электронная
160
печатная A5
370
18+
Алоха

Бесплатный фрагмент - Алоха

Роман

Объем:
130 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-8986-1
электронная
от 160
печатная A5
от 370

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

СЛОВА АВТОРА

Уважаемые друзья, у вас в руках переизданная книга «Алоха». Честно сказать, я не помню, в какой ситуации у меня в голове возник сюжет этой истории, который в процессе написания нашел свое развитие, но я хорошо помню, как один из моих друзей, прочитав первую версию книги, в своем отзыве написал о том, что помимо того, что сюжет показался ему достаточно интересным, он был опечален тем, что рассказ оказалась не таким продолжительным, насколько он бы хотел. Я тогда еще подумал о возможности написания продолжения в виде повести с уже полюбившимися героями, но прошло время и, выпустив расширенное переиздание «Сварог», я также решил сделать и с «Алоха».

В новой версии книги я попытался раскрыть характеры и мотивы поведения героев, поведать некие параллельные истории о персонажах, возможно даже способствующие изменению к ним своего отношения.

Я считаю, что самое сильное чувство, которое способен испытывать человек это — любовь. Оно даже сильнее ненависти, ведь если ты по-настоящему любишь, то со временем сможешь простить человеку многое, а скорее даже всё. К тому же, любовь окрыляет, позволяя чувствовать себя самыми счастливыми людьми на всей земле. Но необходимо понимать, что это чувство коварно и способно также причинить мучительную душевную боль, ведь если чувства оказались безответными, это повлечет за собой драму, без преувеличения, вселенского масштаба. В своей книге, я постарался рассказать вам о чувствах и эмоциях людей, в сердцах которых поселилась любовь. Но помимо возникшего своеобразного микрокосма между влюбленной парой, есть и окружающая действительность, способная внести существенные корректировки в любые человеческие планы. Пройдут ли они эти испытания, смогут ли сберечь всю теплоту и нежность своих чувств, вы узнаете, прочитав эту книгу.

Проверьте свой билет и чемодан на наличие крема для загара, ведь мы направляемся на Гавайи, которые абсолютно оправдано многие люди называют раем на земле.

ГЛАВА 1

Если вы думаете, что приключения опасны,

попробуйте рутину — это смертельно.

Пауло Коэльо

Белоснежный самолет стремительно разгонялся по взлетно-посадочной полосе, и, когда скорость перевалила за двести километров в час, его шасси оторвались от земли и «железная птица» устремилась вверх, приближаясь с каждой минутой всё ближе к облакам. Я всегда катастрофически тяжело переносил авиаперелеты, и поэтому сейчас, как обычно в этих ситуациях, сидел, вжавшись в своё кресло, стараясь не шевелиться.

— Грин, ты что боишься? — с ехидной улыбкой спросил Грэг, — мой приятель еще с колледжа, который внешне был достаточно внушителен, чего нельзя было сказать о его юморе и чувстве такта по отношению к окружающим.

— Совсем немного, — ответил я, стараясь при этом внешне изобразить максимальную расслабленность. Видимо, у меня это не очень правдоподобно получилось, так как Грэг после моих слов залился громким гортанным смехом, который порой был очень некстати. Я посмотрел на него, мысленно призывая заканчивать c шутками, но он продолжал смеяться, повторяя мои слова, коверкая мой голос и кривляясь:

— Совсем немного…, да точно, самую малость!

Я перевел взгляд от Грэга на иллюминатор, через который, взглянув не землю, увидел аэропорт Далласа, продолжавший от нас отдаляться. Вскоре, почувствовав, что к горлу подкатил тошнотворный комок, я спешно отвернулся от иллюминатора в надежде, что, если сидеть ровно и смотреть только перед собой, станет легче. Я злился на ситуацию, ведь мне и так было не по себе, а тут еще этот тупица Грэг не успокаивался и продолжал надо мной смеяться.

Вообще, Грэг был хорошим парнем, хоть порой мне и хотелось заехать ему в челюсть. Он с самого раннего детства воспитывался в строгих правилах, которые навязывали ему родители, в особенности отец — офицер вооруженных сил. Однажды, когда его отец был в очередной командировке в Ираке, у них в доме раздался телефонный звонок. Мама в тот раз сама подошла к телефону, и Грэг потом рассказывал, что на всю жизнь запомнил, тот момент, когда улыбка на лице матери сменилось скорбной маской. Через некоторое время после похорон отца, Грэг вдруг понял, что теперь ему не грозит судьба военного человека, которую без малейшего шанса к обсуждению обещал его отец. Хоть мать и пыталась вернуть контроль над ним, Грэга уже никто не мог остановить, и он пошел во все тяжкие, включая беспорядочный секс и наркотики. Я тогда, как мог, пытался переубедить его вернуться к нормальной жизни, но он меня не слушал, лишь повторяя: «Я теперь свободный человек и могу сам принимать решения!»

Не знаю, как бы закончил свою жизнь Грэг, если бы не гибель его матери, которую сбил на машине какой-то обкуренный подросток в тот момент, когда она в очередной раз ходила по неблагоприятным местам, разыскивая своего сына-наркомана.

С тех страшных событий прошло уже достаточно много времени, но они кардинально повлияли на Грэга, и порой мне кажется, что он стал абсолютно другим человеком: тем, с которым, к сожалению, стало не очень приятно проводить время.

— Грин, ты там хоть дышишь? — спросил Грэг, пытаясь перезапустить свою шутку с моим участием и выводя меня из раздумий в реальный мир.

— Господи, когда же это все закончится, — подумал я, закрыв глаза в попытке отстраниться от всего происходящего вокруг. Не прошло и пяти минут, как я почувствовал, что самолет наконец-то выровнялся, а приступ тошноты и головокружение начали отступать.

— Николас, тебе больше не стоит бояться, ведь мы набрали необходимую высоту и дальше полетим спокойно до самих Гавайев, — добродушно проговорил Грэг, похлопывая меня по плечу.

— Но, честно говоря, я уже не могу дождаться посадки, чтобы снова лицезреть твою испуганную физиономию, реально, ты такой смешной, когда боишься.

— Да пошел ты, Грэг!

— Ладно, не обижайся, старик, я же шучу!

Грэга прервал внезапный голос из динамиков самолёта:

— Уважаемые дамы и господа, с вами говорит капитан воздушного судна Джеффри Скайлз, мы поднялись на высоту десять тысяч метров и направляемся в аэропорт города Коне, штат Гавайи, США, ориентировочное время прибытия: пять часов после полудня. Мы желаем вам отличного полета, спасибо, что выбрали нашу авиакомпанию.

После речи капитана воздушного судна, Грэг приподнялся на сидении и стал вертеть головой.

— Как там Пит и Чарльз? Может тоже, как и ты, сидят перепуганные, точно маленькие девочки, — пробасил Грэг, снова хлопая меня по плечу и смеясь. Я слишком плохо себя чувствовал, чтобы обращать внимание на его шутки, поэтому, достав из кармана наушники, включил свой любимый плейлист на телефоне и закрыл глаза. Я ощущал себя разбитым и уставшим, хотя путешествие только начиналось. Думая о причинах своего душевного и физического самочувствия, я задремал, и, как мне показалось, что уже через несколько минут, меня разбудил Грэг.

— Эй, соня, пора просыпаться, мы уже на Гавайях!

Услышав голос Грэга, я открыл глаза и, посмотрев в иллюминатор, понял, что наш самолет уже совершил посадку и подъезжал к телескопическому трапу.

— Как хорошо, что меня разбудили, когда мы уже приземлились, а не только собирались, не пришлось выслушивать очередную порцию так называемых шуток от Грэга, — подумал я, наблюдая за приближающимся к нам трапом.

Мы не сдавали свои вещи в багаж, поэтому быстро покинув самолет, а потом и сам аэропорт, стояли возле стоянки такси, обсуждая наши дальнейшие действия. Грэг почему-то решил, что в этой поездке он у нас главный и поэтому начал нам рассказывать план наших дальнейших действий. Чарльз с Питом были не против плана Грэга, да и я не хотел с ним спорить, ведь сейчас мне хотелось лишь принять душ и выпить чего-нибудь крепкого. Погрузив свои вещи в такси и рассевшись сами, мы попросили водителя отвезти нас в гостиницу, находящуюся недалеко от городского пляжа, где от пирса, на следующий день, мы планировали сесть на паром, чтобы отправится в прекрасный, по крайней мере, как нам обещали в туристическом агентстве, город Лахайна, который находился на другом острове Гавайской гряды. Наша гостиница снаружи выглядела достаточно скромной, как потом оказалось и во внутреннем убранстве тоже. Мы вышли из машины, а Грэг, который вызвался оплатить проезд за всех, продолжал сидеть в машине, пытаясь сторговаться с таксистом, выиграв для себя пару долларов. На ресепшене нас встретила тучная чернокожая женщина средних лет. Она была достаточно приветлива с нами и оформила нас достаточно быстро, даже несмотря на то, что Грэг постоянно отвлекал её своими, как ему казалось, смешными шутками и какими-то местечковыми подкатами. Получив ключи от своих номеров, мы все разошлись, договорившись собраться в холе на первом этаже ближе к девяти часам вечера. Оказавшись у себя в номере, я первым делом, кинув все свои вещи на пол, с огромным удовольствием прыгнул на кровать, которая под моим телом громко и натужно скрипнула. После того, как мой любимый «кроватный ритуал» был выполнен, я решил продолжить «знакомство» со своим достаточно скромным номером. Поднявшись с кровати, я подошёл к окну и распахнул тяжелые занавески алого цвета. В номере поднялась жуткая пыль, из-за которой я чихнул, наверное, порядка трёх или даже четырёх раз. За окном был ничем не примечательный вид на дорогу, дома и деревья, поэтому я не стал долго задерживаться у окна, и, распахнув его, решил осмотреть ванную комнату.

Приняв душ, почистив зубы и надев банный халат, я развалился на кровати, решив немного отдохнуть и посмотреть телевизор. Переключая каналы при помощи пульта, перемотанного изолентой, я вспомнил, как в детстве очень любил наблюдать за отцом, ремонтировавшим бытовую технику, которую ему приносили друзья и знакомые в надежде подарить своим тостерам, чайникам и утюгам вторую жизнь. Это хобби приносило ему небольшой доход, который он зачастую тратил на цветы для матери и пиццу для меня. Когда за окном стало темнеть, я посмотрел на часы: было без пятнадцати девять. Выключив телевизор, я начал собираться.

Спускаясь по лестнице в холл гостиницы, я еще издалека услышал громкий голос Грэга, который рассказывал парням, про то, как я был напуган при взлете самолета, при этом он всячески корчился, пытаясь изобразить мое испуганное лицо.

— Ты никак не успокоишься, Грегори? — вместо приветствия начал я.

— Да ладно тебе, — ответил Чарльз, ведь, смешно же!

— Конечно, прямо обхохочешься, — парировал я.

— Давайте лучше подумаем, как нам провести этот вечер. Желательно, конечно, чтобы было весело и без каких-либо последствий, ведь нам завтра утром надо быть на пароме. Просто, если мы его пропустим, то попадем на остров только через несколько дней!

— Согласен с тобой, — наконец подал голос Чарльз.

Видимо решив, что я пытаюсь взять бразды правления нашим отдыхом на себя, Грегори взял слово:

— Пока вы тут прохлаждались, я всё разузнал. Мы сейчас поедем в отличный местный ночной клуб, где оторвемся и возможно, подцепим местных девчонок.

— У кого-нибудь из вас были девчонки с Гавайев? — все молча переглянулись.

— Я так и знал, поэтому считаю, что пора исправить эту несправедливость, тем более я слышал, что местные девочки очень горячие, — добавил Грегори. Затем, он посмотрел в свой смартфон и радостно сказал:

— Вот и такси подъехало, «Uber» — это лучшее, что было придумано после баскетбола!

Сказав это, он посмотрел на нас в ожидании нашей реакции на его, как ему казалось, потрясающую шутку, но на наших лицах отразилось понимание того, что юмор — это не конек Грегори.

— Так давайте дамы, поторапливайтесь, я вас долго ждать не собираюсь, ведь мы едем в клуб, и я уверен, что вы потом меня еще будете благодарить за этот вечер. После этого Грэг уверенной походкой, словно какой-то герой из кинофильмов, направился в сторону выхода из гостиницы. Поездка к клубу длилась не более пятнадцати минут, за которые никто в машине не проронил ни слова. Возникло такое ощущение, что мы были не в отпуске, а в рабочей командировке. Подъехав к небольшому зданию, выкрашенному в синий цвет, мы также молча вышли из такси и направились внутрь. Над входом в здание, были установлены яркие неоновые буквы с названием этого заведения, которые освещали прилегающее пространство не хуже городских мачт освещения. Клуб оказался на удивление неплохим, внутри было очень много людей, и громко играла музыка. Грэг попытался мне что-то прокричать, но в этом шуме я не разобрал его слов. Поняв это, он просто махнул нам рукой, призывая следовать за ним.

Устроившись за барной стойкой, так как только там нашлись свободные места, ведь оказалось, что этот клуб достаточно популярное место у местной публики. Воспользовавшись тем, что диджей включил музыку в стиле «Лаунж», которая была не такой громкой, как предыдущие танцевальные треки, мы начали общаться друг с другом, а также заказывать у бармена выпивку. Я попросил себе двойной гавайский ром и колу, а парни решили попробовать местные коктейли.

— Друзья! Прошу вас не забывать, что завтра в девять часов утра, отходит наш паром, и нам сегодня не следует напиваться, чтобы не сорвать наши дальнейшие планы на отдых.

— Никки, ну почему ты такой скучный? — как всегда гримасничая, протянул Грэг.

— Да не волнуйся ты так, мы ведь не планируем напиваться до чертиков, — сказал Чарльз, а потом добавил, что мне тоже не мешало бы немного расслабиться.

Я только собрался им ответить, что просто призываю не делать глупостей и помнить о завтрашнем дне, но в этот момент диджей включил новый трек в ритме диско, поэтому что говорить при таком шуме было бессмысленно, все равно никто и ничего бы не услышал. Немного выпив, мы пошли покорять танцпол, и нам казалось, что у нас это получается и достаточно неплохо. В перерывах между музыкальными треками мы подходили к барной стойке и выпивали, при этом озвучивая самые глупые и пошлые тосты.

Алкоголь делал свое дело, и у меня вскоре начала кружиться голова. Я осознавал, что нам было пора закругляться и возвращаться в гостиницу, но прежде надо было собрать всех ребят вместе. Сидя на стуле возле барной стойки, я наблюдал за своими друзьями, которые были на танцполе, я прекрасно осознавал, что они были сильно пьяны. Они уже танцевали не одни, а с какими-то девушками, судя по откровенным нарядам которых было ясно, что это местные проститутки, выискивающие себе обеспеченных клиентов. Когда музыкальный трек завершился, мои друзья, пошатываясь, подошли ко мне в сопровождении своих новых спутниц.

— Ники, смотри, кто с нами пришел, знакомься, это Джесси!

— Джейн, — поправила его девушка, которую он так сильно прижимал к себе, что казалось, будто еще немного, и она расплющится.

— Ой, милая, конечно же Джейн, я помню твоё имя, просто у меня такие шутки.

— Да, он у нас шутник, — еле ворочая языком, добавил рядом стоящий Пит и засмеялся, переходя на хрюканье.

— В общем, друзья, предлагаю заканчивать сегодняшний вечер и возвращаться в гостиницу. Я пытался быть убедительным и одновременно не выглядеть занудой. Хоть я и сам был в определенном подпитии, но ребята в этом смысле, очень далеко ушли вперед. Сколько раз им говорил, что смешивать напитки — не очень хорошая идея.

— Ник давай мы еще ненадолго тут останемся, потанцуем с нашими девушками, а потом подумаем, куда можно будет еще поехать, ведь в гостиницу вообще не хочется возвращаться, — сказал Грэг, а потом добавил, — давай мы тебе тоже найдем прекрасную леди, чтобы ты один не скучал. Правда ведь, девочки, у вас же есть какая-нибудь красивая подружка для нашего скромного Николаса?

Девушки засмеялись и утвердительно покачали головами, а затем стали искать кого-то взглядом на танцполе. Мне стало противно от всего происходящего, ведь только представив, со сколькими мужчинами были эти девушки, мне стало не по себе, поэтому я поспешил закончить этот цирк:

— Парни, прекратите это немедленно, не надо мне никого искать, ведь я и сам способен найти себе девушку, если мне это будет нужно. Я просто хочу вам напомнить, что завтра утром нам необходимо оказаться на пароме, и я не хочу на него опоздать, испортив себе отпуск, лишь потому, что кто-то не может вовремя остановиться.

После моей пламенной речи прошло минут сорок, но я так и продолжал сидеть один в баре, листая в своем телефоне ленту социальной сети, изредка попивая ледяной ром с колой. Развернувшись от барной стойки к залу, я пытался найти взглядом среди танцующих людей своих друзей, и, поняв, что их там нет, я решил сходить облегчиться, а заодно поискать их в уборной. Открыв в туалете общую дверь, я застал Грэга, пытавшегося в этот момент вдохнуть одной ноздрей некий белый порошок с тыльной стороны ладони.

— Вы, что совсем идиоты, где вы достали наркоту, зачем вам всё это? — закричал я. Ведь увиденное меня очень удивило и расстроило.

— Ну что ты раскудахтался? — попытался возразить Пит.

— Да, если сам отдыхать не умеешь, так хоть другим не мешай! — агрессивно пробурчал Грэг и добавил, — знаешь, что Ник, если ты хочешь, то вали сам в гостиницу, а мы еще останемся и будем веселиться. Нас там, между прочим, ждут наши девочки, и мы не хотим так рано прощаться с такими цыпочками, ведь так парни? Пит и Чарльз, одобрительно закивали головами. Потом Грэг подошел ко мне поближе и со своей «коронной ухмылкой» добавил:

— Ты знаешь, старик, порой мне кажется, что ты, возможно, педик. После этого Грэг громогласно залился смехом, и естественно Пит с Чарльзом, как попугаи, также «растворились» в безудержном веселье. Я смотрел на искривленное гримасой лицо Грэга, вокруг ноздрей которого виднелся остаток белого порошка, и меня это всё так разозлило, что я со всей строгостью в голосе сказал:

— Знаете, что, парни, пошли вы все в задницу, что хотите, то и делайте. Можете баловаться наркотой, трахать местных шлюх и напиваться до чертиков, а я поеду в гостиницу, ведь завтра я вовремя буду на пристани, а потом сяду на паром, который отвезет меня на райский остров. И знаете, что, — подталкиваемый обидой, продолжал я, — если вы завтра не окажетесь там к этому времени, и паром отплывет без вас, я не расстроюсь, потому что вы кучка козлов! После этих слов я повернулся и пошел прочь. Грэг всегда считал, что последнее слово, всегда должно быть за ним, поэтому вслед он кинул мне:

— Да пошел ты, Николас, педик какой-то и нытик! А когда дверь в уборную закрывалась за мной, в последний момент я услышал дружный хохот Пита и Чарльза.

Всю дорогу в гостиницу я мысленно ругал Грэга, ведь это была его затея, а теперь из-за того, что он решил пуститься во все тяжкие, могут пострадать слабохарактерные Пит и Чарльз, так как они уже, видимо, не понимали, что делают. Оказавшись в номере далеко за полночь, я искупался и лег в постель. Хоть я и, казалось, был очень уставшим, но мысли никак не давал мне уснуть, и под еле слышный шум работающего в номере кондиционера я продолжал думать о своих друзьях, стараясь прислушиваться к каждому шороху коридоре гостиницы, в надежде, что это возвращаются мои друзья. Незаметно для себя я все же уснул, и во сне я успешно и очень уверенно покорял прибрежные волны на ярком серфе, словно Келли Слейтер. Не знаю, почему мне снился именно серфинг, возможно, это было моим скрытным желанием, о котором подсознание мне пыталось сообщить во время сна.

ГЛАВА 2

На следующее утро, в назначенное время, стоя на корме отплывающего парома, я в одиночестве смотрел на удаляющийся берег, ведь никто из моих друзей так и не появился. Я до сих пор был зол на них, в особенности на Грэга. Он относился к таким людям, которые не могут вовремя остановиться, и если Грегори выпивал, то ему обязательно надо было напиться настолько, что он потом не мог ничего вспомнить. Когда он оказывался в казино, то также не знал меры, и выходил оттуда только после того, как проигрывал все свои деньги. Постояв еще немного, я дождался, когда берег отдалился достаточно далеко, после чего пошел к своему пассажирскому месту, так как на открытой воде поднялся сильный ветер. Пока паром шел к назначенному месту, я рассматривал других пассажиров, находящихся радом со мной. Это была довольно разнообразная публика, среди которой были туристы и местные жители, которые жили и работали на разных островах, вследствие чего, паром был их единственным связующим звеном между этими ключевыми для человека местами: работой и домом. Одна пожилая женщина, в импульсивной манере, рассказывала другой, что ей сильно не нравится этот ветер, так как помимо головных болей, которые всегда мучают ее во время такой погоды, он к тому же является предвестником шторма. Вторая женщина, с короткой стрижкой и массивными серьгами, нависавшими над ее плечами, точно виноградные гроздья, слушала ее и нарочито активно кивала головой, при этом цокая языком, демонстрируя удивление. Эта картина мне стала неприятна своей неестественностью, и мне снова пришлось выйти на свежий воздух. Я посмотрел в сторону острова, который уже можно было рассмотреть невооруженным взглядом, и стало ясно, что паром уже в ближайшее время начнет пришвартовываться к пирсу прибрежного города Лахайны. Прибыв на место, я спустился на берег по небольшому трапу и, пройдя через небольшой портовый терминал, в котором было безлюдно, вышел к месту стоянки автобусов и такси. Повертев головой, я увидел рекламный баннер с немного выцветшей краской, с которого какой-то мужик призывал брать в аренду автомобили только у Билли Рея. На этом рекламном плакате также была нарисована стрелка, указывающая куда-то в сторону, скорее всего, в направлении этой самой конторы по аренде и покупке автомобилей. Пройдя по тропинке, через плитку которой кое-где уже проросла трава, я вошел в здание, на фасаде которого была установлена мерцающая надпись «Аренда автомобилей». Внутри я ощутил жуткую духоту и немного затхлый воздух. Ко мне сразу подбежал тучный мужчина лет пятидесяти в старом коричневом костюме, я сразу узнал его, это был тот самый мужик с плаката. Конечно в жизни он выглядел намного хуже, чем на рекламном плакате.

— Добрый день, меня зовут Билли Рэй, я тут босс, и будьте уверены, что я смогу подобрать для вас лучший автомобиль на очень выгодных условиях, не будь я всем известным Билли Рэйем! Было заметно, что этот человек — тёртый калач и, по всей видимости, когда-то он действительно был очень успешным в своем деле, но сейчас его заученные фразы из девяностых годов вызывали скорее жалость.

— Здравствуйте, сэр, я планирую здесь задержаться на несколько недель, и поэтому мне нужен небольшой, красивый и главное быстрый автомобиль. Билли Рей, почуяв запах хороших денег, прямо расцвел на глазах.

— Я знаю, что вам предложить. Этот автомобиль для молодых и уверенных в себе мужчин, он идеально вам подойдет, поверьте моему опыту. Кстати, как ваше имя?

— Меня зовут Николас и, честно признаться, я уже не очень молодой мужчина, — ответил, я улыбаясь.

Не молодой? А сколько тебе лет, тридцать?

Билли Рэй относился к тому типу людей, которые, перекинувшись парой-тройкой фраз с незнакомым человеком, могут легко переходить на неформальный стиль общения.

— Нет, уже тридцать шесть, — без особого энтузиазма ответил я.

Билли Рэй залился гортанным смехом, напоминая мне при этом Грэга. Внезапно он прекратил смеяться также резко, как и начал, при этом добавив:

— Сынок, если бы мне сейчас было тридцать шесть лет, то я был бы самым счастливым человеком на земле, ведь лучшие годы жизни начинаются как раз после тридцати лет. Сказав это, он замер на какое-то время, видимо вспоминая счастливые моменты, которые были у него в жизни.

— Ты знаешь, сынок, пока мы идем, хочу тебе рассказать одну историю, которая произошла со мной, когда я был примерно твоего же возраста, — и, не дождавшись моей реакции на его затею, он продолжил историю. — Я в то время жил в Неваде, в городе Хендерсон, слышал о таком?

— Честно сказать, не слышал.

— Тогда ты и не знаешь, наверное, что дом Симсонов, ну это такой мультфильм на канале «Фокс»

— Ну, про Симсонов, мне не стоит рассказывать, я их поклонник.

— Так вот, поклонник Симсонов, дом, в котором живут главные герои мультфильма, полностью идентичен дому, находящемуся в моем Хендерсоне. Ну, это не относится к моей истории…

— Так получается, что вы родились и выросли в Хендерсоне? — перебил я старика Билли, — вы мне лучше расскажите, каким образом вы оказались на Гавайях?

Складка, образовавшаяся на лбу, у продавца автомобилей свидетельствовала о том, что ему не понравилось то, что я перебил его, не дав рассказать свою историю, но он постарался внешне скрыть свое недовольство, и только его нахмуренный лоб выдавал это.

— Ты знаешь, сынок, когда ты всю жизнь живешь в Неваде, ты всегда мечтаешь об океане! — постарался с максимально возможной улыбкой на лице пошутить Билли Рэй. Ну, а потом его лицо сделалось очень серьезным, и он сказал:

— На самом деле, я оказался тут, чтобы скрыться от полиции штата, а потом, влюбившись в одну местную девушку, так и остался здесь.

Я до сих пор так и не понял, пошутил ли он насчет полиции или нет, если да, то его слова были чертовски правдоподобны, и он действительно обладает актерским мастерством. А то, что он остался на острове из-за какой-то девушки, мне показалось очень романтичным, в стиле старой любовной классики, если конечно это было правдой. Ведь сейчас не в моде длительные отношения и какие-либо жертвенные поступки. Сейчас в цене красота, лоск и получение мимолетного удовольствия, о чем вообще можно говорить, если мужчина сейчас, пригласив девушку в кафе или ресторан, оплачивает чек лишь за себя, а девушка платит за себя.

— Так, о чем это мы? — спросил продавец машин, — ах да, иди за мной, Николас, я покажу тебе эту красотку, между прочим, лучший автомобиль, который у меня есть. Когда мы вышли из офиса через заднюю дверь с надписью парковка, я не мог даже предположить, что меня, и правда, будет ждать такой сюрприз. Мы проходили мимо рядов разнообразных автомобилей, и я поймал себя на мысли, что давно не испытывал подобного чувства: это, как в детстве перед Рождеством, ты находишься в предвкушении сюрприза и зачастую это чувство ожидания по итогу слаще, чем сам подарок.

— Вот эта горячая малышка, — слишком театрально прокричал Билли Рэй и показал рукой куда-то вправо от меня. Я повернул голову по направлению его руки и был действительно удивлен, это был «Форд Мустанг» желтого цвета с черными полосками на кузове.

— Какой у него интересный окрас, очень похожий на то, как «Шевроле» окрашивает свои маслкары.

— Садись за руль, сынок, и заведи эту дьяволицу, — сказал Билли Рэй, не обращая внимания на мою реплику, — уверен, что ты в нее сразу влюбишься! Мы сели в машину, в которой было очень жарко, поэтому первым делом опустили окна, чтобы впустить свежий воздух. Кресла, обтянутые темно-зелёной кожей, нагретые солнцем, поскрипывали под нашими телами. Я завел автомобиль, и этот мощный, как рык льва, и одновременно нежный, как урчание кошки, рёв мотора наполнил мою душу безграничной радостью.

— У нее под капотом движок в четыре и шесть литров, который выдает больше трехсот лошадей, это не машина, а космический корабль.

— Мне нравится, — поспешил я ответить, отдавшись эмоциям. Билли Рэй, поняв, что поймал меня на крючок, хотел еще посмаковать это чувство победы и немного снисходительным тоном добавил:

— Сынок, а ведь самое главное, я припас напоследок! — сказав это, он показал пальцем на кнопку, находящуюся на приборной панели, при нажатии на которую в салоне раздался слегка заметный звук работы механизмов, при этом крыша автомобиля начала складываться, уходя в багажное отделение. В тот момент я почувствовал себя счастливейшим человеком на земле.

— Это кабриолет, вот это круто! — я визжал, как подросток. А Билли Рэй с видом военачальника, одержавшего победу в битве с превосходящими силами противника, смотрел на меня с соседнего сидения. После оформления всех необходимых документов и внесения оплаты, я выехал на трассу с явным желанием испытать эту красотку. Надавив на педаль акселератора и разбудив от долгой спячки всех лошадей под капотом, «Мустанг» повез меня так резво, что я даже немного испугался. В итоге, насладившись лихой ездой, я выбрал для себя оптимальную скорость, на которой и продолжил ехать по направлению к своей гостинице, управляемый навигатором в смартфоне.

Когда я, добравшись до гостиницы, парковал свой автомобиль, то обратил внимание на заинтересованные взгляды нескольких девушек, проходящих мимо. «Интересно, им понравился я или моя машина?» — думал я, пока поднимался по ступенькам гостиницы.

Поселившись в номере на втором этаже, как мне пообещали на ресепшн с видом на океан, я, не став ждать лифта и, не взирая на тяжелый чемодан в руках, лихо взобрался по ступенькам к двери своего номера с любимыми для меня цифрами: сорок четыре. Оказавшись внутри, я, первым делом, для создания уютной обстановки включил телевизор и начал разбирать свои вещи, аккуратно перекладывая их из чемодана в большой шкаф. По телевизору показывали новости, после которых, по традиции, начался прогноз погоды. Не обращая внимания на то, что показывают и говорят в передаче, я, продолжая заниматься вещами, вдруг услышал словосочетание: «приближается шторм». Я поднял глаза к телевизору, на экране которого — красивая девушка в облегающем белом платье на фоне карты Гавайев, вокруг которых были изображены завихрения. Красотка говорила о том, что все надеются на то, что шторм их не заденет, а пройдет севернее островов. В этот момент, я вспомнил ту женщину на пароме, которая предсказывала шторм еще до того, как об этом сообщили по телевидению.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 370