электронная
360
печатная A5
424
18+
Алмазный рубль

Бесплатный фрагмент - Алмазный рубль

Объем:
248 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-6433-2
электронная
от 360
печатная A5
от 424

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Успех достигается упорством, неугомонным, непрестанным упорством!»


Барон Манфред фон Рихтгофен

Глава 1. Все на кону

СЕКРЕТНАЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ СЛУЖБА МИ-6

ШТАБ-КВАРТИРА: ЛОНДОН, ВОКСХОЛЛ-КРОСС

ГЛАВА СРС: СЭР ФИНЛИ СЕВЕРС

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ: БИЛЛ ХРАСТ


– Поймите, Финли. Перед нами стоит непростая задача. Ее Величество Королева, мягко говоря, удручена. Если все выйдет, как задумал Путин, Британия скоро превратится в страну третьего мира. Мы должны остановить его, пока план окончательно не внедрили.


День стоял унылый: погода гадостная даже по меркам Лондона. Уильям Храст поднялся и, не выпуская из рук джин-тоника, подошел к окну. Он прекрасно слышал Северса, но ничего нового из его истеричного выпада не почерпнул. Час был поздним для продолжительных бесед. В любом случае озвученная Шефом СРС проблема уже получила приоритетный статус; закрутились щедро смазанные бюджетными вливаниями колеса аналитических машин доброго десятка агентств. Однако Храст понимал, что Северсу нужно высказать свои тревожные мысли. Министр неспешно отхлебнул из стакана, вернулся к столу и решил подлить масла в огонь.


– Так что вы предлагаете, сэр Финли? Действительно верите, что русских можно запугать? Зашлем к ним пару агентов 007, и проблема решена? Или проведем в России наземную военную операцию?


В ожидании ответа Храст мельком взглянул на свои часы Rotary. Ему нравилось потешаться над коллегой. Взаимная враждебность помогала быстрее найти решение.


– Вас это забавляет, Билл? Через неделю я должен представить королеве план действий, но вы, похоже, больше интересуетесь собственным коктейлем? И почему вы пьете в одиночку и до сих пор не предложили виски мне? Ваши манеры в последнее время оставляют желать лучшего.

Билл Храст дотянулся до бутылки «Макаллана» 1939 года и налил тройной виски разволновавшемуся коллеге. Затем встал, расправил плечи, посмотрел Северсу прямо в глаза и поднял стакан.


– За Ее Величество Елизавету II, Божией милостью Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и иных своих царств и территорий Королеву, Главу Содружества, защитницу веры.


Тост застал Северса врасплох, он вскочил на ноги и не сводил глаз с Храста, пока тот не замолчал и не осушил стакан. Чтобы не ударить в грязь лицом, Глава СРС подвел итог традиционному тосту за монарха словами «Да благословит Ее Бог» и приговорил тройной виски сорокалетней выдержки.


– Прекрасно, Северс, прекрасно. А теперь давайте займемся делом защиты короны. Мы должны помешать русским. Как только Путин приведет план в действие, без войны процесс будет не остановить . И поверьте мне, русские готовы к такому повороту событий. Гитлер думал, что можно высадить ногой амбарную дверь и взять Советский Союз голыми руками. Боюсь, вариантов у нас не много. Замечу, что полномасштабный обмен ядерными ударами не в наших интересах.


Северс сел. Глаза его поблескивали от выпитой тройной порции выдержанного виски. Глава СРС не знал, с чего начать, перебирал в голове вопросы и предложения. Первым делом хотелось понять, что именно известно министру иностранных дел. Всегдашние кошки-мышки. Состязание между конторскими крысами высшего эшелона. Храст потянулся за сигаретами Capstan, крепкими, без фильтра. Закуривая, он всякий раз будто утверждал, что отличить настоящего мужчину от сопливого пацана можно по количеству вдыхаемой смолы и никотина. Министр презирал агентов, которым чужды пороки. Кто любит шлюх, бренди и блек-джек, тот не поддастся на шантаж. Конечно, за бравадой мужской распущенности может скрываться и неприметный педофил. Но рано или поздно добровольное назначение на Филиппины выявит его истинную сущность. Северс выждал, пока Храст с удовольствием затянется.


– У нас есть план? А если он провалится, план Б и В? Вы же понимаете, что мы играем в русскую рулетку с однозарядным пистолетом. Русские собрали все тузы, а в рукаве припасли флеш-рояль.


Билл Храст выдохнул, понаблюдал, как дым невинной струйкой тянется к настольному воздухоочистителю, затем снял очки и положил рядом со спецтелефоном. По выражению лица Северс понял, что Храст просчитывает варианты.


– Какие-то смешанные чувства: изумления и в то же время апатии, – не без сарказма прошептал Храст, изобразив на лице потрясение, – Знакомые вам ощущения? Годами играешь в лотерею, ставишь на один и тот же номер, а он выигрывает в день, когда ты забыл купить билет.


Северс, которого не пугал чужой обширный лексикон, уставился в потолок и потер мочку левого уха.


– Послушайте, старина, не знаю, насколько точна ваша аналогия, но если мы промахнемся, то станем всеобщим посмешищем. Все, что осталось от Британской империи, перестанет существовать! У нас был фунт стерлинга, солнце никогда не заходило над «Юнион Джек», а могучий американский нефтедоллар гарантировал Западному миру свободу и власть. Но Путин решил навести новый экономический порядок. Этот умный ублюдок хочет контролировать мировую валюту.


Храст облокотился о спинку мягкого вращающегося кресла и в раздражении поерзал. Он ждал подтверждения. Северс все отлично понимал, но удивился такой небританской смене настроения.


– Да, да, конечно. Он не в своем уме – новый Иосиф Сталин. Вознамерился запугать Запад. Думаете, Путин и правда верит, что это сработает?


Храст отодвинул кресло от стола и поднялся, выдавая собственный дискомфорт. Дотянулся до бутылки «Макаллана», налил обоим и зашагал в сторону уборной.


– Чертова простата, в последнее время каждый час в туалет гоняет. Представляете, врач хочет засунуть мне в задницу иглу и ввести радиоактивные гранулы. Только через мой долбаный труп. Так ему и сказал. А что до Путина и шансов провернуть его замысел… Медведь не просит разрешения нагадить в лесу.


Храст извинился и оставил Северса наедине с мыслями и виски. Должно быть, дело в этом. Опухшая простата любого выведет из себя. Но если русские обеспечат валюту товаром в попытке сместить и без того слабый нефтедоллар, весь Западный мир встанет на дыбы. Или по крайней мере те, кто его контролирует. Донесся шум сливного бачка и Северс подумал, что и при нынешних технологиях человек по-прежнему вынужден слушать туалетные трели и нюхать исключительно неприятные запахи в здании, которое обходится Британскому правительству в целое состояние.


– Послушайте, старина, меня не столько беспокоит план, сколько стоящая за ним дерзость. Русские много лет назад обнаружили этот гигантский метеоритный кратер, но только в 2012-ом официально заявили, что в нем найдены крупные залежи алмазов в триллионы карат, тонны драгоценных камней. Теперь они утверждают, что этих запасов хватит, чтобы удовлетворить мировую потребность в алмазах на 3 000 лет вперед. И поверьте мне, Северс, они не блефуют. Им не нужно печатать бумажки и делать вид, что те имеют ценность. Нет, черт возьми! Каждый рубль будет обеспечен алмазами!


– Разве это осуществимо? Сколько времени уйдет? Что станет делать Америка? Думаете, НАТО их поддержит?


Министр по-прежнему не садился. Закурив еще одну сигарету, он передвинулся к окну, стал спиной к собеседнику и посмотрел на Темзу.


– Вы задали четыре вопроса. Так, Северс? Сегодня янки контролируют Ближний Восток с его нефтью и заставляют мир платить за каждый баррель в долларах? Ей-богу, они это делают с 1973 года. Но прежде это казалось неосуществимым. И вы спрашиваете, как поступит Америка? Будет тужиться и пыхтеть, но на кнопку ни за что не нажмет. Россия не Ливия и не Ирак. У русских на самом деле есть оружие массового поражения. У них в арсенале все известные нам игрушки и кое-что еще. К тому же эти хреновы ублюдки союзники Китая. Они готовы идти на жертвы, чего Запад себе не позволит. Вы упомянули НАТО? Бросьте, Северс. Где было НАТО, когда Россия в пять дней захватила Грузию? И что там за последний вопрос?


Храст вернулся к бутылке на столе, мельком взглянул на часы и снова налил обоим. Пришла очередь Северса кое-что добавить к сказанному. Однако он не удержался от пары риторических вопросов, чтобы еще несколько секунд погреться в лучах софитов.


– Когда же русские начнут продавать ценные бумаги, обеспеченные товаром? По моим подсчетам им хватит природных ресурсов, чтобы каждого жителя Земли мгновенно сделать миллионером. Но разве это не снижает ценность самих ресурсов примерно до стоимости отпечатанного доллара? Ладно, пусть они не дураки. Скажем, их цель – загнать рынок в тупик. Но нельзя же выстроить промышленность на одних алмазах. Миром правит нефть. Вы уверены, что нам есть, о чем беспокоиться?


Северс плеснул достаточно масла, чтобы огонь пылал еще по крайней мере полчаса, и дал возможность министру поупражняться в острословии и поиграть мускулами. Не изменяя правилам, он задавал лишь те вопросы, на которые знал ответы. Ему хотелось покрутить интеллектуальный калейдоскоп ради самого эффекта преломления. Вдруг это поможет пролить свет на затененные участки. Порой из глупых вопросов вырастают гениальные контраргументы.


– Ах, дорогой мой сэр Финли Северс. Позвольте напомнить, что последовательное падение в цене западных валют стало следствием того, что наши Центральные банки наводнили мир неподкрепленной бумагой. Глобальная экономика утопает в ничего не стоящих денежных знаках. Не удивительно, что Центробанки стремятся скорее обменять собственные фиктивные бумаги на золото. Угадайте, что произойдет, когда раскупят все золото? Люди будут выстраиваться в очереди, ожидая грузовиков с товарами от нашего дорогого Владимира Владимировича Путина. Подумайте о вдовах и их денежных страховках, которые съест инфляция. Положив на счета по сто тысяч долларов за десять лет, эти бедняжки останутся у разбитого корыта. Они бы лучше устроились, забив подвалы бренди или сигаретами.


– Я вас умоляю! И что Россия станет делать с этими якобы бесполезными западными валютами. В конце концов, не отдавать же подлинные сокровища за ничего не стоящие бумажки. Филантропы они что ли или глупцы?


Северс еще немного смазал закрутившееся колесо. Пусть министр иностранных дел блеснет интеллектом. Он в этом отчаянно нуждается в свете грядущей операции на простате.


– Вот мы и добрались до главного – разницы между двумя бюрократическими уровнями. Вы, мой друг Финли, всегда мыслите частностями, тогда как другие, в том числе и я, мыслят более обобщенно. Разве вы можете представить себе картину целиком? Конечно, нет. Иначе сидели бы вот за этим столом. Видите ли, мил-человек, тут замешана и другая сторона. Китайцы все больше и больше вытесняют американский доллар в сфере двусторонней торговли, заменяя его собственной валютой. Русские не так терпеливы, как китайцы. Их товарообеспеченный рубль – это явная попытка обрушить нашу слабую валюту и всю западную экономику. Русские и китайцы имеют Запад с двух сторон, Северс. Ее Величество Королева этого не одобрит!


– Да, да, конечно. Нужно остановить атаку на нашу возлюбленную демократию. Полагаю, мой уважаемый коллега, вы уже разработали план действий.


Наступившая тишина, казалось, не кончится никогда. Северс искусно разыграл карты, позволив министру завести себя в тупик. Теперь он должен предложить выход из безвыходного, по мнению Северса, положения. Повернуть интеллектуальную машину, которая только набрала ход, значит, потерять лицо. Однако промедлить с ответом в попытке систематизировать информацию – всего лишь слегка отойти в сторону, а не отступить. Северс ждал, когда гроссмейстер сделает следующий ход.


– Что ж, именно для этого вы и здесь, сэр Финли! Королева посвятила вас в рыцари, и кроме того, вы являетесь главой Секретной разведывательной службы. Нужно ли напоминать, что это ваше агентство снабжает правительство Ее Величества разведывательными данными из-за границы. Знаю наверняка, что вас ввели в курс дела, но ценю ваше непоколебимое уважение к вышестоящему руководству. Я ожидаю увидеть детально разработанный план не позднее чем через две недели. Нужно остановить Россию с ее сворой ворюг!


Северс отвернулся, пытаясь не вдыхать выпущенный в лицо дым от третьей сигареты Храста. Такое очевидное перекладывание ответственности поражало. Понимая свою позицию в неофициальной иерархии, сэр Финли вовсе не собирался служить кому бы то ни было пепельницей.


– Послушайте, старина. Я люблю женщин и сигареты только из первых рук. Что, ваш настольный фильтр не работает? Надеюсь, вы не станете предлагать мне использовать один презерватив на двоих? Уверен, вы тщательнейшим образом обдумали ситуацию задолго до нашей встречи. Почему бы не перейти сразу к сути? Зачем тратить драгоценное время на пустословие? Мой отчет не добавит ничего нового к тому, что уже прошло через ваши руки. Если только попытка выработать стратегию не провалилась? И, кстати говоря, Уильям, ваш сарказм неуместен. Может, стоит прислушаться к советам врача? Проблемы с простатой не должны стоять на пути двух убеленных сединами воинов.


Билл Храст терпеть не мог, когда его звали Уильямом. Это напоминало о начальной школе, где, будучи высоким и худощавым мальчишкой, он получил обидное прозвище. Его неприязнь к своему полному имени всем известна, что делает обращение Северса умышленно неуважительным. Но Храст ненавидел лизоблюдов еще больше, чем непокорных. Северс имел репутацию упрямого осла, который не прогибался под давлением обстоятельств. Храст знал, что переступил черту. Пришло время поднять паруса и натянуть такелаж.


– Как же, как же, Северс. Два седовласых воина полны энергии, а в моем случае еще и мочи. Что до женщин, ваше пристрастие к молодым русским сучкам не осталось незамеченным. Неужели в Лондоне не осталось интересных шлюх, готовых составить вам компанию? Хотя дело ваше, кого трахать и что курить. Черт подери, вы увели меня от темы. Скажу одно, приятель, двустволка, направленная в нужную сторону, сбережет в перспективе море боеприпасов. Британии нужен ваш взгляд на ситуацию. И признаю, что мне ваш вклад тоже нужен. О чем это говорит? Одна голова хорошо, а две лучше.


Северс заговорил другим тоном, заглушая нотки раздражения. Он не ждал извинений. Взаимного уважения было достаточно.


– Не беспокойтесь, старина. У нас есть крот в окружении главного провокатора. Я думаю, ресурсов нашей контрразведки хватит, чтобы предвосхитить, если не полностью предотвратить, попытку русских саботировать западную экономику. Там работает агент Фленаган Брендибуш. Она – наш самый ценный актив, и готова выложиться по полной…


Прежде чем Северс успел договорить, Храст снова направился в туалет и махнул через плечо, что встреча окончена.

Глава 2. Хватка мертвой руки

ВАШИНГТОН

ГДЕ-ТО НА КАПИТОЛИЙСКОМ ХОЛМЕ


– Эти ублюдки предусмотрели все. Даже если мы ударим исподтишка, последнее слово останется за ними.


Такер Ролл мастерски притворялся, что слушает. Он был профессиональным дипломатом. Пробиться ему помог отец, чей вклад в президентскую кампанию Рейгана трудно переоценить. За то и был награжден местом посла в Гондурасе, откуда он едва ли мог на что-то повлиять. Сенатор от республиканской партии Такер Ролл за долгие годы научился гнуть политическую линию Вашингтона. Он с таким проворством совершал непредсказуемые повороты и скачки, что заслужил место в Подкомитете по вооруженным силам. Сам считал себя экспертом в вопросах военного потенциала и экономической политики России. Такер Ролл умел легко и ненавязчиво менять тему. Он повернулся к коллеге, пережитку минувшей эры, и впился в него пытливым взглядом.


– О чем это вы, Крейг? Я не улавливаю нити. Или это попытка уклониться от предмета разговора? Меня не посвятили в какие-то детали? Россия – это моя епархия. Вы знаете, насколько Глава озабочен их экономической политикой, но уж, пожалуйста, просветите меня.


Вояка времен холодной войны шагнул за восьмой десяток, однако его абсолютная незаменимость не давала задуматься о пенсии. Он по-прежнему работал в ЦРУ и был во власти идеологии «лучше мертвым, чем красным». Для пущей устойчивости старик оперся о трость, снял темные очки, обнажив отечные мешки под глазами, и замер, дожидаясь безраздельного внимания сенатора Ролла.


– Послушай, сынок, я занимался этим задолго до того, как твой папаша-посол обнаружил, что с помощью мужского инструмента может производить себе подобных. Ты понимаешь… когда я боролся с красной машиной, твой родитель жевал листья коки и нюхал промежность гондурасской бабы, пока случайно не появился ты. Не смотри на меня так. Ты знаешь, что не можешь меня уволить. Как бы там ни было, мы с твоим стариком из одной команды.


Такера не удивила выданная Крейгом Беллом колкая характеристика отца. В сущности, все старейшие государственные деятели считали Белла уменьшенной копией президента Линдона Джонсона. Тот презирал всякого, кто избегал крепкого словца и боялся ради нужного эффекта испортить воздух. Такер Ролл слушал с улыбкой. В конце концов, дело было на Капитолийском холме, где Белл имел ощутимое влияние.


– Ну что, Такер, после этого короткого замыкания между твоей головой, что на плечах, и той, что пониже пояса, думаю, мы на одной волне? Главное, русским нельзя верить! Помнишь англичанина… Кажется, это был Черчилль… Уинстон или кто-то в этом роде. Он сказал, что Россия – окутанная тайной головоломная загадка. Как-то так. Ни черта не знал о России этот толстый, алкоголичный, жующий сигары сукин сын. Подумаешь, встретился в Москве со Сталиным и парой его поборников. Что с того? Сталин заставил его поверить, что у них готовая бомба. Иначе, какого мы не стерли их всех в порошок? Упустили шанс довести дело до конца, а вместо этого уничтожили Хиросиму с Нагасаки, чтоб русские наложили в штаны. По-моему, можно было уложить трех зайцев одним выстрелом. С разгромом Германии, Японии и России мы навсегда бы встали у руля. Так облажаться, мать твою! До сих пор не понимаю, как это вышло.


Такер Ролл допустил непростительную ошибку – посмотрел на часы. Он мгновенно осознал, что будет наказан. Такой дилетантский проступок являлся знаком неуважения. Немногим лучше, чем зевнуть в лицо президенту. Что ж, Крейг Белл не был хозяином Белого дома, но несмотря на его неотесанные манеры, власть предержащие со времен Джонсона прислушивались к его словам. Такер слегка отступил назад, ожидая нападения.


– Куда-то намылился, сынок? Подружка дожидается в ванной? Или дружок изготовился подставить тебе смазанный зад? Видишь эту трость с белоголовым американским орланом? Иосиф Сталин засунул бы ее тебе в тугую задницу в ту же секунду, как ты посмотрел на часы. Потом бы ты очнулся в подвале Лубянки от того, что дергают коренные зубы без анестезии. Почувствуй разницу! При демократии мы терпим неуважение. Теперь слушаешь? Или ждешь, что завибрирует телефон?


Оставалось только усмехнуться в надежде, что юмор поумерит пыл старого ублюдка. Такеру Роллу не раз приходилось гасить агрессию остроумием.


– Ну, недаром же меня зовут мазертакером. Это был просто обеденный рефлекс. Пойдемте, нас ждет столик в «Марселе».


Поездка до Пенсильвания-авеню на такси вышла непримечательной, но пауза позволила Такеру вернуть самоуважение. У сенатора имелся в ресторане столик, всегда готовый на случай деловой или личной встречи, а также приятного сочетания первого и второго. Почтенный Крейг Белл позволил Роллу сделать заказ на двоих, с надлежащей скромностью принимая гостеприимство зеленого чиновника. Подали рыбу с белым вином. Блюдо сдобрили разговорами о национальной безопасности – не иначе.


– Как я уже сказал, Такер, в 45-ом мы упустили шанс привести мир к демократической стабильности. К слову, я больше уважаю этого самодовольного англичанина за то, что он говорил, чем за то, что делал. Черчилль разбирался в искусстве управления государством не хуже любого римского императора. Он объяснял закон силы тем, что, когда нация сильна, она не всегда справедлива. Когда же она пытается стать справедливой, теряет силу. У нас была бомба, черт подери! Если точнее, то у союзников, но мы разделяли их взгляды. Зачем же использовать ее в Хиросиме и Нагасаки? У Сталина бомба появилась только в 49-ом. Или мы все тогда играли за одну команду?


Крейг Белл прожевал овощи, покончил с рыбой и потянулся за вином, утвердительно кивая головой как бы в подтверждение своей безукоризненной логики. Такер целиком обратился в слух, изобразил на лице подобающее выражение, всячески демонстрируя желание выслушать все, что старый козел хочет сказать. Почем знать, может, придется где-нибудь процитировать Белла.


– Теперь, Такер, слишком поздно. У них есть бомба. Эти ублюдки каждое футбольное поле в Америке держат под прицелом. Возможность для удара исподтишка пропала уже в 70-х. Трудно поверить, что эти неандертальцы разработали компьютерную систему, которая автоматически запустит ядерные заряды в случае войны, даже если все военачальники будут перебиты и не смогут управлять. Русские называют ее «Мертвой рукой». Это тебе, Такер, не чушь собачья. Они еще в 70-х изобрели адскую машину, готовую устроить светопреставление. Вся верхушка советской армии может быть мертвее мертвого, а их мертвая рука все равно ухватит нас за яйца. Понимаешь? Никому не придется нажимать кнопку. Все автоматизировано. Некоторые эксперты, из тех, что у нас на зарплате, утверждают, будто командующие русской армией могут включить систему во время кризиса. Но даже если мы нападем неожиданно, сенсоры заставят нас поплатиться. Хренова атеистическая система работает под минимальным наблюдением, а то и вовсе без него. Она способна через тысячи километров передавать вооруженным силам закодированные послания, которые инициируют ядерный удар без участия человека.


Появился метрдотель с десертным меню. Такер вежливо его принял, но не открыл, а отложил на край стола. Сенатор не сводил глаз с Крейга Белла, дожидаясь, пока старый раскипятившийся воин немного остынет. Не давал покоя вопрос. Почему хромоногий старик так беспокоился о возможности, столь же призрачной, как падение метеорита на голову? Тут же вспомнился челябинский метеорит, уложивший тысячу человек на больничную койку.


– Ты слушаешь? О крем-брюле мечтаешь или каком другом десерте для гомиков? Даже Гейтс хотел, чтобы Штаты спросили у Ельцина, действует ли еще система. Если нет, это все равно не спасение. Мы в заднице. Русские ведут грязную игру. Помнишь тот хоккейный матч? До самого овертайма была ничья. Потом они симулировали травму и забили нам с пенальти. Вы слушаете меня, сенатор?


– Конечно, Крейг. Закажу-ка я и вправду крем-брюле, если не возражаете. После сахара хороший стояк. Использую его на секретарше прям после ланча. И позвольте добавить несколько фактов, чтоб лучше разобраться в предмете. Вы знали, что система «Мертвая рука» позволит Москве ответить на атаку, даже если все верховное командование убито? А что сердце системы, скорее всего, лежит глубоко под землей где-то на юге Москвы? Плюс несколько запасных пунктов. Когда, или если, подземные датчики зафиксируют ядерную атаку на Москву, система передаст низкочастотные сигналы через подземные антенны специальным ракетам. Затем ракеты транслируют сигнал к атаке реактивным снарядам, бомбардировщикам и по радиосвязи подводным лодкам. Мы и вправду в жопе! Даже мертвый русский может засадить нам по самые яйца, если вы еще помните, как это. Да, и вот что. После того, как мы развалили Советский Союз, эта так называемая машина стала еще опаснее. Теперь из-за неслаженной работы системы раннего оповещения о ракетной атаке возникли сложности со сканированием приближающихся ракет. К тому же там все алкоголики. Это ли не повод чувствовать себя защищенным?


Такер Ролл откинулся на спинку стула, гордясь данной ему от рождения безупречной памятью. Он выпил, ожидая реакции старого цээрушника, но не удержался и добавил.


– Что еще хуже, Крейг… Кстати, крем-брюле просто восхитительно, уверены, что не хотите попробовать? Положим, нам несказанно повезло убить всех и каждого, связанного с военной службой. Система «Мертвая рука» запрограммирована распознавать биологическое движение и сканировать центры управления на предмет его наличия или отсутствия. Угадайте, что случится, если система не обнаружит биологического тепла или признаков дыхания в означенный период? О, как меня это заводит… «Мертвая рука» решит, что все умерли, и активируется. Автоматически все уцелевшие межконтинентальные баллистические ракеты направятся в нашу сторону. Как вы уже сказали, нас лишили возможности ударить исподтишка еще в 70-х. А теперь возродились будто птица феникс - снова в игре и с хре́новой тучей фишек. В этой покерной партии мы можем и проиграть. Русские опять завели дружбу с китайцами. Планируют мстить.

Глава 3. Мой больше

Самый большой грузовой самолет в мире приземлялся в аэропорту Франкфурта. Клипу Люгеру зрелище было не в новинку. Он встречал Ан-225, чтобы затем руководить погрузкой последней части немецкой установки для бурения тоннелей «Grobe Maschine Mixshield». Переправка механизма вступала в завершающую стадию. Самолет приземлится обратно в Якутии, где Люгер будет следить за сборкой 150-метрового монстра. Массивную ножевую головку бура, 19 метров в диаметре, разобрали на части и готовили к погрузке на борт «Антонова». Грузоподъемность 256 тонн и дальность полета 15 400 км на скорости 850 км/ч делали Ан-225 единственным самолетом на свете, пригодным для реализации проекта, запущенного лично ВВП.


Работа Люгера заключалась в том, чтобы доставить бурильную установку за 7 360 километров от Франкфурта – в Якутию, на кратер Попигай, диаметр которого составлял 100 километров. Немцы оправдывали репутацию и были точны и пунктуальны во всем. Они не ныли и не отпрашивались в туалет, но ожидали за это полной и своевременной оплаты. ВВП не подвел старинного русского врага, пообещав премии, если сборка пройдет по графику, вопреки ужасающему климату.


Дело уже продвинулось достаточно далеко, и ключевое слово здесь «далеко». Все технические трудности решены, включая расширение якутского аэродрома. Ведущие западные политики изошли от любопытства, если не сказать больше. Подозрительность вкупе с паранойей в лучших традициях холодной войны. Но Клип Люгер точно знал свое место и не тратил сил на рассуждения о гипотетических последствиях передвижения немецкой техники на восток. Волновало в последнее время только одно: изменили  график работ, из-за чего пришлось привлечь нового человека, Фленаган Брендибуш. Ее задача – обследовать немецкого земляного червя после окончательной сборки. Если верить Дортмунду Хиллеру-младшему, ответственному за немецкую часть соглашения, эта женщина свободно владела якутским, неблагозвучным языком тюркской группы, на котором говорило сто тысяч человек, проживающих в Якутии.


Почему ее вводят именно сейчас? У Люгера имелся полный список людей, задействованных в проекте. Каждого проверяли по стандарту восьмого уровня безопасности: образование, политические убеждения, извращения, здоровье, криминальное прошлое, религия, психическое здоровье и, конечно, связи с разведками стран, желающих дестабилизировать и уничтожить Российскую Федерацию. Плюс десятки психологических тестов, выявляющих возможные недовольства и желание отомстить посредством саботажа или террористического акта. При этом немцы оставляют за собой право на последней стадии впустить в салон Ан-225 какую-то Брендибуш. Подобной чуши Клип Люгер не слыхивал. Только два человека обладают такой властью – он и ВВП.


Что ж, Люгер подошел к опасениям взвешенно и оставил их при себе. Чуть позже ему предстояла встреча с Фленаган Брендибуш. Их представит друг другу Дортмунд Хиллер, сын Амальберта Хиллера – владельца компании-производителя самой мудреной установки для бурения тоннелей. На секунду мысль о масштабах проекта полностью захватила сознание Люгера. Единственный в своем роде «Антонов» арендован на неопределенное время, оборудован персональными кабинами для служащих и инженеров. Этот грациозный монстр всегда производил устрашающее впечатление. В голове не укладывалось, что он способен оторваться от земли с 275-тонным грузом на борту и пролететь пятнадцать тысяч километров. Безусловно, Люгер был знаком со спецификацией и не один десяток раз исполнял роль второго пилота, пока Ан-225 курсировал туда и обратно, переправляя разобранные детали бура. Но время от времени, как, сейчас, он смотрел на все со стороны и качал головой, гадая у кого круче яйца, у русских или у немцев. Дилемма непростая. Его мать была русской. Но примерно в 1240 году, когда рыцари Тевтонского ордена попытались натянуть Александра Невского, к славянской генетике примешалось немного немецкой крови. Он пожал внушительными мускулистыми плечами, вспомнив, как великий русский поэт Пушкин, сам отчасти эфиоп, говорил, что стоит русского поскрести – неизбежно найдешь татарина. Клип Люгер внутренне улыбнулся, понимая, что в жилах так называемых русских течет кровь всех существующих на планете генеалогических семей. Вспомнились слова Солженицына, что быть русским – это состояние ума, души и сердца. Можно сказать, Святая тройка. Именно на ней собирался нестись Люгер, пока не сойдет в могилу.

Глава 4. Восток порет Запад

До чего омерзительно впустую тратить вечер, изображая политкорректность перед толстой британской инженершей. Клип никогда не пропускал двухчасовой тренировки и не собирался растягивать ужин дольше необходимого. Он встречался с Дортмундом Хиллером и женщиной по имени Бренди, или что-то в этом роде, в ресторане «Майнтауэр» недалеко от аэропорта Франкфурта. Дортмунд был очень правильным немцем, как и его отец, аристократом и джентльменом, дотошно соблюдал правила приличия. Идеальная репутация подтверждала, что он никогда не ошибался, а Люгер уважал людей, которые не допускают ошибок. Памятуя об этом, он спрашивал себя: «Разве можно, черт меня подери, отшить Дортмунда? Он всего лишь просит о встрече с женщиной». Пожалуй, инженер-лингвист настолько важна, что с ней готовы разделить ответственность за многоэтапный проект, который влетит российскому правительству в 379 миллионов евро.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 424