электронная
76
печатная A5
453
16+
Академия меча и чар

Бесплатный фрагмент - Академия меча и чар

Книга первая


5
Объем:
292 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-1038-4
электронная
от 76
печатная A5
от 453

Text copyright © 2016 Kira Tigris

All Rights Reserved

Пролог

Ад пуст! Все демоны сюда слетелись!

Уильям Шекспир

В глубине души каждый из нас, конечно же, догадывается, что этот мир не так прост и тривиален, каким кажется на первый взгляд. Земля не такая уж маленькая и обыкновенная планетка, затерянная в космосе, и человечество — далеко не единственная и порой не самая разумная раса, населяющая ее.

Так, после очередного испытания сверхмощного атомного оружия, сопровождавшегося несколькими сильнейшими взрывами, и без того изувеченная и покалеченная человеком Земля твердо решила «Довольно!». В то же мгновение в раскаленном центре планеты, возле самого ее огненного сердца, пробудился древнейший и могущественный страж, неоднократно стиравший с лица Земли целые цивилизации, куда более разумные и развитые, чем человечество.

Страж планеты, преспокойно спавший около ее огромного раскаленного сердца, как единственный сын у матери, в течение нескольких сотен лет, внезапно пробудился в своем самом прескверном настроении и твердо решил, что человечество срочно должно быть наказано, а именно — стерто с лица планеты вместе со своим оружием, амбициями и мусором! Срочно! Раз и навсегда!

Однако, очутившись в хрупком, но отчаянном мире смертных, Страж Земли, которого для краткости стоит звать просто Демон, обнаружил, что люди чрезвычайно забавные, хоть и дольно слабенькие изнеженные создания, чьими судьбами весьма интересно играть, круша и калеча их самыми необычными способами. Так началась одна из самых жестоких и азартных игр в Солнечной системе, где на кон было поставлено существование самого человечества, и у проигравших не было ни единого шанса…

Вскоре сентябрьским дождливым утром в небольшом приморском городке.

Глава 1. Снова в школу

— Но что я сделал не так? — спрашивал снова и снова светловолосый подросток в синей поношенной школьной форме, в руках он сжимал дорогой кожаный портфель, который раньше явно принадлежал кому-то другому — бизнесмену или банкиру, но никак не бледному шестнадцатилетнему мальчишке с белыми, как снег, волосами до плеч и черными, как два уголька, глазами. Их необычная миндальная форма говорила о самых редких кровях из далеких земель. — Я не обязан вам ничего объяснять! Нет, это не сумка моего папочки! А уж целовать вас в…! Это просто противоречит уставу школы!

Все его прямые и серьезные замечания были встречены не менее искренними и громкими взрывами хохота. Вокруг незнакомого, явно новенького в школе, мальчонки собиралась толпа из местных учеников, давно привыкших к тому, что с самого первого дня учебы начинались и приколы над вновь прибывшими наивными новичками, у которых пока не было ни знакомых, ни друзей.

— О! Да ты все делаешь не так! — возразил с притворным ужасом высокий зеленоглазый парень, его каштановая челка была настолько пропитана лаком для волос, что даже капли дождя облетали ее стороной, не смея нарушить форму. Он иронично тяжело вздохнул и добавил с сарказмом. — Ну ничего! Не парься! Самое главное — просто кланяйся, когда я к тебе обращаюсь! Ну, или на совсем крайний случай — делай реверанс! Потренируешься?

Благодарные зрители, некоторые из которых ждали подобных моментов целое лето, взревели от восторга. Такого откровенного хамства они едва ожидали даже от Антона Барсых, даже в первый день нового учебного года.

— И да! Обращайся ко мне Ваше Сиятельство! — поспешно добавил красавчик и важно поправил дорогой малиновый галстук.

— Будь добр заткнуться, Ваше Свинятельство! — спокойно, но вполне громко, чтобы все слышали, ответил новичок. Его совершенно не впечатлили ни фирменные потертые джинсы обидчика, ни дорогой клетчатый пиджак, ни его угрожающе-уверенный тон. Блестящие черные глаза, словно миндалевидные кусочки угля на бледном фарфоровом лице подростка, смотрели твердо и уверенно. В них не было ни капли страха ни отчаяния, как бы того не хотелось обидчику. Белоснежная густая челка, торчащая во все стороны, становилась все тяжелее и от того сильнее сползала на лоб, по мере того, как ее пропитывали мелкие, но надоедливо частые капли дождя.

— Я не желаю разговаривать с человеком, у которого с рождения интеллект ниже среднего на пятьдесят процентов, — тут остроумный новичок выдержал умышленную недлинную паузу — ровно столько, чтобы окружающие смогли оценить его шутку и успели мысленно вычесть из пятидесяти пятьдесят. Не сразу, но в толпе послышались короткие сдавленные смешки.

— …и который в шестнадцать лет не умеет завязывать шнурки, — как бы невзначай добавил новичок, переложив свой новенький портфель из одной руки в другую. Капли дождя спешно соскальзывали с дорогой кожи, словно догадывались о его стоимости. Зато синяя потрепанная школьная форма мальчишки, которая была на пару размеров просторнее его хрупкой фигуры, с каждой каплей становилась все темнее и тяжелее.

— Болван! Да это же оригинальные найки! — возмутился Барсых, топча свои развязанные шнурки, — ты просто…

Но никто так и не расслышал гневную брань Тони, так как в этот момент теперь уже до всех окружающих дошла шутка про его нулевой интеллект. Громче всех смеялись самые симпатичные девчонки, которые традиционно бегали толпами за красавчиком Тони. На этот раз их герою пришлось густо покраснеть, так как разноцветные пары глаз, густо подкрашенных тушью, устремились прямо на его развязанные шнурки. Антон стоял в луже, в прямом и в переносном смысле, но остроумному новичку рано было радоваться. Из неоткуда он, вдруг, получил сильный удар в плечо, отчего едва не потерял свой дорогой кожаный кейс. Следом обрушился второй удар, который бы точно сбил парня с ног, если бы не довольно странное обстоятельство.

— Ай! Моя рука! — взревел громадный, почти на две головы выше новичка, коренастый, не в меру накаченный парень, потирая ушибленные пальцы своего громадного квадратного кулака. Больше, однако, он не произнес ни звука — никто не должен был знать, что плечо новичка каким-то странным образом оказалось для него тверже бетонной стены. Темноволосый и короткостриженый, словно боец, с грубыми выступающими скулами и широким крепким лбом, Денис Спартин, застыл на месте и озадаченно заморгал круглыми, почти как у совы, карими глазами, которые заметно косили. Он не переставал удивляться произошедшему, перебирая свои ноющие от ушиба пальцы:

— Что за дела? Это же обычный задохлик! Ладно, в следующий раз отвешу ему с ноги что ли…

Но тут в его большую глупую голову пришла отличная идея. Он изловчился и вырвал из рук новичка его классный черный кейс. Толпа восхищенно заулюлюкала, а Тони, который сидел на корточках и безуспешно пытался завязать мокрые шнурки, снова вскочил на ноги, предвкушая сладкую месть.

— Дай его мне! — тут же потребовал он, но быстро передумал, — в лужу его! Сюда! Быстрее!

Демон, все это время незаметно, но пристально наблюдающий за происходящим, хмурился все сильнее и сильнее.

— Но я же даже не вмешивался! Я не подстрекал их! Не трогал мысли! Даже их не читал! — удивленно вздыхал он про себя, став невольным зрителем картины, знакомой каждому, кто хоть раз учился в школе. — И это всего-навсего дети смертных! Вот так просто… и уже готовы перегрызть друг другу глотку! Двое на одного! Чего уже говорить о взрослых! Не удивительно, что Земля так устала от человечества — войны, смрад и гниль повсюду!

В этот момент Дэн швырнул черный портфель в руки Тони, да так сильно, что… нечаянно сбил его с ног! Окружающие услышали треск ломающихся веток и отчаянный, почти поросячий визг Барсых — самый модный и красивый мальчик школы угодил в мокрые кусты шиповника. Толпа встретила данное событие так, как и подобает толпе — смехом, охами и ахами. Однако, среди них оставалось четверо, кому было совершенно не до смеха.

Большой Дэн стоял бледный, как его белая футболка, местами мокрая от дождя. От холодного пота она буквально приклеилась к его широкой спине.

— Блин! Я же слабо швырнул ему сумку! Этот дрыщ Барсых теперь достанет меня своим ором! — ворчал под свой широкий нос картошкой Спартин, он тут же решил исправить ситуацию и пробасил, выбрав свой самый вежливый тон, — Тони, дружище, прости! Это все из-за… из-за, — здесь надо было признаться, что это все из-за никудышней спортивной подготовки Антона, но поскольку такое было совершенно нельзя произносить вслух, то Дэн быстро исправился, — это все из-за этого болвана!

И его толстый палец указал прямо на нос белобрысого новичка. Именно он оказался вторым человеком, который не смеялся над неприятностями Тони. Почему? Ну, возможно потому, что в какой-то степени именно он явился причиной их возникновения.

— Это все из-за него! Из-за… седого дрыща!

— Верни мне пою сумку, Спартин! — потребовал черноглазый новичок, — или я сейчас же отправлю тебя в кусты к Барсых!

На что тут же послышались протестующие вопли последнего упомянутого. Тони уже сто раз пожалел, что из всех новичков своей жертвой выбрал именно этого. «Седой» даже не обернулся, быстро смахнул со лба мокрую белоснежную челку и громко потребовал:

— Я жду извинений!

Дэн нахмурился и, уставившись на него своими косыми карими глазами, решил извиниться с помощью правой ноги. Но тут тоже что-то сильно пошло не так, и вместо того, чтобы хорошенько вдарить самоуверенному «дрыщу», Спартин промахнулся, поскользнулся на мокром асфальте и со смачным шлепком плюхнулся прямо лужу. Белая выходная футболка не выдержала напряжения молодых мышц и громко затрещала по швам. Его падение сопровождалось кучей брызг и ругательств, которые были встречены с восторгом очередным смехом и улюлюканьем. Казалось, что толпе было совершенно все-равно, кто страдает и падает, лишь бы представление длилось подольше.

Третьим школьником, кто еще ни разу сегодня не смеялся, был высокий худощавый парень с благородно-бледным лицом и довольно длинными светлыми волосами, зачесанными назад и идеально прилизанными к затылку. Его тонкие бледные губы были плотно сжаты в недовольной усмешке, а между изломленных от удивления бровей темнела глубокая морщина.

Внимательный взгляд серо-голубых холодных глаз не сходил с невозмутимого новичка, пытаясь прочитать по его одежде и жестам о профессиях и, самое главное, о состоятельности его родителей. Трудно, практически невозможно! Ну что можно сказать о парне в потертой поношенной школьной форме, но с добротным кожаным портфелем?

«Неужели он его где-то украл? — думал про себя Алексей Златоновский, щурясь и пытаясь разглядеть дорогую, и чем-то невероятно знакомую вещь лучше, сейчас портфель тряс в своих руках негодующий Тони, — странно! Словно я раньше его где-то видел. Вроде бы у моего отца такой же. Да! Фирма у них точно одна.»

«Хм… интересно… интересно, — между тем рассуждал про себя Демон, не сводя глаз с изрыгающего проклятия Дэна, парень резко вскочил из лужи на ноги и на радость всем собравшимся, а особенно — девчонкам, снял и швырнул себе под ноги разорванную грязную футболку. Огромная гора стальных мышц под ровным летним дачным загаром. Эх, парню бы мозгов!

Дэн подошел вплотную к белобрысому новичку и склонился над ним, словно тролль над беспомощным эльфом. Демон с интересном продолжал наблюдать за происходящим, хотя уже заведомо знал, что сейчас Дэн налетит на свою жертву с кулаками, но снова промажет и каким-то загадочным образом окажется в луже. — А хотя нет! Хватит! Что-то уж сегодня очень везет этому новенькому! Интересно, неужели они накинутся на него вдвоем? И остальные, кто вполне мог бы оказаться на его месте, будут просто стоять и смотреть? Мда… и это всего-навсего дети смертных!»

Сказано — сделано! И в следующую минуту удача и ловкость внезапно покинули неуязвимого новичка, вследствие чего он быстро очутился в луже, получая удар за ударом от осмелевшего Дэна. Здоровяк был очень рад, что все законы физики снова были на его стороне, а масса и сила его кулаков оставались неизменной. Тони стоял рядом и пытался «внести свою лепту», стараясь пнуть бедолагу со всей своей злости, однако, носки его оригинальных найков постоянно попадали в широкие бока Дэна. В конце концов Барсых в сердцах швырнул в грязь кожаный портфель и принялся пинать его, радуясь, что хоть как-то может отомстить за свой испачканный клетчатый пиджак и промокшие кроссовки.

Троицу постепенно обступало плотное кольцо зевак. Здоровяк буквально смешал с грязью новенького худенького паренька, который уже почти перестал подавать признаки жизни. Никто даже и не попытался помочь бедолаге, опасаясь попасть под горячую руку Дэна и оказаться на месте его беспомощной жертвы. А хотя нет, один из присутствующих все-таки осмелился вмешаться в драку…

— Прекратите! Хватит! Вы же его убьёте! — шипел Демон, однако его никто и не слышал, мокрый асфальт окрасила молодая алая кровь — Дэн разбил новичку нос, а тот в свою очередь укусил его за большой палец. Демон заскрипел зубами, — долго это будет продолжаться? С меня довольно! Еще удар — и на этом месте будет огромная воронка, ведущая прямо в ад! Куда я и отправлю все жалкое человечество!

Мадам Танк, слегка грубоватая и не в меру полноватая женщина, посвятившая всю свою жизнь работе школьным завхозом, в данный момент находилась в школьном сарае и в одиночку ворочала неподъёмные газовые баллоны. Один из которых оказался сильно перекачан и грозился выскользнуть из ее цепких сильных рук. Демон самодовольно улыбнулся — то, что надо! Этот взрыв будет слышен в столице!

— Давай! Мочи его! — визжал Тони, Дэн охотно снова занес кулак, перепачканный в крови и грязи над лицом неподвижного новичка — парень был уже без сознания.

— Только попробуй! — прохрипел Демон, газовый баллон в руках Мадам Танк мгновенно стал тяжелее на несколько килограмм. Как только прозвучит удар — раздастся взрыв. Он унесет с собой жизни почти трети молодого поколения этого приморского городка. Неужели ни один из них не вмешается в драку? И это все, на что способны эти жалкие смертные? Но нет! Выступить против Спартина и Борсых никто не смел — это было настоящее самоубийство! Кулак Дэна засвистел в воздухе и…

— НЕТ! Прекратите! — раздался звонкий голос, в наступившей тишине он звучал весьма громко и уверенно. Все синхронно обернулись на незнакомую темноволосую девочку в страшных толстых очках. Она пришла совсем одна и, кажется, тоже была новенькой в этой школе, раз осмелилась выступить против местной шайки.

— Хм… это уже интересно! — нахмурился Демон, и в то же мгновение решил повременить со взрывом — между тем, Мадам Танк успешно поставила тяжелый газовый баллон к стене, — фейерверк отменяется, однако! Только вот надолго ли? Девчонка либо слишком смелая, либо слишком глупая. Но ее отчаянный благородный поступок только что спас сотни юных жизней и одну из самых старейших и престижных школ в этом городке. У девочки, без сомнения, было огромное доброе сердце, но на это никто никогда не обращал внимания, потому что…

— Ни фига себе какая страшная! — брезгливо скривился Тони, Дэн тоже резко отпрянул назад, — ты это… подружка Седого да? Близко не подходи! Слышишь? Фу! Он предпочел бы умереть!

Девочка молча опустила голову, ее веснушчатые щеки густо покраснели. Но толпа уважительно молчала, каждый словно понимал, каких невероятных усилий стоило новенькой «страшилке» оказаться в центре внимания, чтобы остановить драку.

— Хм… весьма странно! — прищурился Демон, он не переставал удивляться, разглядывая незнакомку, а именно — ее широкий, точно на три размера больше, зеленый плащ-дождевик и страшные роговые очки с толстыми линзами. — Я чувствую сильную магию, если быть точнее — древнейшую черную магию. Что-то скрывается под всем этим маскарадом…

Ответ на вопрос был весьма непрост даже для Демона, чей взгляд, словно капли дождя, никак не мог пробиться сквозь гадкий зеленый дождевик. В руках девочка смущенно сжимала длинный черный зонтик, похожий на старухину трость.

— Это просто школа, мурло! — ехидно заметил Тони, ободренный тем, что никто из присутствующих не горит желанием заступаться за незнакомку. Она пришла сюда одна, а значит, сейчас очень сильно пожалеет об этом. — Фильм ужасов снимают дальше! Это же ведь грим, да?

В толпе раздались сдавленные смешки, к сожалению, с каждой глупой шуткой Тони, они становились все громче и смелее. Дэн все крепче прижимал очнувшегося белобрысого новичка к мокрому асфальту, не давая бедолаге подняться на ноги.

— Отстаньте! Отпустите его! — смело потребовала девочка, толстые линзы очков уродливо искажали ее карие глазенки, делая их неестественно маленькими. Но Дэн лишь ехидно усмехнулся, зачерпнул широкой ладонью воду из лужи и плеснул, целясь ей прямо в лицо. Тони громко заржал и сделал тоже самое. Тогда девочка, сжимая свой черный зонтик, как шпагу, наставила его конец прямо в грудь смазливого обидчика. — Или ты сейчас же извинишься, или…

— Или что? Ты снимешь очки, и я испугаюсь до смерти? — передразнил Тони, его фирменные джинсы и кроссовки, хоть промокшие и измазанные, отлично сидели на своем обладателе, красивом снаружи, но прогнившем внутри. Довольный собой, он продолжал тянуть время, отвлекая внимание девчонки.

— Лучше отпустите его или пожалеете! — серьезно грозила новенькая, бесстрашно тыча острым грязным концом зонта теперь уже в белозубую улыбку парня, — отойди или…

Но никто так и не услышал, что же произойдет со школьной шпаной, так как все вокруг резко потемнело, а на голову девочке вылился почти литр грязной дождевой воды.

Толпа встретила все происходящее громким хохотом и даже аплодисментами. Фокус удался! Дэн, пользуясь тем, что все внимание незнакомки было полностью занято Антоном, подкрался к ней сзади и резко надел на голову грязный, полный воды, кожаный портфель. К счастью, внутри него больше ничего не оказалось — лишь только несколько дорогих шелковых визиток с золотым тиснением блестящими прямоугольниками остались плавать на поверхности лужи.

— Вот болван! — закричала девочка, больше испуганно, чем раздраженно, сняла с головы портфель и швырнула им в хохочущего обидчика.

— Фокус-покус! — заорал Тони прямо в правое ухо бедолаге и церемонно вытащил из громадного капюшона ее плаща, полного воды, маленький прямоугольный кусочек картона. Дорогая бумага с золотым тиснением еще не успела размокнуть.

— Фу! — Тони небрежно швырнул рядом с новиком, который все еще лежал на асфальте, не подавая признаков жизни. Затем что было силы он пнул порванный портфель, целясь, естественно, в девчонку, однако попал совершенно в противоположную сторону, и куча брызг «обрадовала» совсем другого человека.

— Хватит! — вмешался резкий твердый голос, слишком холодный и равнодушный, чтобы принадлежать подростку. После него, как после выстрела пистолета, наступила тишина. Казалось, даже сам дождь теперь выбирал капли помельче, дабы тише стучать о листья и крыши.

Высокий парень с благородной внешностью графа и важностью молодого короля гордо выпрямился — настоящий маленький хозяин большой школы. Обычно он начинал и заканчивал драки легким кивком головы — так же, как и его отец все важнейшие совещания. Равнодушный взгляд его серых глаз, утомленных бессонной ночью, тяжелыми мыслями и этим незаурядным утренним «представлением», гулял по плавающим в луже позолоченным визиткам. Их блеск казался таким знакомым… Но, позже!

Сейчас у него есть дело поважнее — на глазах у всех совершить благородный поступок и стать героем школы, если не на весь учебный год, то хотя бы на первую четверть. Нельзя упускать такую отличную возможность! И к тому же, Дэн уже явно переборщил, вот уже пять минут вытирая новичком лужи с асфальта. Да, в любом человеческом обществе были, есть и будут два крайних полюса — сильные волки и их слабые жертвы-овцы. Но сейчас, кажется, еще немного и одной овцой станет меньше…

Лекс подошел к промокшему грязному новичку, что валялся без движения на асфальте. Неужели уже поздно?

— Эй? Вставай давай! — тихо произнес он, одновременно вспоминая в каком крыле школы располагался медицинский кабинет.

«А ты сам бы встал? — передразнил его Демон, — у парня сотрясение мозга, два сломанных ребра и вывих плеча! Знаешь сколько энергии мне теперь нужно, чтобы его починить?»

Но Алексей, естественно, не слышал никаких упреков, он даже присел на корточки возле пострадавшего. Незаметно для других, он быстро поймал кружившийся в луже блестящий кусочек картона, тот самый, что только что сюда выбросил Тони, и засунул в карман своего серого, под цвет глаз, пиджака. Потом разберется!

Несчастный новичок широко распахнул свои черные глаза, уставившись прямо на Лекса. Благодаря усилиям Демона, в его правом боку только что срослась пара ребер, сам собой вправился вывих и прошло сотрясение. Перебитая переносица стала ровной, даже капли крови и грязи постепенно исчезали с лица.

— Встаешь? — улыбнулся Алексей и снисходительно протянул ему свою руку. На несколько секунд все вокруг замерли в ожидании — однако нужной реакции не последовало. Новенький всего лишь быстро взглянул на протянутую ладонь — невозможно было прочитать выражение его чёрных глаз — и отвернулся, словно сытый ребенок от утренней манной каши. Он быстро поднялся на ноги без посторонней помощи.

«Где же ты был раньше, о, благородный принц? — усмехнулся Демон, глядя на проваленную, однако, смелую попытку Златоновского уладить ситуацию в свою пользу. Отменная интуиция Алекса не могла ошибаться — с новичком явно было что-то не то и не так. Во-первых, он совершенно никого не боялся, во-вторых, за все десять классов еще никто не смог повалить на лопатки самого Спартина, в-третьих — этот дорогой кожаный портфель… Где он его взял?! Придется выяснить.

План был предельно прост и испытан десятки раз.

— Не надоело валяться в луже? — продолжал Алексей, разглядывая мокрую шевелюру новичка — она была больше похожа на грязную половую тряпку, чем на волосы. Но Златоновский дышал свободно. С его худых острых плеч только что свалился огромный груз — парень пришел в сознание и встал на ноги, а значит — будет жить. Теперь осталось перетянуть его на свою сторону. — Хочешь, такого больше не случится?

Тишина. Лишь только ветер шуршал промокшими кустами роз.

— Я предлагаю тебе свою защиту, — гордо и громко продекламировал Алекс, его сине-серые глаза блестели так, словно он только что спас новичку жизнь. Он все ещё милостиво притягивал свою ладонь, готовую к рукопожатию. — Со мной тебя никто не тронет! Быстрее! Я не предлагаю свою защиту дважды!

Но дальше… совершенно ничего не произошло.

«Ну давай же, болван! Жми мою руку!» думал Лекс, стиснув зубы и отсчитывая про себя долгие секунды. Еще никто никогда не отказывался от «дружбы», а точнее — от «милости» Златоновского. Обычно те, до кого добирался Спартин хватались за руку Лекса, как утопающие за соломинку. «Давай же! Не выставляй меня идиотом перед всей школой! Любой из здесь стоящих отдал бы все за такую возможность! Ну?! Может хотя бы это пугало клюнет?»

Он приветливо улыбнулся новенькой. Тишина. Ни загадочный новичок, ни страшненькая девочка не произнесли ни звука. Ну все! Хватит!

— Ваш выбор! — выдохнул Лекс, изо всех сил стараясь не покраснеть и отдернул руку, словно от горячего чайника. Вы пожалеете! Алекс бросил презрительный взгляд на плавающий в луже портфель. «Сейчас Дэнчик и Тони вас упакуют в него и завяжут бантик! Удачи, идиоты!»

И несомненно так бы и случилось, если бы в этот момент на школьном дворе не появился очередной новичок, третий за сегодняшнее утро. Он уже несколько минут маячил чёрной точкой на горизонте, мчась со страшной скоростью прямо в самый эпицентр событий.

— Это что ещё за шушера? — прищурился Демон, глядя, как по мере приближения, тёмная точка превращается в высокого, плечистого и довольно мускулистого паренька на новеньком блестящем мотоцикле, — нарушаем! Превышаем!

Зеленоглазый, загорелый с непослушным ершиком золотистых волос и широченной улыбкой, мальчишка, кажется, совершенно не собирался тормозить. Вскоре окружающих оглушил рёв мотора, некоторым, кто не успел вовремя отскочить, достались холодные фонтаны брызг. Больше всех «повезло» новенький страшненькой девочке — её с ног до головы окатило дождевой водой. Но пострадавшая не растерялась и в самый ответственный момент — когда нахал проезжал в паре сантиметров от нее — она крепко ударила его своим длинным черным зонтом, словно тростью, прямо поперек спины. Послышался громкий треск, и крепкий импортный зонтик с усиленными металлическими спицами согнулся пополам. Странно, но удар худенькой девочки-подростка оказался настолько сильным, что сбил парня с мотоцикла.

Верный железный конь рванулся вперёд без седока, лихо сокрушив на своём пути новенький школьный забор и взбороздив любовно выращенные Мадам Танк цветочные клумбы с георгинами. На этом его приключения не закончились — и ревущий от радости неожиданной свободы мотоцикл на всей скорости ворвался в школьный склад-сарай.

Послышался жуткий грохот, треск и стук, громче которого оказался только визг, а затем и ругательства самой Мадам Танк — королевы школьных клумб и грозы школьных хулиганов. Взбесившееся неуправляемое транспортное средство лихо подхватило орущую Мадам и, пробив противоположную стену, гордо вынесло свою пассажирку из сарая.

Однако, путешествие побледневшей и охрипшей Мадам закончилось довольно быстро и тривиально. Мотоцикл, встав на дыбы, словно живой конь, стряхнул тяжелую тетку со своего сидения в ближайший кювет и преспокойно поехал дальше. Никто, однако, так и не заметил, как транспортное средство «отряхнулось» от прочего мусора, прицепившегося в сарае, развернулось и отправилось искать своего непутевого хозяина. Все, а особенно девчонки, были так увлечены рассматриванием вновь прибывшего «мачо», что никто из собравшихся и внимания не обратил на самостоятельно уехавший и вновь вернувшийся мотоцикл. И только лишь один…

— Это что ещё за сарафан? — нахмурился Демон, удивлённо разглядывая зеленую, под цвет глаз, рубашку белобрысого новичка. Её рукава были засучены до локтей, обнажая крепкие загорелые руки с большими чёрными татуировками — странными надписями на древнем никому неизвестном среди смертных языке. Однако, Демон с легкостью все прочитал и на всякий случай запомнил.

— Ясон Файерстил, хмм… Магир, светлый, легионер. И что же он мог тут забыть? Видно, совсем плохи дела у Светлого Короля Люксарда.

Ясон же тем временем находился в полном бешенстве и ничем не отличался от любого разъярённого смертного парня. Его изумрудная рубашка была вся в мокрых разводах, а в новеньких серых джинсах на месте колен сияли дырки. Но отнюдь не это сейчас беспокоило парня.

— Да где же она?! Девчонка… блондинка… из-за нее я забыл затормозить, — он лихорадочно озирался вокруг, безуспешно ища кого-то в толпе. Тут взгляд его огромных изумрудных глаз встретился с маленькими карими глазками за толстыми линзами очков. Ясон невольно вздрогнул и отпрянул в сторону. — Ох! Ну и троллиха! Фу!

Молчащая до этого момента толпа одобрительно захихикала, среди девчонок пробежал легкий шепот. Новенькая девочка грустно опустила глаза, глядя на свое не менее страшное отражение, расплывающееся в луже. Ничего другого она и не ожидала услышать, и не слышала вот уже в течение долгих шестнадцати лет…

Глава 2. С чистого листа…

Маргарита

Я снова оказалась в новой стране, в новом городе и, естественно — возле новой школы. Все остальное, к сожалению, было по-прежнему стабильно — очередной учебный год, ранее серое утро понедельника и моросящий надоедливый дождь.

Я долго не решалась войти на школьный двор, где уже давно знакомые между собой ребята толпились небольшими компашками либо, разбившись парами, смеялись и грелись рассказами о пролетевшем лете. К счастью, меня никто не замечал. То, что надо!

«Рита, это твоя десятая по счету школа и сегодня все должно пройти идеально!» — уверенно убеждала я сама себя, потихоньку двигаясь к центру событий. «Ты незаметно встанешь в последние и самые дальние ряды, прослушаешь объявления и быстрее всех уйдешь домой! Никто тебя не увидит, не услышит, а главное — не обзовет и не станет издеваться! Давай же!»

Однако, почему-то именно в этот раз все получилось куда хуже, чем обычно…

Не прошло и десяти минут, как я оказалась в центре внимания, униженная и оскорбленная на глазах у всей школы. И что я сделала? Просто вступилась за новичка, которого месил кулаками в луже здоровенный детина.

Ещё через пару минут… под громкие возгласы толпы я очутилась в кромешной тьме: просто на мою голову какой-то умник надел кожаный портфель, наполненный грязной дождевой водой. Там было не менее двух литров — достаточно, чтобы я промокла насквозь.

Поток грязной воды сбил мои толстенные очки — на несколько секунд мир превратился в пелену цветных пятен. Но к счастью они не разбились — в самый последний момент я смогла их поймать и снова одеть. Зрение вернулось ко мне, хоть все стекла были заляпаны грязью.

Ладно… все равно это не сильно испортило мой внешний вид. Тёмные длинные волосы были такими жидкими и редкими, что всегда казались прилизанными и грязными. Широченный плащ-дождевик из обычного зелёного стал грязно-зеленым. Противные холодные ручьи побежали мне за шиворот на глазах у веселящейся школы.

Я ничего не ответила, только тихо вскрикнула от неожиданности. Честно, я никогда не умела защищаться. Во-первых, это было совершенно бесполезно и только раззадоривало моих обидчиков — казалось, они только этого и ждут!

Во-вторых, совершенно не нужно! Каким-то странным образом, со всеми, кто когда-либо имел глупость поиздеваться надо мной, вскоре происходили ужасные вещи. Кто-то обливался горячим кофе, кто-то попадал в автокатастрофу, а кто-то просто-напросто исчезал без следа.

Сначала я очень винила себя в происходящем, но со временем поняла, что как бы я ни прощала и ни оправдывала своих обидчиков, от меня совершенно ничего не зависело. Какая-то страшная неведомая сила продолжала «мстить» моим врагам, при этом мне подобная «месть» совершенно не приносила никакой пользы. Словно моим ангелом-хранителем был назначен демон…

Однажды, одна из самых боевых и потому популярных девчонок в классе сдернула с меня очки и вышвырнула их в окно с третьего этажа. Мир вокруг меня мгновенно превратился в расплывчатые цветные пятна, я не могла разглядеть ни лиц, ни лестниц, ни дверей. Беспомощная, я просто забилась в угол — лишь бы меня никто не видел, и от горя и отчаяния принялась тихонько плакать. Моя обидчица, смеясь, побежала в класс на урок, совершенно позабыв про мои очки, а меня за руку на школьный двор вывел какой-то неизвестный мальчишка.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 76
печатная A5
от 453