электронная
72
печатная A5
237
16+
Альтийская история

Бесплатный фрагмент - Альтийская история

Объем:
32 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-1723-9
электронная
от 72
печатная A5
от 237

Глава 1

Ирена Анатольевна Ковальская с трудом поднималась по лестнице на свой шестой этаж, кляня известными, совсем не литературными русскими словами владельца дома, черногорца Драгича за скупость и жадность. Этот, скажем так, нехороший человек, «редиска» из экономии включал лифт только в сезон, когда практически все квартиры его дома были оккупированы веселыми отдыхающими из России, Украины и даже Белоруссии. В последнее время приморская Будва стала своеобразной Меккой для отпускников среднего класса. Почти Италия — то же море, а виз не надо, вера наша православная, языковая проблема напрочь отсутствует. Да и вывески, хоть и написаны латинским шрифтом, но человеку с высшим советским образованием понять суть изложенного там — не составляет большого труда.

Дети Ирены Анатольевны, люди, в общем-то, обеспеченные и уже нашедшие свое место в этой жизни, сложившись и сняли в этом доме для своей любимой мамы небольшую квартирку. Вот и жила она в земном раю, с видом на Адриатическое море, ежедневно отмечая на календаре дни, оставшиеся до летних каникул, когда веселым детским гомоном наполнится не только ее жилье, но и все окружающее пространство. Внуки, обладая встроенным вечным двигателем, потянут бабушку в старый город, будут прятаться от нее в узких старинных улочках, затем потребуют мороженого и самодельного лимонада в местной таверне. Размышляя о радостных переменах, которые должны совсем скоро произойти в ее размеренной жизни, женщина не заметила, как поднялась на свой этаж, и с удивлением уставилась на соседскую дверь. Массивная красивая дверь с медной ручкой была открыта настежь.

«Надо же, никак Иннокентий Николаевич приехал. Будет теперь, с кем о жизни нашей бренной поговорить. Только вот непонятно, почему же этот злыдень Драгич лифт не включил, неужто заставил больного человека на этакую высоту пешком подниматься?»

Дело в том, что Иннокентий Николаевич квартиру не снимал, ему ее купили и подарили сотрудники созданного им холдинга «Иннохлебопродукт». А посему, каждый раз, когда старого мельника отпускали из больницы и он прилетал в Тиват, а затем появлялся в Будве, лифт начинал работать круглосуточно и никогда не ломался. Большой хозяин целого дома уважал и ценил старого хозяина небольшой квартиры.

— Иннокентий Николаевич, — заглядывая в распахнутую дверь, произнесла соседка. — Вы дома, к Вам можно?

Ответа не последовало. «Может, ванну принимает с дороги, не слышит» — подумала Ирена Анатольевна. «Но он ведь один никогда не приезжает, у него же совсем больные ноги, его дети всегда сопровождают или кто-то из бывших сослуживцев. Странно все это». Женское любопытство как всегда пересилило все остальное, и женщина, немного потоптавшись на месте, вошла в гостиную. В квартире царил полный хаос, ящики столов валялись на полу, двери шкафов были раскрыты. Многочисленные книги лежали все до единой корешками вверх. Рука женщины сама собой потянулась к мобильному телефону. Стараясь ничего не касаться, благо многочисленные полицейские сериалы научили ее не уничтожать улик, Ирена Анатольевна прошла в соседнюю комнату. Она знала, что там хранится самое ценное, что было у старика. В стеклянном футляре на бархатной подушке располагался альт работы самого Амати. Мельник играть не умел, но музыку обожал. Этот инструмент он приобрел на аукционе много лет тому назад, поломанный, без струн. Много сил и средств потратил Мельник, чтобы вернуть альт к жизни, зато иногда вечерами к нему заходили известные музыканты, гастролирующие в Черногории или отдыхающие в здешних краях, и тогда с балкона шестого этажа на всю округу разливались волшебные звуки возрожденного инструмента. Ковальская заглянула в соседнюю комнату и тихо опустилась на пол. Весь пол был усыпан осколками стекла, инструмента нигде не было.

Глава 2

Одетый в модный итальянский костюм, высокий, широкоплечий, седовласый Драгич возился со щитом управления лифта и ворчал себе под нос, но так, чтобы его слышали стоящие рядом полицейские.

— Господа из полиции, наверное, не в курсе, как дорого у нас в Черногории обходится один киловатт-час электроэнергии и какие мощные электромоторы установлены в лифтовом хозяйстве этого дома.

Наконец вся эта возня и нытье надоела стоящим рядом полицейским, и старший из них, такой же высокий и седовласый как Драгич, резко оборвал хозяина дома.

— Хватит болтать. Если Ваш лифт не работает, извольте пройтись с нами, а по пути ответить на некоторые вопросы.

Лифт как будто испугался, дернулся и поехал вниз.

Все поднялись на шестой этаж, где уже вовсю работали местные криминалисты. Чтобы не мешать их работе, старший инспектор провел Драгича, Ирену Анатольевну и еще одного соседа сверху на балкон.

Он открыл папку с бланками допросов, включил диктофон и обратился к присутствующим.

— Если, кто еще не знает, меня зовут Любомир Мишкович, я старший инспектор криминальной полиции Будвы, а теперь прошу вас представиться и рассказать все, что вам известно об этом жутком ограблении. Начнем, пожалуй, с Вас, — и он указал ручкой на худого молодого человека в расписанной майке и модных, рваных джинсах.

— Я, я, — как-то заикаясь и путая сербские, русские и английские слова, начал юноша. — В общем, я снимаю квартиру этажом выше. Я программист, фрилансер, пишу программы для крупной фирмы, производящей компьютерные игры. Когда я работаю, то всегда одеваю наушники и включаю музыку. Так что, извините меня, но я ничего не слышал. Правда, один раз мне послышалось, что внизу кто-то ворочает мебель и, вероятно, уронил посуду. Я подумал, что старик мельник и его сыновья приехали. Даже хотел зайти к ним вечером, узнать свежие новости с родных просторов, так сказать, из первых уст. Но потом все стихло, я решил, что все на море подались, чего в доме сидеть, когда такая солнечная погода стоит. — Парень замолчал.

Мишкович кивнул женщине.

Долголетняя работа на большом оборонном предприятии в самом центре России приучила Ковальскую пять раз подумать, прежде чем что-то говорить. Она полностью взяла себя в руки и спокойно стояла в углу.

— Я Вашим коллегам уже все, что знала, изложила. Это ведь я вызвала полицию. Меня долго не было дома, я с утра пошла на рынок, затем задержалась в обувной лавке, госпожа Вондрочкова как раз привезла новый товар из Италии, сами понимаете, как для женщины важно первой посмотреть новые поступления. Так что, я тоже никого не встретила, и слава Богу. Иначе грабитель и меня бы уронил в лестничный пролет, как стеклянную стойку для музыкального инструмента. Полицейский посмотрел на Драгича.

— Ну, а Вы что нам можете поведать?

— В этом подъезде сейчас сданы всего две квартиры, — теребя в руке модную вельветовою кепку, начал Драгич.

— Сами понимаете, не сезон. Да еще вот русский господин выкупил одну квартиру, теперь это его собственность.

— Мне это все известно, — резко оборвал его инспектор.

— Говорите по существу. Почему в подъезде нет консьержа?

Почему подъезд никак не закрывается, и любой, кому вздумается, может шастать по этажам в свое удовольствие? Почему из-за вашей жадности наша страна теряет имидж добропорядочной и спокойной гавани?

Хозяин дома густо покраснел, как великовозрастный студент, которого поймали на экзамене со шпаргалкой.

— Я же Вам говорю, не сезон сейчас, никого нет, а консьержу платить надо, да и кодовые замки денег стоят и ломаются часто. Жильцы потом жалуются, что домой попасть не могут.

— Ну, а камеры наблюдения у вас где стоят? Вы указания муниципалитета хоть иногда читаете?

Драгич молчал, он готов был разорвать всю модную кепку, всем своим видом показывая, что во всем произошедшем виновата именно она.

— Итак, подведем итог, — вставая, произнес Любомир

Мишкович. — Квартиру взломали, перевернули вверх дном, унесли много, пока еще не знаю чего, но главное унесли ценный исторический экспонат. Никто никого не видел, ничего не слышал. Так не бывает. Господа, у нас здесь не Россия, нас черногорцев очень мало, и страна у нас не такая большая как у русских. У нас все про всех знают. Вор или воры, просто так по подъездам у нас не ходят. Он или они точно знали, что в нужной им квартире никого нет и рядом никого нет, и сверху никто ничего не услышит. А поэтому вот мой вердикт.

Вы сейчас составите мне список ваших местных знакомых и друзей. Полный список, я повторяю, полный! Думаю, часа вам для этого хватит. Передадите ваши списки моему помощнику, а мне надо в контору, да, и еще — прошу вас никуда из города не отлучаться. Тем более, за границу. И вызовите, пожалуйста, сюда хозяина квартиры. Я, конечно, отправлю запрос в Россию, но у вас, у соотечественников, вся эта процедура получится много быстрее.

Глава 3

Телефон на столе вибрировал и пел мелодию группы «Спейс» Дидье Моруани.

— Мама, ну возьми же трубку, не слышишь, что ли, папа звонит, — юное, длинноногое, лохматое существо, именуемое Лилией, легко высочило из соседней комнаты, схватило телефон и умчалось в комнату матери.

Совладелица и единственная штатная сотрудница сыскного бюро «Крулевская и партнеры» Маргарита Сергеевна Крулевская, для знакомых Марго, а для очень, очень близких — «королева» (производная от ее польской фамилии), хватаясь за спинку дивана, пыталась подняться. Весеннее обострение перенесенной тяжелой болезни давало о себе знать.

— Мама, для чего я тебе подарила блютуз-гарнитуру? Трудно вставать, нажми кнопочку и все слушай. На трубку батя просто так тебя тревожить не будет, — Лилия протянула матери телефон, который все еще продолжал издавать космические звуки мелодии, которую так любил ее приемный отец, старый мельник Иннокентий Николаевич.

Некоторое время назад (см. повесть «Нам теперь все льзя») Марго смогла второй из всех обитателей самостоятельно покинуть хоспес по имени «Чудо», расположенный в бухте Ингал, а заодно и удочерить девочку Лилию, которая так же была приемной дочерью старого мельника. Так уж получилось, что, никогда не состоя в браке, эти близкие друг другу люди имели общую дочь, ярко выраженного холерика, непоседу до мозга костей и юное дарование, подающее большие надежды в области живописи.

— Можешь сейчас приехать? — сообщила трубка голосом старика.

— Что, совсем плохо? — с нескрываемой тревогой в голосе спросила Маргарита.

— Успокойся, здоровье мое хуже не стало, все болит по-прежнему, значит я еще вполне живой. Обворовали меня.

— Как обворовали? Где? В «Чуде»?

— Нет, в хоспесе у меня брать нечего, ты же знаешь. Там, в Будве мою квартиру обнесли.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 237