электронная
162
печатная A5
404
6+
Альпака Пако

Бесплатный фрагмент - Альпака Пако


Объем:
212 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-0050-3752-7
электронная
от 162
печатная A5
от 404

Часть I

Глава 1. Кто это?

«Дзинь, дзинь» разнеслось по всей округе, когда худощавый высокий мужчина в ярко-оранжевой рабочей жилетке и такой же кепке ударял молотом по железным колесам только что прибывшего товарняка. Гектор любил свою работу всем сердцем, он с радостью встречал поезда и старательно проверял каждое колесо, ведь от того, как качественно он выполнит свою работу, зависела безопасность поезда на протяжении всего его пути. По звуку Гектор всегда мог определить, в порядке ли колесо и есть ли в нем трещины. Так он предотвратил уже не одну аварию и был этим очень горд. И вот он снова занес свой молот, чтобы ударить по колесу, как вдруг услышал странный звук внутри одного из пустых вагонов. Гектор решил было, что ему показалось, как из темноты вновь отчетливо раздался чей-то то ли стон, то ли плач. Тогда Гектор отложил свой инструмент и запрыгнул внутрь… Никого. Он прошел дальше. Становилось все темнее и темнее… И снова этот звук, теперь громче. Кто же это? Вдруг в углу мелькнули чьи-то глаза.

— Ты кто? — шепотом спросил Гектор и, вернувшись на несколько шагов назад, приоткрыл шире дверь вагона. Неяркий свет раннего утра проник внутрь, и железнодорожник увидел пуховый комочек, смотрящий на него испуганными глазами. — Хм… какой ты странный! И кто ты такой, интересно? Барашек? Вроде нет… Ну, не бойся! — Он взял дрожащее существо на руки и прижал к себе, зверенок притих. — Где же твоя мама, малыш? — спросил Гектор, продолжая гладить кудрявую коричневатую головку малыша, который уже сладко посапывал в его руках. — Скоро я закончу смену, тогда купим тебе молока и отправимся домой… Что же скажет Ингрид? — вспомнил он вдруг о жене. — Ничего, разберемся, не брошу же я тебя здесь. Не переживай, все будет хорошо!


— Эй, дамочка! Все готово! Всех загнал, — закрывая кузов, полный коз и свиней, крикнул низенький пухлый мужчина с прилизанными волосами в сторону ярко-желтого, немного облупившегося дома.

Но хозяйка, которая постоянно забегала в дом и выносила на крыльцо один за другим чемоданы, коробки и всякую домашнюю утварь, увлеченная процессом, его не услышала. Да и шум от загнанных в грузовик животных перекрывал любой звук.

Мужчина подошел к дому и крикнул громче:

— Хозяйка! Готово! Скидочку не сделаете? — сказал он, хитро улыбнувшись и поиграв бровями, явно ощущая себя неотразимым мужчиной с притягательной харизмой.

— Скидочку! — вскрикнула женщина так визгливо, что толстячок от неожиданности шагнул назад. — И так почти задаром отдаю! Нет уж, как договорились — и точка!

— Ладно, — вытащил тот с неохотой деньги, недоумевая, как ему могли отказать. — Ну и куда вы теперь? — кивнул он на чемоданы, с любопытством рассматривая гору вещей на крыльце.

— В город! На Рудники! — с охотой ответила женщина и довольно улыбнулась. — Наконец-то выберусь из этой глуши!

— Да, такой красотке тут нечего делать! — снова хитро прищурился мужчина, и левая бровь его поднялась чуть ли не на середину лба.

— Все езжай, не задерживайся, — махнула женщина толстячку и, резко развернувшись, пошла за очередным чемоданом в дом. — Ой подожди! — вскрикнула вдруг она, явно вспомнив что-то важное, и обратилась к покупателю, который, провожая ее взглядом, все еще стоял в той же позе с тем же выражение лица: — Кур не заберешь?

— Ах, — отмахнулся тот, — кому нужны твои куры!

— Бесплатно отдам!

— Нет уж, их и так хватает! Бывай, хозяйка! — И толстячок, взмахнув на прощание рукой, запрыгнул в свой грузовичок и уехал.

— Ну и ладно, не откажется же он от сделки из-за каких-то кур! — рассуждала женщина, оставшись одна. — Если что, просто свернем им головы! Делов-то! Главное, от скотины избавились, как и договорились. Хм… даже не верится, что наконец-то нашелся покупатель на дом! Удивительно, кто мог на него тут позариться. А… ну да, папаша Гектора! Ну надо же было мне выйти за такого лопуха замуж! Ничего, теперь он на меня поработает! На Рудниках-то платят хорошо! Хватит мне уже за скотиной убирать и драить полы. Наконец-то заживу! — И она, пританцовывая, вошла в дом.

А в это время в курятнике поднялся настоящий бунт, так как грозная и властная пегая курица Хельда готовилась к самым настоящим военным действиям.

— Не дадимся! — кричала она с жердочки всполошившимся соплеменникам. — Не дадимся!


Старенький грузовичок Гектора подъехал к дому. Он заглушил мотор и повернулся назад. С заднего сиденья на него смотрели все еще испуганные глаза спасенного животного.

— Жди тут, — велел Гектор, выпрыгнул из кабины, схватил пакет и направился к дому.

Он тихонько зашел на кухню, озираясь, в страхе наткнуться на жену, открыл холодильник и одна за другой стал расставлять на полках бутылки молока. Прихватив одну, он отправился обратно к машине, взял маленькое существо на руки и отнес его на скотный двор. С грустью посмотрел он на пустые загоны для животных, тяжело, глубоко вздохнул и, понурый, зашел в просторный курятник, из которого раздавался лишь голос курицы Хельды, выступающей перед своими подругами. Птицы в молчании внимали речам предводительницы, лишь в такт кивая головами, но как только дверь открылась, весь куриный отряд воинственно взъерошился и повернулся ко входу. Хельда было крикнула: «Атаковать!» — но, увидев Гектора, дала отбой.

— Ну вот, хоть вы остались! — с облегчением вздохнул тот. — Спрячу у вас на время нашего нового друга.

Курицы расступились. Гектор положил забавное существо на взбитое сено и сунул ему под нос бутылочку с молоком. Все в удивлении застыли, наблюдая за тем, как необычное, ранее никем не виданное существо с кудрявым, мягким мехом и темно-карими глазами жадно, причмокивая, пьет свежее, вкусное молоко.

— Как ты проголодался! — потрепал Гектор животное за ушки и вышел.

А в доме его уже ждала ворчливая жена. Ингрид, достававшей мужу лишь до плеч, приходилось при разговоре с ним вставать на цыпочки. А когда она была в плохом настроении, что случалось нередко, то она начинала визжать и то и дело подпрыгивать. Старалась ли она при этом сравняться по росту с высоким мужем или это было от переизбытка чувств, неизвестно. Как бы там ни было, стоило только Гектору зайти в дом, как жена буквально выпрыгнула на него из кухни и завизжала:

— Зачем ты купил все это молоко?! Совсем с катушек слетел? Мы же уезжаем!

— Ну Ингрид, — тут же начал защищаться Гектор, — может, мы все-таки останемся? Ну разве ты не будешь скучать по этим местам? Это же наш дом!

— Замолчи! — еще громче закричала окончательно вышедшая из себя женщина. — Иди лучше таскай чемоданы в машину!

— Но дом же еще не купили.

— Покупатель уже в пути, сейчас приедет со всеми документами, и после сделки я немедленно хочу отсюда уехать! Немедленно! — закричала Ингрид что есть силы, подпрыгивая на месте. — А ты, похоже, что-то скрываешь. — Женщина, прищурившись, внимательно посмотрела на потупившегося мужа.

— Да ничего я не скрываю, — попятился Гектор. — Пойду-ка лучше паковать.

— Иди, иди! А то выдумал тоже! Останемся! — Ингрид никак не могла успокоиться и продолжала зло бубнить себе под нос: — Нет уж, тебя ждет шахта, дорогой! А меня — новый гардероб и новые знакомые! Ах, что-то покупатель опаздывает, — посмотрела она на часы. — Наверное, эта глупая риелторша снова заплутала!

Глава 2. «Очень Зеленая Долина»

По узкой дороге через бескрайние цветущие луга ехала маленькая красная машина, на пассажирском сиденье которой, крепко обняв потертый кожаный саквояж, сидел мистер Хосе Ривера. Он то и дело высовывал голову в широко открытое окно и с наслаждением ловил разогревающийся к полудню ветерок.

— Нам еще далеко? — спросил мистер Ривера у молодой девушки за рулем.

— Вроде бы нет. Но, честно говоря, я была в доме лишь раз. А… ну вот же и указатель! — И водитель и пассажир посмотрели на возвышающееся слева табло с надписью: «Очень Зеленая Долина». — Значит, еще минут двадцать — и мы на месте! — улыбнулась она. — Я уверена, вам понравится! Все, как вы и просили: вдали от людей, ближайший населенный пункт в пятидесяти километрах! Без животных. И даже с огородом! Вы же хотите заниматься фермерством?

— Мой отец всю жизнь выращивал овощи! Пора и мне продолжить его дело! — вздохнул мистер Ривера, не отворачиваясь от окна.

— Что же вы не поехали к семье?

— Они и без меня прекрасно справляются, тем более что от людей всегда одни неприятности! — ответил он и задумался.

Девушка пожала плечами, но через некоторое время продолжила:

— А почему вы искали дом без животных? У хозяев была очень хорошая скотина. Вы могли купить ее тоже!

— От животных такая морока! Нет, не хочу никакой живности рядом! Огорода мне хватит!

— Но неужели вы даже не хотите завести собаку? — удивилась девушка.

— Даже рыбок не хочу! — отрезал мистер Ривера.

— А я вот люблю собак, и рыбок люблю, а еще кошек… всех люблю… — вздохнула девушка, жалостливо посмотрев на попутчика.


Ингрид в нетерпении расхаживала по крыльцу: покупатель задерживался. Гектор запихивал последние коробки и пакеты на заднее сиденье доверху груженного грузовичка, отчаянно надеясь, что никто не приедет. Но в эту же самую секунду в ворота въехала машина, и надежда Гектора стала угасать. «Может, не купит, — с тоской думал он. — Хоть бы не купил!» Но тут он взглянул на свою жену, принарядившуюся по такому случаю в выходное кричаще, зеленое платье с крупными желтыми пуговицами на груди, увидел, как она радостно улыбается гостям… «Эх, — вздохнул про себя железнодорожник. — Похоже, она готова во что бы то ни стало добиться своего!» И тут Гектор снова потерял надежду, уже второй — раз и это всего за три минуты! Он уже почти смирился со своей участью, как его вдруг поразила внезапная мысль: «Но что же делать с найденным животным?! Возьму-ка я его с собой! Спрячу малыша, а потом найду ему дом». Решившись, Гектор уверенно пошел к жене, которая уже с минуту махала ему рукой.

— Это Гектор, мой муж, — представила Ингрид мужа мистеру Ривера, бросив на гостя игривый взгляд. — Вы, наверное, так устали с дороги! — Она подхватила гостя под руку и повела в гостиную. — Гектор! Принеси нам лимонад, чего ты стоишь без дела! И не возись слишком долго! Триша, — повернулась она к девушке. — Вы нам пока не нужны. Я сама покажу дом мистеру Ривера!

Покупателю наконец-то удалось вырваться из цепких ручек хозяйки. Но и теперь Ингрид то и дело гладила его по плечу и навязчиво заглядывала в глаза, что было весьма для нее удобно, так как они были почти одного роста. Но вот мистеру Ривера хотелось как можно быстрее закончить разговор с этой приторно-любезной женщиной.

Дом осмотрели быстро, и покупатель с хозяйкой вышли на улицу, чтобы проследовать на огород, который интересовал мистера Риверу больше всего.

— Дом старый, но, как видите, все на месте, — щебетала Ингрид, заискивающе заглядывая покупателю в глаза. — Отдаем его со всей мебелью и утварью, то, что вам и нужно, не так ли? А еще тут есть маленький трактор, очень нужная вещь в хозяйстве! Машина с продуктами и почтой приезжает два раза в неделю, на ней же можно добраться и до ближайшего населенного пункта, если будет нужно! Телефон, телевизор — все работает! Тут прекрасно! Вы не пожалеете! — восклицала она. — Я бы ни за что не уехала, но в городе у Гектора больная мать… понимаете? И некому за ней присмотреть. — Тут Ингрид постаралась и выжала из себя слезу. — Прошу, мистер Ривера, купите дом! Не дайте старушке умереть в одиночестве!

Но Хосе не обращал на этот драматический спектакль никакого внимания и лишь увлеченно ковырял землю на грядках.

— Все хорошо? — занервничала Ингрид.

— А это кто там? — не обращая внимания на хозяйку дома, спросил мужчина, услышав какой-то шорох за ботвой моркови.

И тут из своего укрытия, гордо вышагивая, выбралась Хельда.

— Ах, мистер Ривера! Совсем забыла, — расплылась хозяйка в улыбке. — Не успели избавиться от курочек. Но вам же они не помешают, правда?

Хельда насторожилась, но все еще придерживала боевой отряд, сидящий в засаде.

Настала напряженная пауза. Хосе посмотрел на дом, потом на огород и наконец на Хельду:

— Думаю, с курицами я справлюсь.

Ингрид облегченно вздохнула, и Хельда махнула крылом, чтобы все расходились.


В это время Гектор сидел в курятнике и наблюдал за тем, как его «находка» допивает очередную бутылочку молока. И, несмотря на то что надежда за день оставила его уже дважды, добрый железнодорожник снова начал потихоньку мечтать. Как же тяжело было ему оставить любимые места, где прошло его детство, где он знал каждый закуток. Рудники, шахты — лишь при одном упоминании об этих местах у Гектора пробегала дрожь по телу. Но так сложилось, что противоречить жене, как бы он того ни хотел, Гектор не мог. Ингрид управляла им, как марионеткой. Из задумчивости Гектора вывел звук открывающейся двери: на пороге стояла риелтор Триша, которая пришла пригласить хозяина в дом.


— Считай, — приказала Ингрид, указывая на стопку денег, которую мистер Ривера вытащил из своего саквояжа, с которым до этого времени не расставался ни на секунду.

— А теперь вам нужно подписать здесь, — указала Триша на бумаги.

И Гектор дрожащей рукой вывел свою подпись. Ингрид ликовала. Пора было ехать.

Хосе забрал свой единственный чемодан из машины риелтора и, довольный, уселся на мягкий, немного покосившийся диван в прохладной гостиной.

Триша еле выторговала то, что ей полагалось за сделку у теперь уже бывшей хозяйки дома, и уехала.

Ингрид, еще раз окинув взглядом гостиную и заметив лишь горшок с засохшей гортензией на подоконнике, довольно улыбнулась, повесила свой красный лакированный ридикюль на плечо и решительно направилась к грузовичку. Вот только Гектора нигде не было.

— Гектор, — раздался ее голос по всей округе. — Гектор! Ну, где тебя носит!

Голова мужа высунулась из курятника.

— Чего ты там делаешь? Поехали? — торопила Ингрид мужа.

Но как же ему пронести и спрятать в машине совсем не маленькое по размеру животное — об этом-то он не подумал! Тем более что жена внимательно следила за ним. «Ну есть же у нее все-таки сердце», — подумал Гектор и подозвал малыша.

Ингрид нервно хлопнула дверцей машины и стремительно направилась к мужу.

— Что еще?! — визгнула она и подпрыгнула.

— Посмотри, кого я сегодня нашел, — с надеждой посмотрел Гектор на жену, взяв малыша на руки.

Ингрид подошла поближе, чтобы рассмотреть как следует, с чем там возится ее недотепа муж, и ее лицо немедленно скривилось в недовольной гримасе.

— Можно мы его возьмем с собой, я найду ему дом! Не оставлять же его здесь. Кто знает, что этот мистер Ривера за человек. Посмотри, он же еще совсем малыш!

— Дурак ты, Гектор, — рявкнула Ингрид. — Быстро в машину, и оставь это здесь! Я сказала, Гектор! Быстро в машину!

И Гектор снова не посмел ослушаться жену. Он в последний раз взглянул на свою находку. Сердце сжалось, но противиться жене Гектор не мог. Тяжело вздохнув, он забрался в свой присевший от тяжести грузовичок, мотор загудел, клуб дыма вылетел из трубы, и вскоре машина скрылась за горизонтом.

Глава 3. Пако

Хосе еще раз прошелся по дому, заглянув по дороге в потемневшее зеркало на стене. В отражении ему улыбался мужчина среднего телосложения и невысокого роста, с черными, чуть кудрявыми волосами, которые он старательно расчесывал, чтобы прикрыть небольшую лысину на макушке. Его угольно-черные глаза светились от радости, хотя плечи немного и поникли от усталости. Впрочем, устать было немудрено, ведь он несколько дней был в пути и порядком измотался. Мистер Ривера старался убежать от своей прошлой жизни как можно дальше, и для того, чтобы добраться до этих мест, ему пришлось пересечь всю страну. Хосе хотел жить один, в тишине и покое, там, где будут только он и природа. И сейчас он был наконец-то доволен. В воздухе витал запах цветов, вокруг стояла такая тишина, что было слышно, как шуршат крылышки порхающего неподалеку мотылька. Его новый дом! «Отпраздную!» — улыбнулся он снова своему отражению, его отражение одобрительно кивнуло ему в ответ. Мистер Ривера снова открыл свой саквояж, бережно достав оттуда калебас, специальную баночку для приготовления любимого чая мате, который был популярен в местах, откуда были родом его родители. Затем он достал большую банку с ароматными листьями.

— Нужно будет экономить, тут-то мате точно не купишь, — заметил он и отправился на кухню.

Приготовив напиток, Хосе тяжело плюхнулся на диван и через какое-то время задремал. А когда проснулся, солнце уже садилось.

Хосе вышел на улицу, чтобы насладиться закатом, и тут услышал кудахтанье кур, которые были очень недовольны тем, что не получили своего традиционного вечернего угощения.

— Пойду насыплю им чего-нибудь, — сказал Хосе и подошел к кладовой, где нашел пшено.

Он отправился к курятнику, у которого топтались взволнованные птицы, бросил зерно на землю и зашел внутрь. Шнур, идущий от лампочки, стукнул ему по лицу, Хосе отшатнулся и потянул за него — в помещении вспыхнул тусклый свет. Хосе насыпал пшено и в курятнике. Еще несколько кур слетели с жердочек и накинулись на еду. Вдруг в углу кто-то зашевелился и встал. Хосе подошел ближе и увидел…

— Это еще кто? — недовольно воскликнул он. — Они же сказали, что все животные проданы! Вот обманщики! Этого мне еще тут не хватало! Куда мне его теперь девать?

Животное смотрело на него испуганными глазами. Курицы навострились и перестали клевать, повернув головы в сторону своего нового хозяина.

— Ладно, — махнул рукой Хосе, — продам тебя, когда приедет машина с продуктами, ягненка-то они с охотой заберут!

И Хосе шагнул было к выходу, но тут к его ногам подкатилась бутылочка с соской. Он повернулся. Малыш смотрел на него умоляющими глазками, словно прося о помощи. Хосе поднял бутылочку и снова подошел ближе:

— Так ты еще совсем маленький! Что же ты делаешь тут один, с курами? Ага, так все это молоко в доме для тебя. Да? Ну ладно, принесу тебе еще.

И мистер Ривера, подхватив бутылочку, вышел. Вскоре он вернулся с молоком и поставил бутылочку на пол.

— Сам справишься! — проворчал Хосе. — И не смотри на меня так. Я не буду тебя кормить!

Животное вышло из темного угла на свет и вцепилось в соску.

— А подожди-ка… — задумался Хосе. — Ты же не ягненок!

И яркие воспоминания детства нахлынули на него. Вот он, еще совсем мальчишка, приехал на каникулы к деду в Аргентину. К деду, который всю свою жизнь был пастухом в Андах, горах настолько высоких, что, казалось, они своими острыми вершинами, как иглами, впиваются в голубое бескрайнее небо. К деду, который пас…

— Так ты же альпака! — воскликнул Хосе, осматривая и ощупывая со всех сторон увлеченное молоком животное. — Не может быть! Откуда здесь альпака? Вот чудеса! Ха!

И он еще больше погрузился в счастливые воспоминания своего детства. Он думал о тех временах, когда ходил с дедом по горам, о том, как они стригли пушистых альпак, как он играл с ними, наблюдал за забавными зверями, а потом помогал деду обрабатывать шерсть после стрижки, после чего бабушка садилась за прялку…

— А-ха-ха! — рассмеялся мистер Ривера от души и погладил малыша. А потом, задумавшись, сказал: — Постараюсь отдать тебя в хорошие руки!

С этими словами он вышел из курятника, а у маленького альпаки заблестели от слез глаза. Кто знает, сколько он пережил за эти дни. Малыш дрожал, так как был еще очень слаб и сильно напуган!

— Не слушай его! — забегала вокруг него Хельда, разрабатывающая очередной план по спасению. — Мы тебя не отдадим! Вот он еще придумал! Правда, девочки?

— Не отдадим! — прокудахтали куры в унисон.


Наступила ночь. Хосе аккуратно заправил постель, взбил подушки, открыл широко окно, из которого ему улыбалась огромная луна, и удобно устроился на кровати. Но сон не шел. Он все лежал, смотрел на луну и думал о новом дне. Ему было немного грустно и одиноко, но это его новая жизнь, и он к ней привыкнет. «Лучше быть одному, чем с лживыми людьми, которым нельзя довериться», — пробормотал он, глядя на звездное небо.

Маленький альпака, заботливо прикрытый курами от ночных сквозняков сеном, лежал в своем углу. Малыш закрыл глаза, но тоже не мог заснуть. Он ворочался с боку на бок, пытаясь устроиться поудобнее, но успокоиться никак не мог. Мысли его не отпускали. Он настойчиво пытался вспомнить, что же с ним произошло и где его мама, но не мог. Он даже не мог вспомнить, как она выглядит. Почему он теперь один? Сознание его было окутано мраком. Малышу было так тоскливо, что он тихонько стонал. Но не было никого, кто бы мог его утешить, ведь курицы давным-давно уже крепко спали. Вдруг он почувствовал, что летит вниз. Он летел так стремительно, что не мог разобрать ничего вокруг. Он летел в кромешную тьму. Страх охватил его, но почему-то он не мог издать ни звука. В следующее мгновение кроха оказался в темном помещении, снаружи раздавался успокаивающий звук: «Чух чух, чух чух». Дыхание его выровнялось: кажется, он в безопасности. Но нет, перед глазами снова все замельтешило, но теперь он улавливал перед собой очертания огромных, похожих на чудовищ деревьев. Неужели они гонятся за ним?! Но куда бежать?! Тут вдруг среди веток мелькнули два глаза и огромные белые клыки. Малыш альпака совладал со своим голосом и громко закричал.


— Что это! — встрепенулся Хосе, когда с улицы раздался крик.

Он вскочил с постели и выбежал наружу. Снова крик. Мистер Ривера зашел в курятник и зажег свет, тут же всполошились куры. Малыш проснулся и испуганно выглядывал из-под охапки сена, не понимая, что с ним произошло. Хосе подошел ближе:

— Тебе страшно? Приснился дурной сон? Что же нам с тобой делать, а?! Ну ладно, пойдем со мной, сегодня поспишь в доме. Но только сегодня! — И он взял плюшевого детеныша на руки. — Извините, курочки. А теперь всем спать!

Хосе выключил свет и ушел.

— Ну все, все, что раскудахтались! — сказала строго Хельда. — Завтра рано вставать!


Хосе занес альпаку в дом. В своей спальне он положил на пол запасное одеяло и подушку и в эту теплую, мягкую постельку уложил полусонного малыша. Кроха прикоснулся к щеке Хосе мокрым носом и, кажется, улыбнулся. Улыбнулся и Хосе.

— Как же тебя назвать? — подумал он, опустив голову на подушку. Доброе лицо дедушки Пако снова мелькнуло у него перед глазами. — Пако! Назову тебя Пако!

Глава 4. Танец любви

Утром Хосе проснулся в отличном настроении. Он дал Пако молока и отправился на огород, где ему предстояло немало работы, да и в доме необходимо было кое-что починить. Так прошел день. Но и на вторую и на третью ночь Пако так и остался спать в спальне Хосе, и, когда малышу снился страшный сон, тот успокаивал альпаку, угощая подогретым молоком и почесывая за ушком, от чего кроха жмурился, а потом сворачивался в комочек и засыпал.


На улице раздался гудок машины. Хосе поставил лопату, отряхнул от земли руки и вышел к дому.

— Приветствую! — махнул рукой водитель и спрыгнул вниз. — Извините, в прошлый раз не удалось к вам заехать. Покупать что-нибудь будете?

На двух мужчин смотрел весь куриный отряд. И маленький окрепший Пако с опаской выглядывал из-за заросших сорняками цветов в палисаднике, ведь он помнил, что Хосе в день знакомства пообещал отдать его. Но кому? Куда? Все затаили дыхание.

— Здравствуйте! — ответил Хосе и вынул список продуктов из кармана. — Пока только это.

Продавец взял листок и начал собирать заказ. Куры и Пако все еще не двигались. Хосе взял пакет с продуктами и расплатился.

— Ну тогда счастливо! — улыбнулся водитель и открыл дверцу машины.

— До свидания. — Хосе развернулся к дому и все облегченно выдохнули. — А подождите! — окликнул тот уже забравшегося в грузовичок продавца.

Маленький Пако затрясся от страха, попятился и подумал: «Бежать! Спрятаться!»

— В следующий раз захватите, пожалуйста, две лопаты, а то мои совсем притупились, — попросил Хосе.

— Непременно! — послышалось в ответ, и машина уехала.


Хосе, проходя мимо палисадника, посмотрел на Пако.

— Пойдем, — махнул он головой. — Налью тебе свежего молока!

И альпака радостно засеменил за своим хозяином.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 162
печатная A5
от 404