электронная
360
печатная A5
722
18+
Аланский треугольник

Бесплатный фрагмент - Аланский треугольник

Мир космоса, галактик, кто их населяет и отношение к нашей Земле. Триллер

Объем:
556 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-6935-3
электронная
от 360
печатная A5
от 722

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Роман посвящен моей жене любительнице фантастики, хотя многие вещи, на мой взгляд, могут оказаться чистой правдой.

Часть 1

Глава 1. Неожиданная экспедиция

Я не работал в то время ни в одном из государственных или частных учреждений, и мне было за сорок. За моей спиной был и колледж, и Университет. Я проработал за свою короткую жизнь на разных должностях и многого добился. Но, видимо Бог дал мне голову и неплохую, ведь настало время, когда быть под чьим-то началом, особенно какого-нибудь тупоголового шефа, который каждый день промывает мозги, а иногда смешивает тебя с грязью, мне просто надоело. Политика меня не интересовала, она была полностью продажной, спорт — тоже, то тут, то там проскальзывали скандалы о договорных матчах. Все в этом мире покупалось и продавалось. Постепенно в нашем гнилом обществе мне уже надоедало все, и я решил уединиться. За десять лет, работая в фирме, а вечерами проводя за Интернетом, я построил себе занятие, которое заключалось в том, что я покупал и продавал по интернету любые интересные вещи, какие находил. Моим рабочим инструментом были голова и компьютер, и основное время я проводил дома, уже несколько лет назад я уволился с последней чертовой работы. Доходы от моей новой деятельности меня устраивали. С женой мне не повезло, мы расписались, когда мне было двадцать два, она же была на пять лет меня старше. Первые месяцы прошли прекрасно, но уже во втором полугодии у нас начался разлад. Она оказалась очень мелочной женщиной, и то и дело по пустякам у нас начинались ссоры. На второй гор ссоры перешли в скандалы, а на третий, мы уже оба не выдержали и подали на развод. Она отсудила все что могла, мне осталась небольшая квартира, доставшаяся мне еще от моих родителей и подержанная машина, ей же отошел наш новый дом, новая машина и половина средстве в банке. Она даже не позволила забрать мне мою любимую кофеварку, ни о чем другом можно было и не мечтать.

После двух лет совместной жизни она родила ребенка, мальчика, я даже не представлял, кто бы мог вырасти из него в такой скандальной семье, где кроме ссор не оставалось времени ни на что. Так оно и случилось, и Том, как мы его назвали, сразу стал расти как маменькин сынок. Она уже подрос, но со мной вообще не общался, даже просто бросал телефонную трубку, когда я иногда звонил. Но однажды меня пригласили на крещение моего внука, я и понятия не имел, что Том уже женился, а взяв ребенка на руки, целовал его ножки и ручки, а потом отдал его матери.

Как мне кажется, я всегда был человеком умным и целеустремленным. Все вечера я проводил за компьютером, техника меня никогда не интересовала, а вот история, археология и аномальные явления всегда привлекали мое внимание. Это было моим хобби. Я читал много статей, пока, однажды, не наткнулся на какой-то интересный форум. Естественно, больше всего в нем сидели завсегдатаи и делились своими мнения, и о каких-то астральных путешествиях, воспоминаниях о прежних жизнях и так далее. Половину я не понимал, но что-то из всего этого меня заинтересовало. Раз столько людей делилось своим опытом, значит что-то за этим стояло, и вполне реальное. Я начал искать статьи по этим темам, и хоть многое и выглядело фантастичным, кое-что было похоже на правду, особенно если это что-то сопровождалось какими-то реальными фактами и даже фотографиями.

Примерно через месяц, я порылся в интернете и к удивлению в нашем же городе нашел КЛУБ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ АНОМАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ.

Набравшись храбрости, в один вечер я туда и направился. Это было небольшое здание, но внутри копошилось много людей, и я немного расслабился. Кто-то посоветовал подняться на этаж выше и найти какого-то Джерри. К счастью, я нашел его быстро в одном из кабинетов, который был заставлен обычными шкафами с кучей папок и просто бумаг.

Джерри был примерно моего возраста и года, когда я, постучавшись, зашел, он читал какие-то бумаги, и, не проронив ни слова, машинально показал мне на стул. Наконец он поднял взгляд и посмотрел на меня с вопросом в глазах.

Вкратце я объяснил, что тема аномальных явлений всегда меня интересовала, что я много читал, и хотел бы попробовать или посмотреть, как это выглядит по-настоящему.

— Новичок, — просто вздохнул он. — А что ты умеешь делать?

— В каком смысле? — не понял я.

— Ну, хотя бы выходить из тела и совершать астральные путешествия. Или читать мысли, двигать предметы на расстоянии, предсказывать…. — Я молчал.

— Ну, хоть какие-то экстрасенсорные способности у тебя есть?

Я задумался. Нет, ничего из перечисленного я в себе не помнил, и не замечал. Чего у меня было в избытке, так это воображение. Я просто пожал плечами.

— Я так и понял, что новичок, — поднялся он. — Только ты не грусти, многие начинали с того же. — Он задумался. — В походы ходил?

— В колледже и в университете, и то пару раз, — понуро ответил я.

— А как с отпусками, то есть со свободным временем?

— Навалом, — наконец я поднял голову. — Я работаю сам на себя, с компьютером, и ни с кем не завязан.

— Это уже интересней. У нас тут все добровольцы, и только несколько человек работают в клубе постоянно. Просто у них есть деньги, чтобы не ходить на работу, остальные появляются только в отпуска.

— А как с финансами? — вздохнув, спросил он.

В ответ я тоже вздохнул. — Так себе, как у нормального человека.

— Дело в том, что мы себя содержим сами. Конечно, есть и меценаты, и небольшие другие доходы, но в основном все экспедиции идут за счет участников клуба.

— Экспедиции? — у меня поднялись брови. — Вы ходите в экспедиции?

— А что же мы, по-твоему, делаем? Перепечатываем материалы других изданий? Ходим и в экспедиции, спускаемся в пещеры, ныряем в море, короче делаем все, чтобы найти, исследовать, и если получится, хоть как-то объяснить тысячи аномальных явлений. Нет, за рубеж мы не ездим, и здесь хватает работы. Для нас самое главное быть первыми, пока в тех местах уже не побывали специалисты и не придумали свои порой дурацкие версии. Кстати, на следующей неделе ты занят?

— Вроде бы нет, — подумал я.

— А в Аланский треугольник не хочешь сходить?

— А что это такое? — Опешил я. — Сходить, это в смысле как поход?

— Именно. Группа у нас неполная. Нет, специалисты есть, а рабочих рук не хватает. Много аппаратуры нести надо, да и палатки, еду…. Ты уж меня извини, но на этот раз тебе придется только нести вещи. А там, на месте осмотришься, что и как, это будет тебе практическим обучением. — Он посмотрел на меня вопросительным взглядом. — Сегодня же мы тебя оформим, мужик ты сильный, и если действительно есть интерес, то научишься быстро.

— А что это вообще такое, Аланский треугольник? — простодушно спросил я.

— Аномальное место, пятьсот миль отсюда. О нем уже было пара статей в местных газетах, но не более, туда еще никто не ходил.

— И чем же он аномален?

— Скорее всего, место разлома земной коры. Там близко есть деревушка и небольшой лес. Наверное, видел, как деревья закручиваются в аномальных зонах? И три жителя там пропали, последний — год назад. Просто исчезли и никогда больше не появились. Из местных больше ни одного смельчака не осталось, чтобы в тот лес нос совать.

— А если из нашей группы кто-то исчезнет? — невинно спросил я.

— Маловероятно, исчезновения проходили с большим разрывом во времени. — Было видно, что Джерри успокаивал. — Ну, и конечно, в нашей работе всегда есть риск. Не обязательно исчезнуть, а просто сломать ногу, заболеть. С вами в группе будет врач, не беспокойся.

— Попробую, — вдруг улыбнулся я. — Интересно ведь. Странно, получается, зашел к вам узнать, а вы меня сразу же в экспедицию. Вы же меня совсем не знаете?

— Анкету ты, конечно, заполнишь, только мы любим, проверять людей в деле, а не по бумажкам. Ну, так что?

— Ладно, — немного неуверенно сказал я. — А что надо брать?

— Все, что тебе может пригодиться в походе, вернее, постарайся по минимуму, ведь тебе еще кучу чего придется нести. Самое главное одежда, а об остальном позаботятся другие. И скинуться придется немного: половину денег на затраты даст Фонд, остальные из наших личных, все поровну.

Я неуверенно встал, а Джерри протянул мне руку.

— Оформишься в комнате напротив, просто заполнишь анкету. Скажешь, что пойдешь на той недели с Майклом, тебе скажут, сколько надо будет внести денег. Как только заплатишь, можешь считать себя участником первой в твоей жизни серьезной и интересной экспедиции. Желаю удачи!

Я пожал его руку и вышел.

Молодая девушка дала мне анкету, и я ее заполнил, вопросы были очень простые, и их было немного.

Уже дома я схватился за голову. Я читал и видел съемки многих экспедиций, в основном в них участвовали известные ученые, и мне было очень это интересно. Но чтобы самому попасть в экспедицию и уже на следующей неделе — это было просто невероятно. Я много читал об аномальных зонах, там случались самые невероятные вещи, и вот теперь я пойду в одну из них и все увижу собственными глазами! Пусть я буду как сподручный, но кто же меня возьмет специалистом, если я там никогда не бывал? Это было логично, и я воспринимал все естественно. Иногда я даже мысленно благодарил Джерри за такую невероятную возможность.

Весь вечер я провел в Интернете, читая статьи только об аномальных зонах, ведь хоть в чем-то я должен быть подготовлен. Я даже нашел маленькую заметку об Аланском треугольнике, хотя в ней почти ничего не было. Пропал лесник, а до этого еще два человека, их искали больше двух недель, но не нашли даже ни одной вещи. Лесник, который исчез последним, просто испарился. Такой же случай был пять и восемь лет назад, все с местными жителями.

Назавтра я уже был в клубе.

— Вы с Майком? — узнала меня девушка, которая принимала от меня анкету. — Вас зовут Джон. С вас двести пятьдесят долларов.

— Всего? — не поверил я и полез в карман. — Я думал…..

— Вас будет десять человек на двух наших Джипах. Две тысячи пятьсот с участников, столько же выделяет фонд. И еще, из местной газеты с вами поедет корреспондент, такое часто случается, газеты любят сенсации, одна выделила еще тысячу долларов и всунула своего человека.

— И нам этого хватит? — удивился я. — А насколько хоть дней?

— Я думаю на неделю, не больше. Должно хватить. А теперь запомните хорошенько или запишите. Выезд во вторник в десять вечера прямо от клуба, не опоздайте. Ехать меньше суток, так что на местно вы должны добраться засветло, чтобы обустроиться и успеть поговорить с местными жителями. Вся ваша одежда и прочие вещи должны уместиться в один рюкзак, чтобы обе руки были свободны. — Она задумалась — Еду не берите, огнестрельное оружие тоже.

— Не на охоту же едем, — улыбнулся я. — Все четко и понятно: во вторник в десять вечера здесь.

Все выходные я потратил на сборы. В субботу я купил большой туристический рюкзак, он мне показался огромным. Потом, уже дома, я сносил и сваливал на кровать все, что мне могло бы понадобиться, казалось, что ум не забывал ничего, даже какой-то мелочи. Когда же я свалил все вместе, то, глядя на заваленную кровать, понял, что ни в какой рюкзак это не войдет, даже в три рюкзака. Я почесал затылок и присел. Я понял, что сделал самую легкую часть, теперь же мне предстояло убрать с кровати две трети вещей. Но что именно? Дело шло к ночи, я освободил кровать, свалив все собранное на пол, и лег спать. Но моя голова не отпускала меня, я перебирал каждую вещицу, и мне обязательно казалось, что без нее мне в походе не обойтись. Наконец я заснул.

В воскресенье уже с утра я взялся за самое трудное. Только к вечеру, я опять собрал на кровать вещи и хмуро на них посмотрел. Мне казалось, что именно та, любая вещь, которую я оставил, могла бы мне пригодиться больше всего. Но, наконец, откинув размышления, я стал набивать рюкзак. Я использовал не только его, но и все кармашки, которые на нем были. Все равно пришлось оставить еще пару вещей, но с трудом, наконец, рюкзак закрылся.

— Будь, что будет, — подумал я и невесело вздохнул. — В конце-то концов, это мой первый настоящий поход, после него я уже буду четко знать, что с собой брать, и что нет.

Я с трудом надел рюкзак, но он чуть не повалил меня на спину, такой тяжести я не ожидал.

— Привыкну, — пробормотал я, и стал ходить с рюкзаком по квартире, немного выгибаясь вперед, чтобы сохранять равновесие.

Во вторник, в полдесятого вечера, я уже стоял у клуба и наблюдал, как загружали багажники двух подержанных Джипов.

— Джон? — услышал я голос и повернулся. — Передо мной стоял высокий коренастый рыжий парень, и улыбался. — Я — Майкл, начальник экспедиции. А ты я слышал, идешь в первый раз? Не страшно? — мне понравился его добродушный тон.

— Немного, — скромно ответил я. — В первый раз больше всего страшит неизвестность.

— Зато второй, вот увидишь, покажется тебе легкой прогулкой. — Кстати, твой Джип второй, и перед тем, как мы тронемся, я вас всех познакомлю. — Он хлопнул меня по плечу и отошел.

Минут за десять до отъезда, возле джипов собралась небольшая группа, я насчитал девять человек, значит, я был десятым. Я встал в круг, и Майкл назвал каждого по имени, и добавил, какую функцию он должен был исполнять. Среди нас была только одна девушка, и она оказалась врачом. Кроме меня, там был физик, радио электронщик, и люди из разных областей науки. Себя же Майкл объявил как специалиста по аномальным явлениям. Больше всех выделялся журналист, у него была видеокамера и фотоаппарат, и лишь один он был налегке, с небольшим, но туго набитым рюкзаком. Кстати, многие из присутствующих знали друг друга, видимо эта экспедиция была далеко не первым их совместным походом.

Рассевшись по машинам, мы тронулись. Багажники обоих Джипов были забиты до отказа, и рюкзаки пришлось положить сверху на ноги. В машине было тихо, разговаривали почти шепотом только водитель, и парень который тоже сидел на переднем сиденье.

Выехав за город, я вздохнул. — Авантюрист, — пронеслось у меня в голове, — иди туда, не зная куда.

Дорога была полупустая и монотонная, неудивительно, что вскоре все заснули.

Проснулся я рано, но уже почти никто не спал. Начались обычные дорожные разговоры, кто-то рассказывал о последней экспедиции, кто-то думал о будущей. Я молчал как рыба, да и что я мог сказать? Опыта никакого у меня не было, а то, что я знал, можно было легко найти в Интернете.

Несколько раз мы делали небольшие остановки, я с удовольствием вылезал и разминал ноги, мой неподъемный рюкзак уже успел мне надоесть.

Только около трех часов дня, мы вдруг свернули на какую-то проселочную дорогу, на сырой земле были видны только две колеи.

— А если дождь? — подумал я. — Тут и трактор с трудом проедет.

Но стояла прекрасная весенняя и солнечная погода, на небе не было ни тучки. Однако, чем дальше, тем дорога становилась хуже. Наш Джип качало из стороны в сторону, пришлось крепко держать свои вещи. В одном месте впереди идущая машина чуть не села на дно, но как-то выбралась, наш водитель немного скосил это место, и мы проехали его без проблем.

Потом дорога вдруг поменялась, мы ехали просто по земле покрытой травой, не теряя из глаз колею. Где-то очень далеко я увидел лес, и подумал, что именно туда нам и надо.

Только к пяти вечера я увидел невысокие крыши домов, а вскоре мы уже въезжали в небольшую деревушку, в которой была лишь одна короткая улица. Два Джипа остановились, и из некоторых домов появились местные жители. Неуверенно они приближались к нам.

Мы все вылезли и стояли кучкой. В основном, как и во всех таких деревнях, преобладало пожилое населения, хотя были и мальчишки с девчонками, и даже дети в пеленках на руках у мам. На нас просто стояли и вопрошающе смотрели, и инициативу взял на себя Джерри.

Он со всеми поздоровался и объяснил, что мы из города и приехали сюда, чтобы попытаться разгадать загадку исчезнувшего лесника. Далее, он просто попросил помощи, может, кто видел его последним, и вообще, рассказать, что это у них такой загадочный лес.

Народ не расходился, а наоборот, вперед выступил какой-то дед и уже немолодая женщина. Дед видел лесника последним, он был его соседом, а женщина была какой-то его дальней родственницей. Рассказы были скупыми, вроде просто ушел и не вернулся. Вспомнили и два старых случая.

— А у вас тут нет избенки, чтобы нам остановиться? — спросил Джерри.

— Как нет. Живите в доме лесника, он же был одиночка. — Сразу же предложила одна женщина.

— А в лес нас кто-нибудь сводит? — Не останавливался Джерри.

— Боже, да не дай бог вам туда соваться, — перекрестился дед. — Страшный лес, вы просто там деревьев не видели, многие стелятся по земле как змеи. Нет, мы туда не ходим. — Его поддержала, наверное, вся толпа.

— А с дровишками как? — хитро улыбнулся Джерри. — Или доски, хату залатать, или еще что, оградку поправить? В лесу ведь рубите?

Толпа зашумела.

— Бывает и такое, — наконец, сказал то же дед, — только мы подходим к окраинам леса, и не по одному, нарубим что надо, и быстрее в деревню. Вглубь — ни за что.

— Значит, не поможете?

Все отрицательно закачали головами.

— И вам не советуем, — добавил тот же дед. — Я там был еще по молодости, с отцом ходил охотиться, да дичи там почти нет, тоже только по окраинам. Больше грибов наберешь, чем что-то подстрелишь.

— Лес-то большой?

— Немалый, — кивнул дед, — только чем дальше к центру, тем хуже становится, страшно и сердце колотится. Голоса чьи-то слышатся, да и прочая дребедень, заблудиться в два счета можно.

— Но если вы там были, вы нам хоть покажете, как в центр пробраться? — с надеждой спросил Джерри.

— Объяснить, это да, память еще не стерлась, и до леса доведу, но только сразу же обратно. А вы что, не побоитесь?

— За этим и приехали, чтобы разгадать ваш страшный лес, — улыбнулся Джерри.

— Наверное, какие-то ученые?

— Что-то вроде того.

Дом лесника находился близко от леса, и дверь была не заперта. Обычный деревенский дом, двухкомнатный, с подобающей утварью и туалетом за огородом.

Мы и не заметили, как стало темнеть. Каждый искал себе место и расстилал спальный мешок.

— Черт! — подумал я, — одеял набрал, а вместо них один бы спальный мешок сгодился.

Еще около часа по дому ходили разговоры и перешептывания, а потом все затихло.

Джерри разбудил нас всех в семь утра, а в восемь мы вышли на улицу, вчерашний дед нас уже ждал.

До леса бы километр, не больше. Впереди шел Джек с дедом, тот ему что-то быстро рассказывал. Иногда они останавливались, и дед, присев, чертил на земле какие-то линии.

Наконец мы подошли к лесу и дед умолк.

— Дальше сами, да поможет вам бог, — он перекрестил нас всех и не спеша направился обратно.

Все были загружены по полной форме. Кроме рюкзаков, каждый держал в обеих руках еще что-то. Мне попался неудобный тяжелый ящик с ручкой, видимо в нем были какие-то приборы и я держал его в правой руке. В левой же была объемистая и немного полегче сумка, может с провизией.

Только два человека были налегке, Джерри и корреспондент. У Джерри в руках был планшет, бумага, компас и карандаш. Отдохнув четверть часа, он сказал:

— Идем гуськом, никому не отрываться, не рваться вперед и не отставать. Скорее всего, до центра леса мы дойдем только за полдень, там же сделаем привал и пойдем на разведку. Пошли.

Окраины леса мало чем отличались от обычных лесов, и деревья были ровными. Но уже через два часа ходьбы окружающее стало как-то меняться. Нет, не было не буреломов, ни непроходимых кустарников. Только на душе я почувствовал небольшую тревогу. Деревья, хоть и росли почти ровно, но начали раздваиваться, и даже расстраиваться, причем на высоте пояса, а иногда и колен. Если бы это было лишь одно дерево, я бы удивился и пошел дальше. Но чем глубже мы входили в лес, тем мне становилось более не по себе. Многие деревья уже отклонялись, а одно росло почти параллельно с землей.

— Уже скоро? — послышался вопрос корреспондента. — Что-то сердце покалывает.

— Стоп, — остановился Джерри. — Может тебя вернуть обратно? Пока не поздно. Эти явления часто проявляются в таких зонах. Хотя, если верить деду, нам осталось пару часов ходьбы.

— У меня есть от сердца, — вступила девушка.

— Давай, — попытался улыбнуться корреспондент. — Нет, уж, назад я не пойду.

Выпив таблетку, корреспондент вернулся в строй.

Мое сердце билось еще сильнее. Еще бы, я уже не видел ни одного ровного дерева, это было поразительно, какими немыслимыми фигурами они извивались. Некоторые просто ложились на землю, потом поднимались и уже росли каким-то квадратом или просто замысловатой фигурой.

Было видно, что настроение упало у всех, никто не переговаривался, а просто перешагивал скрюченные стволы. Но около двух часов дня мы, наконец, вышли на небольшую поляну. На ней росла трава, но я не заметил ни одной бабочки и ни одной птицы, явление было редким, будто или поляна была мертва, или что-то отпугивало от нее всю живность. Я присел и не увидел ни одного кузнечика, муравья или божьей коровки.

— Стоп, — вздохнул Джерри, — кажется, мы прибыли. Наверное, об этой поляне мне и говорил дед. Что ж, будем делать лагерь здесь. Как вам понравился лес?

Ему никто не ответил.

— Ставим палатки, собираемся и идем, — продолжил он. — У нас будет еще три часа, чтобы разведать прилегающую зону. А завтра начнем замеры. — Он достал компас, открыл его и сразу закрыл. — Компас не работает, а это значит, что мы находимся в самой настоящей аномальной зоне.

— И ни одного животного, ни насекомого, ни птицы, — вдруг добавил я.

— Вот-вот, это и есть аномальная зона. Кстати, ты, Джон останешься здесь с нашим врачом. Надо будет развести огонь и приготовить что-нибудь на вечер. Справитесь?

— А я когда-нибудь пойду с вами? — немного с обидой спросил я.

— Завтра. Будем меняться, сегодня твой черед.

Через час были поставлены три палатки, но хотя они были и большие, рассчитанные на трех человек, кому-то десятому придется спать вчетвером в одной из них в тесноте. А может Джерри оставит кого-то на дежурстве?

Наконец все ушли, а мы с Бетти, так звали нашего врача, остались смотреть им вслед.

— Как тебе это место, Джон? — повернулась она ко мне.

— Честно говоря, пугает. Но я же в такой экспедиции первый раз.

— Я уже не первый, но все рано пугает. — Она поднялась. — Готовить я умею, а тебе придется позаботиться о дровах, их надо будет немало.

— Вокруг один лес, — усмехнулся я. — Притащу, сколько надо, даже с запасом. — Я взял топорик.

— Только не отходи далеко, помнишь, что говорил Джерри? Это серьезно. Старайся всегда видеть поляну, дальше не углубляйся.

— А мне и этого хватит. — Я направился в сторону, откуда мы пришли.

Сначала я просто сносил в кучу сухие ветки, потом стал понемногу углубляться в лес. Он не был ни темным, ни дремучим, но чувствовал я себя в нем почему-то с какой-то необъяснимой тревогой.

До предполагаемого возвращения группы оставался какой-то час, и я пошел за последней веткой. Выдернув ее из под поваленного дерева, я потянул ее к поляне, ветка была тяжелая, и мне приходилось иногда останавливаться.

В один из таких моментов я оглянулся и не поверил своим глазам: поляны не было, вернее, я ее не видел. Бросив ветку, я отбежал сначала влево, а потом вправо. Везде, до куда доходил мой взор, виднелся просто лес.

— Чушь какая-то! — У меня кольнуло сердце.

Я вернулся к поваленному дереву, из-под которого я вытащил эту злосчастную ветку, но не нашел и его.

— Бред! — остановился я. — Не могло же мне все это присниться? — Я сделал небольшой круг и вернулся туда же. Поваленного дерева не было, а след по земле от ветки, которую я тащил, был. По нему я и дошел до ветки.

— Бетти! — не выдержав, крикнул я, она должна была быть от меня метрах в пятистах, а то и еще ближе. Но в ответ я услышал только свое собственное эхо.

Вдруг мне что-то капнуло на голову, потом еще и еще. Я посмотрел на небо, и к своему удивлению увидел над собой дождевую тучу. Такого точно не могло быть, в этот день небо было безоблачным, и, нося ветки к костру, я любовался чистым ясным солнцем.

Все же я пробежал еще метров триста по направлению, где должна была быть поляна, но вокруг был только лес, исковерканный и монотонный.

Мое сердце билось как никогда, оно готово было выскочить, но хуже, наверное, было голове, она-то видела поляну, все время видела, а тут вдруг один лес и никакого просвета.

Я не знал, что делать, куда идти и кого звать на помощь. Незнакомый участок леса, легкий дождик, и лишь одна знакомая ветка, которую я уже почти дотянул до поляны. Надо было о чем-то думать, придти к какому-то решению, что-то делать. Я просто потерялся там, где не потерялся бы и пятилетний пацан. Сев на ствол какого-то дерева, я закрыл лицо руками. Странно, — почувствовал я, — здесь все странно. Я просто сел на дерево, а ощущение было, будто я опустился на какой-то мягкий диван. Дальше стало еще интереснее, я просто почувствовал себя комфортно, уютно, а мысли и тело постепенно расслаблялись. Я зевнул, чувствуя, что скоро просто засну, и мне казалось, что сон, который я увижу, будет прекрасным и радостным. Я уже чувствовал, как медленно опускались мои веки, что мне становилось хорошо и тепло. Наконец, глаза закрылись, и я, наверное, заснул.

Глава 2. Незнакомое место

Я открыл глаза и несколько минут осматривался. Я сидел просто на земле, облокотившись о какой-то плоский камень, а передо мной шла широкая тропинка, видимо по ней часто ходили, потому что кроме дорожной пыли на ней не росла ни одна травинка.

Где-то очень далеко рос лес, судя по всему, он был старый, деревья, хоть и издалека казались огромными. Этот лес рос странно, будто по какой-то границе, не переступая ее. Повернувшись вправо и немного сдвинувшись на тропинку, я пытался проследить, куда же она идет. Я увидел небольшую гору, вдоль нее и шла тропинка. Вернее, горой ее трудно было назвать, ее склон был пологим, а до хребта я бы долез за десять минут. Если бы не выступающие тут и там камни, я бы принял ее за простой холм, который казался издалека зеленым, видимо на нем росли небольшие деревья.

— Где я? — сразу же спросила я себя. — Уж точно не в том лесу, куда мы пошли с экспедицией. И где же сама экспедиция, где тот лес с вывернутыми деревьями?

Неожиданно из-за камня, на который я упирался, показался мужчина и остановился как вкопанный. На вид ему было около пятидесяти, небольшая светлая борода, голубые глаза и удивление на лице.

Наконец, он сделал шаг вперед и что-то спросил. Язык был абсолютно мне незнакомый, слова были какие-то растянутые и певучие.

— Где я? — сразу же задал я ему вопрос, но тот непонимающе на меня смотрел. Я понял, что мы разговаривали на разных языках, и оба друг друга не понимали. Это было странно, мой язык понимали почти во всех странах мира.

Мужчина не уходил, а просто внимательно меня оглядывал. Наконец, он сделал мне жест, чтобы я поднялся, я потом помахал рукой вперед. Я понял, что тот хотел, чтобы я последовал за ним. Мне это было очень кстати, ведь я же не собирался сидеть у тропинки до ночи.

Мы прошли минут десять, и я разглядел, что на склоне действительно росли небольшие деревья, а в некоторых местах были даже видны крыши обычных домов. Они были почти плоские, с небольшим скатом назад. Заборов не было. Мужчина подошел к обычному деревенскому домику, вокруг которого лежало много пней, засохших распиленных деревьев, столбы и даже доски. Он открыл дверь и пропустил меня вперед. Дом был заставлен мебелью, а на полу стоял недоделанный деревянный стул.

— Плотник, — сразу оценил я обстановку.

Он указал мне на стул, приготовил какой-то напиток и около пяти минут жестикулировал. Наконец, я понял, что он просит, чтобы я остался тут, а он скоро придет. Я согласно покачал головой и тот вышел. Моя рука коснулась стула, и неожиданно я понял, что это никакое не дерево, а просто похожий неизвестный искусственный материал.

Странно, но я не увидел в доме ни одной лампочки, я обошел все три комнаты. Третьей была, по виду кухня. Вдоль самой длинной стены стояли прямоугольные, непохожие друг на друга ящики, на одном из них лежала грязная одежда. Я присел и подумал, что это могло быть стиральной машиной, а другие ящики тоже несли какую-то незнакомую мне функцию, многие имели дверцы, и я открыл одну из них. На меня тут же повеяло холодом, и я понял, что это был холодильник.

Значит, где-то была и плита, а может и другие необходимые в жизни бытовые приборы. Чтобы убедиться, я начал искать розетки и шнуры, но не нашел ничего.

— Странно, — подумал я, — ни лампочек, ни электропроводки….

Зато в каждой комнате в потолке я заметил большие отверстия, которые были закрыты каким-то матовым стеклом. — Может это и есть свет? — почесал я затылок, — только, как и где он мог включаться? И, на чем, интересно, работали те кухонные приборы, ведь я не нашел ни одного подключения?

Все остальное было обычным. Большая кровать, только матрас какой-то странный, — я пощупал его руками, — какой-то неизвестный материал, на синтетику не похоже. В спальне стоял обычный шкаф, а в главной комнате — диван. Все было обычным, но все же, кое какие детали были немного странного вида и формы.

Боясь, что хозяин застанет меня за этим занятием, я вернулся на свой стул. Напиток был вкусным и освежающим, я даже не разобрал, из каких фруктов он был сделан.

Прошел, наверное, час, когда я услышал еле уловимый свист, а в комнату вошел хозяин. Он показал мне рукой на дверь, и, выйдя на улицу, я увидел совсем недалеко от дома странный аппарат. Он походил на маленький двуместный вертолет, только без лопастей. Я понял, что прибыли за мной, и неуверенно направился к аппарату. — Может он на воздушной подушке? — подумал я.

Молодой мужчина вылез из кабины, и видимо со мной поздоровался. Молча, я протянул ему руку, но он ее не пожал, а просто легонько хлопнул меня по плечу, показывая на другую дверцу.

Я вернулся к хозяину и тоже подал ему руку, но он тоже только хлопнул меня по плечу и что-то сказал. Странно, и у хозяина, и у пилота на лицах было заметна какая-то доброжелательная мягкая улыбка.

Я забрался в это чудо техники, и она сразу же поднялось и взмыло ввысь.

Только с высоты полета я сумел разглядеть ландшафт. Тот далекий лес шел, оказывается, вдоль огромной расщелины. Она была широкая и очень глубокая, я не увиден ничего на ее дне. А вот та горка, где росли маленькие деревья и жил плотник, постепенно снижалась и наконец, я увидел просто невообразимое ровное пространство. Только вглядываясь очень далеко, мне показалось, что где-то там, в конце опять начинались горы или лес.

Прямо под нами шли какие-то строения, но это были не жилые дома. Настоящие здания, огромные ангары, а иногда и высокие трубы были больше похожи на какие-то заводы или фабрики, и именно туда мы и свернули.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 722