электронная
300
печатная A5
420
12+
АКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕСБЕРЕЖЕНИЕ В ЧЕЛОВЕКОСООБРАЗНОМ ПОЗИЦИОНИРОВАНИИ

Бесплатный фрагмент - АКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕСБЕРЕЖЕНИЕ В ЧЕЛОВЕКОСООБРАЗНОМ ПОЗИЦИОНИРОВАНИИ

Объем:
122 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0051-4059-3
электронная
от 300
печатная A5
от 420

АКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕСБЕРЕЖЕНИЕ В ЧЕЛОВЕКОСООБРАЗНОМ ПОЗИЦИОНИРОВАНИИ
ВВЕДЕНИЕ

Сущность здоровьесбережения, здоровьесберегающих технологий в образовании, личного, семейного, группового и корпоративного позиционирования и целеполагания в этой области традиционно рассматривается в природосообразном, социально-нравственном, культурном, эстетическом аспектах. И это оправдывало себя исторически, так как, действительно: человек как биологический продукт природы продолжает подчиняться её законам, его среда обитания также сохраняет соответствующие качества принадлежности и подчинённости, человек заинтересован в сохранении личного и общественного здоровья, определённого качества социальных институтов здоровьесбережения, так или иначе несёт ответственность за это сохранение, здоровьесбережение содержит в себе культурологическую и эстетическую отнесённость, и все эти компоненты деятельности синергируют весьма продуктивно, хотя и в значительной степени противоречиво, объективно и в субъективных позициях.

Однако, изучая различные направления, уровни, аспекты именно активного здоровьесбережения, применительно для различных возрастных и нозологических групп, сообществ как в формате практико ориентированных исследований, так и более обобщённых, кластерных, эволюционно значимых и философски абстрагированных, мы подошли к проблеме осмысления специфики здоровьесбережения человека, связанной с субъектной природой его жизнедеятельности (потому что человек может получать максимум материальных благ, внешней эмоциональной поддержки и испытывать угнетение, депрессию неудовлетворённой субъектности, самоактуализации, самопозиционирования), сложной взаимозависимостью умственного и физического здоровья (и не только в плане необходимых компетенций, позиционирования здоровьесбережения), осознаваемых и подсознательных компонентов саморегулирования (между тем как наша цивилизация в настоящий момент отдаёт примат управления сознанию человека и сообществ, упуская не только ресурсы подсознательных механизмов развития и жизнедеятельности, но и их содружественные возможности), но главное — человек (и человечество тоже) необходимо рассматривать в единстве развития и деятельности внутреннего мира, в котором встроены позиции саморазвития и антиэнтропийной коммуникации, — и внешнего, отражающего эти позиции в пульсирующей актуализации (с периодическими отступлениями и даже отвержением, а затем вновь выходящими на перый план и декларируемыми).

Так, традиции объективации ребёнка, престарелого родственника, пациента, неработающего члена семьи, человека, находящегося в роли оберегаемого и благодетельствуемого, единовременно либо постепенно отнимают у него право не самоопределение, мнение, влияние на свой образ жизни и потребление по своему выбору, на жизнь сообщества, — и окружающие, как правило, не замечают этого неравноправия и угнетающего воздействия такого порядка на внутренний мир и качество жизни близкого человека. Сопровождая досуговые и оздоровительные группы, учатники наших исследовательских проектов наблюдали высокочастотную повторяемость снижения субъектности, например, неработающих членов семьи — даже временно неработающих. Например, мама в декретном отпуске обязывается охотно отказываться от минутки отдыха, высказывания своего мнения и пожелания, ремонта телефона, бесплатного оздоровительного занятия в Кризисном Центре помощи женщинам, покупки новых колготок и приглашения подруг — и она сама так либо осознанно считает, либо стыдится даже внутреннего сопротивления. Многие мамы признавались, что для их душевного равновесия хватило бы хотя бы вопроса и согласования от окружающих — но близкие сразу или со временем приучаются не видеть подобного неравноправия. Зачастую вскоре наступает момент, когда таким женщинам неудобно оказывается заявлять о необходимости посещения врача или замены непригодной обуви.

Хотя, конечно, легко и допустить иные вариации объективации. Персонаж фильма «Временные трудности» как будто желает добра, успешности своему сыну, подвергая испытаниям и необходимости соответствовать статусу моторно эффективного, социально перспективного человека. Меж тем отеческий пафос и активность унижают уже существующего ребёнка, отказывая ему в безусловных любви, принятии и доверии к его будущему (и к обществу, между прочим. Общество, конечно, не безупречно благоприятная институция, но сам папа — тоже его субъект, ответственный за обеспечение хотя бы детского благоприятствования). Современная позитивистская дефектология, между тем, ориентирует на поиск уже имеющихся и перспективно значимых ресурсов и разработку благоприятного статуса ребёнка, внутреннего и интегративного. Папаша же приправляет своей болью и страхом за ребёнка резкость и испытания в семейном кругу, вместо комфорта и созидательной поддержки. Где обращение к личности, самодостаточности сына, кредит добра и гарантии комфорта? («Видели бы вы, как… лупят слоников!»). Между тем как ныне в Германии даже находящимся в коме детям обеспечивается образовательное сопровождение — никто не доказал, что они даже в этом положении не способы к восприятию. А доказывать, что они не «овощи» (установившийся мем, что называется) дети не обязаны. Опытные специалисты знают по опыту, что дети вполне удивляют своими возможностями и достижениями в случаях благоприятной самоактуализации, органичной субъективации, эффективной сверхкомпенсации.


Известная сказка о трёх пряхах с мотивацией профессиональной анатомической деформации (когда увеличенные губа, палец и нога улучшают производительность труда) обретает в настоящее время особенную актуальность, так как различные профессиональные области диктуют, казалось бы, инвариантные условия изменения моторных, психологических, языковых и даже этических качеств и компетенций. На наших Проект-мастерских мы рассматриваем, почему и как ещё только будущая профессиональная область изменяет представления и установки людей, проверяют адаптивность и устойчивость собственных качеств. Насколько допустимо быть правдивым и уклончивым, например, в беседе с пациентом, психическое состояние которого неустойчиво, какие слова употребимы в разговоре с человеком, далёким от специальной дидактики, какими приёмами обезопасить условия напряжённого творческого труда, физической занятости предупредить эмоциональное «выгорание» и личностную энтропию. Участники таких проектов и практикумов осмысливают свой личный опыт деформации, связанный с той или иной занятостью, и преодоления негативных последствий допущенных ошибок. Вместе с тем самый главный рецепт здесь имеет ещё античную локацию: гармоничное развитие и развивающая занятость, а по современным технологическим представлениям — метасистемное моделирование, то есть построение более масштабной системы жизнедеятельности, где уродующие, прокрустирующие компоненты будут гармонизированы в формате общей структуры развивающейся многосторонней занятости. Например, почему столь разрушительна бывает картина анорексии? Однобокий специалист подобен флюсу, по Козьме Пруткову. Худоба как самоцель, как показатель успешности и преобладания, достижения дополнительных бонусов и преференций, достигающая символического значения при иссушающей биохимической составляющей, изнурительном поиске востребованности и звёздных амбициях — уже ситуация, мало располагающая к оптимистичным ожиданиям. Даже без факторов физиологически сообразного режима сна и движения, анатомически здоровой осанки, контроля здоровья и т. п.

Или рассмотрим с этой позиции сюжет Толстовской «Анны Карениной»: известная рафинированная оторванность героини, её социальная защищённость и обеспеченность, отсутствие хотя бы факультативных интересов и обязанностей после утраты экзальтированной связи обрекли барыню на гибель. Мы анализируем и глупенькие, казалось бы, телесериальные романтические сюжеты: а действительно, лишили ничем более не озадаченную барышню возлюбленного — и выпадает из слабенького уравнения ребёночек на неведомой станции…

Семинар о мотивированных деформациях в работе специалистов коррекционного образования в настоящее время занимает важное место в самопозиционировании наших будущих коллег. Мы ведь не только носители и модели саморазвития, толерантности, психоэмоциональной эмпатийности, антиэнтропийной устойчивости, научно-философской компетентности и креативной готовности для детей с ОВЗ и их семей. Мы транслируем передовые, социально перспективные технологии и принципы, личные приоритеты и обретения в данной области, создавая новую значимую общность принятия людей и мнений, их особенностей и надежд, которая сама становится инструментом оздоровления и развития общества, глобальной институцией активного, человекосообразного здоровьесбережения.

Особенно важно здесь для высшего специального образования — выявить роль изменений, связанных с работой логопеда, психолога, дефектолога и определить их как проблемную, так и ресурсную составляющую. Но наши студенты и участники тематических проектов, коллеги и родители, уже в такой постановке угадывают продолжение — ибо что сеть проблема, кризис и трудность, как не повод для сверхкомпенсации, по Л.С Выготскому? Уместно процитировать тезис наставницы, Матери Кендарат из серии книг о Волкодаве Марии Семёновой (кстати, в её романах просто кластер кейсов и для изучения вопросов активного здоровьесбережения, и для рассмотрения задач по коррекционной педагогике!): «Если ты выше противника — то это твоё преимущество. Если ты ниже своего противника — то это тоже твоё преимущество. Нужно только правильно его использовать».

Приведём пример. Коллега рассказала анекдот из жизни студентов дефектологического факультета: в родильном отделении университетского города сразу вычисляют мамочек, будущих дефектологов по вопросу «А он нормальный?» вместо традиционного «Мальчик или девочка?» С одной стороны, проблемы здесь открываются непростые. С другой, эта беспокойная чуткость вполне может быть трансполирована на нестандартное решение и непрофессиональных задач, и в то же время многие из наших коллег осознанно пренебрегают защитными приёмами от страждущих граждан, стремящихся получить у наших специалистов консультацию по самым разным областям, — при грамотном регулировании такая супервизия может стать и не слишком затратной, и выгодной.

Соотнесённая потребность всех сфер человеческой жизнедеятельности (сенсорной, моторной, когнитивной, эмоциональной, умственной, коммуникативной) в разноплановом обновлении, системном усложнении, ускорении занятости, без чего поддержание здоровья и продуктивности проблематично, закреплена в механизмах ощущения удовлетворённости, значимости, защищённости, возникающих у человека автоматически. Такое ощущение противоречит самоубеждению человека в том, что он, действуя по общепринятой программе, заведомо успешен и благополучен. Анализируя смутное беспокойство, страхи, напряжённость и агрессивные вспышки граждан, обращающихся за поддержкой, подчас неспецифически мотивированной, участники наших проектов выявляют именно несоответствие представлений людей о правильной организации жизнедеятельности — реальному статусу человекосообразной актуализации. Даже в отношении людей пожилого возраста. Проведённые нами исследования геронтологического плана показывают, что удовлетворённость, продуктивность, качество жизни пожилых граждан зависит от включённости, в том числе — в информационно-техническом отношении. Парадоксально, казалось бы, но современным пожилым гражданам недостаточно для благоприятной жизни тех компонентов, которые ранее составляли самый оптимальный статус возраста мудрости: ощущения нужности и заботы, обеспечения, хобби и т. д. Информационно-техническая включённость, интернет-пространство, как выяснилось в результате наших исследований, необходимы даже тем, кто не подтверждает либо отрицает свою заинтересованность, нуждаемость в этом современном инструменте коммуникации. Добавим здесь же, что применительно к геронтологическому направлению нашей исследовательской деятельности продуктивным оказалось и изучение субъектного компонента сотрудничества специалистов и родственников пациентов, сопровождающих пожилых граждан в условиях выраженной маломобильности: личностная и профессиональная деформация, дискоммуникативные аспекты сопровождения, оценка и анализ соотношения соматического и психоэмоционального состояния пожилого беспомощного человека.

Даже вопрос формирования, поддержания и развития здоровой осанки человекосообразен. Известная соотнесённость психологического благополучия человека и его здоровой осанки уже общеизвестна. Но вот зависимость осанки от сложности и субъектной включённости деятельности — вопрос отдельный, непростой. Укажем, например, на темпоральный, временной аспект такой взаимозависимости: возраст, развитие индивидуальной осанки во времени, взаимодействие с трендами общественного сознания и модой, сезонные изменения, приспособление к изменившимся условиям занятости.

Усложнение языкового пространства также небезразлично ни для психического комфорта человека, ни для его соматического здоровья. Дозировка, организация и контроль вербального компонента жизнедеятельности человека индивидуально показаны и неоднозначны во времени, контекстно зависимы и требуют субъектного позиционирования.

РОДИТЕЛЬСКИЕ ОЖИДАНИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ ЗАПРОСЫ В ОБЛАСТИ ЗДОРОВЬЕСБЕРЕЖЕНИЯ

Конечно, ведущий родительский запрос в отношении деятельности образовательных организаций и иных форм педагогического, специально-педагогического сопровождения в настоящее время — охрана, сбережение, поддержание соматического, нервно-психического благополучия детей и подростков, их актуальное оздоровление, а также формирование системы активного здоровьесбережения, позволяющей их детям самостоятельно осуществлять комплекс целенаправленных здоровьеохранительных мер в перспективе дальнейшей жизнедеятельности. Действительно, согласно длительному мониторингу родительских ожиданий, запросов и удовлетворённости в области организации и содержания образования, проводимому нашими исследователями в период от восьмидесятых лет прошлого века до текущего времени, родительские запросы последовательно акцентировались от преимущественной проблематики физического развития (80 — е годы), речевого и творческого (90 — е), умственное (нулевые), наконец, состояния здоровья детей (настоящее) время. Здоровье человека — это базовый компонент его существования, устойчивости к вредоносным воздействиям, физической и психической природы, а также эффективной жизнедеятельности, в формате индивида, группы, категории и сообщества.

Позиционируя, развивая и совершенствуя физическое, нервно-психическое здоровье детей и подростков, адекватная социально-образовательная среда способствует успешному развитию всех компонентов их деятельности, это основа формирования личности, согласно высказыванию В. А. Сухомлинского: «Опыт убедил нас в том, что примерно у 85% всех неуспевающих учеников главной причиной отставания в учебе являются плохое состояние здоровья, какое-нибудь недомогание или заболевание». К сожалению, современное состояние здоровья детской популяции далеко от той картины здоровья детей, которую наблюдал великий педагог и писатель. Мы выделяем ныне в группе причин, отягощающих состояние воспитанников и обучающихся, не только позиции соматического неблагополучия, но и ухудшение нервно-психического их здоровья, сопутствующие состояния, скрытые недомогания, вторичные и третичные нарушения, а также проблемы, связанные с прохождением оперативного лечения, длительной сложной медикаментозной терапии, диагностической неоднозначности и динамизма, комплектования и многофакторности сопровождения.

Естественно, охрана, поддержание и развитие здоровья детей и подростков являются приоритетным направлением деятельности всего общества, так как они необходимы для их текущего благополучия и успешного освоения программных компетенций, перспектив дальнейшей жизни, созидательного труда и активной общественной жизни. Таким образом, обучение, воспитание и системное здоровьесбережение детей и подростков — это неразрывно связанные и взаимовлияющие процессы в целеполагающем и институционально определяющем единстве.

Сущность и структура сопровождения здесь определяется в содружестве классических и инновационных тенденций, поверяется научным прогрессом и социальным заказом, локального и глобального формата. Таким образом, плановое, комплексное осуществление здоровьесберегающих технологий в сопровождении детей и подростков является одной из главных и актуальных задач всей системы образования, а для родительского сообщества дошкольных, школьных и иных образовательных организаций, организаций здравоохранения и социального обеспечения, иных контактных государственных. общественных и частных институтов — ведущей задачей. Состояние здоровья детской популяции вызывает обоснованную тревогу учёных, практиков, управленцев и, конечно, родителей. По материалам ВОЗ, согласно данным отечественных и зарубежных специалистов, около 90% детей имеют отклонение в физическом и психическом здоровье; 30—35% детей, поступающих в школу, уже имеют хронические заболевания; за годы обучения в пять раз возросло число нарушений зрения и осанки, в четыре раза увеличивается количество нарушений психического здоровья, утроилось число детей с заболеванием органов пищеварения: до 80% юношей призывного возраста по медицинским критериям не готовы к службе в Вооруженных силах. Подобное состояние здоровья — результат длительного неблагоприятного воздействия не только социально-экономических, экологических, но и ряда педагогических факторов. Сходные, коррелирующие показатели приводятся и в информаториях ВОЗ.

Как следует из приведённых данных, охрана, развитие и поддержание здоровья детей и подростков являются приоритетным направлением организации и содержания сотрудничества не только в сфере общего, специального образования — а всего общества, поскольку лишь здоровые дети и дети, чьи возможности получили благоприятную компенсацию, эффективно осваивают социально-образовательные компетенции, которые в дальнейшем смогут способствовать их успешной социализации, профессиональной самоактуализации, социальной привлекательности и созидательной общественной активности, совершенствуя общественные отношения, производительные силы и обеспечивая ресурсы социального развития различного масштаба.

Психическое, соматическое здоровье человека, таким образом — одна из основных ценностей человека и его семьи, а также ценностный ориентир, в детском возрасте закладываются основы здоровьесберегающего мышления и активности, самосовершенствования личности. Поэтому забота о сохранении здоровья и развитии активного здоровьесбережения воспитанников и учащихся — важнейшая обязанность семьи, образовательной организации, воспитателя, специалиста, учителя и самого ребенка. Школьникам, испытывающим проблемы со здоровьем, трудно учиться — но и более младшим детям проблемы со здоровьем системно неблагоприятны. Здоровье взрослых оказывает существенное влияние на устойчивость и жизнеспособность общества в целом, благоприятный общественный климат и достижение прогресса. Этот аспект ещё и представляет собой высокорезонансную составляющую жизни общества.

Здоровьесбережение, таким образом, является одним из ведущих ценностных ориентиров социального сотрудничества. Вместе с тем общая здоровьесберегающая направленность образования, адресного сопровождения, инклюзии — должна быть обеспечена в системном динамичном взаимодействии с категориальным, семейным, групповым соответствием всех мероприятий на основе этапной, текущей, выборочной, проблемной, ресурсной диагностики состояния и потребностей здоровья всех участников социально-образовательного процесса, с опорой на рефлексию взрослых и детей, с обобщением опыта, анализом и научной интеграцией.

В Свердловском (Свердловск ныне — Екатеринбург) Риноцентре, где наблюдались дети не просто с ринолалией, но в первую очередь получали помощь отказные воспитанники-пациенты, с отягощённым и особо тяжёлым состоянием, врачи находили время для немедицинского, непринуждённого общения с детьми в игровой деятельности, обсуждали с педагогами частные, казалось бы, вопросы организации детской деятельности в непростой дидактической ситуации — так, и для формирования здоровой осанки у детей раннего, младшего дошкольного возраста, и для моторной разгрузки, и для предупреждения утомления, и для эмоционального вовлечения детей использовались огромные мягкие игрушки, дети на них усаживались, получая возможность варьировать различные позы, держались за них, иногда прислонялись при утомлении, испытывая эмоциональный комфорт — и, между прочим, такими «стульями» было трудно шуметь! А когда курсовки в подведомственные учреждения здесь получали детей из семей — комплексное медицинское сопровождение получали все члены семьи.

Как известно, обучающиеся с интеллектуальной недостаточностью, как правило, проявляют пониженную компетентность и заинтересованность в занятиях оздоровительного плана. Конечно, выполнение необходимых правил здоровьесбережения требует от обучающихся и воспитанников дополнительных интеллектуальных, значительных волевых усилий, что затрудняет ребенка с нарушенным интеллектом, имеющего, как правило, расстройства эмоционально-волевой сферы. Поэтому в образовательном сопровождении таких обучающихся применимо правило русского режиссера К. С. Станиславского: трудное надо сделать привычным, а привычное — легким и приятным. Сравните: «Посеешь привычку — пожнёшь характер. Посеешь характер — пожнёшь судьбу»

Профессор В. В.Коркунов отмечал, исходя из многолетних катамнестических исследований (то есть наблюдения, анализа, осмысления, позиционирования и прогнозирования дальнейшего развития целевых групп изучения, производимых впоследствии, после организации и обеспечения системного адресного сопровождения детей и подростков с интеллектуальной недостаточностью), что при благоприятных условиях и успешной социализации выпускников специализированных школ бывает трудно отличить от их более одарённых в интеллектуальном развитии сверстников: они не только внешне, по поведению не отличаются, но и следят за своим здоровьем, активны, уравновешенны, доброжелательны. Конечно, есть объективные трудности, не позволяющие достичь такого относительного благополучия всем бывшим ученикам образовательных организаций специального компенсирующего обучения — но убедительные наблюдения подтверждаются и в ходе наших исследований, подчас даже не все достижения могут быть соотнесены с определёнными условиями обеспечения.

РОЛЬ И МЕСТО ЗДОРОВЬЕСБЕРЕГАЮЩИХ ТЕХНОЛОГИЙ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ

Дискуссионность ведущих понятий здоровьесбережения неслучайна в настоящее время, так как данная область развивается и динамично, и, в некоторой степени, диалектически парадоксально, — тем более в условиях решительного преобразования собственно образовательного пространства. В современной социально-образовательной парадигме понятие «здоровьесберегающие технологии» занимает всё более важное место, всё более сложно позиционируемый концепт: если классические представления сочетали санитарно-гигиенические основы здоровьебережения с общей философией развития, образования, социализации и соответствующих условий обеспечения таковых, то в настоящее время социально-личностные, субъектно-коммуникативные, деятельностные компоненты развития, обучения и коррекционного сопровождения системно растут сообразно развитию и запросам социума, отягощению сопутствующей проблематики, новым вызовам современности, переосмыслению статуса личности в обществе.

Дополнительно усложняют данную картину и её прогностически значимые аспекты: нозологические, структурные, проблемно-ресурсные преобразования в специально-образовательном пространстве, оказывающие значительное воздействие также и на ситуацию в области сопровождения относительно нормативно развивающихся социально-образовательных групп.

Между тем сохраняют, конечно, самодостаточную ценность традиции классического здоровьесбережения в системе общего и специального образовательного процесса. Его разработка и мониторинг являются сущностным функционалом образовательных организаций и ведомств, а осуществление и анализ относятся к качественной характеристике любой образовательной технологии, показывающей насколько решается задача целенаправленного, перспективно значимого сохранения здоровья взрослых и детей.

Общие понятия о здоровье представляют собой отдельную понятийно-предметную область позиционирования здоровьесбережения.

Мы, конечно, поддерживаем классическую точку зрения о том, что здоровье среди жизненных ценностей человека и человеческого сообщества представляет важную составляющую благополучия, счастья.

В настоящее время существует целый ряд определений здоровья человека, важные также для детского сознания, которые, как правило, содержат пять неотменимых основных критериев:

— отсутствие болезни;

— нормативное функционирование организма в парадигме «человек — окружающая среда»;

— полное физическое, духовное, умственное и социальное благополучие;

— компетенции в области приспосабления к постоянно меняющимся условиям существования в окружающей среде;

— способность к полноценному выполнению основных социальных функций.

В Уставе Всемирной организации здравоохранения определено, что здоровье — это «состояние полного физического, душевного, духовного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов».

Отечественная передовая научная позиция, в том числе нашей авторской группе, предполагает дополнить это, ставшее классическим, определение, контекстным и интерсубъектным компонентами понятия здоровья: то есть рассматривать, во-первых, здоровье как принадлежность индивида — группы — семьи — категории — сообщества, то есть своего рода синтагмальную сущность; во-вторых — раскрываемый нами здесь принцип человекосообразности здоровьесбережения задаёт необходимость социально-личностной и деятельностной включённости субъекта, группы субъектов в формате всех мероприятий здоровьесбережения сообразно текущим и перспективным способностям, что отвечает современным социальным запросам и динамике научных процессов. Конечно, в известной мере в качестве целевого ориентира позиция социального благополучия в определении ВОЗ задаёт и эти направления, но орудийных, организационных, структурирующих аспектов проблемы, на наш взгляд, ещё не определяет. Что, собственно, ещё раз показывает, что динамично развиваемая область науки и практики обнаруживает, продуцирует — и преодолевает противоречия различного уровня и степени сложности.

В формате достаточно стабильного общества и состояния экологии здоровье, конечно, можно было бы определить, как возможность и умение человека приспосабливаться к окружающей среде и своим собственным возможностям, противостоять внешним и внутренним отрицательным факторам, болезням и повреждениям, сохранить себя, расширить свои возможности для полноценной жизнедеятельности, то есть обеспечивать, поддерживать свое благополучие. Смысл слова благополучие в «Словаре русского языка» С. И. Ожегова определяется как «спокойное и счастливое состояние», а счастье — как «чувство и со стояние полного высшего удовлетворения».

Таким образом, здоровье человека не отделимо от его жизнедеятельности и составляет непременное условие эффективной деятельности, через которую достигается благополучие и счастье.

Однако сущность человека, активно преобразующего общество и природу, определённая ещё в античной философии, расширяет данный понятийный регистр. Получается динамичная, антиэнтропийно заданная структура, где субъект — сообщество — социум и приспосабливаются к изменяющимся жизненным условиям, и активно, а то и целенаправленно (и, быть может, где-то и целесообразно!) способствуют изменению внешней среды. В формате наших исследовательских интересов мы изучали, в частности, коррелирующий характер изменения информационной среды и занятости человека с особенностями неврологического состояния значительных групп детей с ограниченными возможностями здоровья, — причём не только проблемного характера, но и определённо ресурсного. То есть цифровизация общества, вызывающая интенсификацию и как будто перегруженность оперативной коммуникации, сопутствуется и выраженной потребностью значительной доли подрастающих поколений именно в таком формате занятости, дети с ОВЗ зачастую испытывают выраженное беспокойство в традиционных условиях информационного потока и удовлетворяется при его уплотнении, ускорении и известной дискретности, дробности. Конечно, данная ситуация опять-таки неоднородна и неоднозначна, не следует игнорировать известную коммерчески обусловленную заданность детской и подростковой занятости, мотивированности в цифровом пространстве, в том числе темпоритмической и содержательной организации, но современные тренды развития человековедения, здоровьесбережения ориентируют нас на целостное позиционирование и обеспечение концепций, моделей, институций. Что, между тем, вполне человекосообразно.

Однако вернёмся к классическим понятиям о здоровье, в частности — здоровье человека.

Итак, физическое здоровье — это совершенство строения, функционирования и саморегуляции в организме, гармония физиологических процессов, гибкая оптимальная адаптация к окружающей среде.

Психическое здоровье — это соответствующая возрасту интеллектуально-мнестическая функциональность, высокое сознание, развитая саморегуляция мышления, рефлексия, большая внутренняя и моральная сила человека, мотивирующая его к созидательной деятельности, гармония его внутреннего мира и внешнего окружения

Оптимальная, целесообразная, умственная работоспособность и здоровая критичность мышления — основные показатели психического здоровья и важный индикатор благоприятного функционального состояния организма в целом.

Это состояние благополучия, при котором человек может реализовать свой собственный потенциал, справляться с обычными жизненными стрессами, продуктивно и плодотворно работать, а также вносить вклад в жизнь своего сообщества.

И психическая, и физическая работоспособность при их гибком динамическом мониторинге и осмыслении позволяют не только вовремя обнаружить назревающие проблемы в состоянии взрослого или ребёнка — но и своевременно обнаружить повышение его ресурсных возможностей.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 300
печатная A5
от 420