электронная
65
печатная A5
399
16+
Агент

Бесплатный фрагмент - Агент

Объем:
290 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-5933-8
электронная
от 65
печатная A5
от 399

Глава 1

— Стас, — обнимая брата, прошептала я.

Отчего-то казалось нереальным прижиматься к нему, чувствовать его запах, ощущать тепло.

— Все хорошо, Цветик, — перебирая мои волосы, произнес Стас.

Из глаз хлынули слезы, а я не пыталась их сдерживать. Зачем? Вместе с солеными каплями выливалась наружу боль, отчаянье и страх.

Чуть больше года я ничего не знала о Стасе. Разыскивала, платила деньги частным детективам. Бесполезно. Им удавалось узнать то же, что и мне: «исчез при невыясненных обстоятельствах». О брате рассказали федералы, ведь они упекли его в тюрьму. Суд определил ему меру наказания в виде лишения свободы на семьдесят лет. Понимала, он совершил кражу особо секретных документов и попался, но столько времени заточения… С этим смириться я не могла.

Выяснилось, исправить ситуацию и обеспечить свободу брату по законам Земли вполне возможно, только ресурсы для этого весьма ограничены. Всего-то и надо — стать благонадежным членом общества и взять на себя гарантийные обязательства за Стаса перед судом. К сожалению, все не так просто, как хотелось бы. С обязательствами проблем нет, а вот с остальным — на «вы». Дорого в наши дни обходилась благонадежность. Все кто отвечал таким требованиям, жили в богатых кварталах, имели стабильную работу и связи в обществе.

До трагической гибели родителей мы с братом тоже входили в почетный круг. После смерти папы и мамы какое-то время были на особом контроле у правительства, ведь мы стали сиротами героев Земли. Нас поддерживали обычные граждане, проливая слезы над сюжетами о восемнадцатилетнем парне, выхаживающем больную сестру. Но природа людей такова, что их волнуют лишь сиюминутные проблемы. О нас забыли через пару месяцев, заинтересовавшись новой сенсацией.

По закону при любых обстоятельствах правительство обязано поддерживать сирот до их совершеннолетия. Меня определили в элитный интернат на Земле, а Стасу посоветовали найти работу. С квартиры, где жили до трагедии, пришлось съехать, а другого обиталища не было. Но брат решил эту проблему, и мы снова воссоединились в небольшой квартирке на окраине загрязненного рабочего района.

Признаться, занимательный опыт для тех, кто когда-то, пользуясь всеми благами цивилизации, существовал в достатке. Утром я уезжала в школу для богатых отпрысков под бдительным присмотром «Опекунского совета», а вечером общалась с детьми метисов, играя на грязных эстакадах рабочего района. М-да, те годы забыть трудно, ведь мы с братом перестали быть частью одного общества и не прижились в другом.

Мы жили среди полукровок, тех, у кого один из предков с другой планеты. Гонения на них не афишировались. Все вуалировалось заботой о нации, возможности сохранить ресурсы Земли. Чтобы как-то управлять смесками, создали Центры, занимающиеся их нуждами. Основным регулятором считалось правительство. На первый взгляд вполне логичное решение, но в действительности так проще отслеживать рождаемость и смертность населения. Человечество давно стояло на рубеже вымирания, исчезновения, как вида. В корне проблемы лежало бесплодие, которое не коснулось полукровок.

Метисам отвели небольшие куски земли — резервации, которые впоследствии превратились в промышленные районы. У полукровок отобрали право голоса и еще попутно много других социальных привилегий. Но им предоставили возможность зарабатывать на себя и свои семьи. Конечно, вскоре обложили налогами, превышающими пятьдесят процентов всех доходов одной семьи. Нашей небольшой семьи это тоже коснулось.

В детские годы, вставая по утрам, я ненавидела все вокруг за то, что приходилось окунаться в прежнюю жизнь, из которой меня чудовищным образом вырвали.

Дорога в школу пролегала по благополучным кварталам мегаполиса. После серых, заплеванных улиц рабочего района чистые дорожки столицы выглядели ненастоящими, сказочными. На перекрестках эстакад били фонтаны, брызгами рождая радугу. Благоухание цветов на клумбах, аккуратно постриженные газоны, роботы-помощники, курсирующие по тротуарам и прогуливающиеся прохожие казались сбывшимся сном.

Улыбчивые одноклассники при моем появлении корчили сочувствующие гримасы и говорили теплые слова утешения. Все это можно отнести к разряду самообмана, в котором хотелось остаться навсегда.

Я вынуждена была разделить свою жизнь на две части, иначе точно тронулась бы рассудком. Правда, пришлось сократить количество прежних друзей до нуля и не заводить новых знакомств. В итоге ограничилась общением с братом и его лучшим другом Кольтом.

Брат, забрав меня из интерната, пытался обеспечить достойное существование. Все остальное давало правительство. Но помощь тоже не вечна, и к совершеннолетию, наступающему в четырнадцать лет, пришлось самой искать обеспечение. Брат к тому моменту плотно сотрудничал с Кольтом и помимо легальных заработков имел незаконный доход.

Стас стал высококлассным вором, специализирующимся на банковской сфере. Мне деваться было некуда, и я, само собой, втянулась в эту преступную круговерть. Тем и промышляла до момента, когда вербовщик по имени Ян Спектр предложил мне поработать на федералов, чтобы вызволить брата, отбывающего срок в тюрьме. Для спасения Стаса мне предстояло перекроить свое существование в короткий срок, а это могло получиться лишь одним способом — службой в армии по контракту. Ян стал моим инструктором на военной базе, где я проходила подготовку.

Такие повороты обычно называют ухмылкой Судьбы. По-моему, так откровенная издевка! Мне, воровке, предложили работать на государство! Я согласилась, ведь тогда Стас получит свободу через два года. Первое задание от военных оказалось не из легких, но я сумела добыть важные сведения. Они сыграли свою роль в жизни Земли и Стаса, и теперь он рядом со мной.

— Все, давай, успокаивайся, — интонация брата теплая, как в детстве.

— Прости. Я тебя ждала, переживала, что…

Стас отстранился, приподнял мое лицо за подбородок и сказал:

— Я жив и на свободе благодаря тебе. Ты умница.

— Если б не Кольт, вряд ли бы справилась.

Брат рассмеялся и снова обнял меня:

— Эй! Ну, хватит уже слезы лить. Я жив, здоров, и надо думать о будущем. Где моя разумная сестричка? В кого она превратилась за это время? А?

Я подняла голову и улыбнулась, вытерла слезы.

— Уютно у тебя здесь, — хмыкнул Стас и, подойдя к креслу, стоящему возле окна, расположился в нем с удобствами.

Да, надо признать, я отдыхала на берегах Илои с большим комфортом. Пансионат под поэтичным названием «Роза ветров» фундаментом врос в дно моря. Пятнадцать этажей находились на глубине, за что ценились по высшей категории, и остальные сто — возвышались над поверхностью воды. Из здания вели четыре выхода, с присоединенными к ним широкими мостами, один из которых упирался в песчаный берег. Узкий балкон опоясывал стены пансионата по периметру для того, чтобы гости могли свободно передвигаться от одного путепровода к другому. Мой двухуровневый номер находился на минус двенадцатом этаже, и я успела за три дня, что жила тут, насладиться видом из окна. Надо признать, он не особенно радовал. Я предпочла бы встречать рассветы и закаты на верхних этажах, чем каждое утро наблюдать, как одна очень свирепая пухтоль, живущая в подводной скале неподалеку, охотилась на проплывающих мимо нее мелких рыбешек.

— Вполне, — согласилась я и, подойдя к Стасу, присела перед ним на пол.

Мне приятно разглядывать его и осознавать, что брату ничего не угрожает. Высокий, спортивный с коротко остриженными волосами и карими глазами он выглядел импозантно в светло-коричневом костюме. Да, на вора с богатым послужным списком он не походил, скорее на звезду «Хиртора». Я легко могла представить его сражающимся в интерактивном поле с хирторскими чудищами. Гематомы — тюремное наследие, что я видела при единственном разговоре во время моей вербовки, сошли с его высоких скул, а лицо приобрело нормальный оттенок.

— Я слышал о контракте с федералами от Кольта и знаю, что его невозможно расторгнуть, — нахмурился Стас.

— Так и есть. Даже обручение с царгайцем Айном не дало результатов. В моих услугах по-прежнему нуждаются господа из государственного заведения. Видишь, премировали.

Разведя руки в стороны и сделав неопределенные махи, я рассмеялась и продолжила:

— Всегда мечтала побывать здесь, на Илои. О проживании в таком роскошном пансионате боялась даже думать. Теперь все это есть. Значит я не в накладе. Давай о другом…

— Нет, не уходи от беседы. Договор с федералами — это чрезмерно серьезно.

— Смысл говорить о том, что изменить нельзя? К тому же по закону ты находишься под моими гарантиями. Я отвечаю за тебя. Члены семьи рекрутов или агентов, работающих на Федеральную службу безопасности, обладают иммунитетом и находятся на полном довольствии. Считай, нам повезло.

— Скорее из одного дерма в другое вляпались, — разозлился Стас и ударил кулаком по подлокотнику кресла.

Я замолчала. Что я могла сказать ему? По сути, ничего не изменилось в моей жизни. Только вместо нескольких работодателей теперь один, неизменный. Есть люди, которые считают постоянство признаком хорошей жизни. Если это так, то расстраиваться не из-за чего. Сейчас меня беспокоило совсем иное обстоятельство, и потому спросила:

— Сколько по времени действуют подписанные тобой документы на мое обручение с Айном? Как долго я могу размышлять над женитьбой?

— Мы договорились, что ты будешь невестой Айна три месяца, а затем скажешь, хочешь обручения или нет. Все это время по законам своей планеты Царги, Айн обязан тебя содержать.

Из скупого пояснения стало ясно — последний платеж за мое участие в незаконных делах Айна перешлют через два месяца. Так получилось, что царгаец играл по-крупному, и я помогла осуществить задуманное им. Щедрое вознаграждение не могло обычным способом перекочевать на мой счет, ведь слежку за рекрутами специальными службами никто не отменял. А стану законной невестой жителя другой планеты, и ничто не помешает мне получить легальные деньги. Жаль, расплачиваются царгайцы небольшими суммами, но придется смириться. Следовало соблюдать конспирацию.

Рада, что таким способом помогала будущему Стаса. В скором времени брат отойдет от воровских дел и ему нужны будут финансы. Кольт обещал сделать его компаньоном в своем бизнесе. Компьютерные игры приносили хороший доход, уж мне это подавно известно. Я долгие годы сотрудничала с фирмой Кольта, радуя землян свежими программными разработками. Трудилась напрямую с парочкой крупных сетей, выполняя их заказы. Хороший доход, легальный. Но основной заработок по-прежнему приносила незаконная деятельность. Только жизнь в какой-то момент перекрутила меня и вывернула наизнанку. Из воровок пришлось переквалифицироваться в наемницы. Я умерла бы от хохота, если бы кто-то сказал об этом три месяца назад, но сейчас что-то не до смеха.

— Хорошо, — кивнула я. — Решу… Не волнуйся за меня так. Осталось уже меньше двух лет. Справлюсь.

— Ничего не понимаешь… — покачал головой Стас. — Ладно, что-нибудь придумаем.

Звучало оптимистично. Зная брата, понимала — за простыми словами скрывалось гораздо больше, чем сказано. Стас не желал моей жертвы и клял себя за то, что не предусмотрел педантичного контракта с федералами. Мы справились, и он на свободе, но теперь я находилась в тюрьме, из которой выбраться живой крайне трудно.

— Я поговорить хотела, но не знаю, как начать, — потупила я взгляд. — Была по случаю на Тахряне и буквально влюбилась в один из городов — Шилам называется. Там есть редчайший храм, и недалеко от него дом продавался. У меня есть сбережения, к тому же Айн перечисляет ежемесячно по договору сватовства деньги. Прошу тебя, купи тот дом.

Пауза казалась очень долгой. Я не знала, куда себя деть от пристального взгляда Стаса.

— Договорились, — кивнул брат и задумался. — Айн Иров настаивает на покупке дома в этом городе. Странное единодушие с твоим женихом, не находишь?

Я находила и потому с трудом скрыла свое удивление. Метис любитель сложных комбинаций, и оказаться пешкой в его очередной игре не хотелось. Уже сумела оценить изворотливость ума господина Ирова и чудом осталась жива. Пока напрашивались простые выводы: Шилам находился под юрисдикцией Царги. Если Стас там поселится, то его будут охранять. Хотя, так проще следить за ним. Интуиция подсказывала, что дела на самом деле обстояли куда сложнее, чем казались. Зная Айна, поручиться за отсутствие двойного, а то и тройного дна подоплеки я не могла.

Дверь в номер распахнулась, и через порог переступили Кольт и Айн. Судя по счастливым и не слишком трезвым лицам, последние час они провели с толком.

— Всем привет! — хмыкнул Кольт и направился к дивану, что стоял возле лестницы на второй этаж.

Небольшая щетина очень шла его восточным чертам лица. Карие глаза с грустью смотрели на мир, а чувственные губы были плотно сжаты.

— Ау-т-т-тен-тично! — пьяно хихикнул Айн.

Одет царгаец был в свободную одежду. Длинная челка по обыкновению заправлена за ухо, остальные волосы заплетены в косу. Волевой подбородок, тонкие бледные губы, прямой нос и высокие скулы. Он мог бы мне понравиться, если бы не знала какая он тварь. На его щеке красовался кровоподтек. Похоже, Судьба решила продемонстрировать белобрысому свою переменчивость, и он нарвался на чей-то кулак. Для меня это хоть какое-то моральное удовлетворение. Накопилось к парню претензий, да только высказать их все никак не доводилось.

Айн, шатаясь, прошел к свободному креслу возле окна и плюхнулся в него. Я взглянула на старого друга Кольта и заметила на его скуле внушительно размера синяк. Видимо хорошо отдохнули ребята.

Стас рассматривал парней и хмурился. Я поднялась с пола, прошла к лестнице и, усевшись на ступеньку, произнесла:

— Вижу, пляжи Илои вас вдохновили. На один и тот же дверной косяк напоролись или случайно собрали несколько?

— Нет, Цветик, — произнес Айн, — нас потрясли вина Илои. Не помню названия всех, что довелось сегодня выпить, но послевкусие — м-м-м-м… И, знаешь, особенно потрясающе это чувствуется после разговора «по душам» со старым школьным другом, Кольтом.

Удалось сдержаться и не ахнуть от удивления. Кольта я знала с детства. Они с братом вырастили меня. Когда Стас отсутствовал, выполняя очередной заказ, дружок находился рядом и приглядывал за мной. Никогда не слышала от Кольта об Айне. Неожиданно все события, произошедшие за последний год, стали выглядеть в ином свете. Да что там год? Десять лет, что мы общались, окрасились в траурный цвет.

Меня сразило услышанное, и я четко поняла — знакомство Кольта со Стасом произошло по желанию Айна Ирова. Царгаец предложил деньги Стасу, когда он отчаянно в них нуждался. Но просто так отпускать Айн брата не собирался, и попросил Кольта снабжать его новыми поручениями. Уверена, и меня втянуть в этот сомнительный бизнес Кольт предложил Стасу с подачи Айна. Вот дерьмо! Почему мы оказались так слепы со Стасом и позволили всему этому случиться? Хотя деньги нужны всем, и мы с братом остро в них нуждались. Стас не идиот, и раз пошел на эту сделку, значит, просчитал риски. Но почему я смогла узнать об этом только сейчас?

— Ненавидишь меня?

Вопрос Кольта вырвал из раздумий. Я взглянула на друга и тяжело сглотнула, пытаясь избавиться от кома в горле. Не знала, что сказать на это и потому уставилась на Стаса. Брат расслабленно сидел в кресле и наблюдал за Айном. Похоже, он в курсе крепких отношений между этими двумя. Но в какой момент Стас узнал об Айне? Что-то подсказывало, случилось сие событие давно, только меня забыли поставить в известность. Да, в предыдущем деле мое незнание сработало на руку, и сумели всех одурачить. Но что дальше? К тому же отчетливо осознала — я не знаю своих близких. У Кольта и Стаса есть то, что они скрывают — другая жизнь.

— Ответь ему, малышка, — прервал паузу царгаец. — Ему очень важно, чтобы ты простила его.

Я молчала, перебирала в уме события, канувшие в небытие. Наши игры, спортивные занятия, шалости, тот разговор, когда призналась другу, что влюбилась в мальчишку из другого класса. Да, сказала ему, ведь Стас тогда был в отъезде. Кольт мне всегда казался хищником, но это был мой ручной хищник. Могла делать с ним все, что заблагорассудится, и просить у него, что взбредет в голову.

— Зря, — вздохнул Айн. — Не представляешь, но я с большим удовольствием поменялся бы с тобой местами. Это Кольт должен у меня прощения просить, понимаешь? Ты не представляешь, хотя и я тоже не могу это сделать, почему он променял меня на вашу семейку? Ты знаешь, что такое предательство, малышка? А вот я узнал… Друг, которому доверял, как самому себе, за моей спиной…

Я повернулась к Кольту и улыбнувшись произнесла:

— За то, что вижу белобрысого таким, как сейчас, я готова простить все, что угодно.

Кольт крякнул, но, помахав руками, так ничего и не сказав, расхохотался. Стас засмеялся и я тоже.

Айн хмурился недолго. Сдерживая улыбку, сказал:

— Чего, гогочете? Я оплакиваю провал, как умею.

— Все получилось по-твоему — давясь смехом, фыркнула я.

— Не все, — мотнул головой царгаец и, приложив ребро ладони к щеке, шутливо продолжил:

— Но я понял, что против вас троих мне трудно устоять.

Я не знала, как реагировать на слова. Самое простое — пропустить мимо ушей.

— Ты хотел помочь и помог — неожиданно серьезно произнес Стас.

— Да ладно… — отмахнулся Айн.

— Я копался в твоем контракте, Цветик… — плюхнувшись рядом со мной на ступеньку, заявил Кольт.

Я внутренне напряглась. Видимо это не укрылось от взгляда Айна, и он сказал:

— Он не только сам в нем копался, а воспользовался моим именем, чтобы ему помогли в нем копаться. И все это без моего ведома!

— Тебе это неприятно? Тем лучше, — огрызнулась я.

— Нет, что ты! Я и сам рад помочь, но чтобы это было в открытую, — махнул рукой царгаец.

Сейчас он выглядел простоватым пареньком. Просто душка! Захотелось подойти к уроженцу Царги и хорошенько встряхнуть, чтобы не корчил из себя того, кем не являлся. Глубоко вздохнула, подавив эмоции.

— Я продолжу, — глядя мне в глаза, произнес Кольт. — Я копался в контракте и пытался найти хоть одну лазейку, чтобы вытащить тебя из всего этого. Она существует, эта самая возможность. Только…

— Только?.. — покосилась на Стаса я.

Брат внимательно следил за разговором и хмурился. Я знала этот взгляд и вдруг поняла, что разговоры куда серьезнее, чем кажутся. Вернее, скоро все станет слишком серьезно, ведь Кольт и Стас не отступятся.

— Рекрута можно выкупить у государства.

— Сколько? — среагировала на признание я, а Стас подался вперед.

— Очень много, — выдохнул Кольт.

— Угу, — откинулся на спинку кресла брат и словно потерял интерес к беседе.

— Значит, буду служить, — вздохнула я.

Айн неожиданно рассмеялся и, глядя в пол, бросил:

— Я с вами.

— Что «ты с ними»? — удивилась я.

— Напьюсь, — с улыбкой, произнес царгаец. — Предлагаю спуститься в бар и погулять на славу. Мы ведь любим Цветану, а значит, ради любви напьемся сильнее.

Кольт хрюкнул, и я обернулась. Дружок принялся махать руками, но на этот раз сопроводил движения словами:

— Любовь — зараза.

— М-м, дружище, — обратился Стас к Кольту. — Прекрасный тост! Парни, у Цветика не так много времени осталось. Всего три дня, а затем ее ждет казарма, уставы… Предлагаю напиться сейчас, а утром — продолжить.

Стас сверлил меня взглядом. Что брат хотел от меня, и какие мысли бродили в его голове — загадка. Расспрашивать бесполезно, не ответит.

— Первый тост у нас есть, — нарушив паузу, произнес брат. — Какой будет вторым?

— Жизнь — дерьмо! — сказал Айн, счастливо улыбаясь.

— Принимается, — хмыкнул Стас. — Внесу свою лепту: вера — тупость. Цветик, твоя очередь.

— В «крысоловы» решил податься? — подыграла я Стасу. — Устроишь охоту на тех, кто тебя сдал? А как же Тахряна, будущее?

— Одно другому не мешает. Знаешь ведь, предателей надо наказывать.

— Хм… — пожала плечами я. — Мне ничего не осталось. Ладно, пусть будет: свобода — призрак. Пошли?

Мы спустились в просторный бар, что находился на надводном этаже. Царящий в нем полумрак давал глазам возможность отдохнуть. За три недели, что обитала в пансионате, я устала от интенсивного освещения внутри помещений.

Мы прошли к барной стойке. Пока парни делали заказ, осмотрелась. Народу оказалось не много. Метисов и коренных жителей Илои не наблюдалось. Клиентами были люди. Судя по военной выправке отдыхающих, создавалось впечатление, что я находилась на костюмированном балу в казарме. Невольно усмехнулась, шаря взором по переодетым в штатское воякам. Неожиданно мое внимание привлек столик у дальней стены. Улыбаться сразу расхотелось.

— Ты побледнела, милая, — прошептал на ухо Айн.

Я вздрогнула и бросила на него испуганный взгляд.

— Да, они тоже здесь отдыхают, — обдавая меня сладковатым запахом изо рта, произнес жених. — Неделя и они снова в строю.

— Знакомые? — нахмурился Стас, а Кольт в этот момент расплачивался с барменом.

— Да, — кивнул белобрысый. — Инструктора Цветаны. Зорий Зимов и Ян Спектр. Одного из них ты знаешь, пилотом был в тот год, когда едва все вместе не разбились на Тахряне. Тогда летели ты, я, Иван.

— Я тебя понял, — отозвался брат. — Тот случай забыть сложно.

— Думаю, полезно будет с ними познакомиться, — подмигнул мне Кольт.

Не готова встретиться с Зорием. Вернее не так, иначе: я не хочу встречаться с тем парнем, похожим на мужчину, которого себе придумала и влюбилась. С самого начала знала, что роман с господином Зимовым невозможен. Мы слишком разные. Думала, ограничусь легким флиртом и забуду солдафона. Не вышло, увязла в чувстве по самые уши. Знала, что у него есть невеста, но решила наплевать на это и получить удовольствие. Получила, только вместо легкой грусти, которую предполагала испытывать после расставания, душу изъела тоска и ревность. Три недели на Илое помогли встряхнуться, посмотреть с оптимизмом в будущее. И ведь жизнелюбие стало возвращаться. Теперь я снова на волоске от нового витка болезни, которая называлась — расставание.

Точно в тумане подошла к столику, за которым сидели Зорий и Ян, и представила Зимову брата и друга. Кольт взял инициативу на себя, и Айн ему подыграл. Стас быстро сошелся с Яном, а Кольт разговаривал с Зорием. Мне оставалось лишь отмалчиваться и бросать на бывшего возлюбленного короткие взгляды.

— Выпей и пойдем танцевать, — прошептал Айн мне на ухо. — Ты сама на себя не похожа.

Я кивнула и залпом осушила бокал. Не глядя, протянула руку Ирову, и он помог мне подняться. Играла быстрая музыка, но Айн ухватил меня за талию, и пришлось двигаться с ним в такт. Надо признать, танцевал он хорошо. Музыка менялась, как и бокалы в моей руке, а я кружилась по залу бара. Несколько раз довелось побывать в паре со Спектром и трижды с Кольтом. Когда, усевшись на место, я взглянула на Зория, то не почувствовала ничего кроме легкого укола злости. Айн прав, илойские вина восхитительны. После них не только послевкусие отличное, но душа отдыхала, словно после обезболивания.

— Представляешь, так много можно узнать за бутылочкой илойского вина! — пьяно рассмеялся Стас, обращаясь ко мне. — Мы потолковали с Яном. Он сказал очень дельные вещи.

Я рассмеялась. Не знаю, что это было: пьяная истерика или настоящий хохот, но не унималась я долго. Брат, молча ждал, а когда, вытерев выступившие на глазах слезы кивнула ему, Стас продолжил:

— Все твои тренировки на военной базе и тесты будут переданы в Центр ФСБ на Земле. Контракт, безусловно, жесткий, но именно в этом его плюс. Тебя никто не имеет права заставить проходить дополнительное тестирование. Все должно происходить только с твоего личного согласия. К тому же ты оказываешь помощь господам эйрам из Центра, а служишь в других войсках. Иначе говоря, послать тебя в горячую точку могут, но обязаны предупредить об этом твое непосредственное командование. Потому ничего незаконного предлагать не будут, ибо секретность никто не отменял. В Центре твоя миссия сводится к минимуму. Ты что-то вроде по обмену опытом там, к тому же хороший специалист в узкой области.

— Да, я дипломированный специалист, — улыбнулась я. — Робото-строительный институт за плечами.

— И хорошая практика после, — не удержался Спектр.

Мы с ним с самого начала не слишком ладили. Вернее, он безусловный красавец, и нравился мне до определенного момента. А потом… Потом стало понятно, зачем я на той военной базе. Только удалось переиграть Спектра, его руководство, и даже Айна. У меня получилось, но тогда об этом не думала. Хотела одного — спасти брата — и спасла.

— Да, — заявила я. — Потому и дерьма избежала.

— Ты в нем даже еще не была, куколка, — отозвался Спектр.

— Хватит, Цветик! — рявкнул Кольт, а Стас строго посмотрел на меня. — Ты набралась, и пора отправляться спать. Я провожу тебя.

М-да, дружок прав, я выпила лишнего. Поняла я это, когда с трудом встала и, повиснув на шее Кольта, шла в номер. Последнее, что запомнила перед тем, как провалиться в сон — вздох Кольта и его поцелуй в лоб.

Глава 2

Через узкий иллюминатор межпланетного экскурсионного корабля я смотрела на родную планету — Землю. Вокруг нее кружили мелкие катера и огромные межпланетные лайнеры дальнего следования. Ничего не изменилось и это радовало.

Поерзала в кресле, и оно подстроилось под мою позу. Мыслей никаких, только горький привкус сожаления. Пожалуй, нет, сожаление раздирает душу, а в моем случае тело раздирала тошнота. Все-таки это похмелье. Мне снова предстояло жить в узком мирке военных, который не понимала, а я не в лучшей форме.

Последние три дня перед отлетом, много времени проводила в барах, накачивая себя терпкими винами Илои. Так было проще соединить две реальности, в которых пришлось жить последние три месяца. И вот расплата.

— Вам принести что-нибудь?

Я обернулась и наткнулась взглядом на хорошенькую блондинку в одежде стюардессы дальних рейсов.

— Энергетической воды, пожалуйста, — кивнула я в ответ.

— Минуточку…

Девушка вытащила из небольшого ящика на колесиках стеклянную бутылку и, открыв ее, протянула мне. Затем достала стакан, поставила на столик и с обворожительной миной пошла по проходу. Я повертела бутылку в руке и прислонила ко лбу. От удовольствия прикрыла глаза, захотелось спать. Эрко-плед, скрученный в тонкий валик, и прикрепленный к боковине кресла, распрямился и укрыл меня. Сортфон вмонтированный в подлокотник, сообщил, что включена функция: «Домашнее тепло». Новые наниматели не поскупились на билет, и летела в отсеке высшей категории. До сегодняшнего дня такой роскоши позволить себе не могла. Но комфорт лишь немного способствовал уменьшению тошноты. Она не сдавалась, накатывая жесткими волнами.

— Вам плохо?

Вопрос адресовали мне, ведь произнесли его почти в самое ухо. Открывать глаза не хотелось, потому проигнорировала его.

— Позвать врача?

Дотошный какой! Спросил и отойди, нет ведь, продолжает! Следовало заорать на него, чтобы убрался и больше не приближался ко мне. Пришлось подавить эмоцию и взглянуть на доброго самаритянина. Им оказался молодой человек примерно моего возраста, возможно чуть старше. Голубые глаза, темные волосы, прямой нос и волевой подбородок. Вполне симпатичный малый. Только тонкие губы портили облик. Одет он был в белые брюки и голубую тунику. Что-то в молодом человеке показалось знакомым. Возможно, встречались в барах Илои.

— Нет, спасибо, — выдавила из себя улыбку.

Парень молчал и рассматривал меня. Не стала ему мешать, налила себе воды в стакан и отпила.

— Цветана? — заговорил парень, а я поперхнулась.

— Простите, мы знакомы?

— Цветана Романова, — хищно улыбнулся незнакомец.

Что-то не понравилось мне его проявление чувств. Безусловно, я сейчас не в том состоянии, чтобы объективно оценивать чужие эмоции, но даже в таком расположении духа меня насторожила злость, мелькнувшая в его взгляде.

— С кем имею честь разговаривать?

Неужели я отважилась на такую витиеватую фразу? Похоже, мои дела не так плохи, как казались. Я сделала еще глоток и, наконец, почувствовала облегчение. Энергетическая добавка в напитке начала действовать. Отлично, скоро приду в норму.

— Бари Сухарев. Мы вместе учились в интернате. «Утренняя звезда», помнишь?

Такое не забудешь. В памяти всплыла картинка распластанного на площадке возле школы тела мальчика. В тот последний день в приюте, Бари накинулся на меня. Мы подрались и я победила. Чуть позже Стас забрал меня из интерната, и о Бари слышать больше не приходилось. М-да, не скажу, что это самая приятная встреча с одноклассником.

— Привет, Бари, — кивнула я. — Как у тебя дела?

Меня мало интересовал Сухарев, и совсем не интересовало, как у него дела, но вежливость залог долголетия. Так мне Кольт всегда говорил. Он старше, значит, лучше знает.

— Понемногу, — улыбнулся приятель. — Ты как?

Пытаюсь выжить из последних сил, неужели не заметно? А скудоумные вопросы действуют, словно контрольный выстрел в голову. Стоп-стоп, Цветана! Так нельзя, нужно соблюдать формальности. Чтобы тем, кто их придумал, пусто было! Формула отторжения собеседника в моем случае проста: давняя антипатия, умноженная на похмелье. Но это не повод грубить парню. Вздохнула и, растянув губы в улыбке, произнесла:

— Неплохо.

Прошло больше десяти лет, а разнообразием тем наше с Бари общение по-прежнему не отличалось. Парень за эти годы не изменился, а я не настолько великодушна, чтобы продолжать глупые беседы.

— Бари, я с трудом переношу полеты и могу показаться невежливой… Извини, но хочу остаться одна.

— Да, конечно, прости.

Сухарев резво поднялся, и, улыбнувшись, пошел восвояси. В этот момент на табло появился знак «Пристегните ремни». Я выполнила команду и, допив воду, закрыла глаза. Посадка минут через сорок-пятьдесят, и я смогу немного вздремнуть.

Приземление проспала и вышла из салона последней. Спускаясь по трапу, я задержалась на пару минут, чтобы вдохнуть воздух родной планеты. Радовалась царившему на Земле летнему зною. Эх, жаль, что не удастся на какое-то время заглянуть в квартирку в рабочем районе, где жила с братом последние десять лет. Соскучилась по собственной кровати, запаху родного обиталища. Жаль…

— Вам помочь?

Стюардесса, чтоб ей лицо от улыбки перекосило, подобострастно заглянула мне в глаза. Все такие вежливые сегодня, заботливые, словно я член дипломатической миссии! Хотя, медаль за боевые заслуги, болтавшаяся на форменной куртке военного образца, могла внушить слабое почтение. Я, помотав головой, резво сбежала по ступеням и направилась к входу в терминал. Контроль прошла быстро и решила не брать летающую площадку для перевозки пассажиров, которую в космопортах называли крити, а пройтись.

— Могу подвезти, — услышала я сзади.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 65
печатная A5
от 399