электронная
72
печатная A5
516
18+
Альманах «Бесконечная история»

Бесплатный фрагмент - Альманах «Бесконечная история»


5
Объем:
376 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6938-8
электронная
от 72
печатная A5
от 516

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Все великие идеи рождаются спонтанно. Нет, дорогой читатель, твой покорный слуга не поймал звезду в самом начале творческого пути — это утверждение здесь, скорее, для красного словца, ибо идея конкурса, по итогам которого получился сборник, который ты только что открыл, родилась действительно почти случайно.

Разреши представиться — меня зовут Александр, историк по образованию, журналист по случаю и писатель по иронии судьбы. В одной из прошлых жизней был колдстримским гвардейцем на службе Его Величества короля Англии, и с тех самых пор сохранил неугасающую любовь к треуголкам, шпагам и расшитым галунами мундирам. Именно она и привела меня к тому, чем я занимаюсь — написанию исторического научпопа. Однако в глубине души я всегда хотел попробовать себя в художественной литературе, но до недавнего времени сам же себе отказывал в этом желании.

Все началось с идеи провести конкурс исторической фантастики и фэнтези. Я написал коллеге по историческому цеху, начинающему автору-фантасту Андрею Миллеру, так же известному под псевдонимом Blas Ruiz, и изложил в общих чертах данную идею. Дальше был напряженный мозговой штурм — нам нужно было сформулировать концепцию, придумать логотип и название. Мы перебрали множество вариантов, многие из которых были весьма комичными, пока, наконец, не остановились на текущем названии, позаимствованном у знаменитой сказки писателя Михаэля Энде. Так родилась наша «Бесконечная история». Затем был конкурс, который удивил высоким уровнем участников, и лучшие, по мнению самих авторов, произведения в итоге вошли в данный сборник.

Здесь вы найдете истории на любой вкус — викторианский детектив, лихой блокбастер в стиле Тарантино, дизельпанк а-ля Wolfenstein, фантастику об альтернативной Великой Отечественной, блестяще стилизованную под военную прозу тех лет, мрачное фэнтези в декорациях Тридцатилетней войны, истории о героях, призраках и чудовищах. Одни рассказы пощекочут ваши нервы и заставят опасливо оглянуться на утопающие в тенях углы комнаты, другие, напротив, найдут отклик у самых светлых ваших сторон. Радость, грусть, дружба, предательство, трусость и героизм — все это «Бесконечная история».

Отдельно хочу поблагодарить людей, без которых данный сборник не увидел бы свет: Андрея Миллера — за поддержку моей наивной идеи и помощь в проведении конкурса, Бориса Важнова — за виртуозное обращение со статистическими таблицами и подсчет конкурсных баллов. Также огромное спасибо Алексею Жаркову и проекту «Квазар» — за то, что наша «Бесконечная история» отныне действительно бесконечная, и вас впереди ждет еще много интересных конкурсов и сборников от нас. Благодарю художника Александра Павлова, нарисовавшего иллюстрации для сборника, и дизайнера Андрея Альбрехтова, визуализировавшего наш логотип, который вы видите на обложке.

Ну и, конечно, отдельная благодарность нашим дорогим авторам и читателям, ведь «Бесконечная история» — это вы. Вы — душа, сердце и кровь данного сборника и проекта вообще. Литературное мастерство первых и теплые слова поддержки вторых и создали ту химию, которая дала жизнь удивительной и немного странной сказке под названием «Бесконечная история». Спасибо вам всем.

Александр Свистунов, 14.09.2017

¡Estoy encantado de darles la bienvenida! Разрешите представиться: Андрей Миллер, он же Blas Ruiz, блудный сын Кастилии в каком-то из предыдущих своих воплощений. Более-менее состоявшийся автор исторического научпопа — в области западноевропейского Ренессанса, истории Испании и освоения Нового Света, а также делающий первые серьёзные шаги писатель-фантаст.

Читателю уже известно, как родилась идея наших конкурса и альманаха. Она принадлежала Александру, я же сыграл свою роль лишь в качестве человека, уже имевшего хоть какой-то опыт литературных конкурсов. Кривить душой не стану: поначалу не слишком серьёзно относился к идее «Бесконечной истории», однако быстро убедился, что она действительно может быть воплощена на должном уровне. Так и вышло.

Конкурс приятно удивил. Мне особенно отрадно было увидеть, что среди его участников оказались как довольно известные писатели, так и абсолютные новички: люди, впервые решившиеся написать настоящий рассказ. Именно такой я и видел задачу проекта: привлечь к исторической прозе опытных авторов, а к литературе — любителей истории, прежде за неё не бравшихся.

Исторический жанр в современной русскоязычной прозе не слишком популярен. В основном, представлен он пресловутой «попаданческой» литературой, которая обладает своими достоинствами (иначе просто не была бы востребована), но всё же — не может в полной мере раскрыть потенциал сюжетов, персонажей, сцен, идей и высказываний, предоставляемых нам прошедшими эпохами.

Как всякий человек, связанный с исторической наукой, я прекрасно знаю: реальная жизнь сочиняет сильнее самых талантливых авторов. Просто невозможно отыскать лучший материал для литературной работы, чем нечто, когда-то действительно происходившее. Но пользуются этим реже, чем хотелось бы. Конечно, историческая фантастика — быть может, и не самый высокий из художественных жанров, связанных с данной наукой. Но для популяризации истории она, пожалуй, подходит лучше всего.

Фантастика легко и увлекательно читается. История является бездонным колодцем идей для литературных произведений. Отличное сочетание, и прошедшие в наш сборник рассказы это наглядно показывают.

На самом деле, хороших рассказов на «Бесконечной истории» было больше, чем вы увидите в этой книге. Но отбор есть отбор, его не могут пройти все — точно так же, как не каждому достаётся великая историческая роль. Зато, на мой взгляд, ни одного слабого произведения здесь нет — хоть и не каждый автор (пока что) известен широкой публике.

Мне остаётся присоединиться ко всем благодарностям, уже высказанным коллегой. Без помощи Бориса Важнова нам оказалось бы сложно справиться с организацией конкурса, без Александра Павлова и Андрея Альбрехтова не было бы замечательных иллюстраций и обложки. Наконец, писатель Алексей Жарков, основатель конкурсной площадки «Квазар», дал проекту прекрасные возможности для дальнейшего развития.

Нельзя не поблагодарить и всех участников конкурса: вне зависимости от того, попали ли их произведения в альманах. А также вас, уважаемые читатели, за проявленный к сборнику интерес! На том заканчиваю свою вступительную речь: время перевернуть страницу, и перейти к рассказам «Бесконечной истории». ¡Disfruta de este viaje por la Historia Infinita!

Андрей Миллер, 15.09.2017

Михаил Поделякин
Мгновение счастья

Море. Безбрежное, бесконечное, бескрайнее. Бурное, пенящееся, топящее в себе все. И в то же время спокойное как вечность. Море, погубившее столько людей: храбрецов, сопротивлявшихся стихии до своего последнего вздоха; трусов, проведших последние мгновения вымаливая прощение у богов, в которых они никогда не верили, или умалявших пощадить их; равнодушных, тех кто давно потерял интерес к жизни, кто даже не двинулся с места при виде беды. Поистине, это море забрало много жизней.

Море боли… И посередине этой жуткой стихии, едва держался на поверхности он сам. Обладатель царского имени, прославленного в веках. Навуходоносор, четвертый этого имени. Нет, врать самому себе нет никакого смысла, особенно теперь. Это имя уже не его, да и было ли, по-настоящему? Он всего лишь Араха, простой урарт, не имеющий к царям Вавилона никакого отношения. И если бы он не покинул родные горы…

Море не давало забыть о себе. Его вновь накрыло волной мук, столь сильной, что он широко распахнул глаза.

Невидящим, как казалось столпившемся на площади людям, взором он окинул пространство перед собой. Главная площадь Вавилона, величайшего города мира. Его города. Вдали видны грандиозные зиккураты и стены богатых домов и дворцов. Опустив взгляд, он натолкнулся на толпу людей в паре полетов стрелы от него. Сотни и тысячи людей понуро стояли под палящим солнцем, раскалявшим плиты, которыми была вымощена Эриду. Чуть позади остальной толпы, на высоком помосте, сидело около сотни людей, разительно отличавшихся от стоявших внизу. «Персы» — не приглядываясь понял Араха. Роскошь их одежд была видна даже отсюда. «Знатнейшие кровопийцы страны. Пришли посмотреть на поверженного их усилиями врага. Разумеется, многие из них лично сражались против нас. Теперь все мы корчимся здесь, а они посмеиваются над нами оттуда». Он попытался повернуть голову, чтобы разглядеть товарищей, но не смог. Тело отозвалось такой болью, что на глаза выступили слезы, которых он уже перестал стыдиться. Стыд подобает человеку значительному. Оборванцу вроде него нечего стыдиться.

«Все-таки долгое пребывание в положении насаженного на кол неподалеку от соратников, подвергнутых такой же участи приносит определенную пользу. Ты избавляешься от гордыни и иллюзий, они как шелуха сходят с тебя, обнажая сердцевину, стержень, то что ты представляешь на самом деле. Все напускное, надуманное исчезает, истаивает, как бы ты не хотел сохранить это. Очищение болью позволяет переосмыслить свою прошлую жизнь.»

«После очищения все ошибки прошлого как на ладони. Он нынешний ни за что не допустил бы их. Он нынешний сделал бы все совсем иначе, а многого не сделал бы вовсе. Мысли невольно устремлялись к тому дню, с которого начиналось это проклятое восстание. Как бы он хотел вернуться туда и все изменить. Лишь несколько шагов в сторону и его жизнь спасена. Я никогда бы не испытал и тысячной доли тех мук, что испытываю сейчас» — думал Араха.

— Но и не познал бы пьянящий вкус силы и власти…

— Чего стоит власть хоть над всем миром, если она кончается на колу?

Этот внутренний спор, однако, лишь вернул его мысли к тому памятному дню. Он почувствовал, как в который раз, за последнее время, воспоминания подхватывают его и уносят в некое подобие сна, где он раз за разом переживает заново события последнего года. Только возможность так сбегать от реального мира, переставая ощущать острый наконечник, вонзающийся все глубже, жалкий остаток былой мощи, сдерживала подстегиваемое болью подступающее безумие, скорее всего уже настигшее его товарищей.

«Солнце уже заходит, а до этого поганого городишки еще фарсах, не меньше» — думал молодой простолюдин, явно урартской внешности, сидя на закорках телеги, запряженной понурым, еле переставляющим копыта ослом.

Видимо придется искать ночлег где-то тут, ворота скоро запрут и в город до утра уже не попасть. Урарт Араха, хотевший попасть в Ур по торговым делам, с неудовольствием огляделся вокруг себя.

Выжженная, а сейчас остывающая пустошь, лишь в некоторых местах покрытая мелкими колючими кустарниками — не самое приятное место для ночлега. После получасовых поисков удалось найти небольшой холмик, вокруг которого трава была не столь жесткой как в иных местах. Обходя холмик в поисках наиболее удобного места для сна Араха заметил крупный, размером с два кулака, камень, лежавший в ложбинке у подножия. Самым необычным в этом камне был его глубокий черный цвет. Весь камень был покрыт сеткой каких-то трещинок, белеющих на фоне темной поверхности.

Урарт нагнулся и поднял камень, чтобы получше рассмотреть. В его голове сразу закрутились мысли о возможной выгоде, в виду явной неординарности находки.

Вблизи стало ясно, что то, что он принял за трещинки на самом деле было мельчайшими клинописными значками. Они располагались многочисленными линиями, пересекавшимся между собой и образующими прихотливые узоры. Арама не был грамотен, так что мог лишь догадываться, что означают эти символы.

Покрутив камень в руках, урарт также заметил, что тот имеет на удивление ровные края и почти идеальную цилиндрическую форму. «Надо будет показать этот камень знакомым жрецам, когда наконец доберусь до города» — подумал он, сунув камень в широкий карман своего одеяния. Через пару минут его уже настиг крепкий сон.

Проснулся он от того, что все его тело было залито водой. Ещё не открыв глаза, он уже почувствовал, что Земля стала неестественно жесткой, а воздух ужасно затхлым. Широко распахнув глаза, Араха приподнялся, собираясь осмотреться и застыл.

Он находился в душном, неосвещенном месте, с потолка которого постоянно падали капельки воды, барабаня по каменному полу. Когда глаза привыкли к темноте, стало ясно, что он находится в пещере, густо усеянной сталагмитами.

В детстве Араха любил лазать по горным пещеркам. Несмотря на запреты отца и просьбы матери он частенько сбегал из дома и проводил долгие часы, исследуя горные каверны, стараясь залезть как можно дальше. Однако эта пещера отличалась от виденных им в детстве.

Во-первых, она была очень глубокой и запутанной. Ее «потолок» едва просматривался далеко наверху, а судя по тому, что сверху почти не проникало света и не было видно звезд, к ней вели сложные подземные ходы, отделявшие ее от земной поверхности.

Во-вторых, эта пещера была как будто пропитана ужасом. Ему доводилось бывать в пещерах настолько огромных, что там гуляло эхо, и в настолько тесных, что он с трудом пролезал в них. Однако, какой бы не была пещера, здравомыслящий и невозмутимый Араха никогда не боялся находиться там, несмотря на многочисленные рассказы о горных призраках, жутких чудовищах и прочей ерунде, которая, если верить старикам, жила в любом мало-мальски необычном месте. Здесь же поджилки урарта постыдно тряслись, его разум как будто парализовало. Все мысли исчезли из головы, оставив лишь одну.

Где я?

Постепенно разум стал возвращаться. Надо решать, как выбираться отсюда. После долгих и тщательных поисков удалось обнаружить ход, выводящий из зала, где он сейчас находился. Но хорошее на этом не заканчивалось. Этот ход, к тому же, вел наверх, что давало надежду. Неужели мне удастся так просто выбраться? И как же я все-таки сюда попал? И правда, как? Почему я только теперь задал себе этот вопрос? Удивляясь сам себе урарт продолжал уверенно двигаться вверх.

Спустя четверть часа его уверенный подъем был остановлен жутким ревом, раздавшимся снизу, из той пещеры, которую он недавно покинул. Значительно ускорившись в подъеме Араха старательно убеждал себя, что этот звук скорее всего является просто результатом каких-то местных подземных катаклизмов, например, падения огромного валуна.

Несмотря на усталость и напряжение он не мог не заметить, что в подземном коридоре стало гораздо светлее. Скорее, еще чуть-чуть… Нервы переставали выдерживать, он не мог выкинуть из головы звук, гораздо больше похожий на жуткий рев, чем на скрежет камней.

Тем хуже ему стало, когда звук повторился, только на этот раз уже гораздо ближе. Теперь звук раздался явно сверху, прямо оттуда, куда так старательно двигался урарт. «Это всего лишь камни, там никого нет» — твердил Араха, продолжая пробираться наверх.

Внизу вновь прогремел рев, такой силы, что затряслись стены туннеля, и посыпались камешки с потолка.

Обезумев от страха, Араха понесся вперед. Голова была как в тумане, весь мир сузился до просвета в конце коридора.

«Никогда больше, осяду в городе, никаких ночевок вне стен» — зарекался горец. Спотыкаясь, падая и вновь вскакивая, он все-таки добрался до источника света. Покинув коридор, он вылетел в просторный зал, освященный двумя факелами огромных размеров.

В помещении почти не было ничего кроме факелов, только в дальнем левом углу лежал огромный булыжник, с как будто покрытой гравировкой поверхностью. Впрочем, единственное, чье наличие интересовало урарта в этом зале, он никак не мог найти.

«Где же тут выход?» — думал он, ощупывая стены в поисках тайной лазейки, так как открытого хода видно не было. Но ведь кто-то же зажег здесь факелы, значит сюда можно пробраться и отсюда можно выбраться.

Внезапно, как будто прямо у него под ухом прозвучал оглушающий рев. От неожиданности Араха отскочил от изучаемой стены почти до середины зала. Повернув голову туда, откуда раздался звук он ожидал увидеть что угодно — от огромной дыры в стене и раскрошившихся гигантских камней до дикого льва. Однако, чудовище, представшее его глазам, было львом лишь отчасти.

Наполненное силой львиное тело, которое, как не мог знать никогда не видевший львов Араха, было больше обычного по меньшей мере вдвое, являлось, впрочем, лишь нижней и наименее необычной частью тела существа. Несмотря на звериную шею, туловище, лапы и хвост, голова у твари была человеческая, хоть и куда более крупная чем даже у самого громадного верзилы. Лицо из-за своей строгой, точеной красоты и отсутствия каких-бы то ни было эмоций казалось маской. Только глубокие, невероятного фиолетового цвета глаза пристально смотрели прямо в человеческие, буквально парализуя урарта. Все это великолепие венчали огромные крылья, напоминающие крылья наиболее прекрасных и величественных горных орлов, не раз виденных Арахой.

Он так и не мог отвести взгляд от жутковатого существа, пока оно не раскрыло рот, обнажив четыре ряда способных разгрызть даже камень зубов и вновь издав, как теперь казалось, кровожадный рев. Араха, забыв обо всем бросился бежать к тоннелю из которого пришел, не отдавая себе отчет о том, что ждет его внизу.

Впрочем, оно сразу же напомнило о себе само. Как только несчастный приблизился, прямо из прохода на него выпрыгнул другой монстр, отчего человек повалился на пол, из-за резкого торможения и одновременно попытки бежать назад. Несмотря на чудовищный испуг, нельзя было не заметить, что второе чудище отличалось от первого. Оно было наделено телом гигантского быка, что, впрочем, не делало его менее жутким на вид.

Создания стали обступать человека, он отступал. Это продолжалось, пока он не уперся в почему-то теплую стену помещения. Он осел к стене и в чудовищном напряжении смотрел на приближающуюся угрозу, силясь придумать хоть какой-то путь к спасению.

Храбрость и выдержка отказали ему, когда твари подошли на расстояние согнутой руки, и воздух наполнился их запахом, отдаленно напоминающим кассию, густо намешанную с вонью орлиного помета. Чувствуя, как его стремительно покидают силы, будто бы высасываемые кем-то, урарт осознал бесполезность и просто невозможность сопротивления. Единственное, что ему оставалось это молиться.

Несмотря на детство, проведенное в Урарту, не обошедшееся без религиозных наставлений отца, говорившего о великих богах их народа, единственным богом, которого знал Араха был Мардук, покровитель города Вавилона. Всего раз довелось доводилось побывать там, однако одного этого было достаточно. Город настолько поразил тогда еще совсем молодого паренька, что он даже удосужился поинтересоваться в честь кого возведено самое величественное здание в городе. Служитель храма даже рассказал ему о статуи бога, располагавшейся на верхних этажах зиккурата, недоступной для простых смертных, как и для большинства жрецов.

И сейчас Араха старательно вспоминал все, что он знал о молитвах, направленных к верховному богу. Он не знал правильных слов и оборотов, и потому лишь умолял бога облегчить его путь в Темном царстве. Дай мне сил пройти семь врат и, изгнив, наконец обрести покой. Пусть разум мой не помутится и пусть я не сойду с Пути. Взываю к тебе, о великий Мардук!

«Твое смирение похвально, хотя и преждевременно» — загремел в голове невероятно сильный и глубокий голос на идеальном аккадском. Будто бы тоже услышав этот голос, крылатые твари отступили и расселись по двум дальним углам, как послушные псы, аккуратно сложив крылья и опустив голову. Третья стена помещения начала рябеть, подобно воде, а затем начала таять. Когда она исчезла совсем, в зале появилась, опираясь на диковинный посох с набалдашником в виде драконьей головы закутанная в глухой черный балахон фигура. Наиболее примечательной ее чертой был огромный рост. Новоприбывшее существо было вдвое выше совсем не низкого Арахи.

Оно повернулось лицом к человеку и отбросило капюшон. Он никогда не видел этого лица, однако по какому-то таинственному наитию сразу понял кто перед ним. Он, простой смертный простолюдин родом из далекой Урарту находился в каком-то десятке шагов от величайшего из вавилонских богов, творца мира и победителя бесчисленных чудовищ, грандиозного Мардука.

И так еле державшийся на ногах, он рухнул на колени перед сущностью, обладающей невероятным могуществом и снизошедшей до него, услышавшей его отчаянные молитвы.

— Поднимись, человек, и слушай, я не оставлю задаваемые тобой самому себе вопросы без ответа. Пещера, в которой ты очнулся, тоннель и этот зал, все это — мое логово, одно из самых укромных мест этого мира, находящееся на такой глубине, что сам ты ни за что не сумел бы найти отсюда выход, как не смог бы никто другой из смертных. Разумеется, ты попал сюда, в тайник бога, неслучайно. Это было необходимо дабы подвергнуть тебя испытанию, которое ты выдержал. Прохождение этого испытания подтверждает, что ты подходишь для моей цели. Я мог бы легко заставить тебя сделать что угодно, но на то, что от тебя требуется можно согласиться лишь добровольно, в противном случае это не имеет смысла. Ты необходим мне, чтобы вернуть то, что принадлежит мне по праву, то что крали и продолжают красть у меня пришлые выскочки и их жалкие прихвостни из местных. Голос бога дрожал от плохо скрываемой ярости.

— Ты возглавишь мои армии и будешь убивать за меня, а я поделюсь с тобой частью моей силы, дарую богатство и огромную, невыразимо приятную власть. Готов ли ты исполнить это?

— Я… Я, разумеется если это Ваша воля я сделаю все, что прикажете, но разве нет более достойных слуг для Вас — великих воинов, отчаянных храбрецов, знатных вельмож, ведь я обыкновенный торговец, порой даже не чистый на руку… Почему я?

Мардук едва заметно покачал головой, а затем в одно мгновение оказался прямо перед Арахой и коснулся его лба указательным пальцем правой руки, на котором ярко горел перстень из цельного топаза, размером с детский кулак.

Перед Арахой начали мелькать картины и ощущения, сменяя друг друга с огромной скоростью, и все же он успевал в деталях прочувствовать их все.

Мардук рыдает, стоя перед грудой тел. Его семья, все остальные боги, все они погибли, погибли вместе с вавилонским войском. Он не пришел на помощь, посчитав что все решится без него, не снизойдя до смертных. И недооценил врага и вражеских богов. Его месть будет страшна.

Персидская армия, входящая в Вавилон через главные ворота, особо выделяется обоз армии, где среди обычных повозок находится два огромных, окованных металлическими листами воза, передвигаемых усилиями четырех закованных в кольчуги слонов.

Две больших стройки в разных частях древнего города — на востоке и на западе. Возводятся внушительные крепости, с могучими цитаделями, укрытыми за тройным кольцом стен. По одному из огромных возов въезжает в каждую из крепостей.

Глубоко под городом, в своих чертогах, беснуется Мардук, чувствующий отток сил и жуткую боль от чужеродной, хитро запрятанной и защищенной магии, которую он слишком долго не замечал. Проклиная свое бессилие, он уходит из города. Он чувствует, как то, что помещено в крепости персидскими магами напитывается силой молитв и жертвоприношений, предназначенных для него. Его перехитрили, он попался в сети и вновь проиграл.

Видения изменились, стали более яркими. Подсознательно Араха понял, что это ведения возможного будущего, а не прошлого как ранее.

Он стоит перед открытыми воротами города, во главе собственной армии. Городская знать выказывает ему покорность.

Он уничтожает персидский гарнизон, захватывая немалую добычу. Войско кричит его имя.

Он стоит на холме, обозревая подступы к Вавилону и чувствует небывалую силу в своем теле, в самой его глубине, кажется, что он способен на все.

Сознание и ощущение реальности происходящего вернулось к нему, лишь когда он, неведомо как, оказался неподалеку от холмика, где погрузился в сон. Он оглядел себя, однако не обнаружил каких-либо существенных изменений. Он не стал мускулистым силачом, или гладкокожим красавцем. Внешне он остался прежним. Никто, кроме него самого не мог почувствовать тот испепеляющий жар, который исходил из его сердца. Никто не мог прочитать его новые, роящиеся в мозгу мысли. Некий второй разум поселился в голове Арахи вместе с его собственным. И этот новый разум был силен и властен. Он желал власти, богатства. Но более всего он желал крови. Легкой, пружинистой походкой человек, еще недавно бывший простым торговцем двинулся к городу.

Внезапно, путь ему преградили двое всадников, одетых в одинаковые глухие балахоны, скрывающие лица. Незнакомцы спешились и обступили его.

— Что вам нужно?

Ответа не последовало. Вместо него они вынули из складок плащей короткие акинаки, судя по цвету лезвия, пропитанные ядом. Казалось бы, Араха должен был испугаться, однако место страха заняла жгучая, нечеловеческая ненависть. Разум нарисовал наглядную картину того, как эти двое мучительно корчатся, разрываемые изнутри, и наконец падают замертво. А затем, это воплотилось в явь. Огонь в груди на секунду потух, зато оба противника с утробными стонами повалились на землю, выпустив клинки из рук. Спустя пару мгновений они были мертвы. Араха потрясенно смотрел на их тела. Его новая сила все сделала за него. И потрясение сменилось упоением. Упоением новой мощью, возносящей его выше, чем он мог представить даже во сне.

Вдалеке виднелись крепкие стены Ура. Однако теперь урарт смотрел на них не как житель, радующийся надежной защите. Он оценивал их как завоеватель. Ведь он принял заманчивое предложение верховного бога.

***********

От размышлений его оторвал Умар, командир разбойничьего «войска» арабов, прибившегося к победоносной армии восставших. Естественно, освобождение Вавилонии и подрыв могущества персов волновал их не больше, чем песок под ногами, однако о богатствах далекого Вавилона, даже в пустынях Аравии, знал каждый.

— «Мои люди просят разрешения отлучиться на пару часов. Будет ли это позволено?» — с сильнейшим акцентом проговорил «пустынный вождь». Чувствовалось, что столь вежливая форма общения для него непривычна, как и сама необходимость спрашивать разрешения на что-либо. Впрочем, коктейль из жажды к вавилонским богатствам и страха перед могущественным вождем восстания, которого араб не мог даже назвать человеком, заставлял менять привычки и поступаться комфортом.

Араха огляделся вокруг. Армия маршировала мимо бесчисленных поселений, лепившихся вдоль рукотворных каналов, настоящих сосредоточений жизни в пустынной Месопотамии. Из небольших кирпичных домиков на армию испуганно глядели тысячи людей. Несмотря на пламенные речи, произносившиеся глашатаями восставших, лишь немногие выходили из домов, чтобы поприветствовать освободителей. Они опасаются вполне обоснованно. Здешним богатым крестьянам есть, что терять. А молодчики, вроде людей Умара, если им позволить, разорят их деревни подчистую, заберут их женщин и прикончат всех несогласных. И это не получится объяснить военной необходимостью.

— Нет, мы не воюем против крестьян. Наша цель Вавилон, и вы получите то, что вам причитается, когда город падет. Но не раньше. Так что умерьте свой пыл и отправьте вперед разъезды, мне необходимо знать, имеются ли вне стен города какие-либо гарнизоны.

Сжав зубы, Умар молча кивнул, и, взнуздав верблюда, направился к остальным всадникам.

Араха вновь погрузился в воспоминания. Всего за несколько месяцев восстание разрослось от двух сотен проходимцев, захвативших власть в Уре, до громадного десятитысячного войска. После первого успеха к ним присоединилось всего пятьсот человек. После разгрома персидского гарнизона в соседнем Уруке их было уже две тысячи, и они завладели всей южной Вавилонией. Затем был Ниппур, где после речи, произнесенной Арахой с вершины зиккурата, к ним присоединилось по меньшей мере пять тысяч. Финальным аккордом было взятие Борсиппы, после которого восстал весь север, истребив оставшиеся гарнизоны персов. Вавилон оказался в кольце. На следующий день предстоит штурм.

Подступающая к городу армия остановилась лишь после захода солнца. Лагерь развернули вблизи стен, но на расстоянии достаточно далеком, чтобы избежать обстрела со стен ночью. Скопление палаток окружили разъездами дозорных, однако это не было единственной мерой предосторожности. По всему периметру лагеря в землю были воткнуты покрытые клинописными значками мотыги, отстоящие друг от друга на полстадии. Большая часть войска считала это причудой предводителя восстания, нисколько не возражая против нее, так как Араха уже не раз продемонстрировал свою значимость и весомость всех своих поступков. Именно его неожиданная команда изменить маршрут спасла большую часть марширующей вдоль Евфрата армии от смерти, когда река совершенно внезапно вышла из берегов, затопив все в четырех стадиях вокруг. И так высокий авторитет Арахи подскочил до небес. Восставшие решили не искать нового правителя для Вавилонии в древнем городе, они собрались короновать своего лидера.

Лагерь отошел ко сну. Все старались набраться сил для завтрашнего штурма. Многие не могли справиться с волнением, и несмотря на необходимость в отдыхе, тихо переговаривались с соседями по палатке. Не спалось и предводителям войска.

Умар, сидя в своем расшитом золотом шатре в окружении наложниц, воображал, как он распорядится своим новым богатством, в обретении которого он не сомневался ни на секунду.

В соседнем шатре правая рука Арахи, человек с ассирийским именем Шумун, также не спал. Шумун присоединился к восстанию еще в Уре, где продемонстрировал выдающиеся способности разведчика и диверсанта, недаром он хвастал, что его далекий предок служил в «особых полках» ассирийцев. Несмотря на сомнительность этого заявления, лазутчиком он был превосходным. Весь день он размышлял о возможности подкопа под стены великого города и заброски туда лазутчиков, способных открыть ворота восставшим, или хотя бы указать им на слабые места крепостной стены. Несмотря на то, что Шумун один из немногих в армии был свидетелем применения «чародейства» Арахой, он не верил, что его способности сгодятся для штурма города, защитники которого, как сказал Араха, сумели связать руки самому Мардуку. Шумун всегда скептически относился к богам и к их существованию, как и к способности помочь людям. Однако, как прагматичный человек и использующий любую возможность человек, он не мог отрицать того, что видел в Уре, а затем в Уруке. Араха действительно был способен убить силой мысли, он действительно зажечь огонь из ничего и предугадать опасность. Но хватит ли у него сил открыть врата Вавилона?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 516