электронная
36
печатная A5
301
6+
Аляскинский маламут, или Откровения Тора

Бесплатный фрагмент - Аляскинский маламут, или Откровения Тора

Мир глазами собаки

Объем:
110 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4490-6143-0
электронная
от 36
печатная A5
от 301

ОТ АВТОРА

Тор — аляскинский маламут, это северная порода ездовых собак, ему сейчас почти два года. А появился он в нашей семье, когда был двухмесячным щенком. Тор стал нашей первой собакой и любимым членом семьи. А ещё он во многом изменил наш образ жизни, помог нам стать более ответственными, активными. Благодаря ему, мы обрели новых друзей среди людей и их собак. А ещё он вдохновил меня на написание этих рассказов.

Однажды на прогулке, когда я наблюдала за ним, мне пришла мысль: «Интересно, а как воспринимает мир и нас Тор?» После этого я написала первый рассказ, повествование в котором речь ведётся от его имени. Я дала прочитать эту историю родным, друзьям, собачникам и знакомым, у которых собак нет, рассказ всем понравился, многие просили продолжение. Так и появилась серия рассказов «Аляскинский маламут или Откровения Тора». В эту книгу вошли 11 откровений, но возможно будет и продолжение, так как Тор даёт все новые поводы для описания своей собачьей жизни.

Я надеюсь, и Вам, читатель, будет интересно представить, как воспринимает свою жизнь пёс. Возможно, после прочтения этой книги, вы будете более внимательны к своим питомцам и другим животным. Эта книга подходит для чтения и взрослым, и детям.

ОТКРОВЕНИЯ ТОРА

АЛЯСКИНСКИЙ МАЛАМУТ, ИЛИ ОТКРОВЕНИЕ ТОРА

Я бежал, опустив нос к самой земле. Несмотря на выпавший снег, я ощущал тысячи запахов: людей — мужчин, женщин и их детёнышей, — птиц, кошек, мышей, крыс.

Я чувствовал аромат замерзших хлебных крошек, которые не успели склевать голуби, запах недавно потухших сигарет, запах остатков продуктов из мусорных баков. Там можно было бы хорошо поживиться, но Мой Человек одернул поводок, и я почувствовал неприятную боль в шее, пришлось пройти мимо. Оглянулся на него в надежде, что кусочек сыра хоть отчасти компенсирует мои моральные страдания, но Мой Человек смотрел в другую сторону, и я двинулся дальше.

Переходя от дерева к дереву, обнюхивал метки моих собратьев. По запаху я мог определить не только, как давно тут прошёл другой пёс, но и его пол, размер, возраст. Некоторые метки мне были хорошо знакомы: вот тут недавно проходил мой друг Кай, а здесь отметился этот задавака Зефир. Я тоже ставил свои метки, пусть знают, что это моя территория.

Мой Человек вёл себя немного странно: то разрешал мне обнюхивать каждый куст, то резко дергал поводок и даже оттаскивал меня от наиболее интересных ароматов, особенно запаха сук. Иногда он подзывал меня, предлагал сесть, лечь или подать лапу, если я соглашался, он давал мне сыр. Бывало, он пытался делать это без угощения, но я не поощрял эту его вредную привычку.

Мне нравилось гулять зимой, все-таки я северный пес, а снег — моя стихия. Зимние прогулки я любил ещё и потому, что после них мне только протирали лапы и не заставляли залезать в белое корыто, по которому неприятно скользили когти.

Зимой хорошо гулять, не жарко, можно залечь в сугроб, засунуть нос в снег и представить, что ты на Аляске, говорят, именно там жили мои предки. К сожалению, Мой Человек в своей шкуре с чужого плеча не мог долго стоять на морозе, ему нужно было двигаться, и я побежал следом.

Иногда во время прогулки мы встречали моих сородичей. Как мне хотелось порезвиться, поиграть в догонялки, побегать наперегонки, повалять друга-соперника, но эти поводки… Зачем они вообще нужны? Чтобы путаться под ногами?

Мой Человек отпускал меня с поводка только в лесу, а в нём мы бывали нечасто, вернее, реже, чем мне хотелось бы. Зато там я ощущал свободу: бегал, где хотел, рыл снег или землю, где мне было надо, пил воду из луж и даже мог найти или поймать себе пропитание.

Мой Человек был недоволен, когда я съедал свою находку, но ведь это моя добыча, хочешь есть — двигайся сам. Пару раз я приносил и ему, чтобы поделиться, но он забирал всё, ещё и ругал меня за это. Теперь у меня правило: нашёл — ешь быстрее, пока не отняли.

Помимо обычных прогулок, у нас бывали и необычные. Мы так же ходили в лес, но там нас встречало множество людей и собак, большинство из которых я уже знал. Даже знал, к кому из людей можно подойти лишний раз, чтобы угостили вкусненьким, а к кому из собак лучше вообще не приближаться. Я заранее чувствовал, когда мы идём на эти встречи, потому что вместо ошейника мне в этот день надевали специальную шлейку. За неё ко мне цепляли большие санки — люди называют их нартами, — и мы вместе с напарником бежали по лесу, везли эти нарты и человека на них, было весело. Я слышал, что мои предки были ездовыми собаками и возить грузы — у меня в крови. Потом я мог поиграть с другими псами, среди них были похожие на меня, такие же большие и мощные маламуты, белые и пушистые самоеды, бешеные и юркие хаски.

После прогулки мы вернулись домой, уставшие и довольные. Я съел полную миску корма, свернулся клубком у балконной двери, и мне снились сны про то, как я бегу в упряжке по бескрайним просторам Аляски, а впереди лишь снег, лёд и низкое зимнее небо…

ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ СОБАКИ, или ОТКРОВЕНИЕ ТОРА-2

Ну, вот пропиликала эта штука — значит, Мой Человек сейчас проснется. Что за привычка вставать не вместе с солнцем, а по звонку? Ещё же можно спать, да спать?

Полежу немного — здесь, у балкона, прохладно. Нет, Мой Человек пошевелился, пойду поздороваюсь. «Ну, привет! Почему ты в ответ не лижешь мой нос? Может, хоть сегодня пустишь в постель? Нет? Ну и ладно, не очень-то и хотелось».

С гордым видом отхожу к двери, намекаю, что раз встали, то пора бы и в туалет. Но Мой Человек, как всегда, копается. Хорошо ему, а мне вот нельзя «ходить» в доме. «Эй, поторапливайся, потом чай попьёшь!!!» Ну, наконец, начал одеваться. «Так, ты там сыр взять с собой не забудь, или хотя бы сухой корм — у меня уже в животе урчит от голода». Выходим из логова: «Смотри, я хороший мальчик — сам сел у лифта. Давай сыр!»

Наконец, мы на улице. «Быстрее, быстрее, быстрее… ух… сколько же я терпел; вот тебе не понять». Прогулку описывать не буду: как мы гуляем, я уже рассказывал. Скажу только, что утром прогулка короткая, ближайшая территория помечена, возвращаемся домой.

«Так, когда дашь поесть?» Вот опять ждать пока поедят Мой Человек, его жена и их детёныш. Детёныш так долго ковыряется в своей еде, что я чуть ли не умираю от голода. Одно хорошо: крошек нападало много, потом можно подобрать.

И вот, наконец, раздается божественный звук: моя миска наполняется кормом. Она стоит на полу, а я сижу и жду — слюней полный рот, аж капают на кафель, но без этого «можно» не начать, иначе еду забирают.

«Так, я тут пропустил, уже было „можно“? Точно? Можно уже? Ну что ты раздраженно двигаешь миску к моему носу? Да понял я, что можно! Ем…»

Раньше я быстро ел — боялся, что съедят мою долю. Когда был щенком и жил с братьями, то было правило: кто не успел, тот ходит голодным. К счастью, Мой Человек сухари не ест.

Все уходят… Грустно… Вою.. Ой, ругаются! Значит, жена Моего Человека не ушла, я не одинок, можно спать.

Расскажу вкратце, как я живу. У нас в логове несколько комнат, но меня пускают не во все. Мне нельзя ходить к детенышу и в спальню — во всяком случае, когда люди дома.

Есть ещё интересное место под названием «балкон». У меня к нему неоднозначное отношение. С одной стороны, там не жарко и свежий воздух, с другой — если закроют дверь, то назад не зайдешь. Сидишь тогда на балконе, скребешься, лижешь дверь, грызешь порог, пока про тебя не вспомнят. Ещё можно завыть; это даёт быстрый результат, но за это ругают.

А бывает, насыплют мне корм на балкон, я выйду, а они — раз! — и закрыли. И не пускают обратно. Видите ли к ним пришли гости, которые меня боятся. А я при чём? Вот гостей и закрывайте.

Большую часть дня я сплю — правда, меняю места: то у балкона, то у двери, то на холодной кухонной плитке; охлаждаюсь как могу. Я вообще не понимаю, зачем балкон закрывать — ведь летом же открытый стоит. Если мерзнут, то зачем уличные шкуры снимают? А я вот свою снять не могу. Думают только о себе!

Просыпаюсь я только на звук открытия холодильника, с надеждой подхожу, но она оправдывается не всегда. Жена Моего Человека обычно добрая, даёт мне кусочек сыра или овощей, но тоже не за просто так. То ей «сядь», то «ляг», то «лапу дай». Ещё люблю сидеть с нею рядом, когда она готовит: жду — может, даст кусочек, а может, и уронит.

Иногда — о счастье! — она забывает убрать еду со стола. Тут как говорится, «не зевай, а рот шире открывай». Хорошо, что они умных книжек начитались, и если не застукали меня с поличным, то даже и не ругают (типа, я не пойму уже, за что… хи-хи!). Ещё весело, если мусор забыли закрыть: тут и еда, и игрухи. Почему они это все выкидывают? Транжиры!

Вечером приходит Мой Человек! Я встречаю его первым, отталкивая остальных: пусть знает, кто его больше всех любит! Он мне всегда рад, но в нос так и не лижет. Но я верю, что когда-нибудь научится. И мы идём гулять.

ТОР И ДЕТИ, или ОТКРОВЕНИЕ ТОРА 3 (часть 1)

У Моего Человека и его Жены есть два детёныша, один ходит на двух ногах, а иногда ползает на четвереньках, другой ползает на четвереньках, а иногда встаёт на две ноги.

Когда я был щенком, и впервые появился в логове Моего Человека, детёныш был всего один — тот, кто чаще на двух ногах ходит. Она показалась мне забавной. Мы много играли, она весело визжала, убегала от меня, залезала на диван и стулья, когда я пытался поймать её ноги зубами. Вот это было нечестно: туда я пока забраться не мог.

У неё было много игрушек, но со мной делиться она не хотела. Только вот подарила мне свою большую плюшевую собаку. Как она мне нравилась, эта собака! Её можно было таскать за длинные уши, за лапы и за хвост. А потом я прогрыз в ней дырочки и вытащил весь наполнитель, осталась только шкура, но и она со временем пришла в негодность.

Другие свои игрушки детёныш мне не давала. Иногда у меня получалось утащить её зайца или другого плюшевого зверя, если она забывала убрать их в свое логово. Тогда она бегала и ловила меня, пытаясь отобрать мою добычу. Потом, конечно, я возвращал её игрушки, если мне предлагали обмен на вкусняшку.

Детёныш странно ко мне относилась: то она гладила и обнимала меня, играла со мной в мяч или перетягивала канатик, даже приносила мне палки. А иногда, когда я подбегал к ней, она кричала: «Уйди, Тор! Ты мне надоел!» И не давала помочь ей снять варежки или башмаки.

Больше всего мне нравилось играть с ней в поиск вкусняшек. Детёныш раскидывала по логову мои сухарики, а я их находил и ел, меня за это ещё и хвалили. А потом она сама пряталась от меня, а когда мне удавалось её разыскать, угощала вкусненьким.

Когда мы гуляли с ней на улице, нам тоже было интересно. Мы лазали в снегу, забирали друг у друга палки, бегали и прыгали. Правда, бывало, что она падала и начинала странно выть, но я же не виноват. Она еле стоит на ногах, лапой тронь — и свалится.

А потом появился второй детёныш. Его принесла жена Моего Человека. Он был завернут в тряпки, пах молоком, я сразу и не понял, что это тоже человек, думал, может, игруху новую принесли.

Мне дали понюхать пятки этого малыша, я хотел лизнуть его в лицо, в знак приветствия в нашей стае, но жена Моего Человека почему-то была против проявления чувств с моей стороны.

Я редко видел этого детёныша, его не часто приносили в ту комнату, где обитаю я. Зато превосходно слышал, так громко он выл. Однажды я даже преступил запрет и поднялся по лестнице, подошел к комнате, где скулил детеныш. Я хотел облизать и утешить его, но меня прогнали.

А какие у него были классные игрушки! Они гремели, пищали, звенели. Как мне хотелось такие же! Как-то, когда жена Моего Человека и маленький детёныш гуляли, я тайком пробрался в их логово, чтобы утащить игрушку-пищалку, и прихватил из мусорного ведра пару подгузников. Вот тогда я повеселился! Игрушка, правда, быстро пришла в негодность, и подгузники я тоже разорвал на кусочки. Когда вернулась жена Моего Человека, она удивилась, но ругать не стала: я уже упоминал, что главное — не попасться с поличным.

Отдельно хочу рассказать про чужих детёнышей, которые приходят к нам в гости или встречаются мне на улице. Вот чего вы меня боитесь? Я подхожу, чтоб вас обнюхать и поздороваться, а не чтобы съесть. Встречаются, конечно, и такие бесцеремонные дети, готовые сами засунуть руки мне в пасть, а заодно — в глаза, нос и уши. Может, стоит надеть на них поводки?

А так, я люблю всю свою стаю, даже эту мелкую. Чувствую, достанется мне от неё скоро, до этого она все лежала, а тут на четвереньках ходить начала. Недавно подползла ко мне и лапой своей мне по носу, по носу! Но пахнет так вкусно — всю бы облизал! Своих щенков у меня нет и, скорей всего, и не будет, поэтому люблю этих человеческих, как своих родных.

ТОР И ДЕТИ, или ОТКРОВЕНИЕ ТОРА-3 (часть 2)

Я рассказывал уже про детёнышей Моего Человека, но добавлю ещё, ведь время идёт, они растут, и наши отношения тоже меняются.

Старший детёныш стала ходить на занятия (её там командам обучают). Она уже выучила команды «читать», «писать» и «решать», дома их отрабатывала. Надо бы ещё команде «молчать» обучить, а то слишком шумная она бывает иногда. На дрессировку мы её вместе с Моим Человеком отводили, а потом уже сами гулять шли.

Однажды я даже встретился с детёнышами из ее класса. Наша Настя какой-то проект сделала (слово-то какое мудреное!). Проект был про меня, вот мне и пришлось активно в нём поучаствовать. Её друзья-детёныши, как увидели такого красавца, так все правила знакомства с собаками забыли, хотя я знаю, что Настя их ребятам рассказала. Она долго тренировалась дома, готовила… как её? Презентацию. Даже я эти правила выучил. Надо передать их инструктору, чтоб выдержку отработали. Потом я был фотомоделью, за сыр и не такое стерплю… И в конце, ко мне привязали «бублик», мы побегали немного с Моим Человеком, покатали желающих. Эх, надо было деньги взять за покатушки, на кость бы мне заработали… Ну, ладно, в другой раз умнее будем. Хоть сыра я тогда знатно поел.

А Младший детёныш развивалась не по дням, а по часам, хотя, росла медленнее, чем щенок. С четырех лап она встала, на двух пошла. Сначала падала, а потом даже бегать научилась. Я пробовал повторить, но нет, не держат меня долго задние лапы.

Когда Маленькая ползать начала, её в клетку стали сажать, но ей там не нравилось. Чуть-чуть играла с игрухами, а потом скулить начинала, а если не выпустишь, то и выть… Поэтому клетку стали использовать для другой коварной цели — там теперь прятали её игрушки от меня!

Детёныш была совсем не жадная и с радостью кидала мне свои игрухи-погремухи. Но жена Моего Человека забирала их из-под моего носа или даже из пасти. А ещё она постоянно их мыла, ну и я помогал, облизывал при первой возможности. Детёныш, кстати, у меня научилась поддерживать чистоту своих вещей, язык ей в помощь.

Теперь Малышка пахла не только молоком, а ещё цветной капустой, брокколи, творожком и мясом. А какой аромат источали её подгузники…

Её щедрость распространялась не только на игрушки. Детёныш с радостью делилась и едой. Перед кормлением я занимал место «в первом ряду» прямо под её стулом. А она сверху кидала мне кашку, сушки, хлебушек, банан и другие вкусные вещи. Я, в свою очередь, мыл запачканный пол, её руки и баночки от детского питания. Если она ходила с едой в руках, то я ходил следом, следил за тем, чтоб ребёнок не подбирал с полу упавшие кусочки. А ещё я помогал разгрызать ей сушки, ведь у неё так мало зубов.

Она пошла в меня и тоже полюбила сыр. Теперь мы вдвоем выпрашивали угощение. Ей, правда, давали первой, ну ладно, я не в обиде, ведь, все равно получал свой кусочек. Зато мою миску с водой она использовала не по назначению. Малышка мыла там лапы… А я не понимал, почему после этой процедуры жена Моего Человека ещё раз полоскала их, но уже под проточной водой.

Младший детёныш любила гладить меня, а ещё она думала, что я — её подушка, всё старалась присесть или прилечь сверху. Я был не против, если не на морду и не на хвост. А вот некоторые её игрушки меня напрягали, например, машина в треть меня величиной; она очень громко пиликала и детёныш, бывало, катила её прямо на меня; приходилось вскакивать и прятаться под столом. Неприятно…

Недавно она гавкать научилась, у неё уже хорошо получалось: «да, да, дай». Меня она называла «ав» и даже одну команду выучила, правда, мою нелюбимую, — «дать» (ждать).

Гуляли мы теперь все вместе. Впереди — я и Мой Человек, а за нами — остальные. Маленькая — на своей большой нарте на колесах. Прохожие смотрели и улыбались, ведь у нас такая большая и замечательная стая.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 301