электронная
144
печатная A5
438
18+
Академия «Радужные крылья». Воплощённый

Бесплатный фрагмент - Академия «Радужные крылья». Воплощённый

Объем:
264 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2315-6
электронная
от 144
печатная A5
от 438

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пекур Татьяна

Академия Радужные крылья. Книга первая

Любовно — фантастический роман

Королева нефелимов Эризель Санеш бежит от предательства, лучший друг ее мужа подло убивает его на церемонии Обретения крыльев. Ее дочь так и не обрела крылья, и не стала взрослой «Дарующей жизнь». Мать и дочь с помощью древнего амулета переносятся в другой мир и там им придется начать все заново.

МЖМ

Пекур Татьяна

Академия Радужные крылья

ПРОЛОГ

— Н — е- е- т! Не надо! — королева нефелимов Эризель только что стала вдовой, ее мужа Зарташа убил самый близкий друг, который неожиданно стал врагом. Подняв подол длинного, церемониального платья цвета радуги, она побежала к лестнице в башню. За ней кинулись в погоню, но врагов остановил такой поток огня, что последние два воина шарахнулись от менее удачливых товарищей.

Запечатав вход магией, беглянка пролетела два этажа вихрем, ворвалась в комнату дочери:

— Лариша, детка, быстрее, собери наши драгоценности, возьми немного вещей, вот сумка… — она металась от столика с зеркалом, где были небрежной кучкой свалены кулоны, кольца, диадемы, ведь сегодня особенный день, и они с дочкой так ждали его, выбирали наряды и никак не могли решить, какое ожерелье подходит к белому платью новой «Дарующей жизнь». Наконец, собрав минимум из необходимого, Эри подскочила к дочери и крепко обняла ее, для верности еще и заключила ее в крылья:

— Маленькая моя! Все должно было быть не так! И папа… — ее голос дрогнул, когда она вспомнила бесславный конец потомка Первых. « Зарташ, все не так… почему ты не защитил нас?» Сейчас не время жалеть себя, надо спасаться. Одной рукой обнимая дочь, другой она сжала кулон из солнечного металла, внутри пульсировала золотая жидкость — кровь Первых. Металл жалобно хрустнул под давлением, казалось бы, хрупкой руки, кровь смешалась с кровью самой Эризель, мощный вихрь силы закрутился вокруг двух фигур, вспышка, и они исчезли. В ту же секунду в комнату ворвался мужчина с длинным кинжалом, обагренным кровью:

— Ушла! Ушла!! — в его голосе было столько бешенства, сколько же и отчаяния. Он упустил ту, ради которой все и затеял.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Мы падали и падали с большой высоты — портал открылся в небе над скалами. Я крепко обхватила дочь и неистово забила крыльями. Их выворачивало сильными потоками холодного воздуха, земля стремительно приближалась. Едва я выровняла наш полет, как мы со всего маху рухнули в сугроб. Мама! Как холодно, даже крылья не спасут нас от мороза навскидку градусов 20—25.Срочно заключаю нас в сферу огня, тем более что он нас не спалит, ведь мы несем в себе и его стихию тоже. Вокруг нас подтаял снег, обнажив тела незадачливых путешественников, замыкаю сферу на нас, придаю нам легкости и мы пошли по снегу, не оставляя следов. Считав информацию из магического поля мира, я поняла, что мы попали в безлюдную местность, и нам придется долго идти по горам, переправиться через большую горную реку, в общем, дней десять по самым скромным прикидкам. Надо ускорить этот процесс. Мысленно потянулась в стороны в поисках жизни. Через час, уже разуверившись найти хоть что-то в этом гиблом месте, передо мной предстал красивый гордый зверь, напоминающий большую кошку, только снежно — белый, видимо, это его маскировка на снегу. Я позвала его к нам на помощь, он достаточно большой, чтобы унести нас отсюда. Но встретила внезапный протест, оглядела зверя и заметила, что под его лапами шевелиться маленький комочек с розовым носиком. Вот почему кошка не хочет уходить! Я сказала ей, пусть берет с собой малыша, Ларша обожает все пушистое и с удовольствием его понесет на руках. Через несколько минут кошка появилась рядом со мной. Поразительно, но я даже не заметила, как она вынырнула из снега! В зубах она тащила котенка, Ларша восторженно запищала и тут же схватила его на руки. Прекрасно! Их обоих мы на время потеряли! А мы пообщаемся с мамой. Я сказала ей, чего хочу. Неска (так она себя назвала) была, в общем — то, не против небольшой прогулки, тем более, что здесь уже не на кого охотиться, пожаловалась она. Черное колдовство с той стороны гряды погубило всю живность, за исключением магически созданных. Она почувствовала мою силу жизни и решила стать моим спутником, ведь их и создал маг жизни (последний представитель этой стихии умер тысячу лет назад). С тех пор его создания предоставлены сами себе, но скоро они почувствуют нас и придут. Что же, будем решать проблемы по мере их возникновения. Проблема номер один: выбраться из заснеженной гористой местности, желательно к людям, хотя я не против любой другой неагрессивной расы. Маг — поле сказало мне, что этот мир населяют стандартные для магического мира расы: эльфы разных расцветок, гномы, драконы, наги, демоны, дриады и ундины, и так далее. Люди, разумеется самая многочисленная раса — у них три больших государства за перевалом. В горах живут драконы, вернее живут они в долине, где их магический источник питает все живое там энергией. Там тепло и зелено, драконы живут в обычных домах, а скалы им нужны для полетов и посадок, многие вершины специально срезаны и превращены в полигоны и взлетные площадки.

Мы разместились на широкой спине Нески, Лара держала котенка с таким видом, словно это счастье всей ее жизни. Из воздуха я сделала седло и уздечку, они совсем не мешали кошке, а мы поедем с удобством. Неска взяла с места в карьер так внезапно и в то же время мягко, что у меня захватило дух. Мимо пролетали снежные вершины, склоны и расселины, наконец, мы добрались до реки, Неска разбежалась и легко перемахнула через бурный поток. Мы только восторженно закричали, а она уже мчалась дальше.

Наконец, мы остановились и стали устраиваться на ночлег. Снега здесь было меньше, поэтому создав воздушную подушку, мы разместились с комфортом, наша спутница оставила малыша на нас и ушла поохотиться. Через несколько минут она вернулась с каким-то копытным в пасти, положила его на землю и села столбиком, ожидая моего решения. Я вырезала большой кусок мяса нам, уплотнив воздух до остроты кинжала, и занялась приготовлением ужина. Мое магическое пламя прожарило кусок лучше и качественнее, чем обычный костер. Пусть и несоленое, мясо ушло вмиг. Неска, отвернувшись от нас, покормила малыша молоком, тщательно вылизала его, после чего они мирно уснули.

— Мам… Что мы будем делать здесь одни, без папы? Мне страшно.

— Знаю, что страшно, мне тоже. Я буду защищать тебя сама, раз уж папа не смог, — иррациональная обида на Зарташа, за то, что не защитил нас, что его вера в дружбу между конкурирующими родами позволила предателю подойти так близко, чтобы убить одним ударом кинжала, жгла огнем. Я не скоро смогу простить его, ведь из-за того, что он не слышал моих предостережений, слепо верил Марушу, я стала пренебрегать им, и мы в последнее время были более чужими друг другу, чем до свадьбы. Я долго не могла уснуть, смотрела в звездное небо другого мира, и думала, думала… Все чувства надо оставить на потом, потом погорюю, поплачу, а сейчас надо выжить, нам с дочерью нужно найти дом, безопасный, надежный дом. Возможно, я устроюсь преподавать в Межрасовую Академию магии, заодно и Ларша продолжит учиться. Итак, цель намечена! Передо мной развернулась магическая карта мира, любезно предоставленная маг — полем. Мы в предгорьях Драконовых скал, впереди земли нагов, немного вправо — земли гномов, через пять дневных переходов — людские земли. На пересечении земель людей и эльфов и стоит нужная мне Академия, там и будет наш дом. Я стихийный маг, а значит потенциальный преподаватель магии огня, воздуха, магию жизни пока афишировать не будем, ведь здесь это редкость, а значит, многие захотят использовать нас в своих целях.

Утром я рассказала о своих планах дочери, сначала она надулась (кому охота учиться), но когда я напомнила ей, что мы не дома, что нам нужна защита и влиятельные, магически сильные друзья и покровители, мое послушное дитя со вздохом смирения согласилось на все. Мы влезли на Неску, и помчались, как ветер, земли нагов проскочили в миг. До земель людей надо было пройти ничейные степи, а значит, хозяевами вполне могут быть и орды нежити, и бандиты, и орочьи племена. Надо быть очень осторожными, но мы и так буквально стелились по земле — кошка удивительно мягко и бесшумно бежала, забирая вправо, мотивируя это тем, что у гномов безопаснее, чем в ничейной степи. Еще дважды мы ночевали под открытым небом, но назавтра намечался поход в город людей, мы достигли первой деревни еще днем. И тут встала проблема одежды: сменной одежды у нас не было, на нас все еще были нарядные платья, на дочери — белое церемониальное, на мне — радужное, как и мои крылья. Еще бы пара часов, и Лара получила бы свои крылья, ведь в Храме Первых проходит церемония взросления женщин — нефелимов с красивым названием «Дарующая жизнь». Девочка становится взрослой девушкой и получает крылья от богини Жизни. Где нам теперь найти храм богини? Будем надеяться, что здесь тоже чтят богиню Дарующую жизнь. Что ж, будем творить материю! Это умение присуще всем магам жизни, трансформировать окружающие минеральные и органические вещества в одежду очень сложно, нужна такая концентрация сознания, почти транс. Я сосредоточилась, прочувствовала всю органику местности, здесь много минералов, есть волокна травы, даже шерсть на двух представителях животного мира, Неска охотно ею поделиться, я знаю. Приступим. Я сотворила нам походные костюмы черного цвета, материал был мягким, но прочным, сделан из особого сплава металла и кристаллов редкого минерала из гномьих гор, кстати, этот минерал продается на вес золота! А нам он достанется бесплатно, да минут нас претензии гномьего племени! Тонкий слой войлока из шерсти снежной кошки выстелил костюм с изнанки, сделав его теплым и уютно — мягким. Такие же плащи с меховой опушкой, сапожки и рукавицы, не удержалась и сделала две заплечные сумки с эмблемой хищницы снежно — белой на черном.

Неска одобрительно фыркнула и подставила бок — садись, мол, хозяйка, домчу куда надо! Никто из нас не думал пока, куда нам деть такого большого зверя, но в Академию прибудут представители всех рас, а значит, их ездовые животные будут столь же экзотичны, как и Неска. Думаю, я могу несколько лет подпитывать ее магически, во избежание так сказать.

Мы постояли, переглянулись, Лара взяла котенка, посмотрела на меня и сказала:

— Ну, поехали уже в твою Академию!

Я рассмеялась, беззаботно, сбросив груз переживаний, или просто запрятав его глубоко в подсознание, и сказала:

— Поехали!

ГЛАВА ВТОРАЯ

Или в деревнях такой непуганый народ, или люди видели и более экзотичных всадников, но на нас никто не обращал внимания, только собаки иногда успевали тявкнуть вслед. В пригороде я решила все же остановиться, мы подъехали к постоялому двору, на вывеске значилось: «Веселый карал», вероятно, рыба, поскольку рядом было нарисовано одноглазое ощерившее пасть чудище, огромным плавником махающее на вход. Мы посмеялись с Ларой. К нам подскочил пухлый мужичонка, вытер руки о передник (чистый, слава Богине!) и спросил:

— Чего желаете, Сиятельные? Есть лучшие комнаты с ванными, выходят окнами на долину Дивных, в меню есть самые изысканные блюда и вина!

— Нам комнату и ужин, наша кошка идет с нами. Сколько с нас?

— С ездовыми животными в номер? Но госпожа! — Неска зло предупреждающе ощерилась, ее рык отдался эхом от крыльца, — П-пожалуй ваша кошка исключение, извольте пройти в нумер, госпожа! За все про все с Вас четыре золотых сальда, а кошечку мы бесплатно покормим.

Мы вошли в дом. Что могу сказать? Хорошая и чистая таверна, хозяин явно не для простых выпивох старается, рассчитывает на иностранных гостей. И правильно! Что с местных взять? А всякие делегации, что проездом едут в Академию, все же больше заплатят, чем горожане за кружку пива. Несколько гостей повернулись в нашу сторону, у двух эльфов глаза стали как блюдца. Двое гномов только окинули нас взглядом и отвернулись. Дивные зашептались на своем языке, что-то яростно доказывали друг другу, затем один направился к нам. Я махнула хозяину, мол, неси ужин сюда. Мы сели за столик, эльф уже был возле нас:

— Доброго дня, Сиятельные госпожи! — глубокий поклон, — развейте же наши с другом сомнения и подскажите, к какой вы принадлежите расе! Не сочтите за дерзость, ни в коей мере мы не хотим оскорбить Вас! — какой он еще ребенок! Взрослый эльф наверняка так не стеснялся бы. Наверно они студенты, едут учиться в Академию.

— В вашем мире нет такой расы, — парни едва не попадали! Они — то думали драконицы на прогулке или причудливая смесь рас так расцветила нас, — Меня зовут Эризель Санеш, это — моя дочь Лариша, а кошка — Неска. Мы единственные представители расы Нефелимов, Крылатых потомков Первых, — уже грустно закончила я. Кому я говорю про кровь Первых? Дивный народ в любом мире принадлежит к Первым. Но произведенное впечатление несколько подсластило горечь моих мыслей:

— Меня зовут Каренель, а моего друга — Нарисель. Сиятельная, позвольте узнать, вы направляетесь в Академию магии в Гиоре? — и столько надежды в глазах.

— Да, мы именно туда и направляемся. Я собираюсь преподавать там стихийную магию, а дочка должна продолжить учебу, — деликатные какие! Дальше расспрашивать юноши не стали, сели за свой стол и изредка кидали на нас задумчивые взгляды.

Мы поели, еда, и правда, выше всяких похвал! Поблагодарив хозяина за вкусный ужин, отправились мыться и спать. Завтра сходим на рынок, купим одежду и то, что необходимо каждой женщине, потом наведаемся в Ректорат Академии, предложу свои услуги учителя. Я поспрашивала немного наших новых знакомых, они сказали, что недавно одна из преподавательниц стихийной магии ушла в связи с пополнением в семье. Ну что ж, спасибо силам Судьбы, что так своевременно одарили эту неведомую мне женщину семейным счастьем!

Звукоизоляция в комнатах прекрасная, мы выспались и были готовы встретить новый день. Надев свои костюмы, вышли из номера. В коридоре уже ходили слуги и выходили по своим делам постояльцы.

— Доброе утро, лера Эризель, лера Лариша! — привлекли к нам внимание своими звонкими голосами эльфы. Два молодых дракона, очевидно тоже студенты, окинули нас пронзительными взглядами. Какие же они экзотичные! В нашем мире уже нет их расы — ушли в другие реальности, в нашей им было скучно: ни войн тебе, ни нежити, только внутригосударственные конфликты, похожие на нашу ситуацию. Красивые фигуры, все в коже, мерцают родовые татуировки у висков, глаза как раскаленный уголь — черные и с алыми искрами. Я отвернулась, чтобы скрыть замешательство и смущение, да и мало ли — примут еще за приглашение…

Мы ходили по рынку уже два часа, сначала я продала часть нашего родового запаса драгоценных камней, затем мы зашли в магазин одежды, между прочим, самый дорогой в городе! Здесь хозяйкой была полуэльфийка Марелия, очень милая и приветливая. Она сходу оценила наши фигуры, экзотичность нашей внешности (радужные волосы у меня и дочери, наши фиолетовые с золотыми искрами глаза), и предложила сшить нам на заказ целый гардероб на все случаи жизни. Я сказала, что собираюсь преподавать в МАМ (Межрасовой академии магии), на что получила серии восторженных писков и обещание самых красивых форменных мантий для нас с Ларой. Мы долго выбирали ткани: я не скупилась и брала то паутинный шелк от темных эльфов, то драконий жайн (невероятная, полыхающая всеми оттенками выбранного цвета ткань, она воплощала стихию, которая, казалось, вот — вот выплеснется в окружающий мир), белейший муар и кружева от эльфов, кожу на сапоги и туфли (как сказала Мареля, ее магазин сотрудничает с обувной лавкой ее сородича — эльфа, и нам нет нужды искать, где заказать обувь). Выбрав фасоны с помощью мнемо — кристаллов с моделями, оставив моей новой знакомой свои мерки, договорились об оплате, мы направились в Ратушу для получения некого документа, который даст нам возможность жить в этом мире в целом и в этом городе в частности. Как оказалось, любой разумный может прийти в Ратушу Гиора, и там уже сидящие представители любой расы делают вам документ с коллективно- общей возможностью путешествовать и жить в любом государстве на ваш выбор. Разумеется, такое удовольствие стоит дороже Визари (так называется пропуск — вид на жительство), но кто знает, куда нас с дочкой занесет судьба?

В Ратуше было чисто, светло и пусто. Мы обошли холл, поднялись на второй этаж, и только там нам удалось поймать «языка». Это был очень замотанный гоблин с большими очками на мясистом носу.

— Извините лер, не подскажете, где проходит регистрация? Нам нужно получить Полную Визари.

— Сиятельная госпожа желает получить Полную Визари? Сделав ударение на слове Полная, гоблин — служащий пытливо уставился на меня.

— Полную Визари! — с нажимом повторила я.

— Лер Вачек к Вашим услугам, — подмел он пол воображаемой шляпой. Он вприпрыжку побежал впереди нас, поминутно оглядываясь, не ушли ли столь богатые дамы. Наконец, мы пришли к большим дверям с массивными створками, больше было похоже на банковское хранилище, чем на конторское помещение.

— Вот, извольте пройти, здесь заседают Представители всех рас и они решат, давать ли столь прекрасной Сиятельной Полную Визари!

Поблагодарив любезного провожатого, я открыла створку двери, и мы вошли в просторную комнату, в которой в четком порядке располагались массивные столы — конторки, во главе каждого, предположительно, должны были восседать те самые Представители. Должны были, потому как никого за ними не было, но, ориентируясь на звук, мы прошли на широкую лоджию и стали на входе. Нам открылось интересное зрелище в виде пятерых мужчин, азартно сражающихся в магическую войнушку. Я громко кашлянула и стала с удовольствием наблюдать, как представители пяти рас развернулись сначала с раздражением, затем с изумлением, а после и с приятным восхищением посмотрели на нас.

Эльф и дракон практически сразу сделали честные лица и поприветствовали нас на своем языке. Мы знали все языки этого мира благодаря магическому информационному полю, поэтому я ответила на их приветствие соответственно.

— Сиятельная леера Эризель, чем мы можем помочь вам?

— Нам нужна Полная Визари и я бы хотела спросить, не знаете ли вы, когда принимает ректор МАМ? Я хотела бы устроиться преподавать стихийную магию.

Мужчины переглянулись и, как мне показалось, немного смешались. Дракон смущенно хмыкнул и представился:

— Ректор МАМ лер Гардариан тен Оност! Если вы пройдете простейшую проверку на владение стихиями — я приму вас сразу же! Учебный год вот-вот начнется, а магистра стихий у нас нет. Нет, желающие есть и довольно много, но вы же понимаете — с учениками столь разными, непохожими как расой, так и финансовым положением друг на друга, очень сложно справиться! Нам нужен магистр с такой хваткой, чтобы сразу все его зауважали, присмирели и в идеале стали старательно учиться.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

То, что ректор не чистокровный дракон, я поняла сразу. Скорее всего его матерью была эльфиня — только эти женщины имели шанс выносить дракона, ведь их дети потребляли очень много силы жизни, буквально оставляя мать ни с чем. Драконицы тоже редко беременели, примерно один — два ребенка за весь брак. Брак мог быть прерван какой — то из сторон.

Драконица могла согласиться и на третьего малыша, но ее жизнь висела бы на волоске. Такое случилось всего раз за всю историю этого мира, и повторять ее подвиг соплеменницы не рвались.

Эльфийский посол-представитель был высоким блондином с красивой татуировкой в виде растительного орнамента, скорее всего он — целитель самой высокой категории.

Гном и оборотень стояли расслаблено, но явно не упускали из разговора ни единой детали.

— Давайте заполним маг — формуляр! Вопросы стандартные: кто вы, откуда, к какой расе принадлежите, какое у вас положение в обществе (аристократка вы или нет), семейное положение, владение стихиями или любым другим навыком, который необходимо внести в вашу Визари. Ректор Мам сразу приступил к делу.

— Меня зовут Эризель Санеш, мою дочь — Лариша Санеш. Мы из мира Претт, принадлежим к расе Нефелимов, самой малочисленной расе нашего мира, я была королевой нефелимов, а Лара — принцессой… Я — вдова. Мой муж погиб от удара клинком, который нанес ему его, как он считал, лучший друг, — я сглотнула комок, что мешал дышать, надо взять себя в руки.

— Я владею стихией огня, воздуха и… жизни, — наконец решила я признаться, — надеюсь, последнее останется между нами? В вашем мире маг Жизни слишком редкий зверь, и за его шкуркой всегда идет охота.

— Я клянусь, что эти сведения не выйдут за пределы этой комнаты и всех присутствующих! Простите, что заставили вас вспомнить эти ужасные события. Сейчас на вашей Визари поставят маг — слепки все представители, и все готово. Какие стихии у вашей дочери?

— Вода и воздух. И, разумеется, стихия жизни. Это наша женская родовая магия. Мы способны спасти на пороге смерти! Только… мужчин мы спасаем любовью, если так можно выразиться. Поэтому афишировать свою силу я не хочу.

— Разумеется, леера Эризель, разумеется! Теперь я проверю вас на владение стихиями. Пожалуйста, пройдем в соседнюю комнату, там стоит защита, и нам ничто не помешает.

За нами в комнату вошли остальные, эльф — целитель прямо — таки прожег мне спину своим любопытным взглядом. За последующий час ректор всячески проверял нас, после чего остался очень доволен результатом.

— Потрясающе! Вы просто мастерски владеете своими стихиями! Наверно, некоторым нашим магистрам даже будет чему у вас научиться. Вы приняты, леера Санеш! Сегодня же зачислю вас в штат, у вас будут свои комнаты в учительской башне. Ваша дочь тоже показала достаточный уровень, я зачислю ее на пятый курс стихийного факультета. Если вам что-то нужно, не стесняйтесь и говорите! Оплата учительского труда у нас весьма достойная, всем необходимым обеспечим.

— С нами в Академию прибыл магический зверь, снежная кошка, могу ли я ее оставить?

— Конечно! Мы будем рады, ведь магических зверей не видели уже много столетий. Учеников будем по ним учить, вот наш преподаватель — бестиолог Рион нар Ваашт. Он оборотень и знает о животных все, — вышеупомянутый нар Ваашт был мощным мужчиной с пронзительным стальным взглядом, которым прожигал мне спину. Его желание ощущалось так явно, что мне стало неловко.

Лер Ваашт сделал церемонный поклон и пророкотал своим невероятным голосом:

— Я рад, что в МАМе станет на одну прекраснейшую лееру больше! Не беспокойтесь за свою кошку, я прослежу, чтобы ее устроили в бестиарии.

— Буду вам благодарна! Лер ректор, не могли бы вы проводить нас в общежитие? — Неска одна на улице — как бы не вышло чего! Тер Оност передал заботу о нас бестиологу, чему тот был очень рад.

Мы подошли к кошке, оборотень так заинтересовался нашей спутницей, что мне даже стало обидно, ведь такой восторг и мне бы был приятен. Помотала головой и мысленно сказала себе пару ласковых — прослыть легкомысленной особой, заводящей романы на каждом шагу не хотелось. Рион рассмотрел кошку со всех сторон, выяснил, что магия на нее не действует, за исключением моей, разумеется.

— Рион, если вы осмотрели кошку, может, продолжим путь? Мне бы хотелось сегодня обустроиться на новом месте.

— Простите, благородная леера! Я просто никогда не видел магических животных, это невероятно интересно! У вас с нею связь, как у ведьм с фамилиаром?

— Да, мы связаны. Где бы она ни была, она тут же появиться на мой зов! Мне придется некоторое время питать ее магией, ведь охотиться здесь негде.

— Ее будут кормить очень сытно, не беспокойтесь! На академию идет специальный налог от каждой страны. Люди в числе прочего поставляют нам мясо.

Незаметно для нас, из-за расступившихся зданий появилась Академия. Высокие шпили башен пронзали небеса, серо- стальной камень бликовал разными цветами радужного спектра, наверно здесь столько смешалось разных стихий за все года обучения, что они пропитали стены здания. Мы поднялись по широкой лестнице крыльца, ворота сами распахнулись перед нами, открывая древнее великолепие старейшей магической школы этого мира. Огромный холл, казалось, уходит в бесконечность, двумя полукружьями его обнимали величественные лестницы, ведущие на верхние этажи. Мы подошли к лестнице слева:

— На втором этаже у нас учебные комнаты для младших курсов, на третьем — для тех, кто перешел на пятую и больше ступень, на четвертом — старшекурсники. Вот за их комнатами начинается наше преподавательское общежитие. Не пугайтесь, на самом деле у нас для учителей выделены целые покои в несколько комнат. Вам понравиться! Раз в неделю преподаватель дежурит по этажу старших кусов, эти шкодники регулярно устраивают пакости, впрочем, увидите сами.

— Здесь совместное общежитие? — спросила я, чем заслужила снисходительный взгляд.

— Нет, леера Эризель, в одном крыле — женское общежитие, а во втором — мужское. В конце комнат студентов располагается вход в башню, вот в башнях и живут преподаватели. У вас будет четыре соседки: леера Паттис — магистр магии разума и чистокровный человек; леера Шантиль — эльфиня, магистр магии целителей; леера Сайфен — чистокровная дроу, она преподает темную магию; леера Катна — боевые навыки, и она чистокровный тролль.

Я немного удивилась тому, что здесь есть преподаватель темной магии:

— Темной? Это не запрещено?

— У многих студентов из Дроувнари это профильный предмет. Они все имеют стихию тьмы, и чтобы утихомирить ее, их и присылают учиться в МАМ. Леера Сайфен спасает мир от темных потенциально безумных магов уже много лет. Несколько лет назад с нашим ректором связались демоны, они живут в закрытой долине Тхааш за драконьими горами. Так вот, их дети тоже все маги тьмы, они отчаянно нуждаются в сильном преподавателе. Сила для них решающий критерий, ведь эта стихия очень агрессивна. Но вы вряд ли будете пересекаться со студентами этого факультета. Ведь ваши стихии воздух и огонь?

— Да. Воздух и огонь. А кто из преподавателей живет с вами? Много еще предметов здесь преподают?

— В нашем крыле живут два светлых эльфа — они целители. С одним из них вы уже виделись сегодня, это леер Лассель нар Тонси. Второго вы увидите на первом балу, он еще называется бал Познания, потому что на нем знакомятся и преподаватели и ученики. Еще один преподаватель стихии тьмы — дроу Делаш нар Данти, очень высокородный и самолюбивый, хотя его достоинств я не умаляю. Преподаватель магии иллюзий есть чистокровный человек Адан нар Мадори, два преподавателя боевки: полутролль сан Кандо и мой соплеменник нар Форин, потом узнаете об остальных. Вот мы и пришли к вашим комнатам! На вашей двери, как видите, уже есть табличка с вашим именем и стихией, которую вы преподаете.

Комнаты были фактически пусты, только необходимый набор мебели. Но ректор обещал обеспечить нас всем необходимым, так что вскоре я составлю список, который возможно его не обрадует. Мы обошли комнаты, постояли у окна, оценив потрясающий вид на город, который кипел как муравейник. Наш провожатый терпеливо сносил все наши восторги или вопросы. Наконец, мы устало присели на диван в гостиной.

— Отдыхайте, леры, я зайду за вами через два часа, чтобы проводить в столовую. Несмотря на то, что учеников еще нет, там можно всегда поесть — наши домовые всегда готовы обслужить вас, их блюда всегда свежие и появляются мгновенно, даже если захотите что-то по рецепту своей родины.

Мы подошли к двери, нар Ваашт взял мою руку в свою большую, загрубелую ладонь и, не отрываясь, смотрел мне в глаза. Я не знала, что ответить на такой явный интерес, ведь сейчас мне откровенно не до этого.

— Жду вас через два часа, Рион, — оборотень ушел, напоследок опалив еще одним из своих фирменных взглядов. Я устало прислонилась к двери. У них явный дефицит женщин. Я отогнала мысли о других мужчинах — преподавателях и пошла в ванную. Лара уже купала тут котенка. Неска уже вылизалась и мирно лежала на ковре, вытянувшись на всю комнату.

— Как ты её назовешь? — спросила я, залезая, в горячую, ароматную воду.

— Снежинка! — уверенно сказал ребенок, и чмокнул в нос зевающую кошечку.

— Снежинка… Ей нравится, наверное. Давай купаться, залезай ко мне!

Мы спокойно поместились в этом малом бассейне, вымылись, переоделись и стали ждать прихода Риона.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Мы не стали особо наряжаться, поэтому на нас были скромные сиреневые с белым атласные платья, их Мареля просто в лавке подогнала под нас. Я заплела нам косы, вплела ленты с нашими фарими (наши фамильные драгоценности, из наших слез). Неска не изъявила желания идти с нами, она пока сыта, малышка тоже, так что ее место возле камина! Мы похихикали, погладили мягкие белоснежные бока, Ларша зацеловала Снежинку. В этот приятный момент раздался настойчивый стук в дверь. Рион! Я открыла дверь, оборотень опалил меня восхищенным взглядом:

— Вы прекрасны, Эризель! Пойдемте в столовую! — он развернулся и жестом показал нам на выход.

— Столовая находиться на этом этаже, в самом начале мужского крыла. Она совместная, но преподаватели едят отдельно от учеников. Как я уже говорил, любое ваше желание тут же будет исполнено: домовые прекрасно читают такие мысли, которые относятся непосредственно к еде.

Столовая была просторная и светлая, мне очень понравилось. Четыре больших стола для преподавателей сейчас были пусты. Мы сели за стол с персиковой скатертью, я осмотрелась и увидела, что все столы накрыты разноцветными материями. Рион заметил мой интерес:

— Да, все столы разные! Во — первых, они отличают учеников по факультету, силам и стихиям, во-вторых по полу или положению в обществе. Допустим два зеленых стола, предназначенных для учеников третьего курса, один с золотой каймой по краю для аристократов, другой — для всех остальных.

— У вас этому придают такое значение? Ведь маги — это уже высшее сословие! — я была несколько обескуражена.

— Не в этом дело, леера! Маги, разумеется, уже выше простолюдинов, но у других рас такое разделение принято уже давно и оно неизменно. Эльфы общаются только с аристократами, исключение делается только в стенах МАМ для учеников невысокого происхождения. Тролли плевать хотели на условности, за что их обожают ученики всех рас. Мы, оборотни тоже не особо на этом зацикливаемся.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 438