электронная
90
печатная A5
380
18+
Ал и Ролу. Битва за Астрал

Бесплатный фрагмент - Ал и Ролу. Битва за Астрал

Вне тела


Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-4445-7
электронная
от 90
печатная A5
от 380

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1. Назойливый ухажер

Ролу Паримяйтис, красивая темноволосая девушка, сидела в кресле самолета и со скучающим видом смотрела в иллюминатор. К сожалению, этот полет оказался не очень приятным: объявили о неполадках в системе кондиционирования, и потому в салоне было очень душно. Пассажиры томились в своих креслах, вяло переговариваясь и обмахиваясь газетами, а Ролу, так же, как и они, ощущала дискомфорт. Из-за духоты ей трудно было дышать, да еще сосед в кресле рядом (еще молодой, но уже не слишком привлекательный обрюзгший потный мужчина) беспрестанно заглядывал в вырез ее майки, соблазнительно обтягивающей грудь красавицы. Возможно, его взгляд притягивал неярко поблескивающий кристалл, который висел на шее юной особы.

Ролу достала из сумочки свою любимую «Книгу древних куршских сказаний», но даже истории о легендарных героях прошлого не смогли ее увлечь в эту минуту. По салону прошла стюардесса, предлагая еду и напитки.

— Кофе, чай, сок, леденцы? — спросила она.

— Выпьете кофе? — симпатизирующий Ролу молодой мужчина кинулся было услужливо подать ей чашку.

— Нет, благодарю, — вежливо отказалась девушка и отвернулась.

Ролу привыкла к мужскому вниманию, где бы она ни появлялась, всегда находился вот такой «сосед», который жаждал с ней познакомиться. Ее стройная спортивная фигура и миловидное лицо с выразительными темно-карими глазами привлекали не только обычных мужчин, но и агентов, разыскивающих среди молодых девушек потенциальных фотомоделей. Ролу иногда участвовала в фотосъемках, но это было для нее лишь хобби, а основное ее занятие было совсем иным, весьма далеким от модельного бизнеса.

И хоть красавица любила позировать для фотографий в журналах, знакомиться с назойливыми ухажерами она отнюдь не стремилась. Ей было неприятно ловить на себе их бесстыдные взгляды и выслушивать шаблонные комплименты. Зря она в этот раз надела такие короткие шортики и майку с глубоким вырезом — сразу же приклеился очередной занудный приставала! А длинные темно-каштановые волосы не стоило ей распускать, нужно было собрать их в косу или вовсе спрятать под кепку. В мешковатой одежде и со спрятанными под кепку волосами она вряд ли кому-то приглянулась бы.

А неугомонный сосед явно искал предлог, чтобы начать разговор: теперь он сделал вид, что заинтересовался книгой Ролу.

— Что вы читаете? — заговорил он.

— Куршские сказания, — пробурчала недовольно девушка, ясно давая понять, что ее не стоит беспокоить.

Но занудный приставала не сдавался:

— А что это за страна, Куршия? — спросил он. — Никогда о такой не слышал!

— И правильно не слышали, потому что такой страны нет, — ответила раздраженная красавица. — Курши — это племя, давным-давно населявшее Балтийское побережье.

— Надо же! — удивился мужчина. — Буду знать. Кстати, разрешите представиться, я Роберт, — он протянул девушке руку.

— Меня зовут Ролу, — с тяжким вздохом она пожала протянутую руку, смирившись с неизбежным. Все-таки придется с ним поговорить!

— Ролу? Какое необычное имя! — Роберт улыбнулся широкой улыбкой, которую он, наверное, считал очаровательной.

— Да, очень редкое, — кивнула обреченно девушка.

— А что оно означает? — мужчина сразу же задал другой вопрос, не обращая внимания на недовольство своей собеседницы.

— На куршском языке имя Ролу означает «ищущая», — неохотно проронила та.

— И что вы ищете, Ролу? — не унимался прилипчивый ухажер. — Или, может быть, правильнее сказать, кого вы ищете?

Девушку раздражали его дурацкие вопросы. Пожалуй, стоит немного приструнить назойливого Роберта. Он хочет все знать? Хорошо, она ему расскажет. Только пусть потом не жалуется, если ему не понравится то, что он услышит.

— Я ищу своего суженого, — Ролу надеялась огорошить приставалу откровенным признанием. — Я ищу того единственного, которому я смогу подарить свое сердце, — чуть помедлив она добавила: — И еще кое-что очень ценное.

Однако самоуверенный Роберт не растерялся, наоборот, сразу же приободрился:

— Неужели? А я не могу быть вашим суженым?

— Вряд ли, — сухо ответила Ролу. — Было предсказано, что у моего суженого белые волосы, а у вас темные, — она неприязненно посмотрела на каштановые вихры Роберта.

— Я могу покраситься! — возбужденно ответил мужчина, теребя свою шевелюру, видимо, очень уж ему хотелось стать суженым такой красавицы.

— Благодарю, но не стоит, вряд ли вам пойдет, — отрезала девушка.

— Так за этим вы летите в Санкт-Петербург, Ролу? Искать суженого? — Роберт скользнул плотоядным взглядом по стройной фигуре своей соседки.

— Совсем нет, — Ролу была холодна как лед в тщетной попытке остудить пыл разгоряченного воздыхателя. — В Санкт-Петербурге у меня дела.

— Какие же?

— Во-первых, я выступаю в мотогонках.

— В мотогонках?! — брови собеседника поползли на лоб.

— Угу, — кивнула девушка. — Я намерена выиграть этот этап. Победа мне очень нужна, ведь в этом сезоне я хочу побороться за звание чемпионки мира.

Ролу с удовольствием наблюдала за физиономией Роберта, на которой отразилось замешательство. Он даже не знал, что сказать.

«Ага, растерялся!» — радостно подумала Ролу и продолжила как ни в чем не бывало перечислять запланированные ею в Питере мероприятия:

— Во-вторых, я снимусь в фотосессии для журнала «Naxin».

— Для того самого известного эротического журнала? — Роберт сглотнул слюну.

— Да, для того самого. Это уже моя вторая фотоссесия для «Naxin», — невозмутимо отвечала Ролу, которая продолжала быть предельно откровенной в соответствии с избранной стратегией. — Я уже купила черное кожаное белье, в котором буду сниматься, — многозначительно произнесла она, медленно закидывая ногу на ногу.

— О, хотел бы я поучаствовать в подобной фотосессии, — с масляной улыбкой проговорил Роберт, наблюдая за движением ее длинных ног.

— Думаете, вы хорошо выглядели бы в кожаных трусах? — девушка окинула его оценивающим взглядом.

Роберт смутился:

— Я… эээ… я не то имел в виду…

— Учтите, что для съемок нужна идеальная фигура, — перебила его Ролу, — какой у вас обхват груди? А талии? Рельеф мышц хорошо прорисован?

— У меня… эээ… рельеф хорошо прорисован, да….. — мужчина втянул в себя свой пухлый живот, а красавица чуть не прыснула со смеху, представив, как он будет выглядеть в кожаных трусах.

У Роберта от напряжения на лбу выступили капельки пота.

— Что-то тут жарковато, — сказал он, вытирая платком лоб.

Девушка уже не казалась ему столь привлекательной. Какая-то она странная! Чемпионка мира по мотогонкам? Слишком неправдоподобно! Наверняка девчонка врет. Хотя, про эротические съемки — это может быть правдой, крошка действительно недурна. Роберт снова украдкой кинул взгляд в вырез майки своей соседки.

— А самое главное, я приму участие в слете астралонавтов! — бодро проговорила Ролу, нанеся решающий удар по душевному равновесию Роберта.

— Астралонавтов? Это те, которые в космосе летают? — Роберт с большим сомнением посмотрел на свою собеседницу. Теперь она еще и космонавтка? Точно врет!

— Нет, не в космосе, — Ролу заметила очередной взгляд Роберта в вырез ее майки и нарочно выпятила грудь — пусть у него в голове все окончательно перемешается. — Мы летаем не в космосе, а в Астрале!

— Где? — на лице Роберта читался страх. Он, кажется, уже начал думать, что судьба его свела с опасной сумасшедшей.

— В Астрале! — девушка загадочно сверкнула глазами. — Вы когда-нибудь летали в Астрале?

— Я? …эээ… нет… не летал…

— Хотите, я вас научу? — задорно воскликнула Ролу. — Это так увлекательно!

— Пожалуй, не надо.

— Почему же, разве вы не любите летать? — она еще больше выпятила грудь, чуть не ткнув ею в Роберта.

— Нет… не люблю… — Роберт отстранился, прелести красотки уже не вызывали у него эротических фантазий.

— Вам понравится! — Ролу смотрела добрейшим взглядом на растерявшегося Роберта, но в душе она злорадствовала. Вот тебе! Будешь знать, как приставать к незнакомым девушкам, похотливый самец!

Она положила руку на пухлую кисть Роберта и прошептала страстно:

— Давайте я научу вас летать! И мы будем парить в Астрале вместе!

— Спасибо, не надо, я уж как-нибудь на своих двоих, по старинке, — Роберт оттолкнул руку своей соседки и извлек из чемодана газету. — Вы не возражаете? — спросил он девушку, указывая на газету, — мне нужно одну статью прочитать.

— О нет, нисколько! — Ролу благодушно улыбнулась. — Но если вы захотите поговорить про полеты и про Астрал…

— Да, да, конечно, я к вам обращусь, — Роберт закрылся от странной попутчицы газетой и умолк, якобы сосредоточившись на чтении.

Довольная девушка откинулась в кресле. Наконец-то можно расслабиться и посидеть спокойно, не чувствуя себя куском мяса, который кто-то жаждет заполучить себе на ужин!

«Эх, Роберт… — думала она, — понимаешь ли ты, от чего отказываешься? Я действительно могла бы научить тебя летать. Если бы ты знал, как приятно парить вне тела! Но ты слишком труслив, чтобы отправиться в столь необычное путешествие. На своих двоих, Роберт, ты никогда не доберешься до Астрала. И это очень печально, хотя ты так никогда и не поймешь, чего лишился».

Астрал. Этим словом Ролу и другие люди, которые так же, как она, умели летать вне тела, называли мир, существующий параллельно земному, или, как они говорили, параллельно Терралу. Там девушка жила полноценной жизнью, не менее интересной, чем на Земле.

Но Ролу говорила об Астральном мире только с такими же как она астралонавтами, или, как они называли себя сами — пробужденными, но никогда с обычными людьми. В этот раз Ролу, конечно, перегнула палку, рассказав незнакомцу о полетах вне тела.

Хотя она была уверена, что тот все равно ничего не понял. Наверняка Роберт подумает, что ее слова — это просто бред сивой кобылы, и выкинет их из головы. На то он и спящий, как говорят пробужденные, чтобы спать, даже когда он читает газету или разговаривает с девушкой. Ведь ничего он не видит и не понимает — все равно что спит на ходу!

Ролу немного устыдилась того, как она разговаривала с Робертом. Она могла бы быть более снисходительной и добродушной, не такой высокомерной. Видимо, это духота сделала ее раздражительной. Слишком уж неприятно чувствовать себя куском мяса, да еще поджариваемым в духовке!

Пробужденная с тоской посмотрела в иллюминатор — за ним белые облака бежали по голубому небу. Как там хорошо и свободно! Вот бы оказаться сейчас в небе! А почему бы ей не полетать немного вне тела? Ролу еще никогда не делала этого в самолете. Но наверняка у нее все получится, ведь выходить из тела она умеет с самого детства.

Эту чудесную способность девушка обрела после того, как однажды нашла на берегу Балтийского моря необычный кристалл — тот самый, который сейчас висел у нее на шее. Уснув в тот день, Ролу непроизвольно покинула свое тело. Это были очень необычные ощущения: словно сон и не сон. Она увидела себя со стороны, спящей на кровати. Поначалу это ее немного напугало, но вскоре тогда еще маленькая девочка Ролу поняла, что такое состояние дает ей определенного рода свободу. Она почувствовала себя легкой и невесомой и тут же взлетела к потолку.

С той поры выходы из тела у нее случались почти каждый день, Ролу даже не нужно было прилагать особых усилий, это получалось у нее легко и непринужденно. Поэтому и сейчас она знала, что покинет свое тело, даже находясь в такой непривычной обстановке, стоит ей только пожелать.

2. Вне тела

Утомленная жарой девушка закрыла глаза, расслабилась и постаралась не думать ни о чем. Дыхание ее успокоилось, сердце стало биться реже, постепенно замедляя обычный ритм. Тело засыпало, но при этом сознание бодрствовало. Привычные телесные ощущения становились размытыми и исчезали одно за другим: духота уже не давила на грудь, все звуки вокруг стихли.

Ролу пыталась почувствовать ту часть себя, которая существовала внутри ее физического тела и заполняла его подобно тому, как желе заполняет форму. Осталось только приложить усилие и вытечь из этой бутылки с твердыми стенками — таким ей теперь казалось ее собственное тело, которое стало как будто чужим. Конечно, легкие по-прежнему дышали, сердце билось, но всего этого девушка уже не чувствовала. На миг сознание Ролу отключилось, она как будто провалилась в черную яму. А потом она устремилась вперед… и полностью отделилась от тела.

И вот пробужденная уже смотрит на себя со стороны и видит, как темноволосая юная особа дремлет в кресле, а рядом с ней сидит мужчина, уткнувшийся в газету. Теперь Ролу как бы раздвоилась — она и сидит в кресле, и стоит рядом. Внетелесный облик девушки был таким же, как ее физический, разве что теперь она выглядела еще красивее: кожа стала идеально ровной и мягко светилась, а карие глаза загадочно мерцали, будто драгоценные камни. Одежда на бестелесной красотке была та же: майка и шорты, только краски материалов стали чуть ярче. И на груди у нее так же поблескивал кристалл.

Пробужденная, освободившись от телесных оков, поначалу осмотрелась. Пространство вокруг разукрасилось необычными красками. Теперь фигура каждого пассажира в салоне была окружена аурой — разноцветным светящимся ореолом, в котором как правило преобладало свечение какого-то одного цвета: фиолетового, зеленого, желтого, оранжевого…

Аура того мужчины, который сидел возле Ролу, была темно-красной, почти коричневой, с бордовыми пятнами. Ролу видела и свою ауру. У нее она была особой, светло-серебристой. Привычным взглядом Ролу поискала среди аур темные — черные или темно-серые. Она вздохнула с облегчением, не обнаружив ни одной такой ауры в салоне самолета. Значит, ни в кого из этих людей не вселился астральный мертвец (или астральный зомби, как еще называли этих ужасных существ).

Оказавшись вне тела, пробужденная ощутила восторг и радость освобождения. Неведомые дали манили ее. Ей хотелось окунуться в облака, которые плыли за бортом самолета. Что ж, теперь она свободна и может делать все, что пожелает! Тем более, что никто из пассажиров самолета ее не видит, в этом она была уверена, ведь обычно люди не замечают нефизические явления.

Ролу приблизилась к иллюминатору и… прошла сквозь него. Теперь она парила в воздухе, не испытывая никаких неудобств. Законы физики были уже не властны над ней и она могла лететь рядом с самолетом подобно большой сильной птице. Девушка засмеялась. Так гораздо лучше! Это куда приятнее, чем изнемогать от жары в душном салоне! Голубое небо с белыми облаками было насыщено особыми оттенками синего, которые можно было заметить только находясь в астральном теле, и Ролу с удовольствием ими любовалась.

Пробужденная захотела немного развлечься: она поднялась высоко вверх, почти потеряв самолет из виду, а после как коршун за добычей упала камнем вниз, пока снова не оказалась напротив иллюминаторов. Шалунья даже подобралась к кабине пилотов. Она устроилась на самом носу самолета и улыбаясь смотрела, как пилоты с важным видом щелкают переключателями на панели управления. А потом она и вовсе пролетела прямо сквозь турбину самолета. Нырять в оглушительно ревущий двигатель было страшно, но отважная астральная путешественница не спасовала и с успехом прошла это маленькое испытание, ведь она знала, что ее астральному телу ничто в физическом мире не может навредить.

Вдоволь наигравшись, Ролу решила понаблюдать за пассажирами в самолете. Она заглянула в салон через иллюминатор и увидела пожилого мужчину. Он спал, но так неподвижно, что могло показаться, будто он умер. Хотя пробужденная точно знала, что он жив, ведь тела умерших выглядят совсем по-другому, их ауры гаснут. Но аура этого мужчины светилась приятным оранжевым цветом.

За другим окном — молодая парочка. Они целовались и нежно пожимали друг другу руки. Очень мило! Ролу вздохнула. Она мечтала тоже однажды испытать подобные чувства. Но своего любимого, или, как говорила ее бабушка, «суженого», девушка пока не встретила. Юная скромница грезила о страстных объятиях, но сама еще даже ни разу не целовалась с парнем.

Ролу переместилась к следующему окну. Там девчушка лет семи сидела на руках у матери и вертела головой по сторонам. Ей явно было скучно, она хотела развлечься, но родители были заняты беседой и не обращали на нее никакого внимания.

Вдруг девочка уставилась прямо на Ролу! Малышка стала тормошить маму, схватив ее за рукав платья. Пробужденная во внетелесном состоянии обладала обостренным слухом, поэтому она услышала, даже находясь за бортом самолета, что девочка крикнула:

— Мама, мама, там ангел за окном!

— Где, дочка? — родители девочки выглянули в иллюминатор и не обнаружили ничего необычного в безбрежном голубом небе.

А малышка все показывала пальцем на парящую астралонавтку и упорно повторяла, что видит ангела. Ролу ахнула и кинулась в сторону, чтобы скрыться с глаз девочки. Все-таки она поступила опрометчиво, выйдя из тела в салоне самолета, где было так много людей. Но кто же знал, что она встретит тут зрящую! Поистине, это удивительно, ведь зрящих — тех, кто может видеть нефизическое, находясь в теле, очень мало.

Ролу поспешила вернуться в тело, чтобы девочка ненароком ее опять не заметила. И стоило только пробужденной подумать об этом, как ее притянуло в салон, назад, к спокойно спящему телу. Девушка усилием воли заставила себя вновь совместиться с физическим телом — ощущение было таким, словно она жидкость, которая вливается в бутылку. Возвращение было немного неудачным, поскольку Ролу торопилась, и ее тело содрогнулось от неконтролируемой судороги.

Открыв глаза, пробужденная встретилась взглядом с Робертом, который с неподдельной тревогой взирал на нее.

— С вами всё в порядке? У вас были судороги. Позвать стюардессу? — его рука потянулась к кнопке вызова.

— Нет, не стоит, все хорошо. Мне всего лишь… приснился страшный сон, — Ролу постепенно приходила в себя.

— А-а-а, понятно, — пробурчал мужчина и поскорее снова уткнулся в газету.

«Наверное, подумал, что я больная, — усмехнулась про себя девушка. — Теперь уж ему точно не придет в голову ухлестывать за мной!»

Ролу наклонилась к иллюминатору. А вот и Санкт-Петербург, старинный русский город! Внизу показались городские улицы, и вскоре самолет начал снижаться. По обычаю, принятому в России, пассажиры захлопали, когда самолет приземлился. Пробужденная присоединилась к аплодисментам. Роберт быстро взял свои вещи и вышел в числе первых, не попрощавшись со своей симпатичной попутчицей.

А Ролу не спешила покидать салон самолета, она не хотела встретиться с той девочкой-зрящей. Только еще одного странного разговора ей не хватало! Девушка подождала несколько минут, притворившись, что набирает смс сообщение на телефоне, затем подхватила свой небольшой рюкзачок и вышла из самолета последней.

Санкт-Петербург встретил порывами прохладного ветра своих гостей, спускавшихся по трапу самолета. Ролу с наслаждением вдохнула свежий воздух. Судя по лужам на асфальте здесь недавно прошел дождь. Пробужденная посмотрела вверх — солнце уже показалось из-за облаков, и опасность промокнуть девушке не грозила. Тучки разбежались, а высоко в небе, над зданием аэропорта, повисла большая радуга.

«Такое впечатление, что город приветствует меня, — подумала Ролу. — Наверное, бабушка была права, когда говорила, что в Санкт-Петербурге меня ждет нечто чудесное. Что если и вправду я наконец найду своего суженого? Поживем — увидим, но радуга — это очень хороший знак…»

Благополучно пройдя паспортный контроль и забрав свой чемодан, Ролу поспешила к выходу из аэропорта. Пробужденная не заметила, как два подозрительных типа в серых костюмах увязались за ней. Они шли за девушкой от самого контрольного пункта, и когда она села в такси, нырнули в неприметную черную машину, которая поехала следом за Ролу.

3. Чудесное исцеление

Санкт-Петербург только что умылся дождем. Мокрые мостовые блестели, зеркально отражая прижавшиеся друг к дружке старинные дома и крадущиеся по улицам современные автомобили. Дождик еще накрапывал, и пешеходы прятались под зонтами, но из-за туч уже выглянуло солнце. Оно коснулось теплыми золотистыми лучами луж на асфальте, вмиг вернув дню яркие краски.

Альберт Рогов (для друзей просто Ал), молодой парень с кудрявыми, белыми от природы волосами ехал на велосипеде по Невскому проспекту. В наушниках его плеера играла ритмичная музыка, на щеки ему падали освежающие брызги дождя, и Ал чувствовал себя бодрым и счастливым. В голове у него крутилась одна мысль: «Как хорошо жить!» Улыбка не сходила с его симпатичного лица, на котором так ярко и живо выделялись голубые глаза. Все, что было вокруг, парня умиляло и казалось каким-то волшебным, даже проезжавшие мимо машины словно двигались в такт музыке, а пешеходы как будто мурлыкали вместе с ним заводную песенку.

Город был сейчас необычайно красив, а более всего его украшала раскинувшаяся на полнеба радуга, которая действительно придавала некую сказочность городскому пейзажу. «Ого, хороший знак!» — подумал Альберт, приметив радугу. Он крутил педали все быстрее, это не составляло для него никакого труда, сказывалась многолетняя спортивная подготовка. Ал лихо обгонял притормаживавшие автомобили. Вот за это он и любил велик: пока водители автомашин торчат в пробке, он на своем двухколесном коне смело летит вперед.

Альберт действительно летел по Невскому, по крайней мере, так ему казалось, особенно когда он смотрел в небо и видел плывущие над крышами домов облака. Только он, наверное, слишком засмотрелся на облака и радугу, потому что внезапно врезался в перебегавшего дорогу пешехода. Хорошо хоть Ал успел затормозить, но пешехода он все же сбил с ног, да и сам свалился с велосипеда, пропахав коленками асфальт.

Альберт вскочил и бросился к охавшему пешеходу.

— Вы живы? Простите меня ради бога! — вскричал обеспокоенный Ал, помогая пешеходу подняться.

— Ничего, ничего, я сам виноват, спешил на автобус, — бормотал пешеход — мужчина средних лет в коричневом костюме — поправляя съехавшую набок шляпу и осматривая свой испачканный в грязи пиджак.

— Вы ранены, что с ногой? — Ал наклонился, чтобы осмотреть разодранную до крови ногу пострадавшего. Алая рана выглядывала из порвавшейся брючины.

— Нога, ох, нога… — простонал мужчина и прихрамывая потащился к тротуару, чтобы уйти с проезжей части, подальше от громко сигналивших автомобилей, водители которых были раздражены задержкой на дороге.

— Дайте-ка я посмотрю, — Ал присел на корточки перед мужчиной, задрал штанину его брюк и прикоснулся рукой к поврежденной ноге. Мужчина вздрогнул и опять охнул. Парень очень низко склонился над ногой пострадавшего и другой рукой провел над раной. В тот же миг рана затянулась, от нее не осталось и следа.

Альберт выпрямился:

— Кажется все в порядке, что вы чувствуете, сейчас болит нога?

Мужчина с изумлением вытянул свою ногу вперед и рассматривал то место на ней, где недавно была рана.

— Эээ… нет… не болит… вроде… — проговорил он медленно, не понимая, что случилось. Ведь здесь только что была рана, куда же она делась? Осталось только чуть-чуть запекшейся крови. Или от столкновения у него в голове помутилось? Мужчина задумчиво потер свою целую и невредимую ногу.

— Где-нибудь еще болит? — спросил Альберт, пристально глядя в глаза пострадавшего.

— Да… голова болит и кружится… немного…

— Здесь? — Ал прикоснулся пальцами к вискам мужчины.

— Ага, здесь. О, уже не кружится! Все нормально! Эй, постойте-ка, это же мой автобус! — вскричал мужчина и кинулся догонять проезжавший мимо них автобус, битком набитый пассажирами. На своей недавно поврежденной ноге он бежал довольно прытко, и Альберт улыбнулся ему вслед.

Но тут же улыбка сошла с его лица, а гримаса боли перекосила лицо. Парень сложился пополам и со стоном потер рукой свою ногу. Прихрамывая он доковылял до брошенного велика и оттащил его с дороги на тротуар. Тут же он бросил велосипед и прислонился к стене дома. Невероятным усилием воли Альберт не позволил себе упасть на мостовую. Через какое-то время приступ прошел. Но парень выглядел очень уставшим и изможденным, черные тени залегли у него под глазами.

Ал подобрал велосипед и побрел по улице, ехать он не мог, одолевала слабость. От его радостного настроения мало что осталось. Пришлось ему опять заплатить болью за чудесное исцеление человека, но Ал не мог поступить по-другому. Странно, что на сей раз даже залатав совсем небольшую рану, он так сильно страдает. Неужели это потому, что он уже очень давно никого не лечил и потому начал терять свой дар? Ему очень плохо, голова кружится и ноги ватные. Жаль, он не может исцелить самого себя, а рядом нет друга, который бы ему помог. Альберт с трудом переставлял ноги и у него даже не было сил поднять голову вверх, чтобы полюбоваться радугой.

4. Дворец на берегу моря

Ролу стояла у массивной бронированной двери. «Мой дом — моя крепость», — вспомнила она поговорку, нажимая на кнопку звонка. Вскоре дверь открылась, и на пороге предстала взбудораженная хозяйка квартиры — эффектная брюнетка в обтягивающем черном платье.

— Госпожа Паримяйтис! Наконец-то! — воскликнула Тамара, давняя подруга Ролу. — Я тебя заждалась! Проходи скорее! Я опаздываю на самолет.

— Конечно, Тамми, — гостья вошла в квартиру и втащила за собой свой довольно большой чемодан. Девушки расцеловались и обнялись.

— Минутку, я такси вызову, — Тамара набрала на мобильнике номер. Заказав такси, она снова обратилась к подруге:

— Как долетела?

— Нормально! — кивнула Ролу. — Была небольшая проблема, но мне удалось ее решить, — девушка вспомнила про приставучего ухажера.

— А что за проблема? — поинтересовалась Тамара.

— Да ничего особенного, я с таким часто сталкиваюсь, — уклончиво ответила скромница Ролу, не любившая распространяться о том, какой успех она имеет у мужчин.

— Понятно. Идем, покажу тебе твой новый дом! — пригласила ее Тамара. — Только по-быстрому, у меня всего десять минут.

Пока гостья снимала туфли в прихожей, присев на пуфик, Тамми рассказывала:

— И не переживай, живи здесь сколько нужно! Я все равно не стану никому сдавать эту квартиру, не хочу пускать сюда чужих людей. А сама я, наверное, вернусь не скоро. Ты же помнишь, что у нас приключилось с Аркадием?

— Да, помню, — кивнула Ролу. Муж Тамары, Аркадий, бросил ее и уехал к родителям в Украину, в Ужгород. — Как он? Не звонил?

— Нет, не звонил. Поэтому я сама к нему еду. Буду спасать наш брак! — Тамара выглядела воинственно, и Ролу пришла в голову мысль о том, что Аркадий вряд ли устоит перед напором столь могущественной завоевательницы, придется ему так или иначе сдаться на милость своей покинутой жены и вернуться в семью, хочет он того или нет.

Девушки прошли через просторный холл, декорированный в бежевых тонах, на кухню. Там повсюду сверкала металлом ультрасовременная техника, на стенах красовались дорогие розовые обои, а на полу блестела качественная плитка кирпичного цвета. Кухня производила очень приятное впечатление: всё на своих местах, и есть где принять гостей на званом ужине.

— Выглядит бесподобно! — одобрила Ролу. — Твой проект?

— Конечно! Не зря же я один из лучших дизайнеров в городе! Ко мне питерские нувориши в очередь записываются, все богачи хотят, чтобы я декорировала их квартиры. Кстати, кухня уже полностью укомплектована, все подключено. Квартира абсолютно новая, ремонт только что закончен. Я сюда все свои сбережения вбухала. Одна только эта плита кучу денег стоит! — Тамара показывала кухонную технику: открывала духовку в плите, крутила ручки на панели управления посудомоечной машиной.

— Ой! Все так сверкает! Даже жаль трогать! — смущенно сказала Ролу.

— Ничего, эксплуатируй! — приободрила ее Тамара. — Заодно и технику протестируешь, пока она на гарантии. Теперь идем смотреть гостиную!

Подруги прошли в другую комнату, для оформления которой использовались разнообразные нежные оттенки лилового и фиолетового.

— Весьма изысканно! — похвалила интерьер гостья. — И диванчик, кажется, очень удобный. Ого, здесь даже камин есть!

— При этом, заметь, настоящий! — кивнула Тамара. — Поскольку квартира находится на последнем этаже, мне удалось соорудить дымоход. Но чего мне стоило согласовать в инстанциях эти переделки, ты бы знала! — она закатила глаза.

— Какой восхитительный вид отсюда! — Ролу выглянула в окно. — Я в восторге! Мое обожаемое Балтийское море! Я словно очутилась дома!

— Да, залив как на ладони.

— Я потом полюбуюсь, — мечтательно сказала Ролу, — не буду тебя задерживать, ты ведь торопишься.

— Тогда давай заглянем в спальню.

Тамара распахнула дверь в уютную комнату с белыми стенами.

— Какая красота! Здесь все белое! Даже ковер на полу! — восхитилась гостья. — И кровать такая огромная!

— А как же! Ведь это супружеское ложе! Постель для двоих, — лукаво улыбнулась Тамара.

Ролу смутилась:

— Ой, для двоих… Это мне пока ни к чему.

— Как знать!.. — Тамара хитро подмигнула подруге.

— А это серая комната, — они оказались в комнате с обоями стального цвета. — Мастерская для Аркадия. Если помнишь, он у меня художник, мы вместе с ним учились в художественном институте.

— Конечно помню! — кивнула Ролу. — Я ведь была на выставке Аркадия, которая в Польше проходила.

— Выставка в Европе… — погрустнела Тамара. — Начинал он очень хорошо. А в последнее время что-то сник. Не получается у него творить, даже не знаю почему. От этого он становится очень злым, прямо-таки звереет.

Но я надеюсь, что все наладится, когда Аркадий вернется домой. Здесь, как видишь, почти нет мебели, мой любимый муж приедет и сам обставит мастерскую по своему вкусу. А моя комната рядом, — Тамара повела Ролу дальше.

Персиковый цвет стен в следующей комнате ласкал взгляд.

— В шкафу кое-какая моя одежда, пользуйся, если хочешь, — сказала Тамми. — Перед трюмо с подсветкой удобно прихорашиваться. Тут и большое зеркало есть, — она показала на зеркало, занимавшее чуть ли не половину стены.

Хозяйка явно гордилась новой квартирой и не без удовольствия демонстрировала подруге все красоты своего жилища.

Ролу зашла в ванную комнату и ахнула:

— Ах, этот изумрудный свет просто волшебный!

— Да, я выбрала зеленый для подсветки на стенах, потому что он очень успокаивает, — кивнула Тамара. — А ты полюбуйся, какая ванна! Огромная, будто бассейн!

Ролу присела на широкий бортик и провела рукой по краю мраморной ванны.

— Эта ванна тоже для двоих, — сказала Тамара.

— Ванна прекрасная! — отозвалась гостья. — Только о двоих речи не идет. Я буду здесь мыться одна.

— Одна, всегда одна, Ролу! Так нельзя! — воскликнула Тамара. — Ищи скорее себе жениха. В Питере много хороших парней. Ты же не монахиня!

— Ну и что. Парней много, а мне нужен один единственный, ты ведь знаешь, — юная скромница опустила глаза.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 380