электронная
60
печатная A5
310
12+
Аматор Жером де Буасарди по прозвищу Колдун

Бесплатный фрагмент - Аматор Жером де Буасарди по прозвищу Колдун

За Бога и Короля. Выпуск 18

Объем:
76 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-1805-3
электронная
от 60
печатная A5
от 310

Аматор Жером Сильвестр ле Бра де Форже шевалье де Буасарди

На этот раз моя книга посвящена настоящему «романтическому герою» шевалье де Буасарди, убитому во время своей свадьбы с Жозефиной де Керсадио в замке Виллимет взятом штурмом отрядом республиканских гренадер.

В ночь с 16 на 17 июня 1795 года, шевалье был зарублен саблями, спустя пару часов после венчания, прямо на глазах молодой жены. На момент смерти Аматор Жерому было всего 32 года.

Имя его даже не почти, а фактически не известно в России, как и многих других героев Вандеи и Шуанерии, в русскоязычном интернете на момент написания этой книги о нём ничего не было, единственным хорошим исключением служит небольшая статья о шевалье де Буашарди, в блоге «Наполеон и революция».

Ситуация не удивительная и можно сказать довольно характерная, для её преодоления мною и затеян цикл книг « Герои Вандеи и Шуанерии. За Бога и Короля».

Итак, я начинаю свой рассказ.

Глава первая

13 октября 1762 года, в замке Буасарди, в семье военного Жерома Сильвестра, прослужившего всю жизнь в мушкетерском полку и его молодой жены Марии Анны родился долгожданный наследник, мальчик, названный при крещении Аматор Жером Сильвестром.

герб рода де Буасарди

Это был второй брак вдовца Жерома Сильвестра заключенный 16 февраля 1757 года, в котором первой родилась 7 декабря 1759, Марианна, и 18 июля 1761 года, Эмилия.

акт крещения Аматора Жерома Сильвестра де Буасарди

Его первая жена Сильвия Луиза умерла в возрасте 30 лет в 1746 году. Дочь Жанна, от первого брака, родившаяся 5 мая 1744 года, к моменту рождения Аматора Жерома, уже успела выйти замуж. Жанна проживет довольно долгую жизнь и скончается в возрасте 87 лет в 1831 году.

Старый мушкетер умер в 1766 году, когда его сыну и наследнику исполнилось всего четыре года, так что воспитанием детей, как и ведением хозяйства всецело занялась Мария Анна. Дата рождения Жерома Сильвестра неизвестна, известно только, что в 1715 году Жером Сильвестр Ле Бра де Форже стал владетелем или синьором де Буасарди.

замок Буасарди

Аматор Жером, как, и большинство дворян, в то время, получил домашнее образование, при этом мальчик особенно любил слушать местные легенды, в частности о вожде бриттов Бреане, что в 480 году пересек Ла Манш спасаясь от саксов и поселился в галльской Арморике, ставшей со временем Бретанью. Именно в честь Бреана, наш герой, по обычаю шуан, возьмет прозвище Колдун. Да и родной город, возле которого стоял замок Буасарди, носил имя Бреан (в кантоне Монконтур, округ Сен-Бриё, ныне департамент Кот- д’Армор).

Как и все Буасарди, юный Аматор не видел видел другой профессии и другого призвания, как профессия военного, впрочем, такое отношение было характерно для всего французского дворянства, и в возрасте 13 лет, в январе 1776 года, поступил в Королевскую военную школу Понлевуа близ Блуа.

Город Блуа расположен почти в центре Франции, на высоком берегу Луары, между Орлеаном и Туром, довольно далеко от родной Бретани, так что у мальчика не было возможности бывать дома по выходным, и в свой родной замок он ненадолго возвращался лишь на каникулы.

Блуа

Будучи среди лучших учеников, два года и восемь месяцев спустя, в сентябре 1778 года, он заканчивает обучение и возвращается на дилижансе домой, что бы провести дома отпуск перед поступлением на службу.


Можно только догадываться, почему так затянулся отпуск Аматор Жерома, но в то время во Франции, как и в России после указа «о вольности дворянской», дворяне не обязаны были служить, и могли хоть всю свою жизнь провести в родном поместье. К тому же французская Королевская Армия формировалась в то время на «контрактной основе» и не было «призыва в армию», в нашем обычном понимании. Другое дело, что не служить было не принято, не «комильфо».

Вскоре после встречи нового 1779 года, юноша принял участие в охоте, любимое времяпровождение дворянства во все века, и был случайно ранен в ногу. Хирург Меле вынул пулю, но рана оказалась настолько серьезной, что наш герой пролежал в постели целых 90 дней, с начала января, до начала апреля и потом довольно долго, заново учился ходить, разрабатывая ногу.

Видя затянувшиеся « безделье» молодого человека, шевалье де Колиньер, жених старшей сестры, написал письмо военному министру князю де Монба, с просьбой предоставить юноше место кадета хоть в каком полку, пехоты или кавалерии, без разницы. Просьба была удовлетворена, и 1 октября 1780 года де Буасарди поступил кадетом в корпус морской пехоты, располагавшийся в то время аж на Корсике, в Аяччо.

Аяччо сегодня

И начались обычные гарнизонные будни, хотя идет война с Англией, вошедшая в историю еще как война за независимость Соединенных Штатов, Аматор Жером не принимает непосредственного участия в боевых действиях. Хотя ближе к концу войны, он получает чин младшего лейтенанта, 18 мая 1793 года, война закончится подписанием мирного договора в Париже 3 сентября 1783 года (предварительный договор был заключен в Версале 20 января 1783, военные действия в Европе не велись фактически с декабря 1782).

И всё. 14 июля 1789 года де Буасарди встречает по прежнему, в чине младшего лейтенанта.

Аматор Жером в форме младшего лейтенанта

Стоит отметить, что революция была поначалу воспринята как эдакая цепь реформ, направленная на укрепление государства (аналог нашей «перестройки»), которая не несет ничего антихристианского и антимонархического.

Свобода слова, печати, свобода гражданская и политическая, равенство всех перед законом, равное налогообложение, и при этом за католичеством сохранен статус государственной религии, а во главе государства, Король! Что здесь плохого?!

В своих наказах к Учредительному Собранию (,Assemblée constituante de 1789), крестьяне пишут об улучшении материального положения приходских священников (кюре) и их допущения в местные органы самоуправления! Где тут гонения на религию?!

К примеру, 26 июля 1789 года Морис д’Эльбе, будущий второй генералиссимус Королевской и Католической Армии Вандеи, и еще 68 жителей округа Бопро (69 из 2673 жителей прихода) празднуют взятие Бастилии и подписывают радостное «приветствие» по этому поводу, в Анжер, для передачи депутатам Анжу в Национальном Собрании! А кюре Бопро бьет в колокола и исполняет «Te Deum» в своей церкви в честь взятия Бастилии!

Национальное Собрание (выступление Мирабо)

Отрезвление пришло чуть позже. 2 ноября 1789 года Национальным Собранием было национализировано церковное имущество, но при этом государство брало на себя обязанности по обеспечению расходов по отправлению культа, содержанию причта и вспомоществованию бедных.

Декретом от 19 февраля 1790 года Собрание запретило уход в монастырь, запретило все монашеские ордена и конгрегации.

27 марта 1790 года Римский Папа выступил против церковной политики Национального Собрания. В ответ Собрание приняло 12 июля 1790 года «гражданскую конституцию духовенства».


27 ноября 1790 года была выработана форма присяги, которую должны были приносить все духовные лица, присяги на верность и повиновение гражданской конституции.

Отсюда пошел раскол во французской католической церкви. Многие священники, а их было 55%, отказались присягать конституции. Тем самым поставив себя вне закона. Они были изгоняемы с приходов и лишались государственного жалования, которое им было положено по декрету от 29 ноября 1791 года.

Но при этом нашлось семь епископов, среди которых знаменитый Талейран, что подписали и одобрили присягу.


Закон от 27 ноября 1790 года говорить о необходимости преследования «как нарушителей общественного порядка» не присягнувших священников. При этом Папа Пий VI в своей булле от 13 апреля 1791 года охарактеризовал «гражданскую присягу духовенства» как ересь и схизму! Постановление от 19 июня 1791 года уже обязывало под страхом отставки и суда общественным обвинителям преследовать не присягнувших священников! И « не присягнувшие» служили мессу в лесу, тайком, как первые христиане. Население, как правило, привязанное к старым священникам, обращалось только к ним, ходило на тайные мессы и не признавало «обновленцев», священников принесших присягу.

В Вандее и Бретани приход был как одна большая семья, и крестьяне следовали за своими пасторами. К примеру, в регионе Може, только 21 пастор из 236 принял присягу.

И вот уже 15 августа 1791 года, в день « успения пресвятой Богородицы», 3000 «верных», собираются между Бопро и Шоле в лесу Беллефонтань, где молятся святой Деве в одной маленькой часовне. Они оставались на месте в течение трех дней. В ночь на 20 августа 1791 года, национальные гвардейцы разогнали «папистов», арестовав при этом 30 богомольцев. Часовня была заколочена, а статуя святой Девы, отправлена в Шоле.

арест священника

Не стоит забывать и о неудачном побеге Короля в июне 1791 года.


В ночь на 21 июня, Король с семьей бежит из столицы. Он оставляет после себя манифест.

— Французы, — говорит Король в этом обращении к своему народу, — пока я надеялся увидеть возрождение порядка и общественного благосостояния посредством мер, условленных между мною и Собранием, я не останавливался ни перед чем. Клевету, обиды, оскорбления, лишение свободы — я все перенес без жалоб. Но ныне, когда я вижу королевство разоренным, собственность попранной, личную безопасность поколебленной, когда я вижу полную анархию во всех сферах государства, я считаю себя обязанным отдать отчет моим подданным в побудительных причинах моего поведения. Созыв Генеральных штатов, двойное представительство, пожалованное третьему сословию, соединение сословий, жертва 20 июня — все это я сделал для нации, и все эти жертвы оказались напрасны и были обращены против меня. Меня держали пленником в моем собственном дворце, ко мне приставили тюремщиков, а не гвардию, меня сделали ответственным за правление, которое вырвали из моих рук. Я обязан был поддерживать достоинство Франции по отношению к иностранным державам, а у меня отняли право мира и войны. Ваша конституция составляет постоянное противоречие между титулами, которые мне дает, и правами, в которых мне отказывает. Я не более чем ответственный глава анархии, а мятежная сила клубов отнимает у вас самих реальную власть, которую вы отняли у меня. Французы, неужели от них вы ждете своего возрождения? В таком положении мне остается только воззвать к правосудию и к любви моего народа и бежать от мятежников и притеснений, Собрания и клубов в какой-нибудь город моего королевства. И там, пользуясь полной свободой, подумать о тех изменениях, каких требует конституция, о восстановлении нашей святой религии, об укреплении королевской власти и об утверждении истинной свободы.


Марат же в ответ составляет другой манифест и распространяет его по Парижу.

— Народ, — говорит он, — вот каковы верность, честь, религия королей! Австрийка соблазнила Лафайета, Людовик XVI в монашеском платье ускользнул вместе с дофином, женой, братом, со всем семейством. Теперь он смеется над глупостью парижан и вскоре будет плавать в их крови. Граждане, это бегство давно готовилось изменниками Национального собрания. Вы близитесь к гибели, так начните же думать о своем спасении. Выберите немедленно диктатора, и пусть ваш выбор падет на гражданина, который до сих пор проявил больше всех разума, рвения и верности. Делайте все, что он вам скажет, чтобы поразить врагов.


Вечером 22 июня, Национальное собрание обсудило и приняло проект обращения к французам, звучащий следующим образом

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 60
печатная A5
от 310