электронная
100
0+
Алеся учится дружить

Бесплатный фрагмент - Алеся учится дружить

Объем:
52 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4474-5108-0

Глава 1

На первый взгляд Алеся самая простая девочка. Настолько обыкновенная, что самая невероятная история приключилась именно с ней. Как и все дети, она любит кушать мороженое и гулять по парку за ручку с бабушкой. Но сверстники почему-то сторонятся её и называют странной, а взрослые как будто и не замечают вовсе её существования.

Почему так случилось, никто не знает, и объяснить не может. Даже мы с вами не возьмёмся судить, о чём не имеем ни малейшего представления. Вдруг это всё просто из-за её чрезмерно курносого носа или из-за смены молочных зубов? Вот пусть сама по себе и живёт такая загадочная одинокая беззубая зайка.

Однако подобное положение вещей очень огорчало саму Алесю, ведь раньше всё было совсем иначе. Это так сильно сказалось на её характере и поведении, что со временем окружающие стали замечать — юная школьница начала замыкаться и всё чаще уходить в себя.

В это время она погружалась в свой собственный придуманный мир, где ей было комфортно. Здесь никто никого не обижал, не подтрунивал над другими, кто хоть чем-то отличался от остальных, и не хихикал за спиной, как в реальной жизни. Там позволено целыми днями дурачиться и кушать ириски. Этот мир представлялся ей в виде облака из молочного зефира, по которому можно было бегать босиком и не бояться разбить коленку, если упадешь. По сторонам лежали разбросанные любимые игрушки, красивые наряды и никого вокруг, с кем приходилось бы делить это богатство и вынуждать себя с ними общаться. Только сильные переживания или громкие настойчивые голоса родителей могли заставить спуститься её с небес на землю.

Глава 2

Свой первый юбилей, 10 лет, Алеся встретила дома в кругу семьи: мамы, папы, бабушки, ну и большого торта с кремовыми цветочками и разноцветными свечками. Подруг у неё не было, поэтому она и не ждала, что кто-то вот так неожиданно придёт поздравить её с днём рождения.

Торжество тянулось медленно, как нуга в шоколадном батончике. Было не то, чтобы не весело или грустно, а как-то просто и заурядно. Каждый поздравлял именинницу, желал ей здоровья, удачи, друзей и интересных событий в жизни. Родители что-то вручили, подёргали её десять раз за уши, потеребили щёчки и поцеловали в лоб. Алеся стояла отрешённо и изо всех сил старалась не расплакаться от подобного внимания и даже не смотрела никому в глаза. В последнее время она вообще избегала чужих взглядов и смотрела куда-то в сторону. Потом все расселись за столом и принялись за праздничный ужин. Постепенно взрослые так увлеклись непонятными разговорами о работе и о знакомых, что вся семья и вовсе позабыла про нашу именинницу.

В голове юбилярши невыносимо громко звенели столовые приборы, а радостные голоса слышались диким воплем великанов-людоедов. От обиды ей хотелось прикрыть уши руками и убежать в соседнюю комнату, спрятаться в углу и представить своё зефирное облако.

В общем, ничего не радовало в этот день, ни белое платье с пурпурными узорами и сливовым шёлковым пояском, которое мама сама сшила по случаю рождения дочки, ни новые изящные сандалики на носочках с рюшами. Возможно, девочка находила эти вещи старомодными, не по возрасту и чувствовала себя в них неловко. Даже на подарки не взглянула. Она с удовольствием надела бы сейчас джинсы, футболку с рисунком любимого мультперсонажа, расплела косички с бантами и сбежала бы жить в глухой лес. Насовсем. Чтобы только она одна и никого больше. Ни зверюшек, ни родителей, ни птиц.

Алеся медленно встала из-за стола, аккуратно сложила тряпичную салфетку, задвинула стул и под сочувствующий взгляд своей бабушки, отвлёкшейся в этот момент от десерта, молча направилась в детскую.

Даже в таких ситуациях все её действия не нарушали привычную для неё последовательность. Порядок этот был во всём, но оставался понятным только ей и напоминал скорее заученный ритуал. Как играть, как гулять, как убираться и складывать салфетку после еды, всё было подчиненно своей логике и системе. Она никогда не уложит свою куклу спать, если прежде не расчешет ей волосы, или сама, отправляясь на прогулку, будет идти только справа, и только по тем тропинкам, по которым она уже тысячу раз ходила. Иногда казалось, что-то новое могло просто напугать её или сбить с толку.

Печальное дитя село у окна, облокотилось на подоконник и стало мечтательно разглядывать мерцающие на небе звезды. Одиночество и уединение, от которых она страдала порой не меньше, чем от пристального участия в её жизни, странным образом стали придавать ей силы и уверенности в себе. Она-то знала, еще чуть-чуть и молочное зефирное облако снова примет её в свои успокаивающие объятия.

Правда пока что разные мысли пчелиным роем кружились в её маленькой светлой головке и не давали окончательно расслабиться: «Что же будет со мной дальше? Что? — размышляла она. — Как открыться и объяснить, что я чувствую? Как мне показать родителям, что я люблю их и также нуждаюсь в их любви и поддержке? И можно ли научиться дружить и найти настоящих друзей?». Но пока ответы на столь разные и серьёзные вопросы не находили себе ответа.

Внезапно раздался громкий стук. Алеся вздрогнула. Из-за дверей послышался заботливый и любимый голос: «Это я, внучка, можно войти?»

— Входи, бабуля!

— Я принесла тебе свой подарок, — сказала пожилая женщина.

Хотя она вручила его сразу же после поздравления родителей, Алеся также не обратила на него ни малейшего внимания. Сейчас Бабушка всё равно решила не заострять на этом внимания и собралась сделать преподношение заново, будто бы в первый раз. К счастью, пока она единственный член в их небольшой семье, который научился находить общий язык с ребёнком, подбирать правильные слова и совершать осторожные поступки в обращении. «Ведь это так просто, но так важно для нашей любви и взаимопонимания», — думала она. А внучка всегда отвечала взаимностью.

— Смотри, что у меня есть для тебя.

— Какая большая коробка, — удивилась девочка.

— Открывай же быстрее, мне не терпится увидеть твою радость и услышать озорной смех.

— Погоди, давай ты возьмешь меня к себе на колени, а я возьму твой подарок?

Бабушка понимала, если Алеся придумала себе именной такой план, то непременно надо соглашаться, чтобы не огорчать её и не вызвать снова чувство протеста.

Со счастливыми глазами и довольной улыбкой на лице девочка удобно уселась, поцеловала бабушку в щёку, взяла её правую руку и сама обняла ею себя за талию. Потом она робко дотронулась до краёв разноцветной крышки коробки и стала медленно-медленно поднимать её вверх.

Алеся сосредоточенно вглядывалась и вслушивалась в содержимое дара. Может быть ей хотелось, чтобы оттуда неожиданно вылетела невиданная птичка или наоборот тихо лежала и ждала своего часа красочная детская книга. Ох, порой так тяжело догадаться, о чём думает другой человек.

Когда крышка была полностью снята, и прежде чем отложить её в сторону, Алеся в предвкушении сюрприза сделала глубокий вздох и потом резким движением скинула её на пол. Она медленно опустила лицо в коробку и, вытянув губы и округлив голубые глазки, выдохнула протяжное: «O-о-о».

Бабушка была счастлива, потому что видела — её подарок пришелся по душе.

Внучка проворно слезла с колен и достала из подарочной упаковки одного за другим трёх ежей. Одного большого, второго в два раза меньше и третьего совсем маленького. Это были мягкие игрушки, лёгкие как пушинки, с добрыми бусинками глаз и чёрными носиками, трогательной улыбкой, смешными пампушками в виде ушек и лапок, и самое главное, невероятно приятной на ощупь густой копной ниточных иголок.

Алеся схватила ежей в охапку, встала на цыпочки, закрыла глаза и стала бабочкой кружиться по комнате. Они были такие милые, такие воздушные, и напоминали те самые зефирные облачка. Только не белые, а с цветом топленого молока на животиках и темно-коричневыми и золотистыми вперемежку иголочками на бочках и спинках.

Бабушка поняла, что полностью угодила своей любимой внучке, погладила её по русым волосам и вышла из комнаты.

С этого подарка в жизни Алеси и начали происходить самые славные события. Но об этом по порядку.

Глава 3

Уже на следующий день среди симпатичных и совершенно не колючих ежей были распределены имена, семейные роли и обязанности. Самая большая игрушка стала мамой Ежуней, средняя — старшим сыном Жориком и братом-защитником младшей Жужуки.

Ежуня следила за порядком в квартире, заботилась о своём потомстве и рассказывала деткам сказки на ночь. Алеся представляла её себе очень терпеливой и безгранично любящей своих малышей матерью.

Жорик, как и все мальчишки, любил изображать из себя рыцаря и спасителя мира, хотя чаще становился больше задирой, чем благородным героем. Но при этом в его обязанности входила защита своей семьи от врагов. Придумывать этих неприятелей, ему было дозволено самостоятельно. Огромный и злобный комар ли, пучеглазая гигантская муха, или пыльный монстр, всё равно победа над ними оставалась на его совести.

Жужука, наоборот, была очень спокойная и любознательная сестрёнка. Она помогала маме заниматься хозяйством и готовить еду. Всегда вежливая и обходительная, но задающая много вопросов: «Почему в теплое время года идет дождь, а зимой снег? Почему язык летом не прилипает к качелям, а зимой прилипает?». Таких вопросов с помощью Алеси рождалось в Жужуке в течение дня сотнями. По ним даже энциклопедию детского пытливого ума можно было бы сочинить при желании.

Алеся по привычке составила для своих новых друзей собственное расписание игр и чётко старалась его соблюдать. Она часами могла выполнять одинаковые задания и никогда их не нарушала. Разговаривала с ними об одном и том же, отводила гулять туда же, как и обычно, знакомила с остальными своими игрушечными друзьями, и по строгой очереди отводила всех к крошечному умывальнику чистить зубы перед сном. Скорее всего, так ей было намного проще с ними взаимодействовать и включать своё богатое воображение. Да и мы с вами уже свыклись с Алесиными привычками и причудами и не будем больше называть их особенностями или странностями. Ведь она такая, как она есть. Впрочем, как и все мы с вами.

Сколько же радости приносили эти игры Алесе. Больше этого, разве что, она только любила гулять на улице. Вот так просто выйти с бабулей в солнечный день в парк у прудов «Радуга», что за их домом в Вешняках располагается, сесть на скамейку в любимой беседке и разглядывать как утки и селезни плавно по воде плывут под шум зелёных деревцев. А потом покормить их кусочками хлеба. Во всей огромной Москве у Алеси было всего два таких любимых места для неспешной прогулки — парк возле дома, и Александровский сад у Кремля.

Как хорошо, что сейчас лето и школьные каникулы, не надо посещать уроки и выполнять домашние задания. Можно целыми днями гулять, сколько хочешь, и играть с Ежуней, Жужукой и Жориком.

Когда очередные беззаботные солнечные часы сменились тёмными сумерками и Алеся, уложив отдыхать свои игрушки, уже сама легла в кровать, на кухне состоялся серьёзный разговор между взрослыми, который и предопределил будущие события.

Глава 4

Мама стояла с чашечкой чая у окна, папа опёрся о столешницу, а бабушка сидела на стуле.

— Дети, кроме того, что вы мало уделяете внимания своей дочке, так вы ещё совершенно не замечаете, что у вас не просто самый обычный ребенок.

— Чем же она необычная? Она что, принцесса какая-нибудь? И мы всё-таки работаем с утра до вечера, нам некогда потакать всем её прихотям, — сопротивлялась мама, отхлебывая ароматный напиток.

— Она очень ранимая и чувствительная. Алисе бывает очень сложно поделиться с нами своими переживаниями. Вы же видите, насколько она стала замкнутой. Это значит, что мы делаем что-то не так. Мы обязаны её понять и помочь справиться с трудностями.

— То, что она стала другой, мы замечаем. Даже классная руководительница стала жаловаться, что Алиса витает в облаках. Со сверстниками не общается. Может быть, её пора показать доктору или просто перевести в другую школу? — тут папа грустно вздохнул.

— Так проблемы не решаются! Может быть стоит чаще показывать ей свою любовь, поддержку и внимание?

— Но, мама!

— Что мама? Допивай свой чай и иди к ней в комнату, пожелаешь хотя бы спокойной ночи девчонке.

— Нам с отцом кажется, что Алесю нужно отвезти за город на лето. Свежий воздух и местная ребятня помогут ей преодолеть подростковые сложности. Ты сможешь побыть это время с ней на даче?

— Согласен, нам эта идея показалась единственно верной.

— Опять вы ничего не поняли, — посетовала бабушка. — Хорошо, подготовьте внучку к этим выходным. Мы переедем на время от городской суеты.

На следующий день за завтраком, родители сообщили об отъезде дочке. Однако по тону донесения этой радостной новости можно было сразу понять — сопротивляться их воле бесполезно.

— Милая, мы решили на время каникул отправить тебя с бабушкой на дачу. Тебе там будет лучше, чем в квартире. Поэтому отправляемся завтра.

Реакция у Алеси была настолько быстрой и непредсказуемой, что она поразила родных.

— Как на дачу? Но я не хочу на дачу! — из её глаз хлынули слёзы, и она убежала в свою комнату, громко хлопнув дверью.

Взрослые молча переглянулись и ничего не сказали.

— Ежуня, Ежуня! Душечка моя, спаси меня, — хлюпая носом, тараторила расстроенная девочка.

Она села на колени перед кроватью с разложенными по ней мягкими игрушками: «Родители хотят увезти меня отсюда. Почему-то у меня вновь не спросили! А мне там будет плохо, я это наперёд знаю. Но я вас с собой возьму, вы не бойтесь, я правду говорю. Без вас я никуда».

Алеся обняла своих любимых ежей и продолжила обещать им свою опеку и уход. Они же, в свою очередь, уже голосом Алеси отвечали взаимностью. Постепенно она успокоилась, и её мысли заняли совсем другие хлопоты. За сегодня ей предстояло самостоятельно подготовить свои вещи к переезду и ничего не забыть.

В своей непосредственной и чудаковатой манере, оживленно кружась по комнате и изображая то ли пчелку, то ли бабочку, наша героиня без разбора скидывала в одну кучу всё, что только попадалось ей на глаза. В конце концов, когда в центре детской была сооружена большущая гора из наваленных друг на друга платьев и игрушек, Алеся поняла, что явно переусердствовала. Она постояла с минуту с открытым ртом, обдумывая новый план, огляделась по сторонам и с ещё большим рвением принялась расчищать территорию.

По сути говоря, в этот день вся их семья увлеклась сборами и успела переделать множество дел. Они даже не заметили, как стемнело за окнами.

Когда же всё, что Алеся захотела взять с собой в длительную поездку на дачу, было старательно упаковано в большую полосатую сумку, она задвинула её под письменный стол, а сама села на пол и начала водить указательным пальцем по ковру. Можно было только представить какие красочные узоры и цветочки выводились сейчас в её фантазиях из под импровизированного пера.

Она так увлеклась новым развлечением, что даже не сразу обратила внимание, когда в комнату вошли родители. Девочка непроизвольно подняла удивленные глаза на их лица и тут же отвела задорный взгляд в сторону.

— Золотце, мы пришли пожелать тебе спокойной ночи, — ласковым и будто бы виноватым голосом начала мама.

— Знаешь, мы так редко говорим тебе приятные слова, но это совсем не значит, что мы тебя не любим, — подхватил отец.

— Ты наш единственный ребенок и мы горячо тебя любим, всем сердцем. Мы хотим, чтобы ты знала — ты наше самое ценное сокровище на свете!

— Нам не просто уделять тебе больше времени, но мы будем исправляться, честное слово.

— Но и ты дай обещание впредь делиться с нами всеми своими страхами, и наоборот, радостными событиями. Мы обязательно тебя будет слушать.

Алеся сияла от счастья. Она довольно прищурилась, посмотрела поочерёдно на своих родителей и закивала головой.

Вот так, порой достаточно лишь несколько самых правильных и долгожданных слов в подходящий момент, чтобы разжечь пламя любви в душе любого ребёнка и снять все самые потаённые тревоги.

Когда взрослые поцеловали свою дочку и пожелали ей сладких снов, Алеся забралась на кроватку, залезла под одеяло и уткнулась курносым носом в Ежуню. Что-то прошептала ей на ухо, провела ладонью по её нежным ворсинкам-иголкам, потом по Жорику и Жужуке, закрыла глаза и моментально забылась крепким здоровым детским сном.

Глава 5

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.