электронная
180
печатная A5
345
16+
Акрон. Танец мести

Бесплатный фрагмент - Акрон. Танец мести

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-9487-8
электронная
от 180
печатная A5
от 345

Пролог

Туман… Какое интересное и величественное явление… Как же это странно — всматриваться вдаль и не видеть ничего… Но продолжать смотреть… Это подобно тому, как ломиться в крепко запертую дверь. Но представь, что ты не просто стремишься открыть ее, а наслаждаешься этим процессом. Представь, что ты находишь эту стальную преграду очаровательной и, отбросив напряжение, просто фантазируешь о том, что находится там… За ней…

Так и в жизни: мы глядим в далекое будущее, но видим лишь дымку. Кто-то верит, что способен смотреть сквозь пелену, но это самообман: мы можем узреть лишь то, что хотим узреть. Одни видят лютый мрак, а другие — лучи райского солнца. А что там на самом деле… Да какая разница! Фантазия и вера могут быть намного ярче и прекраснее, чем скупая реальность!

Если мы знаем свое будущее, то принимаем его таким, какое оно есть, не больше и не меньше. Но когда оно открыто нам лишь картинами и образами в воображении, мы выбираем его сами! Мы сами решаем, что произойдет завтра, через неделю, через десять лет… Да, все может оказаться иначе, но ведь это уже будет не будущее, а настоящее. Будущее же снова станет туманом, и мы снова сами будем решать, что скрывается за ним: гроза или радуга… Возможно, менять окружающую действительность не в нашей власти. Но творить мир внутри себя — наша привилегия!

Мы — творцы своего будущего, по крайней мере, до тех пор, пока оно не наступило…

Так и эти двое сидели на краю крутого склона и просто любовались туманом. На планете Аристо (или, как ее называли, Обители пурпурного солнца) природа была удивительна и неповторима. Из-за особого природного материала, входящего в состав местного воздуха, облака на Аристо имели фиолетовый оттенок, и когда сквозь них проходил свет, все вокруг приобретало приятный пурпурный окрас.

— Откуда ты прибыл? — голос Шаронии звучал нежно, но немного взволновано. Было видно, что эта местная красавица очарована новым таинственным знакомым и боится его потерять.

— Леберио… — равнодушным голосом протянул мужчина. — Это такой тайный альянс на окраине Вселенной…

Барус (так звали этого джентльмена) прекрасно знал, что закон его государства запрещает разглашать информацию даже о факте своего существовании, однако героя это ничуть не беспокоило. Он знал, что, покидая Аристо, обязательно сотрет память Шаронии. Он мог лишь представить это, как все, что связано с ним и их романом, вмиг покинуло бы разум девушки. Поэтому Барус решил, что можно и рассказать о себе… Почему бы и нет?

— А как ты оказался здесь? — Шарония нежно коснулась губами его щеки.

— Расследую одно преступление… — он приобнял ее за талию. — Здесь недавно произошло убийство. Убили вашего принца. Думаю, ты слышала…

— Конечно! — девушка была явно заинтригована.

— Так вот, у нас есть информация, что здесь замешен кто-то из наших, из лебериотов.

— То есть ты полицейский? — спутницу явно больше интересовал сам мужчина, чем детали того, кто там кого убил.

— Можно и так сказать.

Барус поцеловал ее, после чего начал аккуратно раздевать. Девушка не сопротивлялась. Она уже несколько минут мечтала о том, чтобы этот красавчик овладел ею прямо здесь, на склоне. Романтика…

После приятного секса они просто молча лежали, и каждый думал о чем-то своем.

— У вас в Леберио, — робко начала Шарония, — все такие классные? — она игриво засмеялась.

— Есть мужчины куда более классные! — спокойно ответил тот.

— Неужели? — она вновь поцеловала его. — Мне кажется, ты скромничаешь…

— Вообще да, скромничаю, — парень улыбнулся. — Но одного такого я действительно знал… Невероятный был… Практически мой кумир! — он по-доброму усмехнулся.

— Почему был?

— Я расскажу тебе… — он сделал паузу. — Я бы назвал это легендой об Акроне. Красиво?

— Рассказывай! — Шарония положила голову ему на грудь, прикрыв глаза от удовольствия, что доставлял ей его проникновенный голос.

— Жил да был один лебериот. Он был невероятно обаятельным и искрометным. А еще он обладал невиданной силой… Всемогущий, прямо скажем… Так вот, однажды из-за любви он уничтожил целый альянс из нескольких планет.

— В одиночку? — удивилась девушка.

— Поверь, этот мог! — улыбнулся парень. — Но суть не в этом… Его должны были навечно посадить в тюрьму, но он сбежал.

— И ты думаешь, убийство принца — его рук дело? Почему тогда он твой кумир? — не понимала Шарония.

— Не забегай вперед! — сердито произнес Барус. — Чтобы поймать его, Десор (главный по безопасности в Леберио) пошел на хитрость. А может, на подлость… Как знать! — по его лицу пробежала вереница неприятных эмоций. — Он пообещал казнить его мать, если Акрон не явится.

— Акрон явился?

— О, да! — улыбнулся тот. — Акрон не просто явился в альянс сдаваться, нет. Он застал Десора врасплох и напал на него. Они сражались, и битва была свирепой. Но, увы, — он приподнялся и устремил взор как будто бы внутрь себя, — Акрон пал и был взят в плен. А после его казнили самым ужасным способом — забросили в плазму звезды Ацо.

— Тебе жаль его? — спокойно спросила девушка. — Он же уничтожил целый альянс. Он убил наверняка и множество невинных…

— Да, это так! — ответил Барус. — Он сотворил немало ужасного. Он правда оступился, но… Знаешь, что я тогда понял? — он взглянул в глаза Шаронии. — Хороший человек — это не образ жизни, нет. Это даже не выбор. Мне кажется, «хороший» — это статус, которым наделяет нас сама природа, сам Всевышний! Вот бывает как: смотришь на человека, общаешься с ним — плохой, и все тут! Ну просто ощущение где-то глубоко внутри. Вот даже если он делает что-то доброе — не то. Плохой он! А бывает как с Акроном. Натворил много зла, но… Но он хороший! И мне его правда жаль! — герой глубоко вздохнул. — Не думаю, что ты поймешь меня. Наверное, такая философия кажется тебе дикой…

— Нет! Нет! — девушка крепко обняла его. — Я понимаю, о чем ты… Вот я сейчас трогаю тебя, целую, но знаю, что это все обман, мираж. Я знаю, что скоро мы расстанемся, и ты даже не вспомнишь обо мне… Это подло и жестоко, но я чувствую, что ты хороший. Просто чувствую. И значит, так оно и есть… Как же все в этом мире удивительно сложно и одновременно очаровательно просто…

И вновь воцарилось молчание… Молчание длиною в вечность, ведь уже совсем скоро Шарония не помнила ни этой встречи, ни этих чувств, ни этого странного чужеземца. Воспоминания были стерты навсегда. Безвозвратно. Как время…

Глава 1. Последний приют

Все вокруг пылало огнем. Разрушенные дома, изувеченные мертвецы, постоянные взрывы — все это сеяло панику в разуме тех, кто еще не терял надежды выбраться из этого ада живыми.

Акрон был неудержим! До этого момента он и не знал себя таким. Он чувствовал, что им завладел кто-то другой, кто-то дикий и необузданный… Малегор видел себя словно со стороны. Да, он убивает детей и женщин. Да, он разрушает планеты. Да, он рушит миллионы судеб, но… Но это не он. Он сам не верил в то, что может творить подобное. Акрон до последнего внушал себе, что все происходящее — иллюзия, бред. В отчаянии герой думал о том, что кто-то завладел его разумом, кто-то управляет его силой, но увы. Все эти ужасы творил он сам, и от этого становилось по-настоящему дико.

Малегор отчетливо видел глаза той девочки, той маленькой девочки. Она сказала, что он убил ее родителей, и молила остановиться… А затем погибла и сама. Акрон снова смотрел на нее… Каждый изгиб невинного личика выражал не боль и ненависть, нет. Все ее существо выражало лишь один единственный вопрос: «За что?»

Акрон смотрел на нее, чувствовал, как жизнь покидает это дитя, и не знал, что делать… Он ощущал такую беспомощность, что если бы судьба дала ему хоть малейший шанс погибнуть — он принял бы его как дар.

Но у судьбы, увы, были другие планы! Акрон продолжал сражаться! Он разрушал планеты и все, что осталось от некогда процветающей цивилизации. Малегор продолжал убивать, но все его мысли были сосредоточены на этой маленькой девочке и этом вопросе, витавшем в воздухе: «За что?»

Неожиданно этот вопрос стал исходить отовсюду. Казалось, вся Вселенная и все живое на свете хочет призвать героя к ответу. Это был крик, пронзающий каждую клеточку тела и души. «За что?» — слышал Акрон, не в силах заткнуть этот голос. «За что?» — каждый звук и каждая нота этой фразы опустошала героя, отбирая у него все силы, которые уже и так были ниже нулевой отметки.

— Хватит! — кричал Малегор. — Хватит!

— За что? За что? За что?

Акрон закричал, после чего резко открыл глаза. Он сразу понял, что это всего лишь сон, ведь в последнее время такие картины тревожили его почти каждую ночь.

— Снова кошмар? — не оборачиваясь к герою, спросил высокий мужчина в сером пуховике, продолжая поддерживать огонь в костре. — Когда ты был за пределами оболочки, они тебя тоже мучали?

Акрон продолжал лежать, глядя куда-то вверх.

— Знаешь, Грауцен, — подавленно начал он, — кошмары были, но у меня получалось их сдерживать. Здесь же не я управляю ими, а они мной… Наверное, это расплата!

— Нет! — Грауцен повернулся к герою лицом, и легкие лучи пламени осветили его огромные зеленые глаза. — Пойми, Малегор, — обратился он к Акрону по его второму имени, — мы сейчас находимся в страшном месте! Мы находимся под плазмой звезды Ацо! Здесь все наши суперспособности и вся сила почти полностью исчезают… Здесь мы слабы.

Герой особо не слушал собеседника. Он поднялся и начал бродить кругами, словно в очередной раз изучая местность. Сама по себе звезда Ацо была очень темной, но где-то высоко вблизи оболочки мелькали разноцветные молнии, дающие всей поверхности легкий приглушенный свет. Все здесь было усеяно красным сухим песком. Огромная мрачная пустыня, подарившая герою жизнь и забравшая его в свой плен…

О том, как он оказался здесь и почему до сих пор жив, Акрон до конца так и не понимал. Герой помнил, как, будучи на Земле, узнал новость о том, что Десор собирается казнить его мать. Несмотря на клятву, данную маме: бежать и никогда не возвращаться, Малегор понимал — Десору нужен он.

Акрон прекрасно помнил и тот бой. Он был уже намного сильнее, чем при первой встрече с Десором. Он даже верил в победу, но… Пал. И его было решено казнить, забросив в плазму звезды Ацо.

Малегор летел к звезде в специальной оболочке, не дающей ему возможности сбежать, но в этом не было необходимости — он был готов умереть. Он жаждал смерти.

И какого же было удивление и разочарование героя, когда, пройдя сквозь оболочку, он остался жив…

Акрон, подавленный, бродил по поверхности этой огромной звезды, не понимая, как так вышло и что теперь делать дальше… Он чувствовал, как силы медленно покидают его тело. Нет, он оставался здоровым, бодрым, но человеком. Безграничная же сила лебериота оставалась как будто прошлым и утраченным.

Мрак и песок… Песок и мрак… Герой уже утратил надежду встретить тут кого-либо, как откуда ни возьмись на него напрыгнул здоровенный не то ящер, не то динозавр ростом и размером в полтора раза больше самого Малегора.

Герой успел отскочить, пнуть зверя ногой и сосредоточил все мысли на том, чтобы обездвижить чудовище. Раньше, за пределами оболочки, это бы сработало, но здесь остатка сил хватило лишь на то, чтобы монстр пошатнулся и упал будто бы от очень сильного ветра.

Когда зверь снова вскочил и бросился на Акрона, тот метнул в глаза врагу горстку песка и под оглушительный рев противника бросился бежать.

Надо сказать, физическая сила героя оставалась на очень достойном уровне, и догнать его было крайне непросто. Обернувшись назад спустя несколько километров, Малегор обнаружил, что ящеров уже девять. При этом еще шестеро собирались перехватить его спереди.

Акрон подумал было сдаться и погибнуть, но решил, что не хочет умирать съеденным и некрасивым. Он резко изменил направление и рванул в сторону. Звери ринулись за ним.

Малегор пытался использовать свои способности разрушения, внушения, перемещения, но все попытки оказывались тщетны. Неожиданно герой обо что-то споткнулся и упал, оказавшись в кругу разъяренных и голодных ящеров.

Малегор быстро поднялся, оглядел врагов и принял боевую стойку.

— Эй, чешуйчатый! — крикнул Акрон самому огромному из нападавших. — Я не хочу бить вас всех сразу! Это понизит вашу самооценку… — он сделал шаг ему навстречу. — Давай поступим так! Вы все делитесь по парам и сражаетесь друг с другом, а уже потом я сражусь с победителем! Как тебе идея?

Воцарилось молчание. Неожиданно ящеры хором зарычали и ринулись на Малегора.

— Но попробовать стоило… — философски изрек Акрон перед тем, как звери повалили его на спину. Он отбивался руками, ногами и даже сумел подняться, но спустя мгновение снова лежал на песке.

Внезапно раздался взрыв. Следом еще один. Героя ослепило. Он не понимал, что происходит, но слышал, как кто-то пытается его спасти и прогнать монстров. Вдруг Акрон ощутил такой упадок сил, что не мог даже пошевелиться. Боль пронзала каждую клеточку его тела. Казалось, смерть вот-вот наступит, но в один момент все стихло, и Малегор просто отключился.

Очнулся Акрон возле костра на мягком матрасе. Первым, что он увидел, открыв глаза, были лица четырех человек: трех мужчин и одной девушки. Герой узнал эти лица, а если бы и не узнал, то смог бы догадаться, кто это… Он понял, что именно они спасли его, но злость и отторжение затмили собой чувство благодарности… Он просто на них смотрел…

— Вижу, ты узнал нас! — с легкой насмешкой произнесла девушка.

— Скажите, что я умер и это сон… — взмолился Малегор, прикрыв глаза.

— Нет! — ответил один из мужчин. — Умирать тебе еще рано. Впрочем, как и нам.

Акрон резко поднялся и приблизился вплотную к тому, кто это сказал. Он стоял лицом к лицу с невысоким, зеленоглазым, рыжеволосым мужчиной, лицо которого было укрыто густой бородой.

— Рано? — злобно переспросил Малегор. — Вы должны были умереть еще много-много лет назад. Для этого вас ведь и отправили в плазму Ацо. Ты, наверное, Киг? — глаза героя наполнились яростью.

— Верно, — улыбнулся тот сквозь бороду. — Мы должны были умереть, как и ты. Но тем не менее мы все сейчас живы и стоим здесь, в этом месте…

Акрона одолевал целый шквал эмоций. Он понимал, что обязан им жизнью и спасением от ящеров, но в то же время прекрасно помнил легенду об этой четверке. Он помнил историю о том, как Грауцен, Киг, Лот и его возлюбленная Шо, стремясь заявить о Леберио и показать всему миру свое могущество, уничтожили тысячи планет из разных альянсов. Они просто так, ради забавы, убивали детей, женщин… Всю свою жизнь Малегор презирал их. И вот они стоят перед ним…

— Ты смеешь нас презирать? — Киг явно прочитал его мысли. — Ты! Такой же убийца! Такой же разрушитель! Мы-то знали, на что шли, а ты уничтожил несколько десятков планет по малодушию! Ты недозлодей! Жалкий… — Киг не успел договорить, получив кулаком в челюсть.

Он попытался ударить в ответ, но Акрон увернулся и нанес сопернику еще два удара в лицо, завалив его на землю. Малегор хотел наброситься на лежачего, но не смог больше шевелиться. Было видно, что его силу сдерживает Грауцен. Герой был удивлен тому факту, что сам он силу утратил, а Грауцен, видимо, нет.

— Хватит! — Грауцен приблизился к Акрону. Несмотря на высокий рост, широкие плечи и королевскую осанку, его лицо выглядело довольно слабым и мрачным. Говорил он холодным низким голосом, даже ниже, чем сам Десор. — Сейчас не время выяснять отношения! Оправдываться и каяться перед тобой мы не будем! И поверь, я презираю тебя не меньше, чем ты меня! Но сейчас нам нужно думать не о том, кто больший подонок, а о том, как выбраться на свободу.

Грауцен поведал Малегору историю спасения себя и своей команды. Он рассказал, что, пройдя сквозь оболочку звезды Ацо и ожидая смерти, они вдруг оказались в этом странном месте. Радоваться пришлось недолго, ведь вскоре герои заметили, что их силы здесь не действуют. Еще чуть позже, изучив звезду, они столкнулись с местным населением — ящерами, напавшими на Акрона. Они прозвали их «люппи», что в переводе с языка лебериотов означает «злобные твари». Именно люппи блокируют силу лебериотов на звезде. И к тому же эти существа стремятся уничтожить незваных гостей.

За долгие годы четверка освоилась на поверхности, научилась сражаться с люппи и даже использовать минимум от своей силы, однако их главной целью, конечно же, был побег и возвращение во внешний мир.

Они выяснили, что на звезде есть небольшой кратер — сгусток энергии. Если встать рядом с ним и дать мощный заряд внутренний силы, должен сработать портал. Таким образом герои смогли бы оказаться за пределами Ацо.

Кратер хорошо охранялся люппи, но единственный раз четверке все же удалось к нему прорваться. Однако они потерпели фиаско. Оказалось, что их энергии недостаточно. Нужно еще…

Тогда из окружения им удалось вырваться лишь чудом. Так они и жили, скитаясь по звезде, в надежде, что когда-нибудь среди них появится кто-то еще, и энергии на возращение хватит.

— И вот судьба послала нам тебя, — завершил свой рассказ Грауцен.

Акрон по-прежнему был недвижим. Силы собеседника уже не действовали. Малегор застыл по своей воле не то ошарашенный, не то подавленный…

Помочь им выбраться — значит, выпустить из заточения четырех опаснейших убийц и поработителей Космоса. Не помочь — оставить надежду на возвращение навеки.

Акрона разрывали противоречия. Он хотел умереть и закончить всю эту историю, но… Он жив. Его казнили, а он жив. И теперь его терзала мысль, а вдруг все это не просто так. Вдруг его долг — вернуться и отомстить. Хотя за что? Ведь Десор просто выполнял свой долг… Но все же…

Малегор вновь обратился в памяти к тому дню. Он вновь вспомнил то сражение с Десором, после которого и оказался здесь… Герой вспоминал всю хронологию, каждую деталь…

Он был готов испытать что угодно, лишь бы не произнести те слова, которые подступали к горлу раскаленным комом. Акрон был готов испытать самую свирепую боль, самое страстное отчаяние, лишь бы не говорить того, о чем потом будет жалеть, жалеть вечно. Ему хотелось просто замереть, раствориться, став частью чего-то иного, чего-то отрешенного и бездушного…

Малегор молчал. Хотя молчал он меньше минуты, ему казалось, что это затишье длится больше часа. Или меньше секунды. Он не понимал.

Неожиданно его глаза наполнились чем-то диким и чуждым ему самому, чем-то сжатым и откровенным, чем-то… Опасным.

— Я согласен, — произнес он.

Четверка засмеялась. Бородатый Киг, протирая кровь с лица рукавом, подошел к Акрону и похлопал его по плечу.

— Я знал, что ты будешь с нами! — радостно изрек он.

Малегор оставался недвижим. Что-то оборвалось в его душе… Впрочем, уже не в первый раз.

Около года они впятером просто блуждали по звезде, пытаясь подобраться к кратеру. За это время Акрон сумел досконально изучить люппи. Если при первой встрече они показались ему обычными примитивными тварями, то спустя время и немалое количество сражений он понял: они намного умнее и хитрее самих героев.

Люппи не просто блокировали силу лебериотов. Они могли гасить абсолютно любую энергию. Проще говоря, оказавшись за пределами Ацо, люппи могли бы просто уничтожить весь мир, ведь ни одно оружие против них бы не действовало.

Обитали люппи в основном под поверхностью, ближе к ядру. Там, внизу, они были еще огромнее и свирепее. Те, что охраняли кратер или ловили лебериотов — так, дети. Настоящие чудовища же не выходили на поверхность. Они давно бы уже вырвались в Космос и уничтожили всех его обитателей, если бы не плазма звезды, которая просто не давала им вырваться.

Ацо, которую лебериоты миллионы лет считали источником своей жизни, оказалась лишь тюрьмой для тех, кто мог бы оборвать эту жизнь в считанные минуты.

В то утро, когда Акрону приснился очередной кошмар, герои были решительно настроены все-таки прорваться к кратеру.

Было довольно холодно. Грауцен смог создать из воздуха теплые пуховики и периодически наколдовывал горячий кофе.

— Не люблю без молока! — ворчливо произнес Малегор.

— Я рад, что хоть это могу! — гордо ответил Грауцен. — Я сам до конца не осознаю, как же у меня все-таки получается использовать силу в пределах звезды…

— Я слышал, ты был величайшим воином в истории Леберио. — Акрон смотрел куда-то вдаль. — Если бы у тебя тогда не съехала крыша, и ты не стал бы маньяком-террористом, возможно, сейчас у детей на стене висели бы плакаты с тобой, а не с Десором.

— Я же просил не произносить при мне его имя! — грозно рявкнул Грауцен. — Когда мы выберемся отсюда, я развею его прах по всей Вселенной!

— Этого я и боюсь… — равнодушно промолвил Малегор.

— Да ладно тебе! — рассмеялся тот. — Ты ведь сам мечтаешь отомстить ему за родителей.

— Если ты еще раз упомянешь моих родителей, я убью тебя прямо сейчас голыми руками, и сила тебе не поможет. — Акрон произнес это, даже не глядя на собеседника, но настолько холодно и уверенно, что Грауцену в моменте стало немного не по себе.

Герои и не заметили, как к ним подошла невысокая брюнетка с очень милым личиком, но до ужаса дьявольским взглядом. В ее ярко-голубых глазах читалась невыносимая жестокость и ненависть ко всему миру.

— Опять ссоритесь? — засмеялась Шо. — Когда выберемся, у вас будет возможность поубивать друг друга, — она нежно провела рукой по шее Малегора и слегка коснулась губами его щеки. — Доброе утро!

Акрон промолчал. Шо с первых дней знакомства предлагала Малегору где-нибудь уединиться, даже не стесняясь своего мужчины Лота, который дико ревновал, но все-таки сдерживал эмоции. Малегор же был настолько подавлен всем происходящим в жизни, что мог лишь игнорировать ее или нелепо отшучиваться.

— Ну что! — длинноволосый красавец Лот приобнял Шо и внимательно посмотрел на Грауцена. — Сегодня мы, наконец, выберемся отсюда! — уверенность в голосе была слабой, и фраза прозвучала скорее вопросительно.

Спустя час герои приблизились к небольшому песчаному холмику. Из этого укрытия было видно, как двенадцать люппи стоят вокруг кратера, явно держа дозор.

— Если нападем сейчас, — посмотрел на Грауцена Киг, — сразу набегут еще штук тридцать. Нужно ждать… Когда у них наступит время молитвы, перебьем их.

— Благородно, — холодным голосом произнес Малегор.

— Простите, святой отец! — иронично ответил Киг.

— Хватит! — огрызнулся Грауцен. — Подеритесь еще! — он сделал паузу. — А убивать их мы не будем. Это лишняя трата времени. Наша главная задача — открыть портал.

— Акрон, — обратился к нему Киг. — Возможно, через несколько минут мы погибнем. А возможно, нет. Но ответь хотя бы сейчас, что же произошло в тот день? В день битвы с Десором…

Воцарилось молчание. Грауцен испугался, что Малегор сорвется и набросится на Кига, чем выдаст их укрытие, но Акрон был предельно спокоен.

— Когда я был на Земле, со мной связался мой лучший друг, Нерок, — лицо героя заметно бледнело. — Нерок сказал, что Десор хочет казнить мою мать. Он сказал, Десор отпустит ее, если я явлюсь и сдамся, — было видно, что говорить ему очень тяжело. — Вот только… — он прикрыл глаза.

— Только ты не знал, что твои мать и отец уже мертвы, — закончил за него Киг. — Я сейчас не читаю твои мысли, — добавил он. — Просто такой ход в стиле Десора…

— Почему твой друг не сказал тебе? — аккуратно спросила Шо.

— Друг… — истерично рассмеялся Акрон. — Нероку предложили выбор: смерть или должность Первого помощника Десора. И он выбрал должность. Все это время почти с момента моего побега он общался со мной и передавал всю информацию Десору. Они знали, где я… Но не хотели нападать. Они ждали какого-то момента или события. Не знаю… — он посмотрел на Кига. — Но когда пришло время, Нерок выманил меня, — его глаза источали боль. — В Леберио все думают, что я застал Десора врасплох, когда напал на него. Ничего подобного! Он был готов! — Акрон повысил голос. — Он ждал меня!

— Тише! — скомандовал Грауцен. — Заметят же!

— Знаешь, что самое страшное? — полушепотом спросил Малегор. — Мою мать убил не Десор. Ее убил Нерок. Десор отдал приказ, и мой лучший друг его исполнил. А моего отца они убили вместе.

— Знаешь, как Десор смог одолеть меня тогда, сотни миллионов лет назад? — поинтересовался Грауцен, хоть и было видно, что вопрос риторический. — Он принял облик моей маленькой дочери и стал умолять меня остановиться и сдаться. И я сдался. А потом историки писали со слов Десора о великой битве, в которой он меня победил. Ну да… Ну да…

— Скоро мы прикончим его! — радостно воскликнула Шо.

— Началось! — резко произнес Киг. — У них время молитвы.

Двенадцать ящеров легли на спины и устремили взоры вверх к оболочке звезды. При этом они синхронно рычали и настукивали острыми зубами какую-то загадочную мелодию.

— Они вроде умные существа, а ведут себя как дикари… — рассуждал Лот.

— Ну не знаю… — потянул Грауцен. — Посмотри наверх! Когда они молятся, в оболочке Ацо происходят какие-то вспышки. Так что… В общем, идем!

Герои медленно пробирались к кратеру. Они понимали, что их заметят, но важно было то, насколько быстро это произойдет. Они прошли мимо лежачих дозорных и встали возле кратера.

— Начнем! — скомандовал Грауцен и направил поток энергии на кратер.

Киг последовал его примеру. Акрон никак не мог сгенерировать силу. В какой-то момент он просто решил вспомнить все те эмоции и ту ненависть, которую питал к Нероку, Десору и, главное, к самому себе. У него получилось — энергия пошла.

— Отпусти! — неожиданно закричала Шо.

Герои увидели, как девушку схватили сразу три люппи. Звери пытались растерзать ее, но та отчаянно отбивалась. Лот бросился на помощь и повалил на песок сразу двух монстров. Третий же ударил его в спину и отбросил на несколько метров от кратера. Шо тем временем поднялась и заняла место рядом с Кигом, выпуская мощный энергетический поток.

— Силы хватает! — радостно воскликнул Грауцен. — Благодаря Акрону! Лот нам даже не нужен!

Люппи бросились на героев, но вокруг тех образовалось мощное защитное поле. Лот отчаянно пытался прорваться обратно к кратеру, но против уже девяти ящеров шансов у него не было.

— Мы что, бросим его? — недоумевал Акрон.

В этот момент Лоту оторвали ногу и обе руки.

— Да! — заключил Грауцен. — Если прервем поле и бросимся ему на помощь, погибнем все.

Люппи становилось все больше.

— Шо! Любимая! — кричал Лот. — Я люблю тебя! Я люблю тебя!

Шо молчала. В ее глазах читалось неподдельное равнодушие. Когда Малегор увидел этот взгляд на фоне кричащего Лота, ему стало до такой степени противно и жутко, что он было решил специально прервать поле и позволить люппи уничтожить их всех.

Но нет. Акрон задумался… Что это изменит? Сейчас умирает маньяк. Преступник. Пусть и влюбленный, но преступник. Впрочем, таким Малегор считал и себя самого. Остаться здесь и погибнуть — значит, позволить Десору остаться безнаказанным. А выбраться — значит, выпустить наружу трех самых ужасных преступников в истории мира. Хотя если бы не люппи, их было бы четверо…

Началось. Портал заработал. Герои покидали пределы звезды под душераздирающие вопли: «Я люблю тебя! Шо! Я люблю тебя!»

Глава 2. Незваный гость

Планета Гелехо притаилась в центре Вселенной среди сотен планет, втрое превосходящих ее по размеру. Несмотря на свою миниатюрность, Гелехо заселена достаточно плотно, во многом благодаря тому, что все ее жители ростом не выше одного метра. Каждый из них имеет крылья, летает и живет до трехсот-четырехсот лет.

Дарине было шестьдесят два. По меркам гелехонцев, для женщины пятьдесят-сто лет — самый пик юности и сексуальности, и сорокалетний любовник Дарины Санка в любой момент дня и ночи мог оценить эту сексуальность по достоинству.

Они жили душа в душу, лишь изредка отвлекаясь на незначительные бытовые ссоры. Санка любил на рассвете приглашать Дарину на романтические прогулки, где они просто летали по небу, слегка соприкоснувшись крыльями. Этот роман был очень ярким и чистым.

Иногда мы задумываемся, а зачем вообще нужна любовь и есть ли она? Почему мы должны к чему-то привязываться, утрачивая свободу, если можно прожить жизнь только ради самого себя, получая все удовольствие и все блага этого чудесного мира? И ответ на этот вопрос кроется в самом смысле нашего существования.

Ведь какими бы путями мы ни шли и какие бы инструменты ни использовали, каждый из нас идет к счастью. Осознанно ли идет, доходит ли — вопрос другой. Но идет. А что такое счастье, если не внутреннее сочетание спокойствия и комфорта с эйфорией и энергией?

А ведь это и есть любовь! Безгранично сильное чувство внутри, от которого тепло и приятно, но хочется летать и сворачивать горы. Это чувство и является самой настоящей свободой!

И те, кто предпочитает любви независимость, обретут лишь разочарование и усталость.

Дарине было не важно, какой идет год, сколько времени… Ей было важно, что рядом любимый. В тот вечер она приготовила потрясающий ужин и ждала Санку с работы (он был механиком космических ракет). Все было как обычно: предвкушение нежной страсти и тонкий аромат волшебства. Ничто вокруг не давало ни малейшего намека на весь тот кошмар, который воцарится с минуты на минуту.

Неожиданно девушка услышала легкую и приятную мелодию, автором которой был ее отец-композитор. Это означало, что кто-то пришел.

— Любимый! — радостно закричала Дарина.

Отворив дверные ставни, девушка увидела очень высокого для здешних мест солдата с металлическими руками, ногами и зубами. Его серые глаза веяли каким-то странным и до ужаса неприятным холодом и страхом.

— Здравствуйте! — Дарина старалась изобразить улыбку, ведь в их краях гостеприимство было частью культуры. — Чем могу помочь вам?

Гость молчал и как-то странно разглядывал хозяйку.

— Вы, должно быть, ошиблись… Какой номер дома вам нужен? — в голосе девушки проскальзывал страх.

Неожиданно мужчина, небрежно отпихнув Дарину, вошел внутрь.

— Тесновато здесь, — произнес он спокойным холодным голосом.

— Я вызову полицию… — на глазах девушки выступили слезы.

— Это не лучшая идея! — гость уселся на диван. — Лучше принеси что-нибудь выпить! Покрепче!

— Я ничего не принесу, пока вы не объясните, кто вы такой и что происходит! — Дарина пыталась говорить уверенно, но страх было не скрыть.

— Я тот, — вальяжно начал солдат, — кто не причинит тебе никакого вреда, если будешь отвечать на мои вопросы.

— Какие еще вопросы? Я ничего не понимаю!

— Ты ведь Дарина, верно? — спросил тот.

— Да…

— А меня зовут Пик-892! Можно просто Пик, — он загадочно улыбнулся. — Судя по твоей реакции, тебе уже доводилось слышать это имя?

— Да… — полумертвым тоном ответила хозяйка.

— Расскажи, как это было?

Девушка сделала глубокий вдох и подумала о том, что нужно резко выскочить в дверь и улететь как можно дальше.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 345