени. Прости, что пропал, так… надо было. Позволь передать девочке дар… Это поможет ей выстоять, когда ты… когда тебя не будет…

— Но я не хочу ей такой судьбы…

— У неё она будет другой, верь мне…

Мужчина протянул руку, в которую Энея вложила руку дочери.

Больше Эрис ничего не помнила. Она очнулась, когда мать стояла над телом её отца, посыпала его землёй и читала заклинание.

Эрис встала рядом и повторяла за матерью незнакомые слова. Скоро на месте, где лежал мужчина, образовался небольшой холмик. Свежая трава закрыла его от подножия до макушки. Теперь найти могилу практически невозможно.

— Так надо, — объяснила Энея. — Никто не должен знать место его захоронения. А ты запомни и приходи сюда под покровом ночи, но только в самую тяжёлую минуту. Отец даст тебе силы и убережёт от беды.

Эрис вздохнула, вспоминая детство, проведённое в чаще леса. Именно там выковывался её характер, который впоследствии многие называли стальным.

— Эр, вставай! — будил её кентавр на рассвете, едва красный гигант бросал на планету первый луч.

— Ещё минутку! — девочка переворачивалась на другой бок, не открывая глаз.

Но такое могло пройти только у любящей матери, а не у того сурового воина, каким был Сивый.

Через минуту Эрис вскакивала от тёплого душа, который обрушивал на неё кентавр, и бежала к лесному озеру, чтобы искупаться в ледяной воде. Озеро питали ключи, бившие из-под земли, поэтому вода в нём всегда была очень холодной и чистой.

А после завтрака начинались изнурительные занятия физической подготовкой. Супруга Сивого Леля укоряла кентавра за недетское отношение к воспитаннице. На что тот отвечал коротко:

— Так надо!

Сердобольная кентавриха гладила малышку по голове и провожала на поляну Сражений — небольшую ровную площадку, окружённую высокими деревьями. Здесь не было ни травинки — всё вытоптали за десятки лет мощные копыта лесных воинов.

Первое время девочка только наблюдала за спаррингами человеко-лошадей, а позже начала самостоятельные тренировки. Сивый сумел наладить её занятия правильно, соединив акробатические прыжки с владением кинжалом.

Девочка хорошо владела уже луком, ведь это умение выработалось у её племени с незапамятных времён. Всех девочек буквально с пелёнок обучали правильному обращению с опасным оружием. Генная память помогала овладеть им уже к двум годам. Конечно, луки были подогнаны под возраст и рост каждой юной воительницы.

А вот кинжалы не были в чести у амазонок. Самые сильные предпочитали сагарис.. Такой топор не каждая женщина могла удержать в руках, а уж про применение в битве и говорить нечего. Большинство подруг матери Эрис прекрасно владели мечами, постоянно оттачивая мастерство.

Эрис тоже хотела взять в руки меч, оставшийся от матери, но Сивый не разрешил, объяснив, что детям таким оружием рано владеть. Девочка попробовала поднять заветный клинок, но убедилась в правоте слов наставника, не сумев удержать меч двумя руками. Вот и пришлось ей заниматься с кинжалом.

Когда юная амазонка усвоила азы лесной науки, кентавр поставил её в пару с сыном. Тот был ровесником девочки, но уже обладал большими знаниями в воинском искусстве.

Дети подружились и проводили вместе всё свободное время.

После обеда начинались занятия счётом, письмом и историей. Эти знания Эрис начала получать только у лесных братьев, потому что амазонки не учили своих детей грамоте. Зачем им грамота? Для общения они применяли телепатию. Только жрицы знали грамоту и владели забытыми знаниями предков. Они жили в труднодоступной горной местности, редко навещая своих соплеменниц.

Проходили дни и недели. Дети росли, изменялось и отношение к ним. К десяти годам юные воины получали боевое крещение.

Эрис к тому времени возмужала и превратилась в амазонку. Она не только выросла, но приобрела ловкость горной козы и быстроту лани. Конечно, ей стоило большого труда догнать друга, но у неё было всего две ноги, в отличие от юного кентавра.

Девочка не уступала в спаррингах не только юным кентаврам, но бросала вызов взрослым. Она неоднократно получала сильные травмы в таких поединках, но никогда не жаловалась.

Вот и сегодня наступил момент, когда она должна пройти первое испытание. Оно предшествовало посвящению в лесные воины. Этого момента ждали все юноши и девушки Лесной страны. Наступал он у каждого в разном возрасте. Эрис захотела пройти его в двенадцать лет.

Совет Старейшин приказал амазонке проникнуть в Храм Солнца и найти Изумруд. На его поиски отправлялись многие воины, но ни один не смог похвастаться, что видел его. По легенде камень обладал чудотворной силой и рассказывал тому, кто прикоснётся к нему Великую тайну.

Лесной народ решил, что девочке по силам отыскать эту реликвию, ведь она принадлежит к древнему роду, который одним из первых поселился на Смарагде. Откуда он пришёл? Почему появился на этой планете? Как это произошло? Именно на эти вопросы должен дать ответ таинственный кристалл.

Глава 2

Эрис вспомнила, с какой нежностью мать говорила о голубых водах и бескрайних лесах, о зелёных лесах и огромных просторах, по которым бродят стада необъезженных лошадей. На этих просторах гуляют ветры, и живут свободные люди, предки амазонок.

Неужели такое и правда где-то существует? Смарагд был красивой планетой, но слишком густонаселённой. Все континенты чётко распределены между разными кланами, и проникновение на чужую территорию каралось смертью без предупреждения.

Эрис и её друг детства Кент любили открывать новые уголки местности. Их не страшила встреча с хозяевами, ведь оба были воинами и могли постоять за себя. Вдвоём они были непобедимы. Это выяснилось, когда дети в десять лет встретили лесных гоблинов.

Всё произошло, когда они увлеклись соревнованиями. Тогда юная амазонка впервые осознала свою ловкость и выносливость. Она сказала Кенту, что сможет быстрее него оказаться на вершине Крутой горы, что стояла на границе владений клана Сивого.

Подростки начали забег по заранее обговорённому маршруту и бежали что есть мочи вперёд, не замечая ничего вокруг.

Кент вырвался, конечно, вперёд, но перед ним возник широкий овраг, который он не рискнул перепрыгнуть, Эрис же перемахнула через препятствие, ухватившись за заранее примеченную берёзку. Она не раз использовала подобные приёмы, используя деревья как тарзанку.

Кентавр же был слишком массивен, чтобы последовать примеру подруги. Пришлось ему спускаться в овраг и догонять Эрис. Она же почувствовала вину за свою хитрость и остановилась, пристроившись в ветвях могучего дерева.

Девочка хотела напугать друга, бросившись с высоты ему на спину, когда он будет пробегать мимо. Затаившись, она слилась с листвой. Никто не нашёл бы её теперь. Этому обучали каждого лесного воина.

Послышался топот копыт. Эрис сгруппировалась в ожидании. Вдруг раздался сильный хруст. Что это? Подождав немного, девочка выглянула и остолбенела. Кент лежал на узкой тропинке, а возле него копошились незнакомые существа. Они напоминали летучих мышей своими большими ушами. Их тела обтягивала морщинистая кожа грязно-серого цвета, тонкие руки и ноги украшали огромные когти. Они бегали вокруг кентавра, махали руками, радостно гомоня.

Неужели лесные гоблины? Разве это их территория? Они живут в норах под Крутой горой и редко выбираются наружу. Что привело их в чужие владения?

Эрис размышляла ровно одну минуту, а затем начала действовать. Она знала, что договориться с гоблинами невозможно. Они имели зачатки разума, но никогда не воспринимали чужаков как равных. Эти существа обладали коварством и хитростью. Вот и теперь они устроили засаду на кентавра, протянув невидимую нить на тропе. Интересно, а как же она её не заметила. Получается, что охота велась на кентавра?!

Эрис вздохнула несколько раз, прогоняя все мысли, и достала лук из-за спины. Одна за другой стрелы поразили всех гоблинов, ни один не ушёл.

Спустившись, девочка подняла голову Кента, обнаружив, что его сознание держится на волоске.

— Что с тобой? — спросила девочка. Кентавр не ответил, застонав от боли.

— Ясно, –прошептала Эрис. — Сломаны передние ноги.– Как же мне тебя унести?

Тут она почувствовала, как на неё навалилась груда тел. Стряхнув их, Эрис выхватила из-за пояса кожаных штанов кинжал и начала резать и колоть ненавистных существ. А они всё прибывали и прибывали. Девочка продолжала неравную схватку целых полчаса, сила была на её стороне, но мерзких тварей оказалось слишком много.

Вдруг Кент поднялся и начал атаку, топча гоблинов задними ногами и рубя их мечом. Он стоял на повреждённых ногах, сжав губы от боли, но продолжал крушить лесных тварей, перекладывая меч из одной руки в другую. Теперь они были непобедимы.

Когда на помощь прибежал Сивый с десятком лесных воинов (они услышали ментальный крик девочки), то застали удивительную картину. Кент лежал на траве под тенью деревьев. Как Эрис смогла его перетащить сюда, она сама не могла впоследствии объяснить. Кентавр лежал без сознания, юная амазонка сидела рядом, поглаживая его по волосам.

Кентавры перенесли соплеменника на свою территорию и отправились искать гоблинов, но найти их следы не смогли. Кто направил их? С какой целью?

Эрис нахмурила брови, припоминая поход за Изумрудом.

Отправилась она ночью, когда лесные воины ещё спали. Девочка окинула взглядом ставшие родными места, понимая, что может не вернуться. Сейчас она спокойно относилась к тому, что кентавры не строили жилищ, используя природные ландшафты для жизни клана.

Селились они в самых непроходимых лесах планеты. Попасть сюда, не зная троп, не представлялось возможным.

Эрис всегда удивляла растительность на полянах, где селились лесные воины. Несмотря на то что человеко-кони постоянно вытаптывали траву и цветы, флора пышным ковром устилала лесные поляны.

Девочка стеснялась спросить об этом друзей, но обладала природной внимательностью и обнаружила, что кентавры двигаются очень осторожно, стараясь наступать так, чтобы меньше повредить растения. Позже она узнала от Кента, что копыта коней имеют удивительное строение: они становятся мягкими, ступая по траве и твёрдыми, передвигаясь по скальным породам.

Девочка сразу приняла образ жизни лесных братьев. Она спала на импровизированной постели из плетёных циновок, ела растительную пищу, не признавая мяса, ведь кентавры вегетарианцы. Жилища человеко-коней отличались простотой. Это были навесы, закрытые всё теми же циновками. В них располагались колыбели для новорождённых, сиденья для гостей. Сами кентавры предпочитали свежий воздух. В гуще высокой травы они отдыхали редко, ведь люди-кони могли обходиться без сна несколько дней. Их выносливость казалась врождённой, но Эрис видела, как воспитывали малышей, и поняла, что только упорными тренировками можно сравняться с членами этого клана, стать своей. И она тренировалась часами, доводя себя до изнеможения.

Шло время, и кентавры перестали делать поблажки девочке, ведь она ничем не отличалась от их детей. Юная амазонка бегала на большие расстояния, хорошо стреляла и владела кинжалом, ходила на разведку и в дозоры, ухаживала за хлебными и фруктовыми деревьями, ловко искала съедобные грибы.

Девушка научилась ходить бесшумно и очень осторожно. Её ухо чутко реагировало на малейший шорох.

Вот и сейчас, затаив дыхание, девочка прислушивалась к шорохам. Но ничего не нарушало тишину ночи.

Это не удивило девушку, ведь она специально выбрала это время, которое называлось Время С, то есть сна. На Смарагде установилась традиция: на несколько часов до рассвета весь животный мир погружался в сон, даже ночные хищники впадали в оцепенение, как будто природа давала передышку кому-то. Кентавры утверждали, что их боги заботятся о них. Эрис не возражала против такой трактовки удивительного явления.

Пройдя половину пути, девушка обнаружила, что по её следу двигается кто-то. Усилив восприятие, она поняла, что это Кент, его мысли девушка могла читать на больших расстояниях, хотя за время их удивительной дружбы Кент стал хорошо блокировать их. Этому научила его она, но сейчас друг не прятался, показывая, что находится рядом и в любой момент готов прийти на помощь.

Он не будет вмешиваться в её действия, ведь это её испытание, которое девочка должна пройти самостоятельно, но оставить подругу один на один с неизвестностью не мог. Кент старше ее ненамного, но лесные воины очень рано взрослели. Их жизнь век недолог, ведь кентавры живут не больше пятидесяти лет.

Эрис послала ему благодарную улыбку и уверения в том, что она полна решимости пройти уготованный ей путь. Друг не умел читать мысли, но эмоции улавливал. Он остановился, пообещав не препятствовать.

Дружеское участие вдохнуло свежие силы, и девочка побежала, надеясь добраться до Храма к рассвету.

Вот и храм. Он так искусно вписывался в рельеф горы, что заметить его мог только очень внимательный человек.

— Что делать? — размышляла девочка. — Постучать? Жрицы встают до рассвета, так что никого не разбужу.

— Эй! — раздался тихий возглас.

— Кто здесь? — Эрис отпрыгнула в сторону и выхватила кинжал. Она удивилась, что не услышала мысли человека, как такое возможно? Только если это амазонка, умеющая ставить мысленный блок.

Резко повернувшись, амазонка увидела испуганное лицо девушки, чуть старше её.

— Ты кто?

— Элина!

— Жрица?

— Послушница.

— Понятно, хорошо ты поставила блок.

— Меня учили этому с пелёнок, а ты умеешь сражаться?

— Конечно, а…

— Да, мы с тобой из одного клана, но жрицы совсем перестали тренировать тело, только мозг развивают, — с горечью прошептала новая знакомая.

— Ты прочла мои мысли…

— Я самый лучший телепат в Храме, — с гордостью произнесла Элина. — Давно наблюдаю за твоей жизнью. Прости, но это моя работа.

— Что? Ты шпионила за лесными братьями?

— А как иначе наш Храм выжил бы, если мы не умеем сражаться?! Мы предупреждаем любое нападение, закрыв наглухо ворота.

— Ворота?

— Вот и ты их не видишь, — усмехнулась юная жрица. — Я удивляюсь, как ты нашла нас.

— Вот так и нашла, несмотря на все ваши ухищрения.

— У тебя зоркий взгляд! — похвалила Элина девочку, — но это не главное твоё богатство.

— У меня вообще нет никакого богатства, — сказала Эрис простодушно.

— Конечно, нет, — засмеялась жрица. — У тебя нет богатства в том смысле, в каком его понимает большинство гуманоидов, твоё богатство внутри тебя, но путь к нему ты ещё не открыла.

— Ты читаешь мою душу? — с испугом спросила юная амазонка.

— Не бойся, о твоей истинной сущности не знает никто, кроме меня. Ты дочь великого мага…

— Почему? Почему ты никому не сказала?

— Я свободна в своём выборе, как бы сёстры-жрицы ни пытались внушить обратное. У тебя особая миссия.

— Ты знаешь, зачем я пришла?

— Знаю.

— Поможешь?

— Никто не в силах найти Изумруд, если он сам не захочет этого.

— Ладно, заболталась я с тобой… мне пора.

— Иди к водопаду, а там сердце подскажет тебе дорогу.

— Спасибо! Если будет нужна помощь, мы придём… Если не я, то мои братья.

— Лесные воины? От такой защиты не откажусь.

— Прощай, Элина!

— До встречи, Эрис!

Жрица растворилась в зарослях цветущего кустарника. Эрис покачала головой, прогоняя наваждение.

— Это сон или явь? — никто не ответил, только перед глазами мелькнуло весёлое лицо послушницы.

«Помню, мама рассказывала в детстве, что жрицы обладают магическими умениями. Чтение мыслей — это детские игрушки для них. Как-то я случайно услышала разговор матери с другой амазонкой. Они громко спорили. Подруга утверждала, что надо срочно отправить меня в храм, а мать возражала. Выходит, обо мне жрицы давно знают… Зачем я им?»

Девочка шла по неприметной тропинке вдоль реки, прислушиваясь к звуку собственных шагов. Ей казалось, что она топает, как неповоротливый гиппопотам. Этих зверей она видела однажды, когда забрела с Кентом на дальние болота. Нет, рядом никого не было.

Послышался шум падающей воды. Эрис раздвинула ветви деревьев и остановилась, поражённая открывшимся зрелищем. Река сворачивала вправо, становясь всё шире. Поток нескончаемой чередой бежал по камням, которые преграждали ему путь, как бы предупреждая об опасности.

Внезапно русло обрывалось, и вода с грохотом падала вниз, образуя «водяное облако». Оно рассыпалось на миллионы брызг. Первые лучи светила показали всё великолепие природного явления, а затем появилась радуга.

Как ни торопилась девочка, но чудесное видение остановило её. Она залюбовалась невиданной ранее картиной, которая не только притягивала взгляд, но и манила.

— Мне туда, — прошептала девочка, осторожно спускаясь по горной тропе.

И вот перед ней во всей красе водопад. Капли освежили разгорячённое лицо, одежда стала влажной, но Эрис только закрыла глаза и шагнула под ледяной поток. Раскрыв глаза, она поняла, что за толщей воды находится узкий лаз. С трудом двигаясь наперерез потоку, она сделала несколько шагов и оказалась у входа в пещеру.

Не раздумывая, юная амазонка шагнула в неизведанное. Темно и пахнет немытым телом крупного хищника. Отрегулировав зрение, она удостоверилась в правоте собственных мыслей: на полу валялись черепа и кости убитых животных.

Пещера имела несколько ответвлений.

«Не хватало ещё попасть в лабиринт. У меня ведь нет путеводной нити Ариадны», — мелькнула мысль, но не успела до конца развиться, потому что впереди замаячила огромная рогатая голова.

— Минотавр! — вырвался крик у девочки.

Глава 3

Минотавр бросился на юную амазонку, надеясь захватить врасплох. Он нацелил своё смертоносное оружие — трезубец — прямо в сердце непрошеной гостьи.

Эрис не зря провела столько времени среди лесных воинов. Ей были знакомы разные приёмы. Тело непроизвольно отклонилось, и трезубец лишь задел плечо, разорвав кожаные доспехи.

«Как всё-таки мудр Сивый. Он даже одежду продумал для меня», — мелькнула мысль, когда девушка ловко выхватила меч.

Несколько лет до этого она тренировалась сначала с кинжалом, а затем Кент подарил меч меньшего размера. Где только он его отыскал?

От названной матери она узнала, что он отправился за таким необычным подарком далеко-далеко, в соседний клан горных кентавров.

Удивителен мир Смарагда и познать его Эрис до конца не смогла. Здесь жили удивительные существа, как будто пришедшие из сказок, что рассказывала в детстве мать. Жили здесь и горные кентавры. Конечно, они не спускались в подземелья, как гномы, а жили в пещерах и считали гномов дальними родственниками.

Горные кентавры внешне отличались от лесных собратьев, прежде всего размерами, которые были вдвое меньше. Своими твёрдыми копытами они рыли грунт, добывая драгоценные камни. Обо всём этом девочка узнала на уроках истории, но не очень верила таким рассказам, считая, что события сильно приукрашены, а, возможно, и вымышлены.

Но когда Кент показал ей меч, она просто слов не могла найти от радости, получив настоящее произведение искусства. Ножны украшали великолепные узоры, напоминающие сплетённые ветви невиданных деревьев и цветов. А сам клинок поражал ярким блеском хорошей стали.

Едва Эрис взяла его в руки, как он запел песню, которую не каждый воин способен понять. Юная амазонка поняла, недаром в ней текла древняя кровь земных воительниц.

Меч издавал едва слышимые звуки. Это ещё не была мелодия боя, а только жажда действия. Волны нетерпения разливались вокруг и кричали: возьми меня, иди в бой, я готов сразиться с твоим врагом.

В первый раз Эрис медленно вынула оружие из ножен. Она не боялась его, а чувствовала родную душу. Этот клинок не жаждал крови, он хотел защитить хозяина. Девочка чувствовала, что обрела настоящего друга, готового ради неё на всё.

С этих пор они не расставались. Прошло несколько дней, и девочка полностью овладела приёмами защиты и нападения. Она чувствовала, как поступать в нужный момент, поэтому после того, как появился её Друг, ни разу не была побеждена.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 508